Архив автора: KostyaC

Письмо рабоче-крестьянской красной армии нашим братьям, солдатам белой армии по поводу насильственной оккупации Маньчжурии японским империализмом

Кто опубликовал: | 21.11.2020

Солдаты, братья наши!

Разве гоминьдановские милитаристы не говорят вам часто, что вы обязаны «защищать страну и защищать народ»? Но посмотрите, к настоящему времени японские империалистические войска уже оккупировали все важнейшие города Маньчжурии. Они истребили трудящиеся массы рабочих и крестьян в Маньчжурии и наших солдат из орудий, пушек и бомб и уже считают Маньчжурию своей колонией. Могу я спросить: как гоминьдановские милитаристы выполняют свою обязанность «защищать страну и защищать народ»? Что они вам сейчас говорят?

Столкнувшись с насильственным поведением со стороны японского империализма, гоминьдановские милитаристы говорят вам: «Мы не должны сопротивляться», они говорят вам, что «разумные люди должны подчиняться насилию»; они просят вас вытянуть шею и позволить японским империалистическим грабителям убить вас; они просят вас спокойно подчиниться и стать «людьми без страны», рабами японского империализма. Из этого вы можете видеть, что гоминьдановские милитаристы могут только подхалимствовать и капитулировать перед империализмом, могут действовать только как гончие псы империализма. Они не могут ни «защитить страну», ни «защитить народ».

И всё же ради расширения своих сфер влияния, эксплуатации и резни в ещё большем масштабе гоминьдановские милитаристы из года в год вели беспорядочную военную борьбу между собой. И во имя этих войн среди милитаристов они храбро побуждают вас идти на поле битвы, чтобы убить своих братьев, уничтожить жизни и имущество людей; они взимают нерегулярные налоги, заставляют людей работать кули и реквизируют лошадей; они высасывают последнюю каплю крови из трудящихся масс; они режут революционных рабочих и крестьян; они заставляют людей выращивать опиум, чтобы отравить массы; они создали беспрецедентные бедствия (наводнения, засухи и голод) по всему Китаю; в эксплуатации и истреблении масс они проявили большую решимость и мужество!

Когда массы рабочих и крестьян нашей советской территории поднялись по собственной инициативе и изгнали всех империалистов, свергли власть Гоминьдана, конфисковали всю землю помещичьего класса, установили восьмичасовой рабочий день, создали Рабоче-крестьянскую Красную Армию и установили Советы рабочих, крестьян и солдат, все милитаристы Гоминьдана были смертельно оскорблены. Один, два, три раза они нападали на нас с помощью империалистов; они использовали самолёты, бомбы, отравляющий газ, пушки и пулемёты, чтобы убивать жителей советского района. Если мы не уничтожим их с корнями и ветвями, они определенно не оставят нас в покое, хотя все их атаки были отброшены благодаря нашим упорным усилиям и массам. Они были необычайно храбры, нападая на советскую политическую власть народа и на Народную Красную Армию.

Солдаты, братья наши! Вы наверняка устали от обмана и притеснения таких милитаристов. Задумайтесь на минутку. Зачем вы рискуете жизнью ради этих милитаристов? Можно ли сказать, что вы делаете это для того, чтобы жить и кормить свои семьи? На самом деле вы сами часто не получаете ни копейки оплаты от них. У вас самих нет ни еды, ни тёплой одежды. Как можно прокормить семью? Ваши начальники обращаются с вами, как со скотом, как с пушечным мясом; они хотят, чтобы вы рисковали своими жизнями, убивая своих собственных братьев — рабочих и крестьян, чтобы они могли подняться в звании и обогатиться.

Солдаты, братья наши! Вы должны придумать другой выход. И у вас он естьв — революция! Теперь у вас в руках ружья и пушки. Сначала расправьтесь со своими реакционными старшими офицерами, затем объединитесь с рабочими, крестьянами и всеми трудящимися массами своего района, чтобы свергнуть чёртово правительство Гоминьдана; конфисковать землю у класса помещиков и раздать её бедным крестьянам, конфисковать продукты и дома у богатых и распределить их между бедными; пусть рабочие работают только восемь часов в день; затем организуйтесь и займитесь делами своего района. Таким образом вы создадите правительство рабочих, крестьян и солдат, то есть Советы. Вы станете вооружённой силой рабочих и крестьянв — Рабоче-крестьянской Красной Армией. Если рядом с районом вашего гарнизона находится Советы и Красная Армия, то, когда вы взяли в плен или убили своих реакционных старших офицеров, явитесь туда, чтобы присоединиться к Красной Армии. Только Советы и только Красная Армия могут защитить интересы рабочих, крестьян и солдат, свергнуть Гоминьдан, свергнуть империализм и действительно защитить народ.

