; ;

Выступления Мао Цзэдуна, ранее не публиковавшиеся в китайской печати. Выпуск четвёртый: январь 1962 — декабрь 1964 года.— М., Издательство «Прогресс», 1976.

18.08.1964

Выступление в Бэйдайхэ по вопросам философии

Кто опубликовал: | 23.05.2022

Философия существует лишь тогда, когда налицо классовая борьба (бесполезно говорить о теории познания в отрыве от действительности). Товарищи, изучающие философию, должны отправиться в деревню. Ехать нужно этой зимой или будущей весной с тем, чтобы участвовать в классовой борьбе. Пусть едут и те, у кого слабое здоровье; оттого, что посылают в низы, не умирают, самое большее простудятся, так пусть одеваются потеплее.

Нынешние методы работы на гуманитарных факультетах университетов не годятся, от книги идут к книге, от понятия к понятию. Какая может быть философия из книг? В марксизме три составные части, основой же является наука об обществе, классовая борьба. Маркс разглядел, что между пролетариатом и буржуазией идёт борьба. Утопические социалисты пытались уговорить буржуазию проявить добрую волю, но этот метод оказался бесполезным. Нужно вести классовую борьбу, опираясь на пролетариат. В то время уже часто бывали забастовки. Английский парламент в результате обследования пришёл к заключению, что 8-часовой рабочий день более выгоден капиталистам, чем 12-часовой. С этих исходных позиций и начался марксизм.

Классовая борьба — это основа, без которой нельзя изучать философию. Чью философию? Философию буржуазии, философию пролетариата. Философия пролетариата есть марксистская философия, кроме того, есть пролетарская экономическая наука, которая преобразована в классическую экономическую науку. Те, кто занимается философией, ставят на первое место философию, но это неверно: на первом месте стоит классовая борьба. Угнетатели притесняют угнетаемых, угнетаемые оказывают сопротивление, ищут выхода и потому лишь обращаются к философии. Так было со всеми нами. Я занялся классовой борьбой, занялся философией лишь потому, что меня хотели уничтожить, что Чан Кайши хотел меня убить.

Предстоящей зимой студенты (я говорю о студентах-гуманитарниках) начнут отправляться в низы. Естественников сейчас трогать не будем, хотя и это можно сделать. В низы должны отправиться все, кто изучает гуманитарные наук: историю, политэкономию, литературу, юриспруденцию. Профессора, доценты, административный персонал, студенты — все должны ехать. Ехать на пять месяцев, чтобы на всё хватило времени. На пять месяцев в деревню, на пять месяцев на завод, чтобы получить знания, посмотреть на лошадей, коров, овец, кур, собак, свиней, рис, гаолян, бобы, пшеницу, кукурузу, просо. Зимой посевов не увидишь, но увидишь землю, увидишь людей, займёшься классовой борьбой — это и будет университет. Этот университет получше, чем Пекинский университет, Народный университет! Я сам вышел из «лесного» университета, именно в нём поднабрался знаний. Когда-то я изучал Конфуция, «Четверокнижие» и «Пятикнижие», учил шесть лет, вызубрил наизусть, хотя и не понимал. В ту пору я очень верил в конфуцианство, даже сочинения об этом писал. Потом я семь лет учился в буржуазной школе. Шесть и семь — всего тринадцать лет. Я изучил обычный для буржуазной школы набор естественных и общественных наук, а также педагогику. Пять лет в педагогическом училище, два года в средней школе, да ещё сколько времени провёл в библиотеке.

В ту пору я верил дуализму Канта, и особенно идеализму. Получается, что поначалу я был сторонником феодальной идеологии и буржуазным демократом. Под воздействием общества я обратился к революции. Несколько лет был преподавателем и директором начальной школы, четырёхлетки. Кроме того, в шестилетней школе я преподавал историю и родной язык. Короткое время преподавал и в средней школе, но мало что понимал. Когда вступил в коммунистическую партию, стал революционером, знал лишь, что нужна революция. Но против чего революция, как её делать? Разумеется, против империализма, против старого общества. А что такое империализм, я не очень-то понимал. Как делать революцию, тем более не знал. Всё, что я выучил за тринадцать лет, совсем не пригодилось для революции. Пригодилось лишь одно — грамотность. Она нужна для написания статей. А все рассуждения оказались ни к чему не годными. Конфуций говорил: «Человек тот, кто гуманен», «Гуманист должен любить людей». Каких людей? Всех? Так не бывает. Любить эксплуататоров? Тоже не совсем так, можно любить лишь какую-то часть эксплуататоров. В противном случае почему же Конфуцию не удалось стать крупным сановником? Потому что он был не нужен. Он любил эксплуататоров, хотел, чтобы они объединились. Но дело дошло до того, что он остался без пищи — «благородный муж твёрд в нищете» 1,— едва не лишился жизни: жители местности Куан хотели его убить. Некоторые порицали его за то, что, поехав на запад, он не добрался до царства Цинь.

Кроме того, в «Жёлтой птице» 2 рассказывается, как во время похорон циньского царя Му-гуна были принесены в жертву три сановника.

