24.04.2022

Синей Вороне про маоизм

Кто опубликовал: | 24.04.2022

Олег Торбасов и Афродита КипридаОдин товарищ обратил моё внимание на высказывание Синей Вороны о маоизме. Я сунулся было сделать замечание-другое, но обнаружил, что комментарии у неё закрыты для всех, кроме друзей, а проситься в друзья к человеку, выступающему с не очень порядочными выпадами, было бы странно. Потом другой товарищ тоже указал на эту заметку, что, мол, надо бы ответить. Ну что же, сделаю это на своей площадке.

Я не защитник товарищу Таргонскому — он не в моей партии, да и сам отобьётся. И даже Марксистско-ленинской партии Германии я не защитник. Некоторая (и важная) часть критики в её адрес верна: и про Каддафи, и про то, что об украинских событиях МЛПГ судит со слов киевских проходимцев-националистов 1. Я ещё и добавить немало мог бы и добавлю, но это — в свой черёд.

Однако всякая критика должна быть добросовестной. Ворона же нагородила про Марксистско-ленинскую партию Германии 2, и не только, порядочно чуши, в которую я сейчас и потыкаю. Ворона нам тут послужит наглядным пособием; как говорил Мао, «достаточно препарировать и одного воробья, необязательно препарировать множество» 3.

Маоизм, «о котором никто толком не слышал»

Почти с самого начала Ворона упоминает «российский маоизм (о котором никто толком не слышал)». Это было довольно грубо и оставило недоумение двух видов. Во-первых, чем мы так обидели Ворону, что она в горячке перепутала себя со всеми и о собственном неведении говорит «никто». 4

Во-вторых, что́ ей помешало узнать о российском маоизме толком — мы, вроде, не скрываемся, а она умеет читать. Но чтение почему-то впрок не идёт, каким-то образом породив странный вывод, что российский маоизм «сильно связан с самой личностью Мао», а в маоистских партиях всего мира «Мао упоминают довольно редко». Статистики не ждите; автору так, видите ли, показалось, и этого оказалось достаточно для уверенного утверждения, смысл которого остаётся загадкой: даже если так, что с того, к чему это вообще сказано? 5

Далее она противопоставляет маоистам неких «ортодоксальных „советских“ коммунистов». Что это такое — совершенно неясно. Мы, маоисты, вполне себе «ортодоксальные коммунисты». А кто такие «советские коммунисты»? Напрашивается, что «советские коммунисты» — это коммунисты Советского Союза, но почему тогда Ворона берёт слово советские в кавычки и говорит о них в настоящем времени? Остаётся предположить, что речь об идейных наследниках тех, кто в Великой полемике был на стороне советского ревизионизма. В таком случае не совсем понятно, почему они, по уверению Вороны, «к Мао относятся очень хорошо, читают, цитируют…». Известно, что хрущёвско-брежневские ревизионисты, напротив, относились к Мао весьма отрицательно (если не сказать агрессивно и грубо) — как того и требовала их идеология. Если какие-то их последователи пересмотрели это отношение, то это хорошее начало и следует пожелать им двигаться дальше и порвать с хрущёвско-брежневским ревизионизмом окончательно, перейдя на маоистские, ортодоксально-коммунистические позиции.

Непальский маоизм

Споря с Таргонским, Ворона призывает не обольщаться успехами маоистов, в частности, непальских, указывая:

«…Пришли к власти, молодцы, а дальше что? Ничего, кроме дискредитации слова „коммунистический“ в глазах населения».

Это несправедливо. Во-первых, буквально несколькими строчками выше она же признаёт, что действия непальских маоистов «действительно не так давно помогли свергнуть монархию» и «это круто».

Во-вторых, ещё несколькими строчками выше насчёт Индии она замечает, что «у нас слишком мало фактуры, конкретных знаний, которые вообще могут быть только у резидентов этой страны, чтобы точно оценить деятельность наксалитов». А в отношении Непала, стало быть, у неё конкретных знаний достаточно, чтобы вынести окончательное суждение об успехах и заслугах прачандистов! Что-то не сходится.

В-третьих, это, вообще говоря, не секрет, что прачандисты крупно облажались и раскололись, причём значительное большинство пошло по ревизионистским путям 6. Но правда и то, что народную войну они провели и монархию свергли,— а где всё это время были немаоистские, иначе говоря, просоветские, а если без ложной деликатности, то брежневистские коммунисты? А далеко на периферии; надо очень неплохо разбираться в истории коммунистического движения, чтобы вспомнить партию Раямджхи, бесславно сгинувшую где-то в середине восьмидесятых.