Солдаты, братья наши! Поверните оружие в противоположном направлении и сражайтесь за свержение империализма и Гоминьдана, которые эксплуатируют, угнетают и истребляют китайские трудящиеся массы; боритесь за установление Советской власти и Рабоче-крестьянской Красной Армии! Мы, ваши братья, сотни тысяч солдат Красной Армии искренне приветствуем вас в наших рядах.

Долой империализм и Гоминьдан!
Создавайте Советы рабочих, крестьян и солдат!
Да здравствует Китайская Рабоче-Крестьянская Красная Армия!
Да здравствует победа Китайской советской революции!

Главнокомандующий Китайской Рабоче-крестьянской Красной Армией и Командующий Первой Армией:
Чжу Дэ

Начальник центрального политического управления Китайской Рабоче-крестьянской Красной армии:
Мао Цзэдун

Командующий 2-й армией Китайской Рабоче-крестьянской Красной Армии:
Хэ Лун

Командующий 3-й армией Китайской Рабоче-крестьянской Красной Армии:
Пэн Дэхуай

Генерал 3-й армии Китайской Рабоче-крестьянской Красной Армии:
Хуан Гунлюэ

Декрет первой сессии Центрального исполнительного комитета Китайской советской республики «Временные положения о браке»

Кто опубликовал: | 21.11.2020

В условиях феодального господства брак является варварским и бесчеловечным институтом. В нём угнетаются и страдают женщины больше, чем мужчины. Только победа рабоче-крестьянской революции, за которой последовал первый шаг к экономической эмансипации мужчин и женщин, влечёт за собой изменение брачных отношений и делает их свободными. В советских районах браки сейчас заключаются на свободной основе. Свободный выбор должен быть основным принципом каждого брака. Вся феодальная система брака, включая право родителей заключать брак для своих детей, применять принуждение, а также всякую куплю-продажу в брачных контрактах, впредь должна быть отменена.

Хотя женщины получили свободу от феодального ига, они по-прежнему трудятся в условиях огромных физических помех (например, из-за бинтования ног в детстве) и не получили полной экономической независимости. Поэтому в вопросах, касающихся развода, возникает необходимость защищать интересы женщин и возлагать большую часть обязанностей, вытекающих из развода, на мужчин.

Дети — хозяева нового общества. При старой системе детям уделялось мало внимания. Соответственно, были установлены специальные правила защиты детей.

Настоящие правила публикуются и вступают в силу с 1 декабря 1931 года.

Мао Цзэдун
Председатель Центрального Исполнительного Комитета

Cян Ин
Чжан Готао
Заместители председателя

Жестокие страдания крестьян в Цзянсу и Чжэцзяне и их движение сопротивления (выдержка)

Кто опубликовал: | 14.11.2020

Если кто-то сядет на лодку из Уси, первое место, куда он прибудет,— это рыночный город Кушань. Он расположен между тремя уездами: Цзянъинь, Шаншу и Уси. В этих трех уездах есть много крупных землевладельцев, которые очень жестоко притесняют фермеров. Осенью прошлого года в эту деревню вернулся некий кушаньский студент, обучавшийся в Японии, по имени Чжоу Шуйпин (Чжоу сначала окончил провинциальный педагогический колледж в Уси). Он не мог вынести даже вида такого угнетения и призвал фермеров-арендаторов объединиться в организацию под названием «Кооперативное общество взаимопомощи фермеров-арендаторов». Чжоу переходил из деревни в деревню, говоря со слезами на глазах о страданиях крестьян. За ним последовало большое количество кушаньских и других крестьян, которые проживали в соседних районах Цзянъинь, Шаншу и Уси. Они поднялись, как облака, и выступили против богатых, бессердечных крупных помещиков и в один голос потребовали снижения арендной платы. Но прежде, чем крестьяне полностью объединились, помещики и дворяне трёх уездов Цзянъинь, Шаншу и Уси уже действовали вместе. Письма и телеграммы падали на Сунь Чуаньфана, как снежинки; Сунь Чуаньфан, конечно, подчинялся приказам помещиков. В ноябре прошлого года он распустил «Кооперативное общество взаимопомощи фермеров-арендаторов» и арестовал Чжоу Шуйпина, которого казнили в январе этого года. Казалось, что движение за снижение квартплаты на какое-то время подавлено. Но когда гроб Чжоу Шуйпина был возвращен в Кушань для демонстрации в его доме, фермеры ежедневно толпами подходили к гробу и поклонялись ему, говоря: «Господин Чжоу умер за нас, мы отомстим за его смерть». В этом году была большая засуха, и урожай был плохим; фермеры снова подумали о снижение арендной платы. Это показывает, что они нисколько не боятся умереть. Они знают, что борьба за прекращение эксплуатации от алчных и жестоких помещиков — их единственный выход.