Сыма Цянь давал очень высокую оценку «Книге песен», он говорил, что все триста песен созданы вдохновением великих мудрецов древности. Большую часть «Книги песен» составляет раздел «Нравы царств», то есть народные песни; значит, именно народ и является великим мудрецом. «Создавали под влиянием гнева» 3 — когда недоставало силы духа, то обращались к стихам.

«Вы ж, сударь, в посев не трудили руки
И в жатву не знали труда —
Откуда ж зерно с трёхсот полей
В амбарах ваших тогда?
С облавою вы не смыкались в круг,
Cтрела не летела из ваших рук —
Откуда ж висит не один барсук
На вашем дворе тогда?
Мы вас благородным могли бы считать,
Но долго ли будете вы поедать
Хлеб, собранный без труда?» 4

Отсюда как раз и пошло выражение «попусту занимать место и есть чужой хлеб» 5.

В этих стихах выражен ропот на небо, они направлены против правителей. Конфуций был довольно демократичен, он включил [в «Книгу песен»] и те, где говорилось о любви между мужчиной и женщиной. Из тех песен, которые в комментариях Чжу Си отмечены как развратные, отдельные действительно являются таковыми, а остальные нет, ибо в них под видом отношений между мужчиной и женщиной изображаются отношения между государем и подданными. В эпоху «пяти династий и десяти царств» в одном из тогдашних государств (в Шу) появилась поэма «Плач женщины из Цинь»; её написал в молодые годы Вэй Чжуан, так вот в ней речь идёт о чувствах к государю.

Поговорим о направлении на работу в низы. Начиная с будущей зимы и весны нужно отправляться группами в разные сроки с тем, чтобы участвовать в классовой борьбе; только так можно научиться чему-то, научиться революции. N сделал доклад. Он руководил крупной производственной бригадой. Не было отопления, он жил и питался вместе с членами бригады, еда была плохая, он дважды простудился. Когда он вернулся на праздник Весны, я встретил его и спросил, поедет ли он снова, и он сказал, что поедет. Не страшно, если на несколько дней поднимется температура. Вы, интеллигенты, все дни проводите в учреждениях, хорошо питаетесь, хорошо одеваетесь, не ходите пешком, оттого и болеете. Имеющиеся у вас одежда, питание, жилище и средства передвижения — вот ваши четыре главные болезни. Если же жизненные условия сделать похуже, отправиться в низы для участия в классовой борьбе, окунуться в «четыре чистки» и борьбу «против пяти злоупотреблений», пройти там закалку, то ваш интеллигентский облик может измениться.

Какой философией можно заниматься, если не вести классовую борьбу?

Отправляйтесь в низы — и посмотрим! Кто разболеется всерьёз, того вернём, принцип — не допускать смертных случаев. Если болен настолько, что вот-вот умрёт, пусть возвращается. Как только отправитесь в низы, появится новая энергия.

Кан Шэн. Институты Отделения философских и общественных наук Академии наук тоже должны отправиться в полном составе. Сейчас они, того и гляди, превратятся в антикварные институты, в обители святых, не приемлющих пищи простых смертных; в Институте философии даже «Гуанмин жибао» не читают.

Мао Цзэдун. Я специально читаю «Гуанмин жибао» и «Вэньхуэй бао» и не читаю «Жэньминь жибао», потому что «Жэньминь жибао» не печатает теоретических статей. Она стала печатать их только после того, как ей это предложили делать. Стоит читать также «Цзефанцзюнь бао», её материалы очень выразительны.

Кан Шэн. Институт литературы не интересуется вопросом о Чжоу Гучэне 6, а в институте экономики Сунь Ефан 7 действует в духе Либермана 8, занимается капитализмом.

Мао Цзэдун. Капитализмом тоже можно заняться. Общество — вещь сложная, и не будет ли слишком однообразным заниматься только социализмом и не заниматься капитализмом? Ведь не будет единства противоречий, останется односторонность, не так ли? Пусть себе занимаются капитализмом, пусть бешено нападают на нас, выходят демонстрировать на улицы, поднимают вооружённый мятеж — я все это одобряю. Общество у нас очень сложное, нет ни одной коммуны, ни одного уезда, ни одного отдела ЦК, где нет раздвоения единого. Вот, пожалуйста, ведь ликвидировали же отдел по работе в деревне! Там только и занимались доведением производственных заданий до каждого хозяйства, «четырьмя большими свободами» 9, кредитами, торговлей, наймом работников, свободной куплей и продажей земли — об этом в своё время сообщалось. Дэн Цзыхуэй 10 спорил со мной. На заседании ЦК он предложил ввести «четыре большие свободы», укреплять новодемократические порядки; но если их без конца укреплять, получится капитализм. Мы заявляем — новая демократия есть буржуазно-демократическая революция под водительством пролетариата, распределение земли среди крестьян есть замена феодально-помещичьей собственности крестьянской единоличной собственностью; в распределении земли нет ничего особенного, это мероприятие относится к сфере буржуазной революции. Макартур распределил землю в Японии, Наполеон тоже распределял землю. Земельная реформа не может ликвидировать капитализм, не может привести к социализму.

