Выступления Мао Цзэдуна, ранее не публиковавшиеся в китайской печати. Выпуск четвёртый: январь 1962 — декабрь 1964 года.— М., Издательство «Прогресс», 1976.

24.09.1962

Выступление на Ⅹ пленуме ЦК КПК восьмого созыва

Кто опубликовал: | 08.04.2022

Сейчас 10 часов, открываю заседание.

Нынешний пленум Центрального Комитета решил несколько серьёзных вопросов. Во-первых, самые важные вопросы — вопросы сельского хозяйства и торговли. Во-вторых, менее важные вопросы — о промышленности и планировании. И в третьих, вопрос о сплочённости внутри партии. По основным вопросам выступило несколько товарищей: пояснения по вопросу о сельском хозяйстве дал товарищ Чэнь Бода, по вопросу о торговле — товарищ Ли Сяньнянь, пояснения по вопросам промышленности и планирования — товарищ Ли Фучунь и [Бо Ибо]. Кроме того, остался ещё вопрос о расширении состава ревизионной комиссии и перемещении кадровых работников по вертикали и горизонтали.

Наше совещание началось не сегодня, оно продолжается уже более двух месяцев. Мы заседали месяц в Бэйдайхэ и около месяца в Пекине. Практические вопросы были подробно обсуждены в течение августа и сентября на заседаниях групп, довольно значительных (с участием всех присутствующих). Так что сейчас работа пленума не потребует много времени — наверное, будет достаточно 3—5 дней. Если 27-го не кончим работу, продолжим 28-го. Нужно закончить пленум не позднее 28 числа.

В Бэйдайхэ я поставил три вопроса: классовая ситуация противоречия, классовая борьба. Вопросы эти выдвинуты потому, что классовая проблема не решена. О нашей стране говорить не буду. На международной арене существуют империализм, национализм, ревизионизм — всё это в капиталистических странах, где классовая проблема не решена. Поэтому перед нами стоит задача борьбы с империализмом, задача поддержки национально-освободительного движения, то есть поддержки широких народных масс — включая рабочих, крестьян, революционную национальную буржуазию и революционную интеллигенцию трёх континентов — Азии, Африки и Латинской Америки. Всех этих людей мы должны сплотить, но к ним не относится реакционная национальная буржуазия, вроде Неру, а также реакционные буржуазные интеллигенты, вроде ренегата японской компартии Касуга Сёдзиро и ещё 6—7 человек — сторонников теории «структурных реформ».

Ну а существуют ли классы, существует ли классовая борьба в социалистических странах? Сейчас можно с уверенностью сказать, что классы в социалистических странах существуют, несомненно происходит и классовая борьба. Ленин говорил, что после победы революции свергнутые классы в данной стране существуют ещё долго и даже стремятся к реставрации, поскольку на международной арене действует буржуазия, внутри страны ещё имеются остатки буржуазии, а благодаря наличию мелкой буржуазии непрерывно рождается буржуазия. Буржуазные революции в Европе — в Англии, Франции и т. д.— неоднократно обращались вспять. После свержения феодализма всюду были реставрации, рецидивы прошлого. Такого рода рецидивы возможны и в социалистических странах; так, Югославия переродилась, стала ревизионистской. Из государства рабочих и крестьян она стала государством, где правят реакционные националистические элементы. Мы в своей стране должны как следует постичь, понять, исследовать эту проблему. Необходимо признать, что классы существуют длительное время, признать, что между классами идёт борьба, что реакционные классы могут осуществить реставрацию; нужно повысить бдительность, нужно по-настоящему воспитывать молодёжь, воспитывать кадровых работников, воспитывать массы, воспитывать кадры среднего и низового звена, нужно изучать и воспитывать и старые кадры. В противном случае такое государство, как наше, может пойти в обратном направлении. Но если оно и пойдёт в обратном направлении, ничего страшного: впоследствии произойдёт отрицание отрицания и развитие вновь пойдёт в противоположную сторону. Если наше следующее поколение впадёт в ревизионизм, пойдёт в обратную сторону, если на словах будет социализм, а в действительности капитализм, то наши внуки наверняка поднимут бунт и свергнут своих отцов, потому что массы будут недовольны. Поэтому с сегодняшнего дня мы должны говорить о классовой борьбе ежегодно, ежемесячно, ежедневно, говорить на собраниях, на партийных съездах, на пленумах, на каждом заседании, с тем чтобы в этом вопросе у нас была более или менее чёткая марксистско-ленинская линия. 1