Уезд Цыси расположен в Чжэцзяне, к востоку от Нинпо. В последние месяцы там произошло большое восстание в районе Шаньпэй. Крестьяне этого района склонны к насилию по своей природе и часто участвуют в вооружённых стычках. Вдобавок к этому, в последние годы чиновники и полиция проявляли неоправданное давление, а алчные домовладельцы усилили свою эксплуатацию. Итак, накопившееся недовольство крестьян было уже на грани. По воле случая климат в этом году был нестабильным, и в результате не удалось собрать урожай риса и хлопка, но землевладельцы отказались хоть как-то снизить свою арендную плату. Вследствие этого вспыхнуло крестьянское восстание против голода. Когда произошло восстание крестьян, все деклассированные элементы мужественно присоединились к ним. Утром 13 сентября собралось более двух тысяч человек, которые пошли в полицейский участок, чтобы сообщить о голоде, и вступили в столкновение с полицией. Они сожгли полицейский участок и разделили между собой полицейское оружие. Затем они пошли к домам помещиков и начали крушить всё, что тем принадлежит. Они делали это каждый день, не особо слушая критику от других, таким образом выпуская пар. На следующий день после восстания один из помещиков побежал в город, чтобы доложить о беспорядках и солдаты с полицией направились в деревню, перевернули всё с ног на голову, что бы найти вождей крестьян, но к тому времени те уже сбежали. После этого в районе Шаньпэй начали пропагандировать о нарушении закона и преступлениях, совершёнными восставшими, фермеры испугались, и, таким образом, восстание было подавлено. Причины неудачи этого восстания в том, что массы не смогли полностью организоваться и не имели руководства, так что оно едва началось, а затем потерпело неудачу.

Китайское правительство и иностранцы

Кто опубликовал: | 12.11.2020

Выдержка из статьи «Налог на сигареты», которая была опубликована в газете «Сяндао» № 38 от 29 августа 1923 г.

Мы часто говорим, что правительство Китая — это контора наших зарубежных хозяев. Возможно есть тот, кто этому не верит. Также мы говорим: «Фальшивое проявление дружбы со стороны иностранцев (особенно англичан и американцев) — это просто притворство „дружбы“ с целью выжать из китайского народа больше жира и крови». Возможно и этому кто-то не верит. С тех пор, как запрет на экспорт хлопка был отменен из-за противодействия иностранцев, невозможно было до некоторой степени не поверить в то, что мы только что сказали. Теперь, когда иностранцы оказали давление на правительство, чтобы оно отменило налог на сигареты в Чжэцзяне и других провинциях, невозможно не поверить в это ещё раз…

Из всех сигарет, производимых английскими и американскими компаниями, небольшая часть импортируется в Англию, Америку и Японию, большая часть из них производится английскими и американскими торговцами, использующими китайский табак и китайскую рабочую силу на заводах, созданных в Шанхае, Ханькоу и других городах Китая. Когда произведённые сигареты покидают завод, уплачивается небольшой налог, в соответствии с договорами. Затем они перевозятся навалом в различные провинции, и Китаю нельзя «свободно» облагать их налогом. В провинции Чжэцзян только продажа сигарет составляет более десяти миллионов юаней в год. Нет точной общей цифры годовой продажи сигарет в целом по стране; оценка на основе продаж в этом году только в Чжэцзяне, должна быть выше 200 миллионов юаней. Это действительно страшно слышать! Я прошу 400 миллионов моих братьев немного поразмыслить: что на самом деле означает «дружба» с иностранцами?

