Пер. с англ.— О. Торбасов

Let ‘Em Send Me to the Bughouse Again! by Dar Zhutayev

17.02.2003

Пусть меня опять отправят в «жёлтый дом»!

Кто опубликовал: | 01.02.2021

Я хочу снова жить в СССР.
Я голосую за КНДР.
Пусть меня опять отправят в «жёлтый дом»,
Там дают колеса, и бесплатно притом.

Русская радикально-коммунистическая андеграундная говнопоэзия.

Башни-близнецы на ЩукинскойТиха здесь ночь, у станции «Щукинская». Выглянув из окна, вы увидите маячащие вдали башни-близнецы шикарного жилкомплекса «Алые паруса», окрашенные в поистине жуткий бирюзовый цвет. Они на самом деле выглядят столь зловеще похожими на уменьшенную копию «Башен-близнецов», прославленных 11 сентября, что удивительно, почему чеченские партизаны не угонят где-нибудь в глуши Ичкерии кукурузник (маленький трогательный самолётик, разбрызгивающий на поля удобрения и пестициды) и не повторят здесь, в Москве, доблестный поступок своих единоверцев в Нью-Йорке. 1 Выглядело бы весьма хайпово и постмодернистски — плюс, при некотором везении, разрушения, вызванные таким взрывом, немного не дошли бы до района, где я проживаю, забрав бесполезные жизни богачей, которые могут себе позволить апартаменты в «Алых парусах» 2, и оставив праведных дешманских революционеров, вроде меня,— а также пролетариев и угнетённые массы моего грязного гетто — невредимыми и возликовавшими.

Мне вполне удобно тут, за компом. Парок поднимается над чашкой горячего кофе передо мной, я как раз закинулся тремя транками, чтобы смягчить гнусное сочетание затянувшейся депрессии и адского похмелья, в наушниках саксофон Джерри Маллигана 3 гармонично сочетается с трубой Арта Фармера 4, выводя «Май фанни Валентайн» 5. Я становлюсь старым и вялым, вот и тяга к джазу. Никаких больше авангардистских панк-групп — беларуских с их «Я гуляю цвярозым, як помнік Гітлеру» 6 или казахстанско-мусульманских с песнями, чуть менее, чем полностью, состоящими из «Я люблю свинину! Я жру свинину!! Свинина мне, бля, по кайфу!!!» 7. И никаких псевдопролетарских гимнов, наподобие процитированного выше. Джаз, трезвость, супружеская верность и мой старый излохмаченный свитер цвета соплей, чтобы не замёрзнуть.

Идиллия.

Парень, замеченный полицией на Устинском мосту в Москве вечером 4 февраля, вероятно, чувствовал себя совсем иначе. Дрожал от мороза в своём поношенном пальтишке на рыбьем меху. Был суетлив, нервозен, на грани истерики. И — скорее да, чем нет — пьян от палёной водки или какого-нибудь тошнотворного алкогольного синтетика из пластиковой бутылки.

Скрывавшийся в поношенном пальтишке 22‑летний студент-химик Игорь Федорович по кличке Сапёр, который попал в заголовки СМИ на той неделе и приковал внимание народа к своей политической группе, Авангарду Красной Молодёжи (АКМ) 8, был не менее объектом, чем самодельная бомба. Его предполагаемой целью было здание Мосгортранса на Раушской набережной, которое он якобы намеревался взорвать в знак протеста против недавнего повышения цен на газ и соответствующего повышения тарифов на общественный транспорт. Сообщается, что ФСБ и полиция были осведомлены о заговоре, который созревал в рядах АКМ, и в течение нескольких недель они будто бы следили за действиями группы, поэтому у моста Сапёра ожидала полицейская засада. Он заложил свою бомбу и установил таймер. Когда полицейские вышли из укрытия и потребовали обезвредить устройство, он ответил, что не может остановить уже запущенный таймер, а затем попросил послать за его матерью. Она была должным образом доставлена на место происшествия, и после короткого разговора с ней Игорь осторожно отнёс тикающую бомбу к парапету набережной, где она взорвалась, не причинив никакого вреда, кроме нескольких царапин на камне.