Положение в стране за последние годы было не очень хорошим, сейчас оно начало улучшаться. В 1959 и 1960 годах кое-что было сделано неправильно, главным образом вследствие неверного понимания, а также из-за отсутствия опыта у большинства. Главная ошибка была в том, что при взимании поставок требовали больше зерна, чем его было на самом деле. Процветало администрирование как в сельском хозяйстве, так и в промышленности; были также допущены ошибки в ходе нескольких массовых кампаний. Исправление началось во второй половине 1960 года, даже ещё раньше, с первого Чжэнчжоуского совещания в октябре 1958 года. Позднее исправлению ошибок уделялось внимание на Учанском совещании в ноябре-декабре, на третьем Чжэнчжоуском совещании в феврале-марте 1959 года и затем на Шанхайском совещании в апреле.

Впоследствии, в 1960 году, был момент, когда по этому вопросу говорилось недостаточно, потому что на нас стал давить ревизионизм и внимание переключилось на борьбу с Хрущёвым. Начиная со второй половины 1958 года он хотел блокировать побережье Китая, хотел в нашей стране создать объединённый флот, установить контроль над побережьем, блокировать нас. Хрущёв именно ради этого и приезжал в Китай. Затем в сентябре 1959 года Хрущёв, в связи с пограничным вопросом между Китаем и Индией, поддержал Неру в его нападках на нас; было опубликовано заявление ТАСС. Затем Хрущёв приехал к нам и в октябре на банкете по случаю 10-летия нашего государства с нашей же трибуны нападал на вас. Позже, на Бухарестском совещании 1960 года начали карательный поход против нас, потом было созвано совещание двух партий, образован подготовительный комитет 26 стран, было Московское совещание 81 страны и, кроме того, Варшавское совещание — и всюду шла полемика марксизма-ленинизма с ревизионизмом. Весь 1960 год пришлось воевать с Хрущёвым.

Ясно, что корни этой проблемы, возникшей внутри социалистических стран, внутри марксизма-ленинизма, уходят очень далеко, конфликт возник очень давно. Китаю просто не позволяли совершать революцию.

И началось это ещё в 1945 году, когда Сталин препятствовал китайской революции. Говорил, что нельзя вести гражданскую войну, нужно сотрудничать с Чан Кайши. Иначе, дескать, китайская нация погибнет. Мы в то время не подчинились [Сталину]. После победы революции он стал подозревать, что Китай — вторая Югославия и что я превращусь в Тито. Позже, когда состоялась поездка в Москву для подписания китайско-советского договора о союзе и взаимопомощи, опять не обошлось без борьбы. Сталин не хотел подписывать договор и подписал его лишь после двух месяцев переговоров. С какого же времени Сталин стал нам верить? Со времени войны против американской агрессии за оказание помощи Корее, с зимы 1950 года. Он поверил, что мы не Тито, не Югославия. Но теперь мы превратились в «левых авантюристов», «националистов», «догматиков», «сектантов». А вот югославы превратились в «марксистов-ленинцев». Югославия сейчас вполне годится, устраивает [Советский Союз], она в фаворе; говорят, что она стала социалистической. Так что внутри социалистического лагеря положение хотя и сложное, но в то же время и простое. Истина здесь одна — вопрос классовой борьбы, вопрос борьбы пролетариата с буржуазией, борьбы марксизма-ленинизма с антимарксизмом, антиленинизмом, борьбы марксизма-ленинизма с ревизионизмом.