«Совет министров» китайского правительства действительно любезен и согласен со всем. Когда кто-то из наших зарубежных покровителей перданёт, то это будет для них словно прекрасный парфюм. Если наши иностранные хозяева хотят экспортировать хлопок, то совет министров спокойно отменяет запрет на экспорт хлопка; Если наши иностранные хозяева хотят ввезти сигареты, то совет министров в связи с этим телеграммой предписывает нескольким провинциям прекратить взимать налоги с сигарет. Я снова прошу 400 миллионов своих братьев немного поразмышлять. Не является ли китайское правительство конторой иностранных хозяев?

Письмо Хакуро Тотэну

Кто опубликовал: | 11.11.2020

Хакуро Тотэн или Миядзаки Тотэн (1870—1922) — японский философ, отличившийся поддержкой Сунь Ятсена и его дела.

Уважаемый Хакуро Тотэн!

Миядзаки Тотэн

Миядзаки Тотэн

Мы давно восхищаемся вашей честностью, но сожалеем, что не имеем возможности с вами встретиться. Однако даже на таком большом расстоянии ваша репутация вдохновляет нас.

Сэр, вы оказали моральную поддержку Хуану 1 (когда он был жив) и теперь оплакиваете его своими слезами. Когда он был похоронен, вы пересекли мириады волн, чтобы проститься с ним у его могилы. Ваша возвышенная дружба достигает высоты солнца и луны; ваша искренность движет богами и духами. И то и другое редко встречается в этом мире, как в прошлом, так и сейчас.

Мы — Цзиньфань и Цзэдун — студенты в провинции Хунань, которые получили знания о классике и углубились в её изучении. Мы очень хотим познакомиться с вами, научиться правильно держать себя и получить от вас совет. Мы будем чувствовать себя чрезвычайно польщёнными, если наша просьба будет удовлетворена.

Студенты первого педагогического колледжа, Хунань
Подписано: Хасяо Цзиньфанем и Мао Цзэдуном

Примечания:

  1. Хуан Син (1874—1916), революционный лидер и сторонник Сунь Ятсена, похороненный 15 апреля 1917 года.

Кампучийские женщины в революционной войне за национальное освобождение народа

Кто опубликовал: | 18.10.2020

Кхмерская коммунистка с оружием в руках. 1981 год.

Как и мужчины, кампучийские женщины вчера и сегодня вносят большой вклад в борьбу с иностранной агрессией в защиту Отечества.


После антинародного государственного переворота 18 марта 1970 года группа предателей Лон Нол, Сирик Матак и Сон Нгок Тхань дёшево продали Кампучию американским империалистам и позволили им превратить её в неоколонию и военную базу.

С тех пор Кампучия, утратив свою независимость, нейтралитет, суверенитет и территориальную целостность, оказалась втянутой в самую жестокую войну, которая приносит невыразимые страдания женщинам и народу страны.

Применяя доктрину Никсона, которая состоит в том, чтобы заставить Индокитайцев сражаться с Индокитаем, а кампучийцев — с кампучийцами, американские империалисты, их лакеи в Сайгоне и Бангкоке и группа предателей в Пномпене совершили бесчисленные преступления против нашего народа.

Проводя политику «убей всех, сожги всех, уничтожь всех», всюду, куда бы ни пошли американские империалистские войска, они сеют скорбь, нищету и запустение. Враг каждый день совершает массовые убийства, в которых не щадят ни отдельных людей, ни бонз (буддийских монахов), ни священников. Каждый день их самолеты сбрасывают многие тонны бомб на нашу Родину, из-за которых гибнут мужчины, женщины, старики и молодые люди, разрушаются и систематически уничтожаются дома и рисовые поля мирного населения, а также исторические памятники, такие как Ангкор-Ват и монастыри.

В районах, временно контролируемых противником, помимо фашистских репрессий, женщины всё ещё вынуждены справляться с высокой стоимостью жизни, отсутствием необходимых элементарных продуктов питания, особенно риса, и им очень трудно сводить концы с концами. К этому прибавляются и другие заботы: их мужей и сыновей могут призвать в армию в любой момент, их дочерей похищают и насилуют войска Пномпеня и Сайгона. Американский образ жизни, развращенное общество и проституция отравили умы многих девушек и женщин.

Более чем когда-либо кампучийские женщины знают, что единственный возможный способ освободиться от этого рабского кольца — это присоединиться к борьбе с мужчинами против американских агрессоров и их слуг.