Игорь Федорович, находящийся под наблюдением психиатра и недавно выписанный после курса лечения в психиатрической клинике, также, как предполагается, причастен к другим подрывам, в частности, взрыву 11 сентября 2002 года пластмассового унитаза, в который путинский гитлерюгенд, «Идущие вместе» 9, символически смывали книги авангардистов. 10

Такова официальная история, собранная из разных информационных агентств. Насколько это правда, я не знаю и знать не хочу. Бросать бомбы или швыряться реактивными самолётами в символы власти — это отстой в качестве метода свержения сиSSтемы, это только делает её более мерзкой и злобной, но опять же, есть праведный гнев угнетённых, растоптанных и просто долбаных неудачников, и никакие марксистские мудрецы, вроде меня или моих друзей, никакого чёрта с этим не сделают. Разбираться в своих экзистенциальных неврозах (я слышал о террористке, которая изначально втянулась в Борьбу — я серьёзно — из-за незнания радостей мастурбации), изображать из себя нового Чарли Мэнсона/Красные Бригады — жалкое занятие, но, несомненно, это лучше и достойнее человека, чем бездумная рутина псевдовестернизированного винтика в колесе общества спектакля, который по зарплате достаточно близок к мусорщику в Лос-Анджелесе, чтобы смотреть свысока на 99,999 процента своих соотечественников, и единственная радость в жизни которого — это просыпаться в субботу утром с презервативом на члене, чужим телом в постели и мазохистской ненавистью к чеченским террористам. И, насколько я знаю, там могло не быть ни бомбы, ни террористического заговора, ничего вообще. Наши милые власти более чем способны выдать кого угодно за что угодно. Вас, уважаемый читатель, могут внезапно обвинить в работе на ЦРУ или, скажем, спецслужбы Республики Тринидад и Тобаго. Девушка, которую вы подцепили в «Хангри дак» 11 (или где вы там, грязные иностранцы, пухнущие от своих грязных баксов, соблазняете наших наивных и доверчивых девушек, не оставляя шансов нам, дешманским русским), с которой вы просыпаетесь наутро с презервативом на члене, если она физик или инженер, может быть обвинена в промышленном шпионаже в пользу Запада. А если она читает Хомского или Маркса, её могут обвинить в подрыве, вроде вышеописанного. Всё это долбаная лотерея. Но об этом позже.

Вот ещё, что я хотел бы, чтобы мои читатели поняли. Несмотря на всю иронию и мерзкие сексуальные подробности, эта статья о друзьях. Это товарищи — заблуждающиеся товарищи, пропитанные алкоголем товарищи, безмозглые товарищи — но всё же товарищи, братья-диссиденты в одной лодке с нами, находящиеся, как и мы, под неминуемой угрозой быть распятыми на «вертикали власти» или попраны пятой «диктатуры закона».

А теперь к иронии и мерзким сексуальным подробностям.

Коммунизм — это не коммунизм

Пять лет назад коренастый парень с диким выражением лица и немытыми длинными светлыми волосами ворвался ко мне в общагу в моём родном городе Обнинске (Калужская обл.). Мучаясь адским похмельем, я печатал черновик своей диссертации на допотопном матричном принтере, издававшем своё «цк-цк-цк-ХРРР!» в духе самого что ни на есть раздражающего индастриал-психоделик-эмбиент-транса, а в довершение всего, мой кот Анаксагор только что нагадил на свежераспечатанную и особенно важную часть диссертации.

Это оказался физик-выпускник по имени Денис (он же Дэн, Дэннис и Дэн-не-Сяопин), который узнал, что я увлекаюсь левой политикой и, вроде как, хотел объединить со мной усилия. Понятно, что сначала я был несколько груб в разговоре, но вскоре мы поняли, что согласны по всем политическим вопросам под солнцем. Когда Дэн затронул особенно сложный вопрос (я забыл, была ли это диалектика производительных сил и производственных отношений или альтюссеровская теория сверхдетерминации), на который у меня не было готового ответа, я воспользовался известной русской метафорой: «Знаешь, Дэн, это сложно, без поллитры не разберёшься». «Без поллитры? Всего поллитры? О, ща вернусь!»,— он мыслил буквально. Дэн тут же исчез и вернулся через пять минут с бутылкой «смирновки». Это сильно сгладило нашу политическую дискуссию, поэтому Дэн сбегал за добавкой, а потом ещё.

Тем же вечером, но гораздо позже, на вечеринке с друзьями Дэннис вдруг замер на середине рассуждения, воскликнул: «Коммунизм — это не коммунизм!», сблевал в мою тарелку и отрубился.

