28.04.2019

Как «Политштурм» шёл, но не дошёл к критике маоизма

Кто опубликовал: | 29.04.2019

Группа под названием «Политштурм» выступила со статьёй «К критике маоизма». Некоторые товарищи высказали заинтересованность в нашем, маоистов, ответе. Что ж, извольте, пока для таких пустяков выдались благоприятные условия.

Внезапно, Мао не родился с дипломом ВПШ

«Говоря об истоках маоизма, невозможно не затронуть тему формирования взглядов основоположника этой теории Мао Цзэдуна»

«Политштурм»

Вообще-то, возможно. Точно так же, как истоки марксизма лежат вовсе не в биографии Маркса и Энгельса, а в… Ну, вы знаете: немецкая философия, английская политэкономия, французский социализм 1.

«Само собой, главной движущей силой исправления действительности Мао считал крестьянство…»

«Политштурм»

Неправда. В юности Мао был рад-радёшенек вырваться из сельской глубинки и довольно долго вспоминал о крестьянах во вторую очередь. В одном из первых своих политических манифестов, опубликованном в 1919 году, он перечисляет профессиональные союзы, призванные стать основой грядущей революции:

«…Союз железнодорожников, союз горняков, союз телеграфистов, союз телефонистов, союз кораблестроителей, союз рабочих торгового мореплавания, союз металлистов, союз текстильщиков, союз вагоновожатых, союз рикш, союз строительных рабочих…» 2.

Где тут крестьяне вообще?

«…И это вполне понятно, ведь Китай того времени — аграрная страна с практически отсутствующим рабочим классом и огромной массой безземельного и малоземельного крестьянства».

«Политштурм»

Стало быть, претензии в этом отношении снимаются. О чём тут разговор тогда вообще?

«И вот это крестьянство… для Мао Цзедуна представлялось основным мотором будущих общественно-экономических преобразований. Эти мелкобуржуазные убеждения он пронесёт через всю жизнь…»

«Политштурм»

Пардон, только что в тексте обосновывалась разумность таких убеждений! Аграрная, мол, страна, рабочего класса нет, огромная масса крестьянской бедноты — когда это говорит критик, он молодец, а когда Мао — это, оказывается, у него мелкобуржуазные убеждения.

С другой стороны, это неправда. Например, в письмах Цай Хэсэню (1920—1921 гг.) Мао говорит о пролетариях, но не о крестьянах.

Панцов пишет о периоде вскоре после основания КПК:

«Под влиянием Маркса Мао считал в то время рабочих основной силой будущей революции, и его ничуть не смущало, что в его родной провинции собственно промышленного рабочего класса не было. ‹…› К середине 1923 года Мао Цзэдуну и его товарищам удалось создать двадцать два профессиональных союза (многие из них назывались рабочими клубами): шахтёров, железнодорожников, типографщиков, работников городского хозяйства и монетного двора, рикш, парикмахеров и других. Уже в начале 1922 года в Чанше и других местах „развернулось мощное рабочее движение“,— вспоминал Мао Цзэдун. Оно достигло своего апогея осенью 1922 года, когда в стачках, по данным самого Мао, приняло участие более 22 тысяч рабочих. К подавляющему большинству забастовок Мао имел непосредственное отношение» 3.

Крестьянским вопросом Мао занялся только в 1923 г. И если не с подачи Коминтерна, то во всяком случае в согласии с ним. «Директива ИККИ Ⅲ съезду КПК», пришедшая с запозданием, гласила:

«Национальная революция в Китае и создание антиимпериалистического фронта необходимо будет сопровождаться аграрной революцией крестьянства против остатков феодализма. Только в том случае эта революция сможет быть победоносной, если в движение удастся вовлечь основную массу китайского населения — парцеллярное крестьянство… Таким образом, центральным вопросом всей политики является именно крестьянский вопрос» 4.

Однако и в 1926 г. Мао пишет:

«Несмотря на свою немногочисленность, промышленный пролетариат стал главной силой национально-революционного движения» 5.

«Первая марксистская литература,— „Манифест Коммунистической партии“,— попала в руки Мао Цзедуна, когда ему было уже 28 лет».

«Политштурм»

Не имеет отношения к делу. В руки Маркса «Коммунистический манифест» попал ещё позже, в 29 лет.

«Разумеется, винить самого Мао в этом не приходится…»

«Политштурм»

Значит, и разговора нет.