В настоящее время примерно треть власти в нашем государстве находится в руках врагов или тех, кто сочувствует врагам. Мы работаем пятнадцать лет, а владеем лишь двумя третями Поднебесной; значит, реставрация капитализма возможна. Сейчас несколькими пачками сигарет можно подкупить секретаря ячейки, тем более, если отдать ему в жены свою дочь. В некоторых районах аграрная реформа прошла мирным путём, рабочие отряды, проводившие реформу, были очень слабыми; сейчас выясняется, что существует немало проблем.

Материалы по философии я получил, тезисы прочитал 11. Остального прочесть не успел. Просмотрел лишь материалы относительно анализа и обобщения.

Вот хороший метод подбора материала: что говорили о законе единства противоположностей буржуазные учёные, что говорили Маркс, Энгельс, Ленин и Сталин, что говорят ревизионисты. Буржуазия говорит об этом, Ян Сяньчжэнь 12 говорит, а в прошлом говорил Гегель. Значит, было сие и прежде, а ныне тем паче. Кроме того, Богданов и Луначарский говорили о богостроительстве. Я читал политэкономию Богданова. Ленин как будто хвалил ту часть, где Богданов говорит о первоначальном накоплении.

Кан Шэн. Политэкономия у Богданова, пожалуй, потолковее, чем у современных ревизионистов. То, что говорит Каутский, толковее, чем то, что заявляет Хрущёв. Югославы толковее, чем советские авторы. Джилас всё-таки сказал несколько хороших слов о Сталине, он отметил, что Сталин критиковал сам себя в китайском вопросе.

Мао Цзэдун. Сталин чувствовал, что он совершил в китайском вопросе ошибку, и не маленькую. Мы — великая страна с несколькими сотнями миллионов жителей, и как можно выступать против нашей революции и нашей власти? Мы много лет готовились к тому, чтобы захватить власть во всей стране, весь период антияпонской войны — подготовка к этому. Посмотрите документы ЦК той поры, включая работу «О новой демократии», и всё станет ясно. Там как раз говорится, что нельзя вести дело к диктатуре буржуазии, что можно лишь строить новую демократию, руководимую пролетариатом, проводить демократическую диктатуру народа под руководством пролетариата. В течение восьмидесяти лет демократическая революция под руководством буржуазии в нашей стране терпела поражения. Руководимая нами демократическая революция непременно должна победить. Есть только один этот путь, другого нет. Это будет первый шаг, второй шаг — строительство социализма. Именно работа «О новой демократии» представляла собой цельную программу, где говорилось о политике, экономике и культуре — обо всём, кроме военных вопросов.

Кан Шэн. «О новой демократии» имеет очень большое значение для мирового коммунистического движения. Я спрашивал у испанских товарищей. Они говорят, что у них вопрос заключался именно в том, что проводился курс буржуазной демократии, а не новой демократии. Они у себя не занимались тремя вещами — армией, деревней и властью, полностью подчинялись интересам советской внешней политики, поэтому ничего и не получилось.

Мао Цзэдун. Это совсем как у Чэнь Дусю!

Кан Шэн. Они сказали, что компартия организовала армию и отдала её другим.

Мао Цзэдун. Бесполезное занятие.

Кан Шэн. Власть они не брали, крестьян не поднимали. Советский Союз говорил им тогда: если будет руководство пролетариата, Англия и Франция выступят против, а это невыгодно СССР.

Мао Цзэдун. А на Кубе? На Кубе как раз боролись за власть, создавали армию и поднимали крестьян, поэтому и добились успеха.

Кан Шэн. Войну они вели регулярную, по буржуазному образцу, изо всех сил защищали Мадрид. Всё подчиняли интересам советской внешней политики.

Мао Цзэдун. Ещё до роспуска Ⅲ Интернационала мы ему не подчинялись. Не подчинялись Ⅲ Интернационалу и во время совещания в Цзуньи. У нас не было с ним связи потому, что во время Великого похода была потеряна радиостанция. И когда затем в течение десяти лет мы проводили исправление стиля работы и на Ⅶ съезде приняли решение относительно некоторых вопросов истории 13, ликвидировали «левизну», то и тогда мы не подчинялись Ⅲ Интернационалу. Тогдашние догматики совсем не знали особенностей Китая. Пробыв в деревне десять с лишним лет, вовсе не изучали земельные, производственные и классовые отношения в деревне. Неверно, будто стоит приехать в деревню, как сразу поймёшь её, нужно изучать отношения между различными классами и прослойками в деревне. Я потратил на выяснение их более десяти лет. Я сближался с самыми разными людьми и изучал самых разных людей — в чайных, игорных домах. В 1925 году я занимался курсами крестьянского движения, вёл обследование деревни. В родном селе я обследовал крестьян-бедняков. Жилось им плохо, нечего было есть. Позвал я одного крестьянина сыграть в кости, а потом пригласил поесть. До, после и во время еды я беседовал с ним и понял, насколько острая классовая борьба идёт в деревне. Он стал со мной разговаривать, во-первых потому, что я обращался с ним как с человеком, во-вторых, потому, что я предложил ему поесть, и, в-третьих, потому, что у меня можно было выиграть несколько монет. Я всегда проигрывал, и он был очень доволен, выиграв одну-две серебряные монеты.