Европейский маоизм

Сойдя с опасной почвы далёких стран, Ворона переходит к клеймлению маоизма в странах первого мира, где «деятельность этих нетоварищей можно оценить скорее отрицательно». Можно, конечно; никто не запрещает. А мы, в свою очередь, можем указать, что оценка эта несправедлива и бездоказательна.

На правах жительницы Германии Ворона принимается рассуждать о немецком маоизме и тут уж мы вправе ожидать, что она разбирается в теме,— но тут же следует ляп:

«…Каждый маоист знает, что такое ICOR, это всемирная маоистская организация, своеобразный интернационал маоистов».

Как бы это сказать…

Нет.

ИКОР — это не всемирная маоистская организация и не интернационал маоистов.

В первом можно убедиться, прочитав учредительные документы ИКОР 7 и обнаружив, что там отсутствует указание на маоизм либо маоцзэдунъидеи, а во втором — пройдясь по списку участников, благо он публично доступен 8. По моей приблизительной экспертной оценке, не более четверти участников ИКОР составляют маоистские партии. При этом в ИКОР не входят крупнейшие и известнейшие маоистские партии — те же наксалиты или филиппинцы Сисона 9. Так что нет, это не маоистский интернационал.

Продолжая тему Европы, Ворона с иронией отзывается о словах Таргонского, упомянувшего «как бы в качестве похвалы и рекламы маоизма», что «один из высокопоставленных чиновников ЕС в молодости увлекался этим учением». «Ничего себе реклама…» — риторически восклицает Ворона. И отчасти с ней можно согласиться. Действительно, невелика реклама для маоизма от того эпизода, что когда-то в юности португальский политик Жозе Баррозу (а это о нём шла речь и было ему тогда лет двадцать) некоторое время состоял в руководстве одной из коммунистических групп 10, пока его оттуда не выгнали. Это, вкупе с другими подобными эпизодами, только-то сигнал, что одно время марксизм-ленинизм в Европе был довольно популярен, а просоветские коммунисты тогда облажались (либо сползли в еврокоммунизм с его значительными, но специфическими реформистскими успехами). Не больше.

Но вот чем этот эпизод точно не является, так это пригодным для Вороны оружием против европейского маоизма. Потому что, если она решилась рассуждать в подобном ключе, придётся напомнить ей про Горбачёва, который в 1970‑х возглавлял Ставропольский крайком КПСС, про Ельцина, который тогда же возглавил Свердловский обком КПСС, про Путина, который, будучи чуть постарше Баррозу, вступил тогда в КПСС. Да и какой-нибудь Зюганов, не бросивший знамя, как я понимаю, Вороне всё-таки не то, чтобы близкий и дорогой друг, всё-таки слишком уж махровый ревизионист. И имя таким «товарищам» легион.

Вороне почему-то это не мешает требовать «поддержки СССР — вот такого, „неправильного“», а значит — тогдашней КПСС. Опять двоемыслие 11: что́ для одной партии позорное клеймо на весь европейский маоизм (который она даже и не представляет), то для другой — лишь досадный эпизод, который ничего не меняет и никого не освобождает от «долга» стоять за неё!

Маоизм в Германии

Далее Ворона обращается к ещё более близкой ей теме — Германии. Для начала, она рассказывает про историю послевоенной «„той самой“ КПГ — Тельмановской, наследницы славных революционных традиций, главной антифашистской организации».

Ворона как будто «забывает» упомянуть в этой связи два важных обстоятельства. Во-первых, среди вожаков этой КПГ были тогда и основатель Компартии Германии / марксистско-ленинской Эрнст Ауст и его соратник, создавший позже организацию-предшественника Марксистско-ленинской партии Германии Вилли Дикхут. Во-вторых, Ворона говорит, что партия «была связана и с ГДР и с Советским Союзом, по крайней мере, находилась с ними в идеологическом единстве», но умалчивает, что в ту пору все они были и в идеологическом единстве с Красным Китаем. Попытка нарисовать картину «славной революционной традиции» как чего-то отдельного от последующего немецкого маоизма — это лукавство.