Критики ломятся в открытую дверь. Мао потом сам рассказывал:

«Ни Маркс не был мне знаком, ни Ленина я не знал. Поэтому у меня не было идеи организовать коммунистическую партию. Я верил в идеализм, в Конфуция и в дуализм Канта». И что с того? «Позже ситуация изменилась» 6.

Основание партии

«Ли Дачжао разъяснял… основы марксизма-ленинизма… в своём понимании: пропуская элементы марксизма через сито традиционного мелкобуржуазного сознания, „обогащая“ марксизм нотками волюнтаризма, национализма и даосской диалектики».

«Политштурм»

Голословно и оскорбительно для товарища Ли, который пользовался уважением и в сталинской и в хрущёвско-брежневской традиции, но, поскольку моей задачей не является его защита, я это пропущу.

«…Среди 13 основоположников [Коммунистической партии Китая] (в число которых входил и Мао) не было ни одного представителя рабочего класса, ни одного человека, твёрдо стоявшего на марксистско-ленинских позициях».

«Политштурм»

Речь, если кто не понял, об участниках первого съезда КПК. О том, насколько несущественно классовое происхождение, когда речь идёт об отдельных лицах (или столь узких группах), будет замечание ниже. Даже если это правда, то что с того? Сам Мао в уже процитированной беседе рассказывал:

Мао Цзэдун летом 1921 года, вскоре после основания КПК.

«…В 1921 году был проведён Ⅰ съезд партии, на нём я был одним из делегатов. ‹…› Я и этот троцкист [Лю Жэньцзинь] — мы ещё живы; третий, кто ещё живёт, это заместитель президента Дун Биу. Другие все погибли или изменили. С 1921 года, когда была создана партия, и до Северного похода 1927 года мы знали только, что мы хотим делать революцию, а как делать революцию, каковы должны быть методы, линия, политическое планирование, в этом мы вообще ничего не понимали» 7.

Критики опять ломятся в открытую дверь, за которой нет того, что они пыжатся представить. Обратимся же к их «доводу».

С одной стороны, вы когда-нибудь интересовались дальнейшей политической судьбой девяти делегатов первого (Минского) съезда РСДРП? Если нет, поинтересуйтесь. Особенно Ванновского или Петрусевича. Тогда поймёте, что это не имеет отношения к делу.

С другой стороны, учитывая упоминание Мао, эта статья здесь «ставит телегу впереди лошади», использует в качестве аргумента именно ту злобную клевету, которую тщится обосновать.

Троцкисты, хрущёвцы и буржуазные разложенцы судят партизанского вождя

«Спустя 6 лет после основания партии пленум ЦК КПК, состоявшийся в ноябре 1927 года, констатировал, что…».

«Политштурм»

Виссарион (Бесо) Ломинадзе

Для начала нужно бы уяснить, что такое — пленум ЦК КПК осенью 1927 года, через полгода после чанкайшистского переворота; чтобы понять, насколько можно ссылаться на него, как на авторитетный источник. Двухдневное заседание в Шанхае проходило под руководством советского эмиссара Ломинадзе. Если кому-то это кажется чем-то вроде «знака качества», напомню, что уже три года спустя Ломинадзе был выведен из ЦК ВКП(б), а в 1935-м покончил с собой.

Сян Чжунфа

Что касается китайцев, возглавивший в том году партию Цюй Цюбай был позже раскритикован за левый оппортунизм и снят со всех постов в 1931-м, на пленуме под руководством другого коминтерновца, Мифа (тоже, кстати, репрессированного, но в 1937 году). Ли Вэйхань ничем себя не запятнал… до старости, когда стал прислужником Дэн Сяопина, реставратора капитализма. Среди выдвинувшихся тогда руководителей КПК был Сян Чжунфа — как представитель рабочего класса он продвигался коминтерновскими кураторами, а на первом по-настоящему рабочем съезде КПК в Москве в 1928 году он был поставлен во главе партии. И чем эта история закончилась? Сян подвергся буржуазному разложению, а после ареста всех сдал и умер недостойно. Также предателем стал Гу Шуньчжан.

