;

Выступления Мао Цзэдуна, ранее не публиковавшиеся в китайской печати. Выпуск первый: апрель 1950 — июль 1957 года.— М., издательство «Прогресс», 1975.

1975 г.

Предисловие

Кто опубликовал: | 24.06.2022

Вопросы идеологической борьбы против теории и практики маоизма в настоящее время приобрели особую важность, ибо маоизм как антимарксистское, антиленинское течение, враждебное всему революционному движению, по существу, превратился в разновидность антикоммунизма. Борьба за чистоту марксистско-ленинского учения требует проведения чёткой грани между научным социализмом, мировым революционным движением, китайской революцией, с одной стороны, и теорией и практикой маоизма — с другой.

В 1973 году на международном теоретическом семинаре «Марксистско-ленинская концепция войны, мира, революции и деятельность маоистов на международной арене» в Праге, в котором участвовали представители ряда братских партий, отмечалось:

«Естественно, главное — это борьба, происходящая на антиимпериалистическом фронте. В то же время на современном этапе нельзя игнорировать и реальность второго фронта борьбы, открытого маоистами против революционной идеологии и обеспечения всеобщего мира» 1.

Принципиальная, научно обоснованная критика маоизма требует тщательного изучения источников, сопоставления деклараций и заявлений лидеров КПК с их делами.

Подготовленный к печати издательством «Прогресс» сборник выступлений, заявлений и статей Мао Цзэдуна (охватывающий период с 1920 по 1974 год) является важным фактическим материалом, необходимым для понимания подлинной сущности так называемых идей Мао Цзэдуна и их эволюции — сущности мелкобуржуазной, шовинистической, антисоветской идеологии маоизма.

Как известно, в Советском Союзе на русский язык были переведены и изданы в шести 2 книгах 4 тома «Избранных произведений» Мао Цзэдуна. Следует учесть, что работы, вошедшие в Ⅰ—Ⅳ тома пекинского издания, были в своё время (как это сообщалось в Китае) заново отредактированы автором и соответствующей комиссией ЦК КПК. Причём переработка и редактирование самим Мао Цзэдуном своих ранее опубликованных статей и выступлений были подчинены одной цели — придать этим сочинениям марксистский оттенок. В отличие от предыдущих его работ, и особенно в отличие от четырёхтомного издания «Избранных произведений», публикуемые сейчас статьи, выступления и заявления представляют собой неотредактированные «мысли Мао Цзэдуна», которые в открытой китайской печати не появлялись. Правда, эти материалы были включены в сборник, предназначенный только для внутреннего пользования в ходе «культурной революции» в Китае 3. Пекинское руководство намеревалось на основе этого сборника выпустить открытым изданием 5-й и 6-й тома «Избранных произведений» Мао Цзэдуна, приурочив их выход к Ⅸ съезду КПК. Об этом неоднократно говорили в своих выступлениях китайские лидеры из окружения Мао. Однако по каким-то причинам эти тома не вышли в свет. 4 Сборник с грифом «Для внутреннего пользования» появился за пределами КНР и комментировался иностранной печатью.

Предлагаемый ныне вниманию читателей перевод материалов в шести выпусках является дополнением к выпущенным ранее издательством «Прогресс» четырём томам «Избранных произведений» Мао Цзэдуна и состоит главным образом из закрытых выступлений Мао Цзэдуна на второй сессии Ⅷ съезда и Ⅸ съезде КПК, пленумах ЦК КПК, на рабочих совещаниях в ЦК КПК и не публиковавшихся ранее выступлений Мао Цзэдуна. Приводимые в первом и последующих выпусках данного сборника материалы глубже раскрывают антимарксистскую сущность взглядов Мао Цзэдуна и его окружения. В шестом выпуске среди других материалов будут впервые опубликованы ранние работы Мао Цзэдуна, 20-х годов.

Не публиковавшиеся ранее выступления и заявления Мао Цзэдуна убедительно характеризуют методы политического двурушничества, к которым так часто он прибегает для достижения своих целей. Если сопоставить выступления Мао Цзэдуна, публикуемые в первом выпуске данного издания и относящиеся к 1950—1957 годам, с его открытыми выступлениями и заявлениями того же периода, то нетрудно увидеть всю глубину лицемерия и фарисейства Мао Цзэдуна, резкие расхождения между его подлинными и официально им провозглашёнными взглядами.

В публичных выступлениях Мао клялся в дружбе Советскому Союзу, восхвалял значение опыта Советского Союза в строительстве социализма, подчёркивал своё уважение к КПСС, к её руководителям, а в закрытых выступлениях перед партийным активом он клеветал на Советский Союз, занимался охаиванием его величайших достижений, его помощи КНР, в искажённом свете изображал положение в нашей стране, обвинял руководителей КПСС в частности Сталина, в том, что он якобы «запрещал осуществлять революцию в Китае», и т. п.