Так мы стали хорошими друзьями и неразлучными политическими партнёрами.

Последние два с половиной года у нас работает контора под названием «Российская маоистская партия» (РМП), состоящая из востоковедов, физиков, математиков, экономистов 12 и других истинных сынов земли и представителей угнетённых трудящихся масс. Наша главная функция состоит в том, чтобы выступать в роли шакалов нашего российского коммунистического движения, преследуя антисемитов, брежневцев, любителей и ценителей жидо-масонского заговора и просто долбаных фриков, которыми это движение кишит и, правду сказать, из которых состоит чуть менее чем полностью. Все они ненавидят нас до колик, но все читают нас, в том числе в такой глуши и жопе ёбанной вселенной, как Якутия, Дальний Восток, Сербия и Нью-Йорк.

Мы тихая, книжная, веб-ориентированная секта маоистских догматиков. Я, например, вообще почти никогда не покидаю свою щукинскую берлогу, посылая младших членов партии с поручениями: принести сигареты, кофе, водку, забрать сына из школы и так далее. Так что довольно сложно понять, почему ФСБ хотела повесить на нас два терракта в течение полугода, включая знаменитый взрыв в подземном переходе в 2000 году на Пушкинской площади — после этого случая нас с Дэном арестовали и доставили в отделение скованными вместе наручниками, будто мы мафиозные убийцы или что-то в этом роде. 13 Из-за некоторых наших зарубежных связей о нас также написали «Ньюз ов ди Уэрлд» 14 и (если не ошибаюсь) «Гардиан», используя эпитеты «фанатики», «безумцы» и «известные террористы».

Итак, вот вам рецепт, если вы хотите получить такую же «секси»-репутацию, как у нас: сидите на жопе, издавайте уравновешенную и академическую марксистско-ленинскую газету и публикуйте на интернет-форумах такие пикантные выражения, как «право наций на самоопределение» или «диктатура пролетариата». Дальнейшее обеспечено. Если спросить меня, это многое говорит о политико-культурном климате в современном мире в целом и в нашей многострадальной России под пятой диктатуры фашистского мазафаки Путина в частности. А также имеет некоторое отношение и к непосредственному предмету моих бессвязных речений здесь, которым является…

Авангард красной молодёжи (АКМ)

АКМ. 1 мая 2005 г. Москва.

АКМ. 1 мая 2005 г. Москва.

Излишне говорить, что АКМ не является ни авангардом (чтобы быть авангардом, вы должны хотя бы куда-то ясно направляться, а такой добродетели этим ребятам особенно не хватает), ни красным (более точно можно было бы описать политическую окраску как розовую, светло-коричневую, лиловую или бордовую), хотя в нём действительно имеется молодёжь. «Чокнутые», «фрики», «пропитанные палёной водкой дегенераты», «гиперсексуальные бездумные жертвы ФСБ» и другие любовные термины, часто используемые для них в левой тусовке, могут быть точнее, но они не очень эффективны для объяснения — не намного полезнее, чем «сталинские фанатики» и «непримиримые ультракоммунисты» из мейнстримных СМИ. Итак, дайте я попробую объяснить.

Ни АКМ, ни его родительская организация Трудовая Россия, широко известная как «анпиловские бабушки» 15, на самом деле не имеют отношения к коммунизму. А также к фашизму, анархизму, антиглобализму или советскому патриотизму, хотя каждая из этих идеологий играет свою роль. На самом деле обе эти группы — это совершенно бездумная и физиологическая реакция сбитых с толку людей на враждебное окружение. В мире микробиологии, если вы капнете немного кислоты в пробирку, заполненную раствором с амёбами и инфузориями, эти существа естественным образом дрейфуют к участку, наименее затронутому кислотой. В животном мире, есть известный русский афоризм: «Щёлкни кобылу в нос — она махнет хвостом» 16. В российском политическом мире у вас есть Трудовая Россия и АКМ.