Размежевание произошло потом; как правильно указывает Ворона, с образованием новой Германской коммунистической партии. Только она вновь лукавит, утверждая, что в её «программе были убраны упоминания о революции и диктатуре пролетариата» только лишь потому, что «иначе она тоже считалась бы „антиконституционной“». Ворона отводит глаза читателей от того, что произошло в международном коммунистическом движении чуть ранее. ГКП была создана в 1967 году. Отмотаем немного назад, и увидим, что в 1956—1964 гг. в международном коммунистическом движении прошла великая полемика, затронувшая и вопрос диктатуры пролетариата и ряд других важных вопросов. Если бы будущие лидеры ГКП не встали в этой полемике на сторону хрущёвских ревизионистов, можно было бы говорить, что убирание упоминаний о революции и диктатуре пролетариата из программы было вынужденным манёвром. Но поскольку они встали на сторону хрущёвских ревизионистов, у этого решения были не только тактические, но и идеологические причины, как, соответственно, и у откола от них КПГ/мл.

Что сказал почётный председатель ГКП Макс Рейман на международном совещании в Москве в 1969 году? Справедливую критику хрущёвско-брежневского ревизионизма и правильную марксистско-ленинскую позицию, которую в этой полемике отстаивали китайские коммунисты, он нелепейшим образом назвал «клеветой на Советский Союз, на партию Ленина» 12. Ревизионисты сами сделали свой выбор и отстаивали его со всем нахальством и упорством — как же можно упрекать марксистов-ленинцев за то, что те оказались вынуждены порвать с ними?

Справедливости ради, в великой полемике ревизионистская сторона ещё не сформулировала прямо всесторонний отказ от принципа диктатуры пролетариата. Речь шла лишь о том, что будто бы Советский Союз перерос этап диктатуры пролетариата, вступив в этап «общенародного государства» 13 и «всенародной партии» 14. Это как будто не обязывало партии капиталистических стран, вставшие на сторону хрущёвского ревизионизма, отказываться от концепции диктатуры пролетариата для себя. Но намёки на такое развитие были уже в полемике по вопросу о «мирном переходе» 15. В 1970‑х перешли к еврокоммунизму антимаоистские компартии Италии, Франции, Испании, и они не могут оправдаться тем, что сделали это под угрозой запрета 16. ФКП, к примеру, избавилась от диктатуры пролетариата в своей программе в 1976‑м, КПИ в 1978‑м зашла так далеко, что убрала из своего устава даже формальную ссылку на марксизм-ленинизм. Они сделали это не вынужденно, а принципиально, на ревизионистской идеологической платформе, общей с ГКП. И в 1969‑м Рейман выступал на московской трибуне в унисон в Берлингуэром 17 и прочими.

Группы под руководством мелкобуржуазных интеллигентов

Прокладывая мост к венчающей статью критике МЛПГ, Ворона обрушивается на левацкие молодёжные группы начала 1970‑х, предъявляя им вот такое обвинение:

«…Эти группы, несмотря на вроде бы ориентированность на рабочих, находились в основном под влиянием студентов и интеллектуалов».

Здесь неважно, насколько обоснована и верна эта претензия, важно, что она на самом деле не имеет никакого отношения к МЛПГ, поскольку та возникала именно в противоборстве с этими группами и выдвигала против них именно такую же претензию 18. Ворона либо не знает об этом (что странно, это у наших немецких товарищей целый пунктик, широко известный в левой среде), либо лукаво умалчивает.

Ходят слухи

Хуже того, чтобы усугубить бросаемую на МЛПГ тень, она доходит до распространения клеветнических слухов, бездоказательности которых даже не может скрывать:

«Имеются даже сведения о том, что эти группы получали финансирование от государственных структур ФРГ, но доказательств нет, так что можно считать это слухами».

Ну а раз доказательств нет, то зачем и болтать попусту? Очевидно, просто чтобы создать неблагоприятное впечатление,— но это вовсе недобросовестный приём!

Требование поддерживать тех, кто вёл к развалу

Третья претензия к этим группам действительно применима к МЛПГ (и, может быть, к ней, отметившейся фундаментальным исследованием реставрации капитализма в Советском Союзе — в первую очередь):

«Объединяло их отрицательное отношение к СССР и ГДР. ‹…› И хотя да, и мы тоже теперь понимаем, что СССР был ревизионистским, и что тогдашнее руководство прямиком вело социалистический лагерь к развалу в 1990-е, но однако на тот момент поддержка СССР — вот такого, „неправильного“ — это был тест на революционность, на понимание марксизма. Да, социализм не идеален, но на данный момент у нас другого нет. Это вообще очень сложная ситуация, когда в наличии уже имеются социалистические государства, они, естественно, не идеальны, вынуждены лавировать во враждебном окружении».