…И этих людей нам цитируют и предлагают слушать как «самих китайских коммунистов»? И так уже ясно, что проблема не состояла в том, что «почти весь руководящий актив нашей партии состоит не из рабочих и даже не из беднейших крестьян, а из представителей мелкобуржуазной интеллигенции». Много ли было рабочих в руководстве большевиков? Ленин был рабочим? Сталин был рабочим? Хрущёв был рабочим — это правда. А вот ни Ломинадзе, ни Цюй Цюбай — не были. Да подлинная ли вообще резолюция, где они распинаются насчёт интеллигенции в руководстве? Может быть, и нет, критики указывают не очень-то надёжный брежневский источник 8.

«Не было такого принципиального вопроса, где Мао Цзедун не имел бы своего мнения, расходившегося,— в большей или меньшей степени,— с мнением Коминтерна».

«Политштурм»

Можно подумать, «мнение Коминтерна» — это такая марка качества! Выше я уже отметил, как кончили два куратора Китая от Коминтерна (Ломинадзе и Миф). Можно ещё вспомнить Маринга, первого такого куратора, чуть позже ушедшего в троцкизм, а затем ещё дальше вправо.

«Главным же предметом споров был вопрос о роли крестьянства в революции — после инспекционной поездки в Чаньша в 1926 году Мао окончательно утвердился в мысли, что именно крестьяне являются мотором не только антиимпериалистической, но и социалистической революций».

«Политштурм»

Утверждение остаётся голословным, но если принять его за истину, то это рушит только что прозвучавшее утверждение о расхождениях Мао с Коминтерном. Потому что именно Коминтерн обозначил тогда крестьянство как «основной и решающий фактор китайского национально-освободительного движения» 9.

«Закончилась его деятельность вполне закономерно: за свои провальные милитаристские авантюры на селе в период „восстаний осеннего урожая“ в 1927 году Мао Цзедун был исключён из состава Временного Политбюро КПК».

«Политштурм»

Временное политбюро сформировала встреча ЦК 7 августа. Ввести Мао в Политбюро (кандидатом) предложил эмиссар Коминтерна Ломинадзе (ещё одно свидетельство, как Мао «расходился» с Коминтерном!).

Ма Чанъи, «Восстание осеннего урожая» (1975)

Принятая тогда тактика крестьянских восстаний вскоре потерпела сокрушительное поражение, и на совещании в ноябре 1927 года Мао действительно был выведен из кандидатов в члены Временного политбюро. Однако знакомство с вопросом делает ясным, что Мао просто сделали «козлом отпущения».

Во-первых, вооружённые выступления вовсе не были его исключительной идеей — это был курс всего ЦК под руководством Цюй Цюбая при одобрении Ломинадзе.

Во-вторых, Мао ещё в июле предложил 10 отправить хунаньский крестьянский союз в горы для создания военной базы, но партийное руководство было настроено гораздо более опрометчиво.

В-третьих, Мао постоянно подчёркивал опасность поражения восстания, не имеющего военной поддержки,— по иронии, именно это поставили ему в вину как «военный авантюризм».

В-четвёртых, Наньчанское восстание же тоже было разбито: только его руководителя (Чжоу Эньлая) на этом заседании повысили.

В-пятых, это хунаньский комитет во главе с Мао спас оставшиеся вооружённые силы революции, отказавшись от самоубийственного штурма Чанша, который ему навязывали Цюй Цюбай и ещё один коминтерновский представитель, Кучумов (думаю, вы уже не удивитесь, когда узнаете, что он будет репрессирован в 1936-м).

В-шестых, наконец, политбюро принимало своё решение, не выслушав Мао, а он о нём не узнал. По одной простой причине: он занимался вооружённой борьбой и советским строительством в Цзинганшани. Вам не кажется ситуация немножечко странной: сидящие в Шанхае люди, часть из которых потом станет предателями, вешают ярлыки на товарища, который бегает за них под пулями по горам?

«Вернётся в Политбюро он лишь в 1935 году…»

«Политштурм»

В 1934‑м.

«…чтобы путём интриг и спекуляций возглавить КПК…»

«Политштурм»

Фантазии. Он в ИККИ, что ли, интриговал? С Димитровым спекулировал?

«…гегемонию мелкобуржуазной идеологии в качестве генеральной линии партии».

«Политштурм»

Не сказано ни слова, в чём заключалась эта «мелкобуржуазность», так что и обсуждать нечего.

«…погибли многие ценные кадры, стоявшие на твёрдых позициях Коминтерна…»

«Политштурм»

Вот насчёт твёрдых позиций Коминтерна, особенно в китайском вопросе, не надо бы. Не смешно, а очень даже грустно. Всякий знакомый с вопросом, хорошо знает, как шарахало Коминтерн в его попытках формулировать линию для китайских коммунистов. Например, директиву выходить из Гоминьдана им прислали 20 сентября 1927 года, когда их уже исключили и правый и левый Гоминьданы. Исполняйте, чё?