На фронте женщины участвуют в боевых действиях, в медицинских бригадах, в уничтожении коммуникаций врага, в добровольных трудовых коллективах. За линией фронта женщины играют важную роль. Многочисленные партизанские отряды были сформированы исключительно из женщин. Женщины берут на себя различные задачи, заменяя мужчин, ушедших на фронт — обороняют деревни, изготавливают мины и ловушки, работают в сельскохозяйственном производстве, участвуют в медицинской работе и т. д. Женщины делят свою еду с бойцами КНОВС (Кампучийских Народно-освободительных Вооружённых Сил), доверяют своих детей соседям, чтобы воевать на фронте.

Многие другие подобные примеры демонстрируют политическую ответственность женщин в Кампучии. Выполняя свой национальный долг, женщины Кампучии также хорошо осведомлены о своих обязательствах. Первейшая задача, которая стоит перед ними, состоит в том, чтобы встать на передовую линию против империализма. Тем самым они вносят свой достойный вклад в дело национального освобождения народов мира, в особенности народов Азии, Африки и Латинской Америки, которые еще не освободились от ига колониализма, как старого, так и нового.

Кроме того, женщины в Кампучии могут по праву гордятся тем, что помогли улучшить положение женщин в целом. Ибо, вооружившись своей высокой революционной моралью и проявив высочайший революционный героизм, они совершили подвиги, которые высоко ценит наш народ. Таким образом, они способствуют разрыву тех отсталых представлений о женщинах, которые всё ещё имеют значение в мире.

«Все наши сёстры,— пишет мадам Кхиеу Поннари, президент Ассоциации демократических женщин Кампучии,— полны решимости вести свою справедливую борьбу против американского империализма и его марионеток до окончательной победы под руководством Национального Единого Фронта Кампучии — принцем Нородомом Сиануком в качестве президента. В этой нашей справедливой борьбе за идеалы независимости, мира, свободы и прогресса мы знаем, что мы не одиноки. Со всего мира мы получаем послания солидарности. Демонстрации поддержки вспыхивают во всех частях земного шара в поддержку справедливого дела кампучийского народа и недвусмысленно осуждают преступления американского империализма и его приспешников. Позвольте нам теперь воспользоваться этой возможностью, чтобы выразить глубокую признательность Ассоциации демократических женщин Кампучии женщинам всего мира, не забывая при этом об американских женщинах, которые, верные тем же идеалам мира, справедливости, свободы и прогресса, спонтанно встали на нашу сторону. Таким образом, они способствовали изоляции американского империализма и его приспешников и торжеству справедливого дела сил за независимость, демократию и мир во всём мире».

Молодые партизанки захватывают вражеские посты

Деревня Т расположена на окраине Кампучии, на временно контролируемой противником провинции Кампонгспеу. Рота марионеточных войск заняла там позиции по приказу своего капитана-палача. С тех пор сельчанам приходится платить всевозможные налоги и поборы. Даже для самого короткого путешествия им приходится обращаться за разрешением к начальнику поста. В противном случае их обвинят в том, что они являются агентами «Красных Кхмеров» или «вьетконговцев–северных вьетнамцев», и подвергли бы их самым страшным пыткам. Семьи заключённых, чтобы освободить своих близких, часто вынуждены продавать то немногое, что у них было (дом, участок земли, буйволов) и даже приходится отдавать собственных детей капитану как залог на возвращение денег. Сельчане по-прежнему должны платить «займы» в виде денег, риса, свинины, птицы, которые никто не может избежать. Хуже того, предательский капитан и его люди устраивают оргии насилия над девушками и женщинами деревни.

Жители этого района, жертвы эксплуатации и разного рода грабежей со стороны палача-капитана и его людей, ведут жизнь полную унижений. Однако, несмотря на жестокие репрессии врага, местное отделение НЕФК (Национального Единого Фронта Кампучии) всё ещё остается неизвестным противнику.

Чтобы освободить жителей деревни от жестоких когтей марионеток американского империалистического агрессора, местное отделение НЕФК решило уничтожить вражеские посты, не подвергая опасности население.

Представители филиалов НЕФК из окрестных деревень тайно встретились, чтобы привести в действие план нападения на позиции. Один поднятый вопрос, однако, остановил всех: «Как мы можем атаковать врага, если никто из нас, даже партизаны, не вооружены, потому что войска постоянно обыскивают дома и прочесывают лес?». Когда началась оживленная дискуссия о том, как найти решение, молодая девушка-партизанка перебила всех:

— Мы должны украсть у врага оружие, чтобы уничтожить его.