У Вороны всё не стыкуется. Сначала она отказ от диктатуры пролетариата пыталась списать на невыносимое государственное принуждение, а это оказалось общим трендом антимаоистского крыла движения, включая и прекрасно себя чувствующие легальные партии и саму правящую КПСС. А теперь она хрущёвско-брежневский ревизионизм записывает на подавляющее «враждебное окружение». Подумать только, как страшно, одиноко и ненадёжно было положение этих ревизионистов в сравнении с коммунистами Советской России перед лицом белогвардейцев и интервентов и противостоявшего гитлеровскому фашизму СССР! Уж конечно, Ленину и Сталину было легко устоять, а Хрущёву и Брежневу пришлось идти на компромиссы и «лавировать во враждебном окружении».

Но позвольте! Какие компромиссы, какое «лавирование» и «не идеальный» социализм? Процитированный мной отрывок статьи Вороны прямо-таки сочится политической шизофренией! Это заканчивается он словами о «лавировании», а в начале автор проговаривается, чем это «лавирование» в действительности было: «…СССР был ревизионистским, и… тогдашнее руководство прямиком вело социалистический лагерь к развалу…». Стало быть, речь ни о каком не о лавировании! Пардон, но это собственные слова Вороны, а не придумки неведомых ей маоистов.

А раз руководство СССР и КПСС «прямиком вело социалистический лагерь к развалу», то требование поддерживать его — есть фактически требование соучастие в предательстве марксизма-ленинизма, социализма и пролетарской революции. На каковой дорожке большинство антимаоистского крыла и сползло в социал-демократию, если не что похуже, и лишь небольшая часть, подобно Вороне, застыла на грани. Не очень-то подходящая позиция, чтобы чирикать на левацкие группы! Те, при всех их недостатках, неоднозначных взглядах и сложной судьбе, хотя бы в зловонную грязь поддержки реставрации капитализма в Советском Союзе не вляпались.

И у Вороны ещё хватает нахальства или затмения ума, чтобы сравнить ревизионизм и предательство хрущёвско-брежневских ревизионистов с пактом Молотова — Риббентропа при Сталине. Да какое же тут может быть сравнение?! Одни «прямиком вели социалистический лагерь к развалу», а другие изо всех сил, упорно сражались за его сохранение и укрепление! А вот, оказывается, что может; у Вороны этот развал оказывается… следствием того, что «социалистическое государство, как и любое другое, обязано в первую очередь себя защищать, что у него, как ни грустно, есть геополитические интересы…». Вот какая, видите ли, выходит катавасия: чтобы защитить себя, оказывается, приходится разрушить лагерь вокруг себя!

О вмешательствах в Венгрии и Чехословакии

Отдельно поговорим о Чехословакии, раз уж автор пишет о недовольстве «действиями СССР в Чехословакии в 1968 году» и предлагает задаться «вопросом, как поступил бы Сталин в чехословацком кризисе».

Так вот: нам нет никакой нужды задаваться вопросом, как поступил бы Сталин,— потому что есть пример даже не для Сталина, а для Хрущёва. Венгрия, 1956 год. Как писали китайские коммунисты, «происки, направленные на реставрацию контрреволюции в Венгрии, были отбиты» 19. Основатель МЛПГ Вилли Дикхут критикует недостаточность и неискренность принятых после этого мер:

«Но что случилось впоследствии? Вместо того чтобы основательно рассчитаться с контрреволюцией и ревизионизмом, Хрущёв и Кадар делали всё, что могли, чтобы преуменьшить роль реакционеров и переложить всю вину на прежнее партийное руководство, которое настаивало на борьбе против контрреволюционеров… …[Они] любой ценой стремились умалить контрреволюцию и изобретали мнимые преступления венгерских коммунистов. Громкая контрреволюция была подавлена, но тихая контрреволюция одержала верх. Едва оказавшись у власти, Кадар повёл страну по пути капиталистической реставрации» 20.