Был у меня один приятель, после освобождения он дважды навещал меня. В те времена он оказался однажды на мели и пришёл ко мне занять юань. Я дал ему три юаня в качестве безвозмездной помощи. Такая безвозмездная помощь была в ту пору большой редкостью. Мой отец считал, что если человек не живёт только для себя, то его покарают небо и земля. Мать же с ним не соглашалась. Когда умер отец, на похороны пришли немногие, а когда умерла мать, её хоронило множество людей.

Как-то люди из «Гэлаохой» 14 ограбили нашу семью. Я сказал: «Правильно сделали, ведь у них ничего нет». Но с этим даже мать не могла примириться.

В Чанша однажды вспыхнули рисовые бунты, даже губернатора раскулачили. Некоторые мелкие торговцы, продававшие жареные конские бобы, стали возвращаться в свои родные села на берега реки Сянцзян. Я расспрашивал их о происходящем. Синее и Красное братства в деревнях тоже проводили собрания, расправлялись с богатеями; об этом сообщалось в шанхайской газете «Шэньбяо», усмирить их удалось, лишь когда из Чанша прислали войска. У них была плохая дисциплина, они грабили середняков, а потому сами оказались в изоляции. Один их предводитель долго прятался, бежал в горы, но его всё-таки поймали и убили. Потом местные помещики провели совещание и казнили ещё несколько бедняков. В то время компартия ещё не существовала, то была стихийная классовая борьба.

Общество выдвинуло нас на политическую арену. Кто раньше думал о том, чтобы заниматься марксизмом? О нём никто и не слыхал. Слышали и читали мы о Конфуции, Наполеоне, Вашингтоне, Петре Великом, о реформах Мэйдзи, о трёх героях Италии 15. В общем, обычный буржуазный набор. Читали ещё биографию Франклина — как он родился в бедности, как позже стал литератором и экспериментировал с электричеством.

Чэнь Бода. Франклин первый выдвинул тезис о том, что человек есть животное, производящее орудия труда.

Мао Цзэдун. Он сказал, что человек есть животное, производящее орудия труда. Раньше говорили, что человек есть мыслящее животное, что «функция души — мышление», что «человек — наиболее совершенное из всех существ». А кто его поставил на это место? Сам. Такого рода суждения высказывались ещё при феодализме. Потом Маркс указал, что человек может создавать орудия труда, что человек — существо общественное. Действительно, лишь по прошествии миллиона лет у человека образовался мыслящий мозг и руки. Животные и впредь будут развиваться, я не верю, чтобы лишь у человека могли быть руки. А разве лошади, коровы и овцы не могут эволюционировать? Разве эволюционировать могут лишь одни обезьяны? Разве только одни обезьяны могут эволюционировать, а другие животные не могут? Разве через миллион, через миллиард лет лошади, коровы и овцы останутся такими же, как сегодня? По-моему, они будут изменяться. Лошади, коровы, овцы, насекомые — все будут изменяться, ведь животные произошли от растений, из морских водорослей. Об этом знал ещё Чжан Тайянь 16. В своём послании Кан Ювэю о революции он как раз писал об этом. Земной шар поначалу был мёртвым, на нём не было ни растений, ни воды, ни атмосферы. Неизвестно, сколько миллиардов лет прошло, пока появилась вода, она не образовалась сразу же из соединения кислорода с водородом. У воды есть своя история, ведь поначалу не было даже водорода и кислорода. Лишь после того как возникли эти два элемента, появилась возможность образования из них воды.

Нужно изучать историю естественных наук, нельзя не заниматься естественной историей, нужно читать книги. Одно дело читать книги ради нужд нынешней борьбы, другое — читать бесцельно. Фу Ин 17 утверждает, что водород и кислород образовали воду лишь после многочисленных соединений, а не просто соединились воедино. В этих его словах есть резон, я хотел бы с ним побеседовать. (Обращаясь к N.) Вам не следовало бы отрицать всё, что говорил Фу Ин.

Всегда много говорили об анализе, синтез же трактовался недостаточно ясно. С анализом более или менее ясно, а относительно синтеза почти ничего не говорилось. Я как-то разговаривал с Ай Сыци 18, он сказал, что сейчас занимаются лишь анализом и синтезом в области концепций, но не занимаются синтезом и анализом объективной действительности.

Как мы применяли анализ и синтез к компартии и гоминьдану, пролетариату и буржуазии, помещикам и крестьянам, китайскому народу и империализму? Как мы использовали анализ и синтез применительно, например, к компартии и гоминьдану? Мы анализировали, по сути дела, сколько у кого сил.