Как международное, так и внутреннее положение сейчас хорошее. Первое время после создания республики существовала точка зрения, разделявшаяся, в частности, мною и [Лю Шаоци], будто партия и профсоюзы в Азии и Африке, по-видимому, подвергнутся разгрому. Эта точка зрения оказалась неверной, получилось не так, как мы думали. После второй мировой войны в Азии, Африке, Латинской Америке — всюду развёртывалось год от году всё более бурное национально-освободительное движение. Свершилась революция на Кубе; возник независимый Алжир; были проведены азиатские спортивные игры в Индонезии, многотысячные демонстрации, разгром индийских консульств, изоляция Индии, передача Голландией Западного Ириана; началась вооружённая борьба в южной части Вьетнама — а это очень хорошая вооружённая борьба; в вооружённой борьбе добился самостоятельности Алжир, началась победоносная борьба народа Лаоса; возник суэцкий кризис, стал независимым Египет, ОАР стала склоняться вправо, возник Ирак; обе эти страны занимают промежуточное положение, но с уклоном вправо, и всё же они против империализма. В Алжире меньше 10 миллионов населения; 800-тысячная армия Франции воевала там 7 или 8 лет, а в итоге Алжир победил. Так что международное положение очень хорошее. Товарищ Чэнь И показал это очень убедительно в своём докладе.

Когда речь идёт о противоречиях, то главными являются противоречия между нами и империализмом, между народами всего мира и империализмом. Борьба народов против реакционной буржуазии, против реакционного национализма, противоречия между народами и ревизионизмом; противоречия между империалистическими государствами; противоречия между националистическими и империалистическими государствами; противоречия внутри империалистического лагеря; противоречия между социализмом и империализмом. Правых оппортунистов в Китае правильнее было бы назвать ревизионистами.

В течение двух месяцев, начиная с совещания в Бэйдайхэ и кончая совещаниями в Пекине, обсуждались две группы вопросов. Одна группа — вопросы работы, другая — вопросы классовой борьбы, то есть борьбы между марксизмом и ревизионизмом. Вопросы работы — это также и вопросы борьбы с буржуазной идеологией, вопросы борьбы марксизма-ленинизма с ревизионизмом. По вопросам работы есть несколько документов — по промышленности, сельскому хозяйству, торговле. По этим вопросам уже были выступления.

Что касается отношения нашей партии к ревизионизму в её рядах, к буржуазии, то, на мой взгляд, следует оставить неизменным наш постоянный курс. Какие бы ошибки ни совершил товарищ, нужно придерживаться той же линии, что и в период исправления стиля 1942—1945 годов. Если товарищ в корне изменился, это нужно приветствовать, нужно принять его в свои ряды; нам нужно сплочение, нужно лечить, чтобы спасти больного; извлекать уроки из ошибок прошлого в назидание на будущее; необходим принцип «сплочение — критика — сплочение». Истину необходимо выяснять до конца, нельзя ограничиваться полупризнаниями, добытыми из-под палки, такую позицию занимать нельзя. Почему монахи при чтении сутр бьют «деревянную рыбу»? В романе «Путешествие на Запад» рассказывается о том, как сутры были проглочены рыбой-оборотнем. Когда её били, она выплёвывала по иероглифу после каждого удара. Отсюда и пошёл ритуал — «бить рыбу». Не следует поступать, как с рыбой-оборотнем, нужно как следует подумать; если допустившие ошибки товарищи поймут свои недостатки и вернутся на позиции марксизма-ленинизма, мы будем сплачиваться с ними. Я приветствую присутствующих здесь таких товарищей. Не нужно стыдиться ошибок, мы разрешаем делать ошибки. Но если ты наделал ошибок, то разрешается и исправлять их. Нельзя не разрешать делать ошибки, не разрешать исправлять их. Ведь многие товарищи исправились по-настоящему, а раз исправились — и хорошо! Выступление N — наглядный тому пример. N исправил ошибки, и мы ему верим. Во-первых, наблюдать, во-вторых, помогать. Мы твёрдо следуем этому правилу. Есть ещё много товарищей, допускающих ошибки. Я и сам допускал ошибки, об этом я уже говорил в прошлом году, вы допустили, чтобы я совершал ошибки, но и разрешили исправить их, а когда я их исправил, вы это приветствовали.