Но хотя в Венгрии в 1956‑м было вмешательство ревизиониста Хрущёва, а в Чехословакии в 1968‑м — ревизиониста Брежнева, это вовсе не одно и то же! Слово тому же Дикхуту 21:

«Это вторжение… не имеет ничего общего с событиями в Венгрии в октябре 1956 г. Тогда к Советскому Союзу обратилось законное руководство венгерского народа,.. чтобы помочь венгерским трудящимся защитить народно-демократический порядок. Советский Союз выполнил тогда свой интернациональный долг. В 1968 г., однако, и в Советском Союзе, и в Чехословакии была давно завершена капиталистическая реставрация. Даже если бы чехословацкие лидеры просили Советский Союз вторгнуться в их страну, чтобы подавить народ, это было бы не международной помощью, а делом империалистов, выполняющих грязную работу для своих лакеев… Но факт, что партийное и государственное руководство Чехословакии не призывало советские войска. Напротив, все ведущие чехословацкие ревизионисты, включая Гусака, горячо отвергали вторжение…» 22.

Молодая зелёная поросль

К упомянутому Таргонским португальцу Баррозу Ворона добавляет целую россыпь «лидеров [германской] Зелёной партии в 90‑е», уверяя, что «то, что [они вышли] именно из этих маоистских групп…— далеко не случайность, а закономерность».

А, собственно, из каких «из этих»?

Коммунистический союз Западной Германии

Большинство названных политиков (Винфрид Кречман, Ральф Фукс, Винфрид Нахтвай, Криста Загер) несколько лет в начале 1970‑х подвизались в Коммунистическом союзе Западной Германии 23. Да, в своё время это была крупная и важная организация, но вовсе не единственная, по которой можно и нужно судить о маоистском спектре. Если некоторое множество каких-то не самых лучших политиков прошли через неё — это могут быть вопросы к ней, но каким образом это можно выдать за вину других организаций, через которые никто такой не проходил? А ведь КСЗГ не имеет прямого отношения не только к МЛПГ (тогда — Коммунистический союз рабочих Германии), но и к обеим КМГ/мл, от которых МЛПГ тогда откололась. 24 Все эти партии так или иначе происходят от старой немецкой компартии, в то время как КСЗГ вышла из среды «новых левых». Можно рассуждать о том, почему она породила столько лидеров «зелёных» — почему «зелёных», а не коммунистов, или наоборот — к их чести — правых. С тем же успехом можно задаться вопросом, почему эти «зелёные» не были выходцами из КПГ/мл и её осколков, и не говорит ли это в пользу этих маоистских партий. Ворона же даже сама проговаривается, когда называет закономерностью их выход «именно из этих маоистских групп». Это, чёрт возьми, верно, именно из этих — но тогда это скорее довод в пользу других маоистских групп, а не против них!

Коммунистический союз Западной Германии

Юрген Триттин состоял в другой промаоистской группе 25, как и Ангелика Беер, Улла Ельпке и ряд других известных евролевых. Однако, по особой иронии, эта группа была сравнительно лояльна к СССР и отвергала тезис о «социал-империализме», что входит в некоторый диссонанс с излагаемой Вороной логикой.

«Революционная борьба»

Йошка Фишер состоял в «Революционной борьбе» 26, вообще не имевшей отношения к маоизму. Там же, между прочим, состоял знаменитый Даниэль Кон-Бендит, которого, по воспоминаниям одного моего старого товарища в МЛПГ, она ещё в ту пору оттаскала за вихры в стычке на митинге. Это ещё раз об отношении всей этой компашки с МЛПГ. Ворона, возможно, ни о чём таком не знает, судя по тому, что говорит об этой группе лишь, что та «делала ставку на „пролетарскую революцию в Германии» 27. В связи с этим любопытно, на что ещё предлагает Ворона делать ставку немецким коммунистам.

Марксистско-ленинская партия Германии

«Теперь перейдём к маоистам сегодняшним», говоря словами Вороны, а именно к Марксистско-ленинской партии Германии. Эта часть разбираемой статьи оказалась короткой, а собранные в нём претензии, мягко говоря, чудаческими.

А не масоны за маоизмом стоят?

Ворона снова пускается в спекуляции вида «деньги немецкого генштаба»:

«У партии МЛПГ бюджет исчисляется миллионами евро», «Откуда у МЛПГ такой бюджет? Тайна сия велика», «миллионные пожертвования… они заявляют в прессе вполне открыто».

Никаких ссылок Ворона на бюджетные сводки не даёт, не говоря уже о каких-либо фактических основаниях подозревать МЛПГ в финансовой нечистоплотности. Сказать по существу нечего, а бросить тень хочется — с этой неэтичной схемой мы уже знакомы по исторической части статьи.

Уместна ли в современной Германии борьба против буржуазии

МЛПГ «развешивает повсюду» «жутко революционные плакаты» и «приучает людей к бессмысленности ррреволюционной фразы», она — «не то, что левая, а прям радикально марксистско-ленинская партия».