Сколько земли, сколько людей, сколько членов партии, сколько солдат, сколько опорных баз, вроде Яньани? Каковы были слабые места? У нас не было больших городов, армия насчитывала только 1,2 миллиона человек, не было помощи из-за рубежа, а гоминьдан получал такую помощь в больших размерах. Если мы сравним Яньань с Шанхаем, то увидим, что в Яньани было всего 7 тысяч жителей, а вместе с работниками учреждений и армией наберётся 20 тысяч. Там были лишь кустарная промышленность и сельское хозяйство. Как же можно сравнивать Яньань с большим городом? Нашим преимуществом было то, что нас поддерживал народ. Гоминьдан же оторвался от народа. У него была большая территория, много солдат, много оружия, но его солдаты были мобилизованы насильно, существовал антагонизм между солдатами и офицерами. Конечно, значительная часть гоминьдановской армии была весьма боеспособной, отнюдь не все войска рассыпались от первого удара. Именно таковы были их слабости, и главная состояла в отрыве от народа. Мы были связаны с народными массами, а гоминьдановцы оторваны от народных масс.

Их пропаганда уверяла, что компартия обобществляет имущество и жён, такая пропаганда велась даже в начальных школах. Сочинили даже песенку: «Появились Чжу Дэ и Мао Цзэдун, чего только они не творят — убивают, жгут… Что вы будете делать?» — и заставляли школьников петь её. А школьники, как начинали петь, так сразу шли с вопросами к родителям или братьям, и получалось наоборот — пропаганда велась в нашу пользу. Один парнишка, услышав песню, спросил отца, так ли это. Отец ответил: «Вот подрастёшь, сам посмотришь и всё узнаешь». (Отец относился к промежуточным элементам.) Тогда мальчик спросил своего дядю, а тот выругал его и сказал: «Убивают, жгут — что за вздор? Ещё раз скажешь такое, поколочу!» Оказывается, дядя был комсомольцем. Нас ругали все газеты и радиостанции. Газет было очень много. В каждом городе выходило их по нескольку десятков, каждая группировка издавала газету, и все были против коммунистов. Ну, а народ их слушал? Как бы не так!

В китайских делах мы опыт имеем, Китай — вещь для нас знакомая. За границей то же самое — есть богачи и бедняки, контрреволюционеры и революционеры, марксизм-ленинизм и ревизионизм. Ни в коем случае не следует думать, будто все верят контрреволюционной пропаганде, будто все как один пойдут против коммунистов. Разве не все мы читаем газеты? Но ведь мы не подпадаем под их влияние.

Я пять раз читал «Сон в Красном тереме», но тоже не испытал его влияния. Я читал его как историческое сочинение — первый раз как роман, а потом как историческую книгу. Все, кто читает «Сон в Красном тереме», не обращают внимания на четвёртую главу, а между тем в этой главе изложена суть «Сна в Красном тереме», не обращают внимания и на рассказ Лэн Цзысина о дворце Жунго, песнь о достойном завершении и комментарии. Здесь описаны все четыре знатных семейства, о которых говорится в романе. «Сон в Красном тереме» рисует картину острой классовой борьбы. В романе показаны судьбы многих десятков людей, но лишь 20—30 из них относятся к господствующим классам (кто-то подсчитал, что 33 человека). Все остальные — их более трёхсот — это рабыни: Юаньян, Сыци, Ю Вторая, Ю Третья и так далее.

Если к истории подходить не с позиций классовой борьбы, ясности не добиться. В истории можно хороню разобраться, только применяя классовый анализ. «Сон в Красном тереме» написан двести с лишним лет назад, а исследователи романа до сего дня в нём как следует не разобрались. Из этого видно, сколь сложна проблема. Юй Пинбо, Ван Кунлунь — это всё специалисты. Хэ Нифан написал предисловие к роману. Есть ещё и У Шичан. Это представители новой школы исследователей. У Цай Юаньпэя был неверный взгляд на «Сон в Красном тереме», точка зрения Ху Ши более правильна.

Как происходит синтез? Вы все видели, как на материке произошёл синтез двух сторон противоречия — гоминьдана и компартии. А произошёл он так: приходили их войска, а мы «съедали» их кусок за куском. Это не был синтез, выражавшийся в мирном сосуществовании двух сторон: они не хотели мирного сосуществования, они хотели «съесть» нас. Иначе зачем им было нападать на Яньань? Их войска пришли в Северную Шэньси и заняли её всю, за исключением трёх уездов. У вас своя свобода действии, у нас — своя. У вас 250 тысяч человек, у нас 25 тысяч. Несколько бригад, 20 с лишним тысяч человек.

Анализ мы провели, а как провести синтез? Идите, куда вам угодно, идите, а мы будем «съедать» вашу армию кусок за куском. Сможем победить — будем драться, не сможем — уйдём. С марта 1947 года по март 1948 года разбежалась целая их армия. А всё потому, что мы уничтожили несколько десятков тысяч человек. Когда мы окружили Ичуань, Лю Кань пришёл на помощь окружённым. Командующий армией Лю Кань был убит, из трёх его командиров дивизий двое были убиты, третий взят в плен, армия перестала существовать. Вот это и есть синтез. Все винтовки и орудия мы синтезировали в свою пользу, солдат тоже синтезировали. Кто хотел остаться — оставляли, кто не хотел оставаться — давали деньги на дорогу. Уничтожили Лю Каня, и находившаяся в Ичуане бригада сдалась без боя. А как происходил синтез в ходе трёх больших битв — Ляоси — Шэньянской, Хуайхайской и Пекин — Тяньцзиньской? Вот Фу Цзои тоже был синтезирован на нашу сторону. 400-тысячная армия сложила оружие без боя.

