;

From the Journal of Ambassador Pavel Yudin: Memorandum of Conversation with Mao Zedong, 25 May 1955

25.05.1955

Беседа Мао Цзэдуна с П. Ф. Юдиным

Кто опубликовал: | 22.01.2020

Сегодня я посетил тов. Мао Цзэдуна и передал ему текст письма ЦК КПСС от 23 мая с. г., с которым ЦК КПСС обратился к ЦК партий, входящих в Информбюро. К письму ЦК КПСС центральным комитетам партий, входящих в Информбюро, и к предложениям ЦК КПСС тов. Мао Цзэдун отнёсся очень одобрительно, заявив, что эти мероприятия являются принципиальными и вполне правильными. Тов. Мао Цзэдун выразил благодарность Центральному Комитету КПСС за присылку вышеуказанного письма.

В дальнейшей беседе тов. Мао Цзэдун затронул ряд вопросов внутрипартийного характера.

Ху Фэн в 1950 г. и ордер на арест в 1955 г.

Коснувшись вопроса о реакционной деятельности Ху Фэна 1, тов. Мао Цзэдун сказал, что, как выясняется теперь, Ху Фэн является центральной фигурой реакционной подпольной организации, которая имеет поддержку или со стороны гоминьдановской или японской разведки. Тов. Мао Цзэдун рассказал, что Ху Фэн, руководивший в 1925 г. комсомольской организацией в Пекине, в том же году подавал заявление руководителю Пекинской подпольной коммунистической организации т. Чэнь И с отказом от руководства комсомольцами ввиду трудности и опасности работы. В тот период Ху Фэн носил фамилию Чжан Инда.

В гоминьдановский период Ху Фэн был в войсках юньнанских милитаристов, номинально входивших в состав войск Чан Кайши, но фактически бывших самостоятельными на территории провинции Юньнань. Там он вёл политическую работу, занимая должность начальника отделения в политуправлении юньнаньских войск. Гоминьдановцы дважды арестовывали Ху Фэна, но вскоре после ареста он оказывался на свободе, что он объяснял тем, что совершал побеги из-под ареста. В период особенно сильных репрессий японского правительства по отношению ко всем прогрессивным организациям и прогрессивным деятелям (1928—1937 гг.) Ху Фэн находился в Японии. Тогда японское правительство не репрессировало японскую писательницу Бай Хуа Цза (кит. транскрипция), нынешнюю жену члена ЦК КПЯ И Бянь (кит. транскрипция), и Ху Фэна. Тов. Мао Цзэдун высказал предположение, что в вышеуказанный период Ху Фэн мог быть завербован или гоминьдановской или японской разведкой.

Происходящая против Ху Фэна борьба и ведущееся расследование его дела органами КНР показали, что он, Ху Фэн, имел и имеет своих людей на многих ответственных участках работы. Его сторонники находились в АПО ЦК КПК, один из главных советников Ху Фэна был заместителем заведующего кафедрой марксизма-ленинизма в Пекинском Народном университете, один из редакторов органа ЦК КПК газеты «Жэньминь жибао» также был его сторонником. Представители Ху Фэна имеются почти во всех крупных городах Китая (Шанхае, Ханькоу, Сиани, Чунцине и др.) и работали, а некоторые и теперь работают в партийном аппарате или на культурном фронте. Среди выявленных сторонников Ху Фэна насчитывается до 200 членов КПК, а скрытых должно быть ещё больше. Ху Фэн и его люди ведут за собой известную часть интеллигенции, примерно, до 5 %. На наши призывы к сторонникам Ху Фэна, сказал тов. Мао Цзэдун, признать свои ошибки и пойти по общему пути вместе со всей партией, они отмалчивались, а некоторые отмалчиваются и в настоящее время. Отдельные сторонники Ху Фэна после того, как признавались перед партией в своих ошибках, шли к Ху Фэну и каялись перед ним, заявляя, что своими признаниями они допустили ошибки. Тов. Мао Цзэдун говорил, что так могут поступать люди, примазавшиеся к партии или совершенно разложившиеся. При этом он отметил, что во время последней проверки рядов КПК было отсеяно до 350 000 человек (от 7 млн членов КПК), совершивших серьёзные преступления против партии, против народа, разложившихся людей и людей, примазавшихся к партии из карьеристских и прочих соображений. Однако в рядах партии подобных людей осталось ещё немало, против которых предстоит серьёзная борьба. Все это свидетельствует о том, что в КНР классовая борьба всё более и более обостряется. На примере борьбы против Ху Фэна и его сторонников мы воспитываем партийные кадры и интеллигенцию, сказал тов. Мао Цзэдун.

