Выступления Мао Цзэдуна, ранее не публиковавшиеся в китайской печати. Выпуск четвёртый: январь 1962 — декабрь 1964 года.— М., Издательство «Прогресс», 1976.

28.12.1964

Выступление относительно движения за социалистическое воспитание в деревне

Кто опубликовал: | 28.04.2022

Прошу всех подумать, подходит ли этот документ 1? Первый пункт — это вопрос о характере. Подходит ли такое определение? Имеется три способа постановки этого вопроса. Третий из них получше. Я считаю, что третий способ лучше. Мы проводим движение за социалистическое воспитание, а не движение, которое именуется движением противоречий между четырьмя чистыми и четырьмя нечистыми.

Его нельзя назвать также движением, в котором скрещиваются противоречия между тем-то и тем-то. Поэтому лучше говорить о противоречиях социализма и капитализма. Этот документ имеет свою историю. В 1962 году в Бэйдайхэ было проведено совещание, говорили о классах, классовой борьбе, о том, что нужно строить социализм, а не капитализм. В первую половину года появилось поветрие, поветрие «труд в одиночку». [Дэн Цзыхуэй] именно один из тех, кто так выступал. Некоторые товарищи усвоили это, а другие не высказывались, не подавали голоса. Некоторые же товарищи не имеют собственной позиции, они много лет вели работу, а чем они в конце концов занимались, социализмом или капитализмом, так и не разобрались. В то время я как раз находился в городе Ханьдань 2, встречался и беседовал со многими товарищами. Меня вызвали обратно в Пекин, сказали, что есть важное дело (Чан Кайши собирался высадиться на материк). Я забеспокоился и из Шицзячжуана поехал в Цзинань.

Только что товарищ [Ло Жуйцин] говорил о плохих делах в армии. Я хочу немного сказать о хороших делах. В то время я хотел сам разобраться в обстановке. На всём пути не было такого места, где мне сказали бы, что обстановка хорошая. Только военные товарищи говорили, что обстановка хорошая. Один генерал спрашивал, можно ли поехать в Шанхай и выступить там на совещании. Я спросил его, почему он так несмел, почему окружающая обстановка так сильно давит на него.

Я поехал в Шанхай на заседание Восточно-Китайского бюро ЦК КПК, там говорили, что обстановка плохая. Я прибыл в Цзинань, и там один товарищ, по имени Тань Тунсин, говорит, что обстановка очень хорошая. Оказывается, собрали неплохой урожай пшеницы и это их воодушевляет.

Почему я в Бэйдайхэ говорил об обстановке? Именно потому, что есть люди, которые говорили, что только через 8—10 лет можно будет восстановить положение. Поэтому я говорил о противоречиях, обстановке, борьбе, поставил вопрос о необходимости строить социализм.

Что касается существенного вопроса — нужно или нет вести классовую борьбу, то более подходящим было бы обсудить третий способ постановки вопроса, можно обобщить существо вопроса, сделав основной упор на группировку, стоящую у власти. Если эта группировка идёт не по капиталистическому, а по социалистическому пути, то она может продолжать оставаться у власти.

Среди этих группировок есть закулисные… необходимо уяснить этот вопрос, расследование бессильно, потому что вопрос пока недостаточно уяснён. Одним словом, когда вопрос станет ясным, можно провести расследование! В смысле отношения к работе задача именно в том, что надо быть более демократичными. Есть товарищи, которые только других заставляют быть демократичными, а сами не обращаются к демократии.

В армии давно уже существуют «три большие демократии». Демократия в военной области заключается в том, что если встретилось препятствие, если нельзя овладеть укреплённым пунктом, то собирают бойцов и опытных командиров отделений и советуются, как достичь победы. Это и есть военная демократия. Демократия в политической области заключается в «трёх принципах дисциплины» и «восьми правилах поведения бойца», в равенстве солдат и офицеров, в единстве армии и народа. Демократия в хозяйственной области означает коллективную заботу о питании. А то в одной роте один является завхозом, другой — писарем-сержантом, третий заведует питанием, ещё один ведёт учёт и документацию; в Шаосине таких называют «старшинками», к ним и не подступишься, поскольку они в грамоте разбираются.