Один съедает другого, большая рыба глотает маленькую — это и есть синтез. В книгах так никогда не писалось, и в моих книгах так не написано. Но дело в том, что Ян Сяньчжэнь выдвинул тезис о слиянии двух в единое, заявил, что при синтезе два компонента вступают в нерасторжимую связь. Какие такие нерасторжимые связи бывают в мире? Связи существуют, но они всегда стремятся к расторжению, неразделимых явлений не существует. Мы вели борьбу двадцать с лишним лет, враги уничтожили многих из нас. В Красной армии было 300 тысяч человек, а в район Шэньси — Ганьсу — Нинся пришло 25 тысяч человек; остальные либо были уничтожены, либо дезертировали, рассеялись, были убиты и ранены.

О единстве противоречий нужно говорить, исходя из реальной жизни.

Кан Шэн. Не годится говорить только о концепциях.

Мао Цзэдун. Во время анализа происходит также синтез, во время синтеза — анализ.

Ведь то, что люди едят мясо животных, едят овощи, это тоже результат анализа. Почему люди не едят песок? Если песок попадает в рис, есть неприятно. Почему люди не едят траву, которой питаются лошади, коровы и овцы, а едят лишь капусту и прочее в том же роде? Всё это результат анализа. Шэнь-нун 19 научился изготовлять лекарства, испробовав сто видов трав. За многие десятки тысяч лет путём анализа удалось выяснить точно, какие вещи можно есть, какие нельзя. Муравьёв, змей и черепах есть можно. Крабы, собаки, внутренности животных съедобны. Но некоторые иностранцы этого не едят. Жители Северной Шэньси не едят ни внутренностей, ни рыбы. Кошек в Северной Шэньси тоже не едят. Один год был большой паводок на Хуанхэ, на берег выбросило несколько десятков тысяч цзиней рыбы, её всю пустили на удобрения.

Я — доморощенный философ, а вы — философы заморского образца.

Кан Шэн. Не мог бы председатель сказать о трёх законах?

Мао Цзэдун. Энгельс говорил о трёх законах, но я в два из них не верю (основной закономерностью является единство противоположностей, переход количества в качество есть единство противоположностей количества и качества, а отрицание отрицания вообще не существует). Если переход количества в качество и отрицание отрицания ставить в один ряд с законом единства противоположностей, получится не монизм, а «треизм», так что основным является единство противоположностей. Переход количества в качество есть единство противоположностей количества и качества. Нет никакого отрицания отрицания. Утверждение, отрицание, утверждение, отрицание… каждое звено в развитии явлений есть и утверждение и отрицание. Рабовладельческое общество отрицает первобытное общество, но по отношению к обществу феодальному оно является утверждением. Феодальное общество является отрицанием по отношению к рабовладельческому, но утверждением по отношению к капиталистическому. Капиталистическое общество является отрицанием по отношению к феодальному, но утверждением по отношению к социалистическому обществу.

В чём заключается метод синтеза? Неужели первобытное и рабовладельческие общества существуют параллельно? Параллельное существование имеет место, но лишь как частный случай. Если же брать в целом, первобытное общество должно быть уничтожено. Общественное развитие тоже происходит поэтапно, и первобытное общество прошло много этапов. Когда ещё не практиковалось погребение жён вместе с умершим мужем, они уже должны были подчиняться мужчинам. Сначала мужчины подчинялись женщинам, потом пришли к обратному — женщины стали подчиняться мужчинам. Этот период истории ещё не выяснен, он длился более миллиона лет.

Классовое общество не насчитывает и пяти тысяч лет существования. Все эти луншаньская, яншаоская культуры испытали влияние последней стадии первобытного общества. В общем, один проглатывает другого, один свергает другого, один класс гибнет, другой класс подымается. Конечно, процесс развития не идёт в чистом виде: в феодальном обществе ещё есть рабовладельческие порядки, но феодальный строй является главенствующим. Есть ещё сельскохозяйственные рабы и есть промышленные рабы, например ремесленники. И капиталистическое общество не такое уж чистое. В самом передовом капиталистическом обществе тоже есть элементы отсталости. К примеру, рабство в южных штатах США. Линкольн уничтожил рабство, но и сейчас есть негры-рабы, идёт очень острая борьба, в которой участвуют 20 миллионов человек. Это немалая цифра.