В дальнейшей беседе тов. Мао Цзэдун говорил об антипартийном блоке Гао Гана и Жао Шуши 2. При этом он сказал, что Гао Ган и Жао Шуши в антипартийной деятельности придерживались двух различных методов. Гао Ган — разложившийся человек, стремившийся к захвату власти, среди своих сторонников говорил, что вокруг Мао Цзэдуна образовались две не заслуживающие доверия группировки: одна во главе с Лю Шаоци, в которую входят Бо Ибо, Ли Фучунь, Лю Ланьтао, Ань Цзывэнь и др.; вторая — во главе с Чжоу Эньлаем, в которую входит много людей. Гао Ган же выступает против этих группировок в защиту Мао Цзэдуна.

Тов. Мао Цзэдун отмечал, что Гао Ган в течение одной недели устраивал по восемь танцевальных вечеров: захотелось ему танцевать, он отдавал распоряжение собирать женщин на танцы. Тов. Мао Цзэдун отмечал политическую неразборчивость Гао Гана. Он говорил, что Гао Ган приблизил к себе тёмного человека Чжан Мэнъюаня и сделал его связующим звеном между собой и генконсулом СССР в Мукдене.

Чжан Мэнъюань в 1926 г. был исключён из рядов КПК, но по настоянию Гао Гана был восстановлен в правах члена КПК, затем направлен в партийную школу на учёбу, а после освобождения Северо-Востока был перетащен Гао Ганом в Мукден на работу в Северо-Восточное бюро ЦК КПК.

Тов. Мао Цзэдун говорил, что Гао Ган во время пребывания тов. Тевосяна 3 в КНР всячески добивался поездки на Северо-Восток вместе с т. Тевосяном, несмотря на то, что ЦК КПК намечал послать Ли Фучуня. Гао Ган получил возможность поездки на Северо-Восток вместе с т. Тевосяном в связи с простудой Ли Фучуня.

Я ответил тов. Мао Цзэдуну, что на Северо-Восток вместе с тов. Тевосяном ездил и я, что во время этой поездки Гао Ган беседовал с нами два раза, главным образом, по вопросам организации работы Госплана СССР, что он, Гао Ган, никакой особой активности к сближению с нами не проявлял.

Тов. Мао Цзэдун, затронув вопрос о желании Гао Гана поехать вместе с тов. Тевосяном, очевидно, хотел сказать, что Гао Ган стремился сближаться с ответственными деятелями советского правительства, приезжавшими в Китай для соответствующей их информации.

Тов. Мао Цзэдун говорил, что Жао Шуши вёл подпольную работу в пользу гоминьдана и иностранных разведок, стараясь казаться в то же время лояльным по отношению к партии. Жао Шуши содействовал назначению Пань Ханьняня, связанного с американской, японской и гоминьдановской разведками, на должности заместителя мэра Шанхая и заместителя секретаря шанхайской организации КПК. Жао Шуши, Ли Фан и Пань Ханьнянь вместе возглавляли контрреволюционную организацию.

Пань Ханьнянь 4 информировал клику Чан Кайши по всем вопросам. Особенно важные материалы им были посланы на Тайвань в январе-феврале 1950 г. Информация о прибытии в район Шанхая советской авиадивизии была послана на Тайвань Пань Ханьнянем. Налёт, совершённый на Шанхай 6 февраля 1950 г. гоминьдановской авиацией, был произведён по указке Пань Ханьняня. За свою работу в пользу чанкайшистской клики после её изгнания с континента, Пань Ханьнянь четыре раза получил награду от Чан Кайши. Документы о награждениях Пань Ханьняня вместе с другими материалами попали в руки органов власти КНР.

Тов. Мао Цзэдун говорил, что для КПК самым тяжёлым был 1953 г. Тов. Мао Цзэдун рассказал, что перед своим выездом в Ханчжоу на одном из заседаний Политбюро ЦК КПК — 24 декабря 1953 г.— он говорил, что в КПК существуют два штаба, из которых один действует открыто, борется за преодоление трудностей, а другой действует тайно, использует имеющиеся трудности для борьбы против официально действующего штаба — ЦК КПК, распускает всевозможные слухи. Тогда он, тов. Мао Цзэдун, по его словам, не назвал фамилий руководителей подпольного «штаба», но присутствовавшие на заседании Гао Ган и Жао Шуши были очень мрачны. Они были, как говорил тов. Мао Цзэдун, в весьма подавленном состоянии и тогда, когда зачитывались материалы ЦК КПСС об антипартийной деятельности Берия.