Похоже, что вопрос не в тех словах, что ласкают слух, вопрос именно в тех словах, что не по сердцу, неприятны для слуха. В том году, когда мы проводили собрание, на котором присутствовало семь тысяч человек, я сказал несколько слов о том, что «тигра гладить опасно, а папаши как раз и хотят это сделать» 3. Говоря «папаши», я имел в виду трудовой народ и низовых кадровых работников. Но потом увидел, что если написать так, то будет не очень культурно, и заменил формулировку в этой фразе. Дело не в том, что опасно затрагивать низовых кадровых работников, а в том, что вот таких, как мы, трогать ещё более опасно. Разглаживать старые рубцы у таких людей, как мы, нелегко.

(Читает документ.) Хорошие, плохие слова… надо выслушивать и те и другие. Когда говорят правильные слова, надо слушать, а когда говорят ошибочные слова, надо вникнуть в них. Ошибся в критике, ну и что из того? Почему бы не послушать? Нужно позволять людям высказываться. Если ты прав, а люди тебя ошибочно критикуют, разве это так уж важно? Это тоже надо выслушивать! Особенно терпеливо нужно слушать, когда выступают против тебя. Это довольно трудно. И необходимо позволить людям высказаться до конца. Это тоже довольно трудно.

Есть люди, которые говорят очень длинно, их речи похожи на рисовый отвар: зёрен мало, а воды много. И у меня есть этот грех. Есть товарищи, которые говорят по два часа, и никак не доберутся до сути вопроса. Я спросил: «В решении какого же вопроса в конце концов вы хотите моей помощи?» Так было с Мо Вэньхуа, не знаю, присутствует ли он здесь. Случай, о котором я сейчас говорил, был ещё в Яньани.

Кроме того, кое-кто из товарищей, когда выступает, произносит высокопарные, однако пустые слова. Некоторые хотят, чтобы только они говорили, и не позволяют другим вымолвить хоть слово, между их речами даже для капли воды нет места. Я нарочно вставлял реплики, выдвигал ряд тем, а они тоже, как нарочно, не дают никакого ответа. Таких людей немало.

В обществе ещё есть и такие люди, которые специализируются в роли менторов. Они разговаривают не в форме диалога, а длинными и высокопарными речами, собеседнику всегда приходится выслушивать их поучения. Они хотят поучать даже таких людей, как я!

Что такое пропаганда? Что такое агитация? Между пропагандой и агитацией есть разница. В пропаганде связываются вместе многие идеи и понятия. Агитация выдвигает только одно понятие, один лозунг. Например, во время забастовки выдвигается только один лозунг и нет никаких длинных тезисов и рассуждений. Написание статей, сочинение-научных докладов — это называется пропагандой, а вывешивание лозунгов и плакатов — это будет агитация.

Не нужно длинных речей, не надо в одной речи касаться сразу многих вопросов. Эту истину открыл Лэй Фэн. Он дважды говорил о «20 пунктах»: в первый раз 50 минут, во второй раз — ноль минут. Если речь не интересна, то люди не будут слушать. Я всегда был против того, чтобы во время выступлений аплодировали. Если не хочешь слушать, можешь спать. Когда человек выступает, а ему аплодируют, то можно прервать ход его мыслей. Если же выступление плохое и люди не желают его слушать, то лучше позаботиться о здоровье, избавиться от бедствия, а чтобы напрасно не тратить времени, можно в это время почитать роман.

В прошлом, когда я ещё был учащимся, если преподаватель говорил плохо, я читал романы. Если преподаватель подходил ко мне, я прятал роман под учебник, и учителю было неудобно наказывать меня, может быть, это был его недостаток — то, что он своей лекцией не привлекал моего внимания, а может быть, это был мой недостаток. Впоследствии, когда мне становилось неинтересно, я дремал. Скажите, разве это не открытие? Кое-что есть? Так ведь легче.