Да и наличие разных фракций в аппарате Коминтерна и среди ответственных за Китай — не секрет. Вот что рассказывает Панцов:

«В аппарате ИККИ имелось несколько фракций. Наиболее известные возглавлялись Иосифом Ароновичем Пятницким и Дмитрием Захаровичем Мануильским. Эти группы ожесточённо, хотя и закулисно, боролись друг с другом. Не было единства и среди тех, кто курировал Коммунистическую партию Китая. Нередки, например, были конфликты Мифа с заместителем заведующего Восточным лендерсекретариатом Людвигом Игнатьевичем Мадьяром. Понятно поэтому, что отдельные фракции в ИККИ, во многом в силу чисто личных амбиций входивших в них аппаратчиков, поддерживали „своих людей“ в КПК» 11.

Мао Цзэдун и Ван Мин в Яньани, 1937 г.

Поэтому вот не надо басен про «стоявших на твёрдых позициях Коминтерна». Это не более, чем идеологические клише, которыми потрясали проигравшие во внутрипартийной борьбе, вроде Ван Мина или Гао Гана. Никакого авторитета Коминтерна, СССР или Сталина за ними не стояло, во всяком случае, уж не больше, чем за Мао. А вот прислужничество хрущёвско-брежневским ревизионистам и реставраторам капитализма (в случае Ван Мина) — вполне.

Много позже Мао вспоминал, что люди, выдававшие себя за «стопроцентных большевиков», «довели до того, что потери партии в белых районах составили 100 процентов, а в советских районах — 90 процентов» 12.

Впрочем, Мао отнюдь не таил свою справедливую критику тридцать лет. Он высказался сразу. Вот как рассказывает об этом (о совещании 15 января 1935 года в Цзуньи) Панцов:

«Полностью разбив аргументы Бо Гу и Чжоу, он обвинил обоих, а также Брауна в том, что отступление из Центрального района произошло главным образом по их вине. Мао заявил, что все трое придерживались вначале „чисто пассивной оборонной тактики“, а затем „повели позиционную войну“, после чего в решающий момент „ударились в бегство“. Такую линию поведения Мао заклеймил как „детскую игру в войну“» 13.

Вот что такое эти «интриги», благодаря которым Мао возглавил партию — авантюризм догматиков, последствия которого разгребает Мао, а потом добросовестно обо всём отчитывается.

Совещание в Цзуньи, 1935 г.

«…Партия была вынуждена отступить в наиболее отдалённые сельские районы… В этих комфортных условиях „яньанского сидения“ Мао Цзедун…»

«Политштурм»

Что он несёт, что он несёт?! Яньань — это не сельская глубинка, а крупный город, и Мао Цзэдун смог приехать туда только в 1937‑м. Вероятно, критик не отличает Цзянси от Шэньси, хотя их разделяют десять тысяч километров 14, и начало 1930‑х от конца.

Как Мао не положил жизни красноармейцев за власть Чан Кайши

«…Перенесёмся в конец 30-х, когда Мао Цзедун, вставший во главе партии, не торопился исполнять решения Коминтерна о создании единого антияпонского фронта с Гоминьданом».

«Политштурм»

Кто, собственно, сказал, что Мао «не торопился»?

Ещё 15 июля 1936 года, в первом интервью Эдгару Сноу, Мао заявил:

«Я прошу вас всегда иметь в виду, что главным вопросом, стоящим сегодня перед китайским народом, является борьба против японского империализма» 15.

Мао Цзэдун и Цзян Цзеши (Чан Кайши) празднуют победу над фашистской Японией. Сентябрь 1945 г.

15 августа 1936 года от Сталина приходит телеграмма с предложением установления антияпонского фронта с Чан Кайши. Мао направляет письмо в Гоминьдан и разворачивает пропаганду новой линии. Вот его речи и письменные работы второй половины 1936 года 16:

  • «Нельзя одновременно сопротивляться Японии и бороться против Чан Кайши» (8 сентября 1936 г.),
  • проект соглашения между компартией и гоминьданом о сопротивлении Японии и спасении Родины (октябрь 1936 г.),
  • «Беседа об антияпонском перемирии» (15 октября 1936 г.),
  • письмо Чан Кайши и командованию Национально-революционной армии на Северо-Западе (26 октября 1936 г.),
  • пять пунктов об осуществлении мира в стране и едином сопротивлении Японии (21 декабря 1936 г.).