Враждебное окружение — это, конечно та эпоха, которую прозаичные марксисты-ленинцы вроде меня зовут российским капитализмом. Фашизоидный эстет, такой как «экзайловский» доктор Лимонов (да вдохнёт он воздух свободы как можно скорее! 17), может это назвать колониальной плутократической сионистской глобалистской оккупацией. А какой-нибудь финансируемый Березовским 18 либертарно-демократический русофобский наркоша-правозащитник назовёт это тоталитарной сталинской диктатурой кровавого гебистского полковника Путина. Но это всё разные имена для одного и того же. Эта среда враждебна всему, что живёт и мыслит. ТР и АКМ, безусловно, живы (и неким конвульсивным образом дрыгаются),— но их главным приоритетом, по-видимому, является любой ценой избежать мышления и разумных действий.

Похороны В. Анпилова. 20 января 2018 г.

Похороны В. Анпилова. 20 января 2018 г.

Бездумная и физиологическая реакция «взрослой» (если не сказать, пожилой) Трудовой России — это трэш-культура. Её фюрер, пресловутый Виктор Анпилов 19 — не какой-нибудь йеху 20, вовсе нет. Он получил диплом журналиста в действительно хорошем московском вузе, говорит по-испански, как Че Гевара, и работал репортёром ряда советских СМИ в нескольких латиноамериканских странах. Но пусть-ка попробует любой, кто его видел или слышал, обнаружить хотя бы слабый след всего этого. Он в совершенстве играет роль парадигматического Забулдыги из Глуши 21.

В случае Анпилова это может быть вопросом личных предпочтений. Его старый армейский приятель рассказал мне, что во время службы молодой Виктор пил лосьон для бритья — не из-за какой-то врожденной извращённости или из-за отсутствия более привычного алкоголя там, где они были размещены, но чтобы, видите ли, улучшить запах своего дыхания.

Но это и правда очень в стиле его движения. Вопреки названию, у Трудовой России немного рабочих и очень слабые связи с рабочим движением. Её члены — лузеры. Лузеры из всех слоёв общества, какие бы социальные или личные обстоятельства ни сделали их лузерами, естественным образом тяготеют к ТР, принимают трэш-культуру и начинают думать и вести себя как йеху. И я говорю здесь не просто о дурнопахнущих громкоголосых раздражительных бабушках или казаках в псевдоисторических костюмах. Сверхутончённый исследователь мёртвых восточных языков, если он рассинхронизирован со своей академической средой и тяготеет к анпиловцам, побыв с ними немного, начнёт гордо называть себя «люмпеном», старательно одеваясь как один из них, и нести всевозможную пургу о «жидомасонах» и пороках орального секса. Я видел, как это случалось.

Бездумная и физиологическая реакция юного и резвого АКМ — это экзистенциализм. На самом деле, это единственное, что есть общего у членов этого движения.

В интернет-дискуссиях, последовавших за взрывом на мосту, я увидел, что социальной базой АКМ называют как «очкастых ботаников, ошибочно полагающих, что притворившись коммунистами, скорее привлекут девчонок», так и «прыщавых пэтэушников из рабочих трущоб». И, исходя из моего личного опыта, оба утверждения верны — в группе много парней и девушек обоих типов. А ещё есть капризные подростки (практически дети), множество нюхающих клей и бухающих палёную водку панков, более-менее серьёзные студенты и молодые специалисты, а также большая доля невзрачных девушек, которые полагают (совершенно правильно), что скорее найдут себе парня, если будут притворяться коммунистками и… болтаться с большим количеством мальчиков. По правде, была одна летняя ночь с одной девушкой, с которой я напился девятой «Балтики»… 22 но нет, кто, чёрт возьми, знает этих чудаковатых акээмщиков, она, в конце концов, может оказаться способной читать по-английски 23. Гм, ну да… общую социальную базу движения трудно определить.

Жутаев, Биец, Торбасов

Слева направо: Дар Жутаев, Сергей Биец, Олег Торбасов. Москва, нач. 2000‑х.