А у нас разговаривают не в форме беседы, а в форме поучения. Преподаватель, который не позволяет студентам задавать вопросы, должен раздать учащимся тезисы своей лекции, тогда больше её уже читать не нужно. А если захочет выступать, то нужно сказать лишь несколько слов. Экзаменационные вопросы нужно опубликовать, чтобы учащиеся могли над ними работать.

На этой сессии Всекитайского собрания народных представителей доклад премьера состоял из нескольких десятков тысяч иероглифов. Я говорил, что не надо его читать, достаточно сказать несколько фраз, а потом можно и поаплодировать. Но мне сказали, что есть люди, которые не умеют читать, я уступил, и доклад всё же был прочитан.

Некоторые вопросы отношения к работе. Своих товарищей не надо запугивать, врагов надо запугивать. В товарищеском кругу недопустимо запугивать друг друга. Если человек запугивает другого, значит, тут что-то неладно. Иначе зачем ему запугивать другого? Пожалуй, у всех тех, кто запугивает других, маловато аргументов. В армии в прошлом у командира взвода было мало средств воспитания солдат, у него было всего три средства — битьё, ругань и гауптвахта. Он не прибегал к таким методам, как убеждение, демократизм.

Об отношении к дезертирам. Бывали случаи, когда солдат-дезертиров расстреливали. Поистине безобразие. Убежал человек — и ладно. Почему люди бегут? Раз бегут, значит, они не выносят твоего характера, не могут больше терпеть, им не интересно здесь с тобой. Дезертира, во-первых, не надо ловить, во-вторых, не надо расстреливать. Вернуть дезертира ещё можно, но только нельзя его расстреливать, напротив, следует перед ним признать свои ошибки, пригласить его поесть, угостить его мясом. Если он всё же захочет дезертировать, то пусть уходит, если захочет остаться, то тоже хорошо. Такими средствами, как избиение, ругань, арест, ловля людей — вопроса не решить, ими не стоит заниматься. Сейчас такие методы ни к чему.

Если он хочет бежать, то пусть убегает, всё равно его активность будет уже невысока. Что касается тех, кто хочет бежать за границу, то их можно и ловить, а, по существу, можно позволить им бежать. Это неважно. В Китае так много народа, что можно позволить и убежать нескольким десяткам тысяч человек. Разве из Синьцзяна не ушло несколько десятков тысяч человек? Людей этой национальности — казахов — немного. Не беда, если из Китая уйдёт несколько миллионов человек — разве что, убежав, ругнут нас разок. Сейчас много людей, которые ругают нас. Кеннеди, Хрущёв — это все иностранцы, они ведь тоже нас ругают. Фу Цун сбежал за границу, это хорошо. 4 Что толку от того, что такие люди останутся в нашей стране? Что страшного в том, что сбежало несколько студентов, обучавшихся за границей? Сбежавшие имеются как среди студентов, обучающихся в Советском Союзе, так и среди сотрудников канцелярии поверенного в делах в Америке 5. Дипломатия — это форма борьбы, её тоже надо вести. Если не делать этого, то тебя сомнут. Если они купят сотни тысяч таких людей, я одобряю это. Пусть они едят чёрный хлеб, а мы сэкономим продовольствие.

Я остановился только на двух моментах, один — о существе вопроса, другой — об отношении к работе. 6

N. Срок нахождения в должности у кадровых работников в среднем несколько более пяти лет, наиболее приемлемый срок — четыре года. Это не относится к таким работникам, как Чэнь Юнгуй 7.

Мао Цзэдун. Есть хорошие люди, как Чэнь Юнгуй, например. Массы не позволяют им уходить, поэтому свыше четырёх лет им можно занимать пост. Относиться к кадровым работникам нужно в зависимости от того, каков этот человек — такой, как Чэнь Юнгуй, или плохой человек.