Всё это, вероятно, следует понимать как обвинение в левом уклоне. Но прямо и содержательно, опять же, не сказано ни единого слова. Ворона лишь бранится, но принципиальной критики не предъявляет.

К этому же пункту можно отнести неясную шпильку в адрес «нашедшей своё отражение и в текущей политике МЛПГ» позиции «надо всегда бороться против буржуазии, невзирая на время, место и обстоятельства».

Это как понимать? С одной стороны, конечно, следует учитывать время, место и обстоятельства, даже и в борьбе коммунистов против буржуазии, а с другой — ну не хочет же Ворона сказать, что в современной Германии не «время, место и обстоятельства» для такой борьбы? 28

Жалкие, ничтожные люди

«…Результаты у МЛПГ весьма жалкие: сотые или десятые доли процента на любых выборах, отсутствие роста, отсутствие народной поддержки».

Очень, очень странное сожаление.

Нет, формально это правда — но ведь партия Вороны на протяжении трёх с половиной десятилетий получает на выборах ещё меньше, иной раз на порядок. На последних выборах (2021 г.) почти догнали — ну, поздравляю,— но всё равно поменьше.

Это только про выборы; «отсутствие роста, отсутствие народной поддержки» — это всё голословно и неизвестно, как проверять. Сказать можно всё, что угодно.

Про немецкое национальное единство

Главное, наверное, обвинение — «это отношение к ГДР». Видите ли, МЛПГ относится к поздней ГДР негативно и «прямо призывают праздновать воссоединение», что «не встречает понимания».

Но, пардон, Ворона, разве недостаток такого понимания не есть Ваша проблема и Ваших товарищей? Ведь Вы же посылки сами назвали, почему же теряетесь перед требуемыми элементарной логикой следствиями?

Смотрите сами: Вы признали, «что СССР был ревизионистским, и что тогдашнее руководство прямиком вело социалистический лагерь к развалу в 1990-е», так отчего же Вас удивляет, когда ГДР описывают марионеткой в руках этих сил? Разве ГДР сопротивлялась этому руководству, выступала против его зловещих планов? Вовсе нет.

А когда они, эти зловещие планы, подошли к своей кульминации — зачем же лить слёзы по «аннексии ГДР», по воссоединению одного капиталистического немецкого государства с другим немецким государством реставрации капитализма? Ведь единое национальное государство является «типичным, нормальным для капиталистического периода» 29. Так разве было бы лучше, если бы два немецких государства сейчас были бы разделены государственной границей? 30

Поужасаемся расколу

МЛПГ, де, «вносит вклад в ужасающий (и без того) раскол комдвижения».

А почему это МЛПГ, вдруг, виновата в этом расколе? А может быть, в нём виновата как раз партия Вороны, отказывающаяся, под знаменем сочувствия ревизионистам прошлого века, от единства с МЛПГ на марксистско-ленинской основе? Тем более что Ворона сама проговаривается, что раскол комдвижения и без вклада МЛПГ «ужасающий». Это любопытно. Если вы создали «ужасающий раскол», то это довольно беззастенчиво упрекать других за то, что они к нему что-то ещё добавили.

Может быть, вам сначала подвергнуть самокритике свои ошибки в китайско-советской полемике, своей многодесятилетней слепоте в отношении реставраторов капитализма и даже пособничестве им, прежде чем обвинять других в расколе? Как же можно с вами не раскалываться, когда вы упорствуете в своих давно опровергнутых историей ошибках шестидесятилетней давности и до сих пор браните тех, кто когда-то возвысил против них голос?

…Забавно, между прочим, что чуть ниже Ворона сама настаивает на необходимости «критики других левых и прочее размежевание». Надо понимать, это необходимо для партии Вороны, а всем остальным фу так делать, сидите молча и обтекайте, чтобы не создавать раскол, пока его будут создавать за вас.

Кто же совпадает с буржуазией

Наконец, Ворона обвиняет МЛПГ в том, что «их мнение то почти, то вообще полностью совпадает с мнением правящих буржуазных империалистических партий. Только они заходят с другой стороны — но говорят то же самое. Для тех в ГДР была „тоталитарная диктатура“ — и для этих „бюрократическая диктатура“».

Во-первых, конечно, Ворона лукавит: мнение МЛПГ формально «совпадает» с мнением буржуазии не «в приложении к конкретным моментам» 31, а в некотором довольно узком круге теоретических вопросов.