Одно уничтожает другое — возникает, развивается, гибнет. Это всеобщая закономерность. Если тебя не уничтожит кто-то другой, то ты погибнешь сам. Почему умирают люди? Аристократы и те умирают. Таков закон природы. Лес живёт дольше, чем люди, но и он живёт каких-то несколько тысяч лет. Если бы не было смерти, что творилось бы! Если бы Конфуций и его современники могли дожить до нынешних дней, людям на земном шаре не хватило бы места. Я согласен с образом действий Чжуанцзы: если умерла жена, надо петь и бить в таз. Умер человек — надо устраивать праздничный митинг, праздновать победу законов диалектики, праздновать гибель отживших явлений. И социализм тоже погибнет, не может не погибнуть, без этого не будет коммунизма. Коммунизм будет существовать по меньшей мере миллионы, а то и десятки миллионов лет. Я не верю, чтобы в нём не произошло качественных изменений, чтобы не выделились качественные стадии. Не верю, ибо количество переходит в качество, качество переходит в количество. Чтобы миллионы лет могло сохраняться неизменным абсолютно одно и то же качество — в это я не верю, в соответствии с законами диалектики этого нельзя себе представить. Миллион лет действует один и тот же принцип: «от каждого по способностям, каждому по потребностям», одни и те же законы политэкономии. Вы этому верите? Вы об этом думали? Если бы это было так, то и экономисты больше были бы не нужны, всё равно одного учебника будет достаточно, тогда и диалектика умрёт.

Судьба диалектического метода заключается в непрерывном движении к своей противоположности. В конце концов и для человечества настанет последний день. Когда о последнем дне говорят церковники, это пессимизм, запугивание людей; мы же говорим, что гибель человечества будет рождением чего-то нового, более прогрессивного, нежели человечество. Человечество ещё очень молодо. Энгельс говорил, что нужно из царства необходимости перейти в царство свободы, а свобода есть осознанная необходимость. Это высказывание неполно, в нём выражена лишь первая половина мысли, а вторая опущена. Разве одного сознания достаточно, чтобы стать свободным? Свобода есть осознание необходимости и преобразование необходимости. Нужна ещё и работа. Наелся — и отдыхай себе, ограничиваясь познанием. Разве так годится?

Открыв закономерности, нужно уметь их использовать, переделывать мир, рыть землю, строить дома, разрабатывать рудники, создавать промышленность. В будущем людей станет много, зерна не хватит, придётся превращать минералы в питательные вещества. Значит, только через преобразования можно достичь свободы. И такая ли уж свобода будет в грядущем? Ленин говорил, что когда-нибудь аэропланов будет как мух; что же, они так и будут носиться взад и вперёд, налетая друг на друга? Нужно как-то регулировать их движение. А если регулировать, то как же со свободой? Сейчас в Пекине 10 тысяч автобусов, в Токио 100 тысяч (или 800 тысяч?). Оттого там много дорожных происшествий. У нас мало машин, кроме того, мы воспитываем водителей и население, потому и происшествий мало. А что будет с Пекином через 10 тысяч лет? По-прежнему в нём будет 10 тысяч автобусов? Изобретут что-нибудь другое, от нынешних средств передвижения откажутся, сами люди будут летать, с помощью несложного аппарата из одного места прилетать в другое, приземляться где заблагорассудится. Одного познания необходимости недостаточно, нужно ещё преобразование.

Не верю, чтобы коммунистическое общество не делилось на стадии, не имело качественных изменений. Ленин говорил, что любую вещь можно разделить. Возьмём, к примеру, атом. Ленин говорил, что не только атом, но и электрон можно расщепить. Но раньше они считались неделимыми. Отрасль науки, занимающаяся расщеплением атомного ядра, ещё очень молода, ей всего 20—30 лет. За несколько десятков лет учёные расщепили атомное ядро, нашли протоны, антипротоны, нейтроны, антинейтроны, мезоны, антимезоны, это всё тяжёлые частицы, а есть ещё лёгкие. Все эти открытия были сделаны главным образом в ходе второй мировой войны и после неё. А то, что электрон и атомное ядро можно отделить друг от друга, было выяснено ещё раньше. В электрическом проводе как раз используется высвобождение электронов из внешнего слоя меди и свинца. В 300 километрах от Земли, в атмосфере, обнаружен слой ионосферы, там электроны и атомные ядра существуют раздельно. Пока ещё не удалось расщепить электрон, но когда-нибудь расщепят. Чжуанцзы сказал: «Палка длиной в аршин, а начни каждый день отнимать по половине — за десять тысяч поколений не кончишь», и это правда. А не верите — попробуйте. Если дойдёте до предела, значит, науки не существует. Явления всегда развиваются, они не имеют пределов. Время и пространство беспредельны. Если говорить о пространстве, то и макрокосмос, и микрокосмос безграничны, и в то же время их можно бесконечно делить. Следовательно, учёным есть над чем работать, и через миллион лет будет над чем работать.

Мне очень понравилась помещённая в журнале «Цзы жань кэсюэ яньцзю тунсюнь» 20 статья Сакаты Сёити 21 об элементарных частицах. Таких статей прежде мне не доводилось читать. Автор этой статьи — представитель диалектического материализма, он цитирует Ленина.

Недостаток наших философских кругов в том, что они не занимаются философией действительности, а исповедуют книжную философию.