Перейдя к вопросам международного характера и коснувшись приезда в Пекин Менона 5, тов. Мао Цзэдун сказал, что в течение 10 дней своего пребывания в Пекине Менон вёл беседы о китайско-американских переговорах относительно Тайваня. Менон встречался со многими деятелями правительства КНР. По предварительной договорённости между собой члены правительства КНР давали Менону несколько разные ответы. Ответы одного члена правительства вызывали у Менона оптимистическое настроение, а ответы других — пессимистическое. Например, заявление Чжу Дэ о том, что «если американцы хотят воевать, то КНР всегда готова к войне»,— бросило Менона в дрожь. Вообще Менону было кое-что рассказано об отношении КНР к вопросу о непосредственных китайско-американских переговорах. При этом было замечено, что если всё, что рассказано ему, Менону, станет известно всем государствам, желающим выступить в качестве посредников, то инициатива посредничества может быть перехвачена другими. В числе желающих посредничать в переговорах находятся, кроме Индии, Англия, Бирма, Индонезия и Пакистан. Менону было сказано, что в посредничестве по переговорам КНР отдала бы предпочтение Индии. При таком положении, сказал тов. Мао Цзэдун, индусы даже Англии не расскажут всего, что услышали в Пекине. Тов. Мао Цзэдун заметил, что Иден 6 сам хотел из Сингапура приехать в КНР для того, чтобы заняться посредничеством. На его предложение о поездке в Пекин после окончания Бангкокской конференции правительство КНР умышленно дало такой ответ, по получении которого Иден должен был отказаться от поездки в Пекин. Давая Идену подобный ответ, правительство КНР исходило из того, что позиция правительства Англии в вопросе о Тайване почти в точности выражала позицию правительства США.

Письма Идена, присланные из Сингапура и из Лондона (после возвращения из Сингапура) по своему тону существенно отличаются друг от друга. В письме из Сингапура Иден запугивал Китай, что политика правительства КНР в тайваньском вопросе может привести к мировой войне. В письме из Лондона этих запугиваний уже не было. Англия в настоящее время в вопросе о Тайване занимает позицию, несколько отличающуюся от американской позиции.

Тов. Мао Цзэдун рассказал о вылете в КНР премьер-министра Индонезии Састроамиджойо. При этом он сказал, что Састроамиджойо, напуганный диверсией в Гонконге, не захотел делать посадку своего самолёта в Гонконге, а прямо полетел в Кантон.


Беседа длилась свыше двух часов. Во время беседы присутствовали тов. Ма Ле и Скворцов Т. Ф.

Посол СССР в КНР
П. Юдин

Примечания:

  1. Ху Фэн (в оригинале в старой транскрипции — Ху Фын) — китайский критик и поэт, подвергавшийся критике за буржуазные взгляды в области литературы и искусства. 24 мая 1955 г. Мао написал статью «Отповедь „идентичности общественного мнения“», а 15 июня — предисловие к «Материалам о контрреволюционной клике Ху Фэна». Ху провёл в заключении 1955—1965 гг. и 1967—1978 гг. В 1980 г., при ревизионистах, реабилитирован, снова получил высокие посты, скончался в 1985 г.— Маоизм.ру.
  2. Гао Ган покончил с собой в августе 1954 г. Жао Шуши был осуждён в марте 1955 г., десять лет спустя Мао, в связи с болезнью, перевёл его под домашний арест. Скончался в 1975 г.— Маоизм.ру.
  3. Имеется в виду И. Ф. Тевосян, заместитель председателя Совета Министров СССР.— Маоизм.ру.
  4. Пань Ханьнянь арестован в 1955 г., умер в тюрьме в 1977 г.— Маоизм.ру.
  5. Кумар Падма Шивашанкара Менон — тогда посол Индии в СССР.— Маоизм.ру.
  6. Энтони Иден — тогда министр иностранных дел и заместитель премьер-министра Великобритании.— Маоизм.ру.

Добавить комментарий