Идеологически… Ну, в Москве есть такой троцкистский дурдом под названием «Революционная рабочая партия», известный размером тараканов, кишащих в логовище её вождя 24, и угольной чернотой некогда розовых простыней, которые они дают гостям. А ещё они преданные рабочие активисты и вообще хорошие люди. Так вот, эти троцкисты решили проделать самую троцкистскую вещь, называемую энтризмом, когда вы вступаете в какую-то совершенно чужую организацию и потихоньку склоняете её членов к троцкистской ортодоксии. Для этого они выбрали АКМ, поскольку, несмотря на все его недостатки, это, как я полагаю, крупнейшая левая молодёжная организация в современной России. Троцкачи приходили на каждое собрание АКМ, долго беседовали с его членами и, потягивая палёную водку, мягко и исподтишка заводили свою проповедь: «Рабочая демократия… перманентная революция… деформированное рабочее государство…». Акээмщики, потягивая палёнку, кивали и поддакивали: «Ого, чувак, глубоко загнул! Рабочая демократия! Деформированное рабочее государство. Да, вот же что это было: деформированное рабочее государство! Ваще круто!». Троцкачи, пьяно пошатываясь, возвращались по домам совершенно счастливые.

А потом, одной тёплой летней ночью, я пришёл в штаб АКМ, и, хотя мы, маоисты, отвергаем злобную и ревизионистскую троцкистскую практику энтризма, просто хотел поговорить с некоторыми членами и, чёрт возьми, попытаться привлечь кого-нибудь из них к маоизму. Итак, после собрания мы удобно устроились на скамейке, открыли бутылку палёной водки, и я начал: «Ревизионистская троцкистская теория перманентной революции — это конченный капец. С другой стороны, теория непрерывной революции председателя Мао — великолепный вклад… 25 И это было не долбаное деформированное рабочее государство: государственно-империалистическая социал-капиталистическая сверхдержава 26, вот что это было. А теперь о теории трёх миров…». А они закивали с умным видом, как совы на ветке, и подхватили: «Ого, чувак, глубоко загнул! Эта… как-бишь… государственно-империалистическая социал-капиталистическая сверхдержава! И теория трёх миров! Ваще круто!». Тот, кто кивал с особенно умудрённым видом и соглашался со всем, что я говорил, оказался прохожим членом Национал-большевистской партии доктора Лимонова и, по его собственному признанию, нацистом.

Организационно… Аббревиатура АКМ расшифровывается как «Авангард Красной Молодёжи», но совпадает с другой российской аббревиатурой: «Автомат Калашникова модифицированный» 27. Риторика АКМ полна таких милитаристских обертонов: все они формируют «взводы», «роты» и т. п., у них не секретари ячеек, а «командиры взводов» и т. п. Впрочем, это не выходит за рамки риторики. Как-то один мой украинский друг-левак ворвался ко мне, весь пыша яростью. «Кем, чёрт возьми, себя возомнили эти эфэсбешные марионетки из АКМ? Это бессовестная провокация спецслужб!» «Секунду, чувак,— сказал я.— Да с чего ты взял, что они гебисты?» «Ну, как, их стикеры в метро дают точную дату собраний, полный адрес штаб-квартиры и всё такое. Это всё равно как сказать: „Добро пожаловать встретиться с нами на Лубянке!“». И хотя этому сверхосторожному иностранцу ещё многое предстоит узнать о наших местных бесшабашных левацких путях, в каком-то смысле он был прав. Всякий может свободно пройти в их штаб-квартиру и принять участие в дебатах. Подотчётности совсем мало. Движение должно быть инфильтровано по уши, а им плевать. Они не просто так экзистенциалисты.

Я не имею в виду таких экзистенциалистов, как Жан-Поль Сартр. Я имею в виду таких экзистенциалистов, как «Сделай это!», «Двигай!», «Слишком пьян для, гм, любви» 28 и так далее. Именно это настоящие руководящие принципы движения, а не всякие написанные в их программе причудливые виньетки вроде «диктатуры пролетариата» или даже «советского патриотизма». Если их старшие товарищи находят утешение в том, что они грубые и неотёсанные забулдыги, и в толкиновской ностальгии по советскому Благословенному краю 29, то акээмщики ловят свой кайф от стихийности и действий под влиянием момента. Отсюда и высокий процент панков, отсюда палёная водка, отсюда анонимные и расцвеченные «Девяткой» сексуальные отношения, и отсюда весь стиль их политической работы.