После «Сианьского инцидента» Чан Кайши начинает подготовку к шестому антикоммунистическому походу, так что Мао уже не мог так напирать на союз. Но японцы наращивали давление и в мае 1937 году Чан оказывается вынужден согласиться на фронт.

«Мао, нацеленный на будущее противоборство с Чан Кайши, не спешил распылять силы на войну с японскими захватчиками… …КПК отнюдь не являлась авангардом борьбы с фашизмом, в отличие, например, от коммунистических партий Малайи или Филиппин, ставших ядром яростного антияпонского народного сопротивления; КПК под руководством Мао, сделав ставку на аккумуляцию сил для будущего триумфа, укоренилась в глухих горных „освобождённых районах“, лишь время от времени нанося удары по японцам».

«Политштурм»

Насколько это вообще правда? Слово товарищу Сталину:

«Китайский народ и его освободительная армия, несмотря на гоминдановские махинации, сыграли большую роль в деле ликвидации японских империалистов. Борьба китайского народа и его освободительной армии коренным образом облегчила дело разгрома японских агрессивных сил» 17.

Кажется, критик изволит обвинять Сталина во вранье?

Но давайте предположим, что Сталин соврал. Но что же — такая тактика была ошибкой со стороны Мао и драться с Чан Кайши потом не пришлось? Любопытно, критик понимает, что сейчас ругает китайских коммунистов за то, что они сделали свою народную войну историей успеха? И хуки на Филиппинах и малайские коммунисты были разгромлены после того, как сыграли свою роль в антияпонской борьбе. Конечно, это произошло по многим причинам, и удар был нанесён не столько местной буржуазией, сколько США (на Филиппинах) и Британией (в Малайе). Но — никому не кажется, что это намекает на различие ситуаций, в которых приходилось бороться коммунистам Восточной Азии? И немножко некорректно ставить в пример китайцам, победившим в одних условиях, их товарищей в других странах, проигравших несколько при других?

«…Под руководством Мао Цзедуна Коммунистическая партия Китая медленно, но верно клонилась вправо».

«Политштурм»

Настолько, что это побудило руководство Коминтерна, расхождениями с которым Мао Цзэдуна так ужасался критик, рекомендовать КПК поставить Мао во главе. Директиву Димитрова на этот счёт передал Ван Цзясян в сентябре 1938 г.:

«Для придания законченности структуре партии и с целью обеспечения чёткого руководства её деятельностью Коминтерн рекомендует поставить во главе КПК товарища Мао Цзэдуна. Безусловно, такое решение должно быть принято в атмосфере единодушия» 18.

«Первым шагом на этом пути стал Ⅵ пленум ЦК в октябре 1938 года, на котором Цзедун в докладе „Место Коммунистической партии в национальной войне“ открыто призвал к „китаизации“ марксизма».

«Политштурм»

Поморщусь по ходу дела от этой непрестанной манеры критика называть китайца (и не менее бестактно это было бы в отношении японца, например) по имени (причём, неправильно: слоги «цзэ» и «цзе» совершенно разные даже в кириллической транскрипции). Это просто нелепо: всё равно как называть Ленина и Сталина «Володей и Иосифом». Даже хуже: это маркер некомпетентности.

Что касается содержания замечания, такой формулировки в указанной работе просто нет. Там сказано: «使马克思主义在中国具体化», то есть применять марксизм в китайских конкретных условиях — и так же гласят оба перевода на русский: и сталинский и собственно китайский времён 1960‑х.

«…В 1948 году, после критики Коминформом правого уклона Компартии Югославии, так же выдвигавшей лозунг о „самобытном югославском марксизме“, клика Мао пугливо приняла решение отказаться от использования термина „китаизация марксизма“, тем более, что в беседе с делегацией КПК 11 июля 1949 года Сталин прямо указал, что нет и не может быть никакого „китаизированного социализма“».

«Политштурм»

Ляп на ляпе!

Во-первых, критик путает последовательность событий: у него выходит, что КПК в 1948 году действовала под влиянием указания Сталина, высказанного в 1949 году. Ничего не кажется странным?