Во-вторых, так действительно случается, что какие-то наблюдения коммунистов где-то как-то оказываются похожи на какие-то наблюдения буржуазии. Когда в Германии наступил нацизм, то сопоставимые характеристики ему дали такие разные политические деятели, как Сталин, Рузвельт, Черчилль, Чан Кайши и Мао Цзэдун. Когда в ГДР был установлен социализм, об этом так или иначе говорили и коммунисты и буржуазия. Тоже, Ворона скажет, подозрительное совпадение, если не сговор?!

Наконец, когда в ГДР был реставрирован капитализм, то, раньше или позже, к признанию этого факта тоже пришли и коммунисты всех мастей и буржуазия. Причём, что курьёзно (ибо тут можно вернуть Вороне обвинения, выстроенные по её же логике), маоисты пришли к нему раньше и независимо, а брежневисты 32 и буржуазия — практически в унисон. И партия Вороны и буржуазия совершенно одинаково представляют, что это Горбачёв покончил с социализмом только в конце 1990‑х годов. 33

Заключение

В заключение Ворона громогласно и совершенно голословно — как ясно из прочтения её текста, а вышеизложенным разбором только подчёркнуто — обвиняет МЛПГ в «антиреволюционной и антикоммунистической роли». Как бы сама чувствуя, что обоснования на этот раз не завезли, она кидает читателю надежду обрести их позднее, обещая в «другой раз» «ещё философски 34 порассуждать об отношении к реальному социализму и связи этого вопроса с подлинной революционностью». Увы, но пока беспардонный и бездоказательный выпад всецело остаётся на её совести.

Примечания:

  1. Я имею в виду деятелей, выдающих себя за рубежом за Координационный совет рабочего движения, хотя у нас тут (в Украине, Беларуси и России) все, кто хотя бы знал про КСРД, в курсе, что он перестал существовать ещё до переворота 2014 года.
  2. Ворона называет её «Марксистско-Ленинистской Партией Германии».
  3. Мао Цзэдун. Выступление на совещании в Ханчжоу (4 января 1958 г.).
  4. Знаете, есть такой императив: «Отучаемся говорить за всех».
  5. На самом деле, ларчик открывается просто: есть разница между заметными формами работы крупной партии и пропагандистского кружка, которым мы, по существу, являемся. Это же очевидно.
  6. Хотя «резиденты этой страны», непальские граждане, уже после этого продолжают массово голосовать за коммунистические партии, так что, может, не такая уж драматичная это дискредитация.
  7. См. учредительную резолюцию или устав.
  8. На сайте самой ИКОР, а лучше — в нашей вики.
  9. Хотя Ворона и предваряет рассуждение об ИКОР замечанием, что «немецкий маоизм… связан с хорошими наксалитами или филиппинскими партизанами». Связан. Но в ИКОР с ними не объединён, если не считать наксалитами Компартию Индии (марксистско-ленинскую) «Красная звезда». Исторически они, правда, тоже наксалиты, но обычно теперь под наксалитами понимается Компартия Индии (маоистская).
  10. Речь идёт о Компартии португальских трудящихся (в то время — Движение реорганизации партии пролетариата), которая при возникновении симпатизировала маоизму, но маоистской так и не стала, а к настоящему времени выродилась примерно так же, как и Португальская компартия, отвергая Сталина и Мао как «два самых кровавых режима ⅩⅩⅠ века». Ворона далее обвиняет левые группы в Германии в том, что те притворялись, что критикуют советский ревизионизм, но «по факту их не устраивало скорее то, что буржуазные власти уже называли „тоталитаризмом“», но если мы заглянем в программу той же ПКП, то увидим, что поражение советского социализма там записано на «усиление авторитарного характера государства» и «чрезмерно национализированную экономику».
  11. То же двоемыслие продемонстрировано в случае с Индией, где незнание мешает Вороне отметить успехи маоистов, и Непалом, где незнание не мешает ей отмечать их провал.
  12. Международное Совещание коммунистических и рабочих партий. Документы и материалы. Москва, 5—17 июня 1969 г.— М., Политиздат, 1970.— с. 97.
  13. См. отповедь так называемой теории «общенародного государства» в девятой статье по поводу открытого письма ЦК КПСС «О хрущёвском псевдокоммунизме и его всемирно-историческом уроке» (14 июля 1964 года).
  14. См. отповедь так называемой теории «всенародной партии» в девятой статье по поводу открытого письма ЦК КПСС «О хрущёвском псевдокоммунизме и его всемирно-историческом уроке» (14 июля 1964 года).
  15. См. тезисы мнений по вопросу о мирном переходе (10 ноября 1957 года).
  16. Испанцы были под запретом, но уже в 1975 году Франко умер, а в 1977 году партия была легализована. Она отреклась от марксизма-ленинизма после этого. А что же Долорес Ибаррури? А она до смерти в 1989‑м оставалась у этих предателей на почётном председательском посту.
  17. Энрико Берлингуэр на тот момент заместитель секретаря Итальянской компартии, с 1972 г.— её генеральный секретарь, один из основоположников «еврокоммунизма». На совещании 1969 года тоже клеймил «серьёзные ошибки китайских коммунистов» и их разногласия с «СССР и почти всеми другими социалистическими странами и коммунистическими партиями» (Международное Совещание коммунистических и рабочих партий. Документы и материалы. Москва, 5—17 июня 1969 г.— М., Политиздат, 1970.— с. 174).
  18. См.: «…Слияние с имеющимися группами под руководством мелкобуржуазных интеллигентов не имеет смысла. Только если группы или отдельные лица освобождаются от губительного влияния мелкобуржуазных элементов, может происходить постепенное объединение путём всё более тесного сотрудничества на единой идеологической основе» и т. п. (В. Дикхут. Некоторые основные вопросы партийного строительства).
  19. Ещё раз об историческом опыте диктатуры пролетариата (Статья в газете «Жэньминь жибао»).— М., Издательство «Правда», 1956. // «Правда» № 365 (14028) от 30 декабря 1956 г.
  20. Вилли Дикхут. От бюрократического капитализма к социал-империализму.
  21. Бедная Ворона, как мы уже убедились, умеет писать, но не [очень хорошо?] умеет читать, потому что это давным-давно — в 1972 году — издано на немецком и весьма уже давно — в 2004 году в моём переводе — на русском.
  22. Вилли Дикхут. От бюрократического капитализма к социал-империализму.
  23. Нем. Kommunistischer Bund Westdeutschland.
  24. См. в нашей вики.
  25. Нем. Kommunistischer Bund.
  26. Нем. Revolutionärer Kampf.
  27. Это практически идентично формулировке в Википедии: «Es handelte sich um einen Zirkel sozialistischer Studenten, die eine „Proletarische Revolution“ in Westeuropa für notwendig hielten und darauf hinarbeiten wollten».
  28. Хотя кто её знает (см. выше выделение Вороной «ставки на „пролетарскую революцию в Германии» как какой-то экзотической особенности одной из левых групп).
  29. В. И. Ленин. О праве наций на самоопределение.
  30. Возможно, Ворона не придаёт такого уж большого значения государственной границе потому, что живёт внутри Евросоюза. В таком случае ей следовало бы вспомнить о воссоединении с Россией русского (т. е. с преобладанием русского населения) Крыма, чтобы избавиться от недооценки единого национального государства. Нет, конечно, если у отдельной части нации есть свой особенно прогрессивный политический проект, который реакционное объединение угрожает задавить… Но она же знает, что в ГДР этот проект уже додавливали своими силами, а если и с посторонней помощью — то это была помощь не ФРГ, а советских (тогда уже горбачёвских) ревизионистов.
  31. Всем? Ворона в этой фразу рассуждает, будто бы так и есть, и никаких оговорок не делает. Хотя чуть-чуть ниже сама проговаривается, что нет, даже в её представлении, не по всем вопросам МЛПГ якобы сходится с буржуазией: «МЛПГ — это партия, с которой возможно… участвовать вместе в каких-то акциях, где мы совпадаем — например, поддержка профсоюзов, антивоенное движение, антифашизм».
  32. Ворона, вероятно, обидится на такое обозначение. Ну а кто? В программе КПГ записано: «Хрущёв несёт ответственность за экономический и социальный застой и упадок и поставил под угрозу единство социалистического лагеря» — что правда, и: «Было логично остановить и лишить власти этого предателя». А кто сместил Хрущёва? Брежневское руководство.
  33. См. в программе КПГ: «В 1985 году Горбачёв стал генсеком, предателем КПСС, СССР и всего советского народа, да и мирового социализма».
  34. Зачем же именно и только философски? Политически и экономически порассуждать тоже очень не мешало бы, особенно если берёшься оспаривать политический и экономический анализ того же Дикхута!

Добавить комментарий