Возьмите этого чувака, Александра Шалимова, который шёл в штаб АКМ (или из штаба, я запамятовал) после какого-то митинга осенью 2001 года и встретил по пути здание сайентологов. «Вот, бля, уроды, этот чувак Рон Хаббард был фантаст так себе, а эти его саентологи — долбанный зомби-культ и всё такое…». Такие или похожие мысли, должно быть, пронеслись у него в голове, когда он швырнул в окно «коктейль Молотова». Он был осужден за хулиганство и теперь отбывает двухлетний срок. Судебный процесс был фарсом, он, несомненно, политический заключённый, и мы требуем его немедленного освобождения, а, если подумать, Церковь Саентологии — долбанный зомби-культ. Но картину вы получили. 30

Также АКМ была одной из самых воинственных групп на митинге «Антикапитализм‑2002» прошлой осенью. Девять участников были арестованы ОМОНом, а двое из них, в том числе недавний герой-бомбист Игорь Федорович, были жестоко избиты.

Икона русского панка Егор Летов 31 долгое время был близок к AKM и дал немало концертов под его эгидой (хотя не думаю, что когда-либо в нём состоял). Легко понять почему. Хотя у Летова есть некоторая утончённость, недосягаемая для большинства членов АКМ, базовый дух «Сделай это!», базовый экзистенциализм тот же. Когда в конце восьмидесятых Летов был обещающим антикоммунистическим (а чего вы ждали? «Я всегда буду против» 32 — программная строка одной из его песен) панк-певцом, злобные совковые власти заперли его в психушке. 33 Это было в холодном, ветренном сибирском городке. Рядом с больницей находилась стройка. И единственной мечтой Егора в тот период было — сбежать. Он не надеялся долго протянуть в сильный мороз в тонкой больничной пижаме, да и первый милиционер остановил бы его. Чего он хотел, это разбежаться и перескочить на верх строящегося дома, а затем спрыгнуть вниз, положив конец своим страданиям. 34 Это история, в которой никакой истинный АКМовец не затруднится.

АКМ также воспитал собственного интересного рок-певца — немного в духе Егора Летова, только более наивного. Его зовут Иван Баранов 35, а в его переворачивающих нутро сверхромантических гимнах говорится о красных звёздах и серпах с молотами, пылающих в небе, о гнущем траву ветре в бескрайних степях, о том, как красное солнце Революции взойдёт для всех нас… Когда я пьян, это трогает меня буквально до слёз.

Картина Васи Ложкина «Великая прекрасная Россия»

Картина Васи Ложкина «Великая прекрасная Россия» (2010). Фото сделано на выставке в ЦДХ 2 января 2018 г.

Минутка серьёзности

Если я так буду продолжать и продолжать (а многострадальные редакторы eXile 36 решат опубликовать мою статью), боюсь, что исчерпаю не слишком изобильный роялти-фонд газеты этими бесконечными тысячами и тысячами слов 37. Так что давайте подведём некоторые итоги и рассмотрим некоторые последствия.

Вся эта история отстой, то есть совершенно отстой. Стыд и позор, что крупнейшая левая молодёжная группа в стране оказывается столь дезориентированной и нечёткой (нечёткой — как походка перебравшего палёной водки или т. н. нечёткая логика). Стыд и позор, что чуваку, наблюдающемуся у психиатра, позволяется шататься без присмотра внутри самопровозглашённой революционной организации, и что даже сейчас акээмщики считают его героем. Стыд и позор, что число политзаключённых в России стремительно растёт год за годом, и абсолютное большинство из них составляют левые политзаключённые 38. Стыд и позор, что у нас здесь, в России, такое протофашистское полицейское государство, что мысль о том, что всё это было подготовлено (или организовано) спецслужбами, приходит на ум самым естественным образом. Стыд и позор — показания, которые Игорь Федорович «Сапёр» сейчас даёт своим следователям.

Дело ли тут в его психическом заболевании (как полагают некоторые наблюдатели) или в избиениях, которым он подвергается в заключении (как полагают другие), но нарисованная Сапёром картина поистине грандиозна. Он говорит о гигантском террористическом заговоре, в котором он был просто «пешкой». Он говорит, что идеологически эта террористическая сеть — «троцкистско-сталинский блок» во главе с Виктором Анпиловым и вышеупомянутым троцкистским лидером Сергеем, с его тараканами и постельным бельём странного цвета. Последний, как утверждает Федорович, завербовал его прошлым летом «под угрозой жестокого физического наказания» и якобы обещал ему 1000 долларов за взрыв Мосгортранса. Эй, вы, плачущие кровью наркоши от правозащиты и знатоки судебных процессов 1937 года, вы звоните в колокола?