В прошлом году я говорил, что [поступки] людей необходимо анализировать, люди не могут не делать ошибок; представление о том, будто существуют так называемые святые, лишённые недостатков, есть метафизика, а не марксизм, не диалектический материализм. Каждое явление поддаётся анализу. Я настойчиво советую товарищам поощрять и предоставлять работу тем, кто полностью признался и рассказал всю правду, даже если они были в сговоре с заграницей или создавали тайные антипартийные группы. Ни в коем случае нельзя пренебрегать ими, и тем более нельзя прибегать к методу отсечения голов. Запрет на казни отменять нельзя. Мы не казнили многих контрреволюционеров. Пань Ханьнянь был контрреволюционером, Ху Фын, Жао Шуши тоже были контрреволюционерами, но мы их не казнили. А император Сюаньтун 2 не контрреволюционер? Большую группу военных преступников — Ван Яоу, Кан Цзэ, Ду Юймина, Ван Гуана — мы не казнили. А сколько человек поправили ошибки и были амнистированы! Мы не убивали также [правых], а с тех правых, которые изменились к лучшему, сняли ярлыки.

Недавнее поветрие реабилитации пошло неправильно; реабилитируют тех, кто действительно виноват, а тех, кто не виноват, не реабилитируют. Полностью виноват — его полностью реабилитируют, частично виноват — частично реабилитируют, не виноват — не реабилитируют. Нельзя так огульно пересматривать дела.

Прошу товарищей обратить также внимание на вопросы работы; классовая борьба не должна мешать нашей работе. В 1959 году на первом Лушаньском совещании мы поначалу занимались работой, но потом вылез Пэн Дэхуай, и работа пострадала. Мы забросили работу, не хватило даже 20 дней. Сейчас так поступать нельзя; информируя о решениях пленума, необходимо обратить внимание местных отраслевых органов на то, что нужно поставить работу на первое место. Работа и классовая борьба должны вестись параллельно, классовую борьбу не следует слишком выпячивать. Сейчас создано два комитета, которые и должны заняться расследованием особых дел. Нельзя допускать, чтобы классовая борьба мешала работе и заставляла нас на ближайшем или на последующих пленумах вновь выяснять эту проблему, разъяснять и убеждать.

Классовую борьбу вести нужно, но для этого есть специальные люди; классовой борьбой занимаются органы общественной безопасности. Их главная задача — противодействовать вражеским диверсиям. Кое-кто занимается подрывной деятельностью, и мы снимаем запрет на казни, но лишь в отношении тех, кто совершает диверсии на заводах, на мостах, кто убивает и поджигает. Необходимо охранять наше дело, охранять заводы, предприятия, коммуны, производственные бригады, школы, государственные органы, армию, партию, общественные организации, а также культурные организации, включая редакции, печатные органы, информационные агентства, надо охранять всю надстройку.