Всегда надо выдвигать что-то новое. Иначе зачем нужны такие люди, как мы? И что будут делать потомки? Новое заключено в явлениях действительности, нужно твёрдо держаться явлений действительности. Жэнь Цзиюй в конце концов марксист или нет? Мне очень понравились его статьи о буддизме, видно, что автор исследовал предмет, что это ученик Тан Юнтуна. Он довёл разговор лишь до буддизма эпохи династии Тан, не касаясь более позднего буддизма. Школа «просветления принципов» Сунской династии развилась из тайской секты Чань, перейдя от субъективного идеализма к объективному. Раз есть буддизм и даосизм, было бы неправильно не заниматься ими. Как можно не обращать внимания на буддизм и даосизм? Хань Юй не рассуждал о принципах, его лозунгом было «перенимать их [древних мудрецов.— Ред.] мысли, но не перенимать их словесного вы выражения». Мысли-де должны быть точь-в-точь такими же, как у других, но форму, стиль следует изменить. Если он и заговаривал о принципах, то в основном повторял древних. Немного нового есть в его «Рассуждениях об учителях» и подобных произведениях. Иное дело Лю Цзыхоу, он занимался буддизмом и даосизмом, был материалистом. Однако его «Ответы неба» слишком уж коротки, всего — ничего. За несколько тысяч лет со времени появления «Вопросов к небу» 22 Цюй Юаня он один написал «Ответы неба». Но о чём же говорится в «Вопросах к небу» и «Ответах неба»? Этого доныне никто не разъяснил до конца. Читаешь — непонятно, узнаешь лишь общий смысл. «Вопросы к небу» — вещь необыкновенная, несколько тысяч лет назад в ней были поставлены разные вопросы о вселенной, о природе, об истории.

(Относительно дискуссии по вопросу слияния двух в единое.) [Журнал] «Хунци» мог бы перепечатать кое-какие наиболее удачные вещи, поместить сообщение.

Примечания:

  1. Высказывание Конфуция по поводу постигших его неудач.— Прим. ред.
  2. Одно из произведений, вошедших в «Книгу песен» («Шицзин»).— Прим. ред.
  3. Это выражение из «Исторических записок» Сыма Цяня.— Маоизм.ру.
  4. Отрывок из песни дровосека «Удары звучат, далеки, далеки» в разделе «Песни царства Вэй» «Книги песен» в переводе А. Штукина (Шицзин: Книга песен и гимнов.— М.: Худож. лит., 1987.— с. 92).— Маоизм.ру.
  5. Кит. идиома 尸位素餐.— Маоизм.ру.
  6. Чжоу Гучэн (1898—1996; 周谷城) — китайский историк и политический деятель, член Китайской демократической партии крестьян и рабочих. В 1961—1962 гг. выдвинул «теорию слияния с духом времени» (时代精神汇合论), которую подвергли жёсткой критике Яо Вэньюань и другие; важность этой критики особо отмечал Мао. Советское издание называет его в комментарии «историком и философом, подвергавшимся критике со стороны маоистов».— Маоизм.ру.
  7. Сунь Ефан (1908—1983; 孙冶方) — китайский экономист. Выступал за рыночные реформы, за что и был прозван «китайским Либерманом». Во время Культурной революции был заключён в тюрьму на семь лет. В советском переводе ошибочно назван Чжан Вэньтянем, возможно, потому, что в 1964 году его группа была заклемлена как «антипартиный блок потомков Чжан Вэньтяня». Сам Чжан был снят со всех постов пятью годами раньше, во время инцидента с Пэн Дэхуэем.— Маоизм.ру.
  8. Е. Г. Либерман (1897—1981) — советский экономист, разработчик экономической реформы 1965 года.— Маоизм.ру.
  9. См. примечание к другому материалу.— Маоизм.ру.
  10. См. примечание к другому материалу.— Маоизм.ру.
  11. Имеются в виду материалы по вопросу о противоречиях и тезисы статьи с критикой теории «соединения двух в единое».— Прим. в китайском тексте.
  12. Ян Сяньчжэнь (1896—1992) возглавлял Центральную партийную школу в 1955—1961 гг. В 1964 г. был подвергнут критике за ревизионистскую трактовку диалектики (теория «два соединяются в одно»).— Маоизм.ру.
  13. Возможно, речь идёт о решении, принятом пленумом ЦК незадолго перед этим съездом.— Маоизм.ру.
  14. «Гэлаохой» («Общество старших братьев») — тайное религиозное о6щество, созданное в Китае в ⅩⅦ веке. Состояло из крестьян и ремесленников; возглавляли его представители торговой буржуазии и ремесленников. Общество готовило вооружённые восстания, уничтожало особенно ненавистных угнетателей. После Синьхайской революции (1911) фактически распалось.— Прим. ред.
  15. Так (意大利三杰) назывли Данте, Петрарку и Боккаччо, а также Леонардо да Винчи, Микеланджело и Рафаэля. Но Мао наверняка имел в виду Кавура, Мадзини и Гарибальди.— Маоизм.ру.
  16. См. примечание к другому материалу.— Маоизм.ру.
  17. См. примечание к другому материалу.— Маоизм.ру.
  18. Китайский философ, бывший проректор ВПШ. Умер в 1969 году.— Прим. ред.
  19. Персонаж китайской мифологии.— Прим. ред.
  20. «Вестник естественных наук», издание АН КНР.— Прим. ред.
  21. В советском переводе почему-то назван «Саката Акира».— Маоизм.ру.
  22. Поэма, приписываемая поэту древности Цюй Юаню (Ⅳ—Ⅲ века до н. э.).— Прим. ред.

Добавить комментарий