Эти обвинения привели к многочисленным обыскам и допросам в московской левой среде. 11 февраля прошёл обыск у Сергея, который, за исключением его тараканов и троцкистского догматизма, товарищ серьёзный, прогрессивный и ценный. У него изъяли рецептурные лекарства, удобрения для комнатных растений, бумаги и дискеты 39, не говоря уже о винчестере его компьютера. Самого его задержали как подозреваемого и доставили на допрос в МУР.

«Всё это дело дерьмом воняет»,— сказал он журналистам впоследствии.

Ты прав, товарищ Сергей, именно так оно и воняет. Как и вся структура Российской Федерации. От неё несёт дерьмом, кровью, грязными прибылями, несправедливостью и потом рабочих, с которыми обходятся как с недочеловеками,— всей этой нестерпимой вонью.

Пришло время дезодорировать это место.

Примечания:

  1. Полугодом ранее этот сюжет вдохновил другого маоистского публициста.— здесь и далее прим. переводчика.
  2. Автор ошибся: так вышло, что многие квартиры в этих корпусах получили жители снесённых там пятиэтажек, та же беднота, что в упомянутом ниже «грязном гетто».
  3. Джерри Маллиган (1927—1996) — американский джазовый саксофонист, композитор, аранжировщик, один из основателей стиля «кул-джаз».
  4. Арт Фармер (1928—1999) — американский джазовый исполнитель на трубе и флюгельгорне. В 1958 г. примкнул к группе Маллигана.
  5. My Funny Valentine — песня Ричарда Роджерса (музыка) и Лоренца Харта (слова) из их мюзикла 1937 г. Между прочим, не так уж просто найти исполнение этой песни Маллиганом вместе с Фармером, всё как-то больше с Четом Бейкером.
  6. Я без понятия, кто это и о чём это.
  7. Тем паче. (Мусульманских фундаменталистов прошу учесть, что сам я свинину не ем и к этому никого не призываю.)
  8. АКМ потом раскололся. Менее известная его часть, под началом Маши Донченко, как-то существует до сих пор. А остальной АКМ Сергея Удальцова вроде как не распускался, но со временем уступил место основанному в 2008 г. Левому фронту.
  9. Была такая полуанекдотическая провластная организация в 2000—2007 гг., уступившая затем место движению «Наши», о котором после его роспуска в 2013 г. тоже никто уже не помнит.
  10. Прошедший в сентябре суд признал Федоровича виновным в незаконном приобретении, хранении и перевозке взрывчатого вещества, однако, признав его невменяемым, направил на принудительное лечение. Два года спустя, в октябре 2005 г. суд признал, что Федорович больше не нуждается в принудительных мерах медицинского характера и выписал его из психиатрической больницы. Его дальнейшая судьба мне неизвестна.
  11. Hungry Duck — знаменитое «злачное место» конца 1990‑х в Москве по адресу Пушечная, 9/6. В 1999 г. бар закрылся, а в 2012 г. открылся снова по адресу Садовая-Черногрязская, 8/2, но говорят, уже не торт.
  12. Под «востоковедами» имеется в виду автор, под «математиками, экономистами» — ваш непокорный слуга, экономист-математик по образованию. Странно, что не упомянуты ещё торфологи, хотя, возможно, «истинные сыны земли» намекает как раз на них.
  13. Читайте об этом в «Истинной истории отношений РМП с правоохранительными органами». Что касается, самого взрыва, в результате которого погибло тринадцать человек и более сотни ранено, то его виновников так и не нашли, а в 2006 году уголовное дело было приостановлено в связи с их предполагаемой гибелью.
  14. Читайте об этом в душевытирающей статье Дейвида Лесли «Русские помогают тартановым террористам планировать покушение на Уильяма», из которой прямо так и прёт образ танцующих вприсядку усатых cossacks с кинжалами в зубах и фитильными бомбами в карманах.
  15. После откола Анпилова в 1996‑м от РКРП, у последней образовалась своя Трудовая Россия, оставшаяся менее широко известной.
  16. Афоризм Козьмы Пруткова.