Сейчас пошла мода писать романы. Вести антипартийную деятельность посредством сочинения романов — это большое открытие. Всегда, когда хотят свергнуть какое-либо правительство, сначала создают общественное мнение, обрабатывают сознание, воздействуют на надстройку. Так поступают революционеры, так поступают и контрреволюционеры. 3 Наша идеология включает в себя кое-что из революционного учения Маркса, учения Ленина, она есть сочетание всеобщей истины марксизма-ленинизма с конкретной практикой китайской революции. Если мы удачно сочетаем эту истину с практикой нашей революции, вопросы разрешаются легче. Если сочетаем неудачно, возможны поражения и провалы. Социализм тоже отражает сочетание всеобщей истины и конкретного строительства. Хорошо мы сейчас их сочетаем или нет? Мы как раз решаем этот вопрос. Так обстоит дело и со строительством армии. Линия в военной области, которой мы придерживались несколько лет назад, отличается от той, которую мы проводим в последние годы. [Лю Шаоци], ты написал очень острую работу, главные её положения весьма верны. Я всегда критиковал тебя за недостаток остроты, но на этот раз ты написал остро. Шлю тебе двустишие: «Чжугэ всю жизнь был осторожен, Люй Дуань толков в больших делах» 4.

Прошу [Дэн Сяопина] объявить имена тех, кто не участвует в работе пленума. Постоянный комитет Политбюро решил, что в пленуме не будут участвовать пять человек.

[Дэн Сяопин]. Постоянный комитет решил, что не будут участвовать пять человек: Пэн [Дэхуай], Си [Чжунсюнь], Чжан [Вэньтянь], Хуан [Кэчэн], Чжоу [Сяочжоу], которые являются главными объектами расследования и в период следствия не имеют права участвовать в совещании.

Мао Цзэдун. Поскольку их преступления действительно огромны, до завершения полного расследования они не имеют права присутствовать на этом пленуме, на важных совещаниях, не должны подниматься на [трибуну] Тяньаньмэня. Нужно анализировать и отличать главных лиц от неглавных. Неглавные присутствуют на сегодняшнем совещании. Когда неглавные лица до конца исправят ошибки, им дадут работу; если главные лица исправят ошибки, им тоже дадут работу. Особенно надеюсь на пробуждение сознательности у неглавных лиц, но, конечно, надеюсь и на пробуждение сознательности у главных лиц.

Примечания:

  1. Другой перевод этого фрагмента приведён в советской публикации Из высказываний Мао Цзэдуна последних лет, содержащихся в документах Ⅸ съезда КПК (Отчётный доклад на Ⅸ съезде КПК): «Социалистическое общество охватывает довольно длительный исторический этап. На историческом этапе социализма все ещё существуют классы, классовые противоречия и классовая борьба, существует борьба между двумя путями — социалистическим и капиталистическим, существует опасность реставрации капитализма. Надо сознавать длительность и сложность характера этой борьбы. Надо повышать бдительность. Надо заниматься социалистическим воспитанием. Надо правильно понимать и разрешать вопрос о классовых противоречиях и классовой борьбе, правильно различать и разрешать противоречия между нами и нашими врагами и противоречия внутри народа. В противном случае такая социалистическая страна, как наша, превратится в свою противоположность, переродится, в ней произойдёт реставрация. Отныне мы должны говорить об этом каждый год, каждый месяц и каждый день, чтобы у нас были сравнительно трезвое понимание этого вопроса и марксистско-ленинская линия».— Маоизм.ру.
  2. Сюаньтун (1906—1966) — храмовое имя последнего китайского императора Пу И («правил» с 1908 по 1912 год). В 1932—1945 годах — правитель провозглашённого Японией марионеточного государства Маньчжоу-го. В последние годы проживал в Пекине как частное лицо.— Прим. ред.
  3. Другой перевод этого фрагмента приведён в советской публикации Указаний о великой культурной революции (за период с 1962 года): «Использование художественной литературы для антипартийной деятельности — это большое открытие. Для свержения политической власти всегда необходимо прежде всего подготовить общественное мнение, провести идеологическую работу. Так поступают и революционные классы, и контрреволюционные».— Маоизм.ру.
  4. Люй Дуань — сподвижник основателя династии Сун (Ⅹ век), о котором говорили, что Люй Дуань «в малых делах глуп, но в больших толков».— Прим. ред.

Добавить комментарий