Выступления Мао по вопросам идеологии перед секретарями провинциальных, городских партийных комитетов, перед работниками идеологического фронта свидетельствуют о том, что он крайне упрощённо, утилитарно понимает марксизм и механически сочетает его с различными антимарксистскими воззрениями, заимствованными как из арсенала традиционной конфуцианской идеологии 5, так и из мелкобуржуазных воззрений анархистов и троцкистов. По существу его антимарксистские воззрения — маоизм — носят эклектический, прагматический и утилитарный характер. Маоизм, стремясь в максимальной степени использовать тот огромный авторитет, которым пользуется в массах марксизм-ленинизм, весьма тщательно маскирует свои антинаучные положения и установки псевдомарксистскими формулировками и лозунгами.

Материалы по вопросам экономической политики, например «О десяти важнейших взаимоотношениях» (апрель 1956 года) и другие, показывают истоки авантюристического курса «большого скачка», «народных коммун», «новой генеральной линии». Сопоставляя эти неопубликованные выступления Мао с решениями Ⅷ съезда КПК (1956), можно легко проследить борьбу двух линий в ЦК КПК — марксистско-ленинской, выступавшей за индустриализацию страны, техническое перевооружение сельского хозяйства, подлинную культурную революцию, тесное сотрудничество и дружбу с Советским Союзом и другими социалистическими странами, и мелкобуржуазно-националистической, представляемой Мао Цзэдуном.

Учитывая общую политическую ситуацию, Мао публично делал вид, будто выступает за те же лозунги, что и компартия. Однако в закрытых выступлениях он исподволь готовился к ревизии решений Ⅷ съезда КПК и выдвигал идеи, противоречащие установкам, принятым съездом, и международному опыту строительства социализма.

Документы, публикуемые в данном издании, наглядно показывают его идейные и политические шатания, типичные для мелкобуржуазных революционеров. С начала 50-х годов и до 1959 года Мао пытается «подстегнуть» исторический процесс, перепрыгнуть через целые этапы развития; заявив сначала, что социализм в Китае можно построить в течение трёх пятилеток, он затем сократил этот срок до трёх лет.

Одновременно маоисты начали отрицать социализм как необходимую стадию перехода к коммунизму. В китайской печати появились статьи, авторы которых, ссылаясь на «идеи Мао Цзэдуна», заявляли, что Китай перейдёт непосредственно к коммунизму.

Даже после провала политики «большого скачка», «народных коммун» в сознании Мао Цзэдуна и его адептов не произошло отрезвления и критического осмысления имевших место событий. Мао бросился из одной крайности в другую. Он стал утверждать, что строительство социализма в Китае — это дело «десятков поколений, ста или даже сотен лет», а само социалистическое общество стал изображать как общество, где существуют пролетариат и буржуазия и где идёт непрерывная классовая борьба между ними, которая займёт также многие десятки и сотни лет.

Стремясь утвердить в сознании китайского народа неизбежность классовой борьбы и необходимость диктатуры пролетариата как орудия этой классовой борьбы на протяжении всего периода социализма, Мао Цзэдун развернул в 1975 году кампанию по так называемому изучению теории диктатуры пролетариата, в ходе которой сомнению подвергается социалистический принцип «от каждого по его способностям, каждому по его труду» и раздаются призывы ускорить отказ от «распределения по труду» и перейти к уравниловке «казарменного коммунизма».

В философских рассуждениях Мао постоянно фигурируют такие понятия марксистской философии, как «материя и сознание», «закон диалектики», «закон единства и борьбы противоположностей». Но так называемый материализм Мао Цзэдуна — это не что иное, как вульгарный материализм, сочетающийся с субъективным идеализмом. Мао подменяет понятие «материя» понятием «объект». Он абсолютизирует субъективный фактор и соответственно преуменьшает значение объективных условий. Для его взглядов характерен волюнтаризм, игнорирование объективных законов развития мира и экономических законов развития общества. Это особенно ясно видно всякий раз, когда Мао пытается дать толкование общественных процессов. Все его политические установки исходят из того, что достаточно изменить сознание, чтобы решить любые задачи. В конкретной политике это выливается в форму экспериментирования в области надстройки, которая должна соответственно изменить экономический базис. Цель внесения такого рода путаницы — создать видимость научного обоснования маоистских авантюристических экспериментов в политике. Этой же цели служит развёрнутая в 1974 году кампания критики Линь Бяо и Конфуция, в ходе которой Мао Цзэдун, прикрываясь марксизмом-ленинизмом, пытается утвердить свои антимарксистские, антинаучные теоретические положения и с их помощью доказать правильность своей волюнтаристской внутренней и внешней политики.