  17. Эдуард Лимонов (почему Дар назвал его доктором — не знаю) тогда уже почти два года находился под арестом по обвинению в хранении оружия и созданию незаконных вооружённых формирований. «Воздух свободы» он вдохнул и правда сравнительно скоро: два месяца спустя суд приговорил его к четырём годам тюремного заключения, а ещё через два месяца он был условно-досрочно освобождён. Лимонов ненадолго переживёт автора, скончавшись через полтора месяца после него, 17 марта 2020 г.
  18. Если кто вдруг уже не помнит, это Борис Абрамович Березовский, оппозиционный олигарх. Скончался десять лет спустя, в 2013 г. Считается, что покончил с собой. Тогдашние бошировы и петровы были более профессиональны, чем ныне.
  19. Это прямо не перевод, а серийный некролог какой-то. Виктор Анпилов скончался в 2018 г., я лично присутствовал на его похоронах.
  20. Странно этого не помнить, но вдруг зумеры не росли на Свифте: йеху — это дикие люди из страны разумных лошадей-гуигнгнмов в «Путешествиях Гулливера». Короче, если вы о них не слышали, то это что-то вроде вас.
  21. «А это Таганрог…», как говаривали в телесериале «Наша Раша», выходившем в 2006—2011 гг., представляя образ архетипической русской глубинки. Вот вам и приветик: Виктор Анпилов провёл юность, прежде чем отправиться в армию и МГУ, в Таганроге.
  22. О, эта легендарная «Девятка», поэтический мёд нашей юности!..
  23. Или добрый товарищ переведёт текст на русский, пусть и много-много лет спустя. Так что дамочка (надеюсь, она-то хотя бы ещё жива?) приглашается в комменты — почтить память и посудачить об авторе.
  24. Эх, а вот и ещё один мертвец до кучи, Сергей Биец. Товарищ, о котором (и его бутербродах с колбасой) я, как сталинист о троцкисте, сохранил наилучшие воспоминания, скончался за год до автора и тоже в пятидесятилетнем возрасте. Кстати, у меня есть фотография, где мы запечатлены втроём. Что-то ждёт меня семь лет спустя?..
  25. В более академическом изложении об этом можно почитать в статье Иоахима Шикеля «Идеи Мао Цзэдуна».
  26. А об этом — у Дикхута, в «Социал-империализм — государственно-монополистический капитализм нового типа».
  27. Я, как и автор, не служил, но загуглить не поленился и поправлю его ошибку: модернизированный. Кстати, АКМ принят на вооружение в СССР в 1959 г., так что по иронии судьбы является скорее ревизионистским символом.
  28. “Do It!”, “Ona Move!”, “Too Drunk To Fuck” — я так понимаю, это всё какие-то отсылки к панк-року, но мне лень и скучно искать. Надеюсь, суть и так ясна?
  29. А это, кстати, моя метафора (Sovietesse — от толкиновского Westernesse). Хотя теперь, по прошествии стольких лет, уже нельзя исключать, что заимствование было обратным.
  30. АКМ написал про эту историю в рубрике «Наши герои». Александр Шалимов, между прочим, не какой-то «чувак», а один из лидеров АКМ. Не знаю, где он сейчас, в интернете последние упоминания датируются 2007 годом.
  31. Вы, наверное, уже не удивитесь: Егор Летов тоже умер, пять лет спустя. И даже не в 50 лет, в 43. Как мне сейчас.
  32. Альбом «Боевой стимул» (1988).
  33. Автор ошибся: Летов находился на принудительном психиатрическом лечении не «в конце восьмидесятых», а в середине — зимой 1985/86 г.
  34. Дело было, точнее, в Омске. А откуда в изложении автора взялась стройка и художественная деталь про «разбежаться и перескочить» — загадка. Сам Егор писал просто о «девятиэтажке, которая стояла поблизости», до которой можно было «добежать».
  35. …Нет, он жив, хотя и ушёл в православие. А его группа, «Эшелон», осталась.
  36. Англоязычная газета, выходившая в 1997—2008 гг., для которой была написана статья.
  37. А мог бы черкануть ещё и для нас забесплатно. В конце концов, я это тоже даром перевожу, и ещё даже не устал.
  38. Сомнительное утверждение. Насколько я могу судить, огромное большинство осуждённых за пропаганду составляют всё-таки ультраправые вкупе с исламистами.
  39. Опять для зумеров: это были такие носители информации, вроде перфокарт, которые тоже засовывались в компьютеры (надеюсь, что такое компьютеры вы в курсе — такие настольные бандуры, которые ваши родители используют ещё, быть может, вместо смартфонов).

Добавить комментарий