Ещё скажу несколько слов. Пожалуйста, когда вернётесь домой, возьмите устав партии, возьмите конституцию и посмотрите главу третью, прочтите разок. В уставе партии надо прочесть главу, где говорится о правах и обязанностях членов партии («Материалы Ⅷ съезда КПК», с. 104 и 108). Не нужно нарушать законы. Мы сами не соблюдаем принятых нами решений! Прочтите ещё статьи 85 и 87 конституции, там речь идёт о демократии, о том, что все люди перед законом равны. …А мы здесь разве не считаемся гражданами Китайской Народной Республики? А если считаемся, то позволено ли нам высказываться, есть ли у нас эти свободы, есть или нет свобода слова и публикаций? Надо упорядочить наши печатные органы, многие из них находятся в руках плохих людей. Сейчас в министерстве культуры есть лица, которые не позволяют осуществлять свободу издательской деятельности. Что касается свободы союзов, то следует выявить тех, кто совершил серьёзные проступки по всем пунктам «четырёх чисток». Нужно, чтобы вся партия занялась упорядочением всех парткомов, партячеек. Упорядочение парткомов всех ступеней — это и называется созданием союзов.

Что касается того множества организаций, о которых говорил Тань Чжэньлинь, то возможно, что он слишком мелко их раздробил.

Чжоу Эньлай. Если иметь такое множество организаций, то можно оторваться от масс.

Мао Цзэдун. Я всегда выступал за то, чтобы можно было проводить демонстрации против бюрократов. В 1957 году я как раз выступал за то, чтобы можно было проводить такие демонстрации. Контрреволюционные демонстрации — это тоже неплохо, они только разоблачили бы себя. Если бы те, кто не может больше терпеть гнёта бюрократизма, поднялись на демонстрацию, то, на мой взгляд, в этом было бы хорошее и не было бы плохого.

Не хватает смелости, чтобы справиться с бюрократизмом, боятся демонстраций, боятся, что кто-то повесит реакционный лозунг, боятся дацзыбао, боятся, что поднимется шум. А чего бояться? Результаты свидетельствуют, что во всех тех учебных заведениях, где проходили демонстрации, последующая работа пошла хорошо. Так что контрреволюционные демонстрации бывают полезны. Чем громче скандалят всякие плохие люди, тем лучше. Плохо, когда они устраивают маленький шум. В этом случае их нельзя разоблачить, они не обостряют нашу бдительность. Нынешняя контрреволюция совсем другая, она не идёт на открытый скандал с нами. Она поумнела, притаилась.

Примечания:

  1. Имеются в виду «23 пункта». Позднее они были выпущены как директива ЦК КПК.— Маоизм.ру.
  2. Провинция Хэбэй.— Прим. ред.
  3. Имеется в виду выступление на расширенном рабочем совещании Центрального комитета 30 января 1962 г. «Тигра гладить опасно» (老虎屁股摸不得) — это китайский фразеологизм, букв. «тигриный зад не трогай». Мао скаламбурил, так как первый иероглиф в слове «тигр» (老虎) и в слове «папаша» (老子), означающем также отца и Лао-цзы, и применяемом в шутливом тоне к самому себе (в английском переводе как раз не «папаши», а прямо «я»), совпадают.— Маоизм.ру.
  4. Фу Цун (1934—2020) — первый китайский пианист, получивший международное признание. Ещё в 1953 году он переехал для продолжения обучения в Польшу, а пять лет спустя переселился в Великобританию. Умер от ковида.— Маоизм.ру.
  5. Видимо, имеется в виду Англия. Мао Цзэдун ошибочно называет США, где нет дипломатического представительства КНР.— Прим. ред.
  6. На этом публикация в хунвэйбинском пятитомнике и в английском девятитомнике завершается.— Маоизм.ру.
  7. Чэнь Юнгуй — член ЦК КПК девятого созыва; в 1963 году стал секретарём парторганизации производственной бригады Дачжайской коммуны уезда Сиян провинции Шаньси; в 1967 году назначен заместителем председателя «ревкома» провинции Шаньси. В 1971 году избран первым секретарём Сиянского укома КПК и секретарём Шаньсийского парткома КПК. С августа 1973 года — член Политбюро ЦК КПК десятого созыва, с января 1975 года — член Постоянного комитета ВСНП четвёртого созыва, заместитель премьера Госсовета КНР.— Прим. ред.

Добавить комментарий