Во-вторых, в указанной статье (не очень-то авторитетной, авторства Ли Цзюньжу, профессора Центральной партийной школы при ЦК КПК, то есть ревизионистского прислужника) вовсе не утверждается, что «клика Мао пугливо приняла решение отказаться от использования термина „китаизация марксизма“». Сказано всего лишь: «После освобождения страны КПК очень редко открыто использовала формулировку „китаизация марксизма“: обычно использовалась формула „соединение марксизма и практики Китая“» 19.

В-третьих, в указанной беседе Сталина нет ни единого слова о «китаизации марксизма». Цитата приведена из редакторского примечания к беседе, с более чем сомнительным источником 20.

В-четвёртых, даже если всё это было так или примерно так, это вовсе ничего не говорит против Мао и его соратников. Подумаешь, скорректировали неудачный термин. А вот о чём это говорит совершенно явно — это о неразборчивости и неаккуратности критика в работе с источниками.


«…мелкобуржуазный националистический курс извращения марксизма был продолжен и далее».

«Политштурм»

Что было продолжено далее — так это злобный клеветнический лепет незадачливого критика. О мелкобуржуазности он тщился сказать, но не смог предъявить ничего внятного, о национализме и вовсе ничего не сказал.

Однако текст его обладает ещё одним недостатком, помимо фактической неточности и идейно-политической реакционности — чрезвычайной объёмистостью. Поэтому я позволю себе завершить разбор в этом месте, полагая сказанное достаточным.

Примечания:

  1. В. И. Ленин. Три источника и три составных части марксизма.
  2. Мао Цзэдун. Широкий союз народа.
  3. Панцов А. В. Мао Цзэдун.— М.: Молодая гвардия, 2007.
  4. Коммунистический Интернационал и китайская революция. Документы и материалы.— М., 1986.— с. 39.— Цит. по: Панцов А. В. Мао Цзэдун.— М.: Молодая гвардия, 2007.
  5. Мао Цзэдун. Анализ классов китайского общества.
  6. Мао Цзэдун. Беседа во время приёма Сасаки Кодзо, Куроды Хисао, Хосако Канемицу и других представителей Социалистической партии Японии (10 июля 1964 г.).
  7. Мао Цзэдун. Беседа во время приёма Сасаки Кодзо, Куроды Хисао, Хосако Канемицу и других представителей Социалистической партии Японии (10 июля 1964 г.).
  8. Владимиров О. Е., Рязанцев В. И. Страницы политической биографии Мао Цзэ-дуна.— М.: Изд‑во политической литературы, 1973. Глава «Становление Компартии Китая и борьба в ней двух линий».
  9. Резолюция Ⅵ расширенного пленума ИККИ по китайскому вопросу (март 1926 г.), п. 6.
  10. На заседании Постоянного комитета Политбюро в Ханькоу 4 июля 1927 г.
  11. Панцов А. В. Мао Цзэдун.— М.: Молодая гвардия, 2007.
  12. Мао Цзэдун. Беседа с Чжоу Пэйюанем и Юй Гуанъюанем относительно естественных наук.
  13. Панцов А. В. Мао Цзэдун.— М.: Молодая гвардия, 2007.
  14. Не по прямой, понятное дело, партизанскими горными тропами; по прямой, как птица летит, тоже немало, более 1300 км.
  15. На русский, кажется, не переводилось. Панцов (см. сноску выше) цитирует по: Mao’s Road to Power. Vol. 5. С. 249.
  16. Критику простительно их не знать, ибо они не выходили на русском, но он мог бы проконсультироваться у сведущих людей.
  17. И. В. Сталин. Письмо председателю Центрального народного правительства Китайской Народной Республики, товарищу Мао Цзэдуну, 2 сентября 1951 г. Опубликовано в газете «Правда» 3 сентября 1951 г. Цит. по: И. В. Сталин, Соч., т. 16.
  18. Шорт Ф. Мао Цзэдун.— М., ПСТ, 2001.— с. 324.
  19. Ли Цзюньжу. Об основных вопросах китаизации марксизма.
  20. «…Фрагмент теоретических суждений Сталина в разговоре с Мао, приводимый (по материалам В. М. Жухрая) в книге В. В. Вахании „Личная секретная служба И. В. Сталина“ (М., 2004. С. 414—416)» (тут). В книге «Сталин и разведка» ветерана разведки И. А. Дамаскина россказни Жухрая, между прочим, опровергаются.

Добавить комментарий