Большое место среди публикуемых материалов занимают высказывания Мао Цзэдуна по вопросам культуры, роли интеллигенции. Они свидетельствуют о том, что Мао боится подлинной культурной революции, извращает её суть, боится китайской интеллигенции. Отдельные более или менее здравые рассуждения о необходимости использовать старую интеллигенцию и элементы старой культуры не идут дальше благих намерений, пожеланий и не находят отражения в конкретной политике.

Данный сборник раскрывает многие ранее не известные советскому читателю стороны острой политической и идеологической борьбы внутри Коммунистической партии Китая по основным вопросам китайской революции, отношений с Советским Союзом и другими социалистическими странами, по проблемам международного коммунистического движения; показывает реакционный, утопический характер маоизма, эволюцию взглядов Мао Цзэдуна и его окружения; даёт представление об антиленинских идейных установках Мао Цзэдуна; ещё раз свидетельствует о том, что враждебное отношение Мао к СССР и КПСС не является случайным, а имеет свою довольно длительную историю.

Маоизм прошёл довольно длительную эволюцию, в ходе которой сложились его нынешние политические, теоретические, идеологические концепции и позиции. Практика послед них 15 лет наглядно продемонстрировала, что маоизм наносит вред всему современному революционному движению. Стержнем маоистской идеологии выступает великодержавный, великоханьский шовинизм и антисоветизм.

При рассмотрении маоистских взглядов важно учитывать, что эти взгляды не представляют собой сколь-нибудь стройного, последовательного учения. Это — эклектическая смесь положений, заимствованных из различных учений: от отдельных марксистских тезисов до наивных суждений древнекитайских философов. Маоизм лишь прикрывается марксистско-ленинской фразеологией, паразитирует на авторитете марксизма в глазах китайских трудящихся. Ныне же маоизм превратился в разновидность антикоммунизма.

Эволюция маоистских шараханий из крайности в крайность видна из следующего:

  • в отношении к марксизму-ленинизму маоисты начали с того, что объявили тезис «сочетания всеобщей истины марксизма-ленинизма с конкретной практикой китайской революции» «идейным компасом» партии, а затем пришли к тому, что, отбросив по существу марксизм-ленинизм, подменили его «идеями Мао Цзэдуна», которые новой Конституцией (1975) объявлены государственной идеологией;
  • в отношении к мировой системе социализма они начали с путаных рассуждений о «промежуточных зонах» между империализмом и социализмом, а пришли к тому, что выдвинули антимарксистскую геополитическую концепцию «трёх миров», объявили социалистическую систему «несуществующей»; игнорируя принципиальную противоположность социалистической и капиталистической систем, маоисты скатились на позиции блокирования с самыми реакционными агрессивными кругами империализма и антикоммунизма дли борьбы против мирового социализма;
  • в международном революционном движении они начали с обвинений всех марксистско-ленинских партий и многих отрядов национально-освободительного движения в «реформизме», в «боязни империализма», а скатились к прямому классовому предательству, откровенной борьбе против мирового коммунистического и национально-освободительного движения;
  • во внутренней политике маоисты начали с преувеличения национальных особенностей и нападок на мировой опыт социалистического строительства, утверждений о быстром строительстве коммунизма, «в течение трёх — пяти лет», а пришли к отрицанию возможности построения социализма в КНР и других странах, «пока существует империализм», и установили деспотическую диктатуру военно-бюрократической группировки, подрывают реальные социалистические завоевания китайских трудящихся;
  • в отношении к Советскому Союзу маоисты начали с утверждений об ограниченном значении опыта СССР, а дошли до организации вооружённых провокаций на советской границе, попыток «отлучить» СССР от социализма, приклеить первому в мире социалистическому государству, строящему коммунизм, ярлык «социал-империализма», объявив одновременно Советский Союз «врагом Китая № 1».

Ущерб, наносимый маоизмом делу мирового социализма и международной безопасности, огромен, и это подчёркивает необходимость борьбы против теории и практики маоизма.

При подготовке этого сборника к печати редакция, стремясь сохранить максимальную точность и своеобразие стиля материалов, не подвергала их особенно тщательному литературному редактированию. При переводе опущен ряд статей, ранее публиковавшихся в китайской и советской печати.

Примечания:

  1. «Новое время», 1975, 30 мая, № 22, с. 19.
  2. Вероятно, ошибка. Советское издание 1952—1953 гг. было четырёхтомным.— Маоизм.ру.
  3. Речь о хунвэйбиновском пятитомнике 1968 года.— Маоизм.ру.
  4. Пятый том всё же был выпущен вскоре после кончины Мао, в 1977‑м.— Маоизм.ру.
  5. На самом деле, скорее уж из даосской и буддийской диалектики.— Маоизм.ру.

Добавить комментарий