— Отличная идея,— кивнули все.— Но как мы это сделаем? — спросили они.— Никто из нас не может даже приблизиться к вражеским постам. Как же нам тогда попасть внутрь?

Молодая девушка с детской улыбкой на губах начала подробно объяснять, как её группа намеревается перехитрить врага. Все одобрили её хорошо продуманный план.

Прошла неделя. В деревне наметилась свадьба. Здесь возвели навес, там — кухню. Там они складывают рис; там они рубят деревья и собирают растения для украшения. В этот день люди из соседних деревень приехали в деревню Т, некоторые из них приносили с собой мясо, другие приносили овощи. От одного конца деревни до другого доносилась праздничная музыка. Казалось, что свадьба вот-вот начнётся.

В казармах солдаты тоже расставляли столы для застолья. В этом не было ничего необычного: родители невесты и жениха пришли к ним, чтобы попросить у капитана разрешения на свадьбу их детей. Разрешение было дано при условии, что родители устроят в тот же день праздник для него и его людей.

— Но,— добавил он,— я хочу, чтобы меня обслуживала сама невеста, а подружки невесты будут прислуживать моим людям. Никого другого в казарму не пустят.

Родители неохотно решили уступить желанию капитана.

Три часа пополудни; двадцать человек, направлялись к казармам, неся на головах или на плечах провизию для пиршества.

Когда они подошли к посту, часовой остановил их и велел сложить поклажу. Он позвал других солдат, чтобы проверить провизию. Тогда часовой приказал нашим людям немедленно вернуться в деревню.

Четыре тридцать: десять элегантно одетых девушек в сопровождении дюжих парней, несущих пять ящиков спиртного, явились на пост. На этот раз часовой впустил девушек, но встал на пути мужчин и приказал им вернуться домой.

При виде прелестных дам четверо офицеров в штатском, выпивавших за столом, обрадовались.

Один из них спросил девушек:

— А вы, девочки, умеете танцевать рамвонг?

— Да, конечно, умеем,— ответили они.

Это заставило четверых взволнованно закричать и захлопать в ладоши.

Затем капитан приказал трём солдатам встать на страже, одному — у входа, а двум другим — на посту, а остальным приказал сидеть за столами с винтовками и по очереди нести караульную службу.

Услышав этот приказ, девушки взмолились командиру:

— Мы боимся оружия. Господин капитан, пожалуйста, не позволяйте вашим людям садиться или танцевать с нами со своими винтовками! Иначе как мы будем щедро одаривать вас своим вниманием и танцами?

При этих словах в комнате раздался смех.

— Мои дорогие, вам нечего бояться этих ружей. Мы бы никогда не использовали их на таких прекрасных и красивых девушках, как вы! Если мы не возьмём с собой оружие, как мы сможем защитить вас, когда придут Красные Кхмеры?

— Да,— ответила самая хорошенькая,— мы согласны с вами, но мы только хотим, чтобы вы положили свои винтовки в такое место, где они не будут мешать нам танцевать.

Капитан удовлетворил просьбу девушек и велел своим людям сложить ружья в связке возле столов.

Затем началось празднество. Сначала была подана еда. Три самые красивые девушки прислуживали офицерам, остальные — солдатам. Они сосредоточились на том, чтобы заставить их пить как можно больше.

Колокол возвестил о смене караула, но никто из веселящихся солдат не обратил на это ни малейшего внимания. Они продолжали пить стакан за стаканом и быстро пьянели всё больше и больше. Трое разъярённых солдат, стоявших на страже, вошли и сели за столы, которые освободили для них наши девушки.

Пьяные солдаты и офицеры громко кричали и пели. Они забыли о танцах. Внезапно одна из девушек трижды хлопнула в ладоши.

Молниеносно, не давая противнику времени сообразить, что происходит, девушки крепко схватили ружья и направили их на солдат.

Одна девушка выстрелила в небо и приказала солдатам поднять руки. Они были застигнуты врасплох, и в мгновение ока десять дюжих юнцов, тех самых, что несли бочонки со спиртным, ворвались в комнату и связали солдат.

Жители окрестных деревень услышали выстрелы и побежали к деревне Т, чтобы узнать, что случилось. Неожиданное, но желанное зрелище предстало перед их глазами.

В ту же ночь партизаны вывели пленных солдат в освобождённую зону и представили их местному штабу НЕФК.

Таким образом, деревня Т, а также окружающие её деревни были освобождены, а их жители стали хозяевами своих земель, своих деревень и своих коммун.