Архив автора: admin

Решение 6-го пленума ЦК КПК восьмого созыва о согласии с предложением товарища Мао Цзэдуна по поводу того, чтобы его кандидатура на пост председателя Китайской Народной Республики на следующий срок не выдвигалась

Кто опубликовал: | 19.12.2017

Путь в море зависит от кормчего. Фото 1958 г.

Товарищ Мао Цзэдун в течение ряда лет неоднократно выражал Центральному Комитету партии своё желание более не занимать пост Председателя Китайской Народной Республики. После полного и всестороннего рассмотрения пленум ЦК решил согласиться с этим предложением товарища Мао Цзэдуна и на первой сессии Всекитайского Собрания народных представителей второго созыва не выдвигать его кандидатуру на пост Председателя Китайской Народной Республики. Пленум ЦК считает, что это предложение полностью носит активный характер, так как, не будучи Председателем государства, товарищ Мао Цзэдун целиком и полностью переключится на работу Председателя ЦК партии. Это предоставит ему ещё большую возможность сосредоточить свои силы на вопросах, касающихся курса, политики и линии партии и государства, а также даст ему возможность высвободить большее время для работы в области марксистско-ленинской теории, что не помешает ему и впредь осуществлять руководящую роль в государственных делах. Это принесёт ещё большую пользу всей партии и всему народу нашей страны. Товарищ Мао Цзэдун является сердечно любимым и испытанным вождём всех народов страны. После того, как товарищ Мао Цзэдун не будет занимать пост Председателя государства, он по-прежнему останется вождём всех народов страны. В будущем, если возникнут какие-либо особые обстоятельства, которые потребуют, чтобы товарищ Мао Цзэдун снова взялся за эту работу, то можно, в соответствии с желанием народа и решением партии, вновь предложить ему занять пост Председателя государства. Партийные комитеты различных ступеней должны, исходя из вышесказанного, провести глубокую разъяснительную работу среди партийных и беспартийных кадровых работников и масс на соответствующих партийных собраниях, на сессиях собраний народных представителей различных ступеней, на собраниях рабочих промышленных предприятий, на собраниях в народных коммунах, учреждениях, учебных заведениях и воинских частях с тем, чтобы все поняли это и не было никаких недоразумений.

Решение «О некоторых вопросах, касающихся народных коммун»

Кто опубликовал: | 19.12.2017

Принято на 6-м пленуме Центрального Комитета Коммунистической партии Китая восьмого созыва 10 декабря 1958 года.

В 1958 году на широком горизонте восточной части Азии, подобно восходящему солнцу, появилась новая социальная организация — крупная народная коммуна в деревнях нашей страны, в которой увязаны друг с другом промышленность, сельское хозяйство, торговля, просвещение и военное дело и которая слита в одно целое с органами власти. С момента своего появления народная коммуна благодаря своей мощной жизненной силе сразу же привлекла к себе широкое внимание людей.

Движение за создание народных коммун развивалось очень быстро. Начиная с лета 1958 года, в течение лишь нескольких месяцев на основе горячего желания широких крестьянских масс более 740 тысяч сельскохозяйственных производственных кооперативов всей страны было преобразовано в 26 с лишним тысяч народных коммун. В народные коммуны вступило более 120 миллионов крестьянских дворов, то есть свыше 99 процентов общего числа крестьянских семей различных национальностей всей страны. Такое положение свидетельствует о том, что возникновение народной коммуны не является случайным, что народная коммуна представляет собой продукт экономического и политического развития нашей страны, продукт социалистического движения за упорядочение стиля, генеральной линии партии в строительстве социализма и большого скачка в социалистическом строительстве 1958 года.

Хотя с момента создания народных коммун в деревне прошло немного времени, однако широкие массы крестьян уже убедились в заметной выгоде, принесённой ими. Можно в ещё более широких масштабах и в едином порядке распределять и маневрировать рабочей силой и средствами производства, использовать их более рационально и более эффективно, чем прежде, что ещё более благоприятствует развитию производства. Под единым руководством коммун тесно увязываются друг с другом и быстро развиваются промышленность, сельское хозяйство (включая земледелие, лесоводство, животноводство, подсобный промысел и рыбное хозяйство), торговля, просвещение и военное дело, особенно знаменательно, что в сельских районах, как весенний бамбук после дождя, выросли тысячи и десятки тысяч небольших промышленных предприятий; для удовлетворения насущных требований широких масс в народных коммунах развивается коллективное благосостояние — созданы многочисленные общественные столовые, ясли, детские сады, дома для престарелых и т. д., что, в частности, позволило окончательно раскрепостить женщин и принесло огромную радость женщинам, которые на протяжении нескольких тысячелетий сгибались над кухонными очагами. Во многих коммунах на основе сбора очень высоких урожаев сельскохозяйственных культур проводится в жизнь такая система распределения, при которой сочетаются система зарплаты и система бесплатного снабжения, в результате широкие массы крестьян и крестьянок начали получать свою зарплату, а их семьи, которые в прошлом всегда беспокоились о еде и питье, дровах, рисе, масле, соли, сое, уксусе и овощах, отныне могут «есть, не платя денег», то есть получать самое важное и самое надёжное общественное обеспечение. Всё это является для крестьян новостью, о которой они ещё никогда не слышали со времени сотворения мира. Жизнь крестьян уже улучшилась. При этом они на основе своего практического опыта и перспектив развития коммун знают, что в дальнейшем их жизнь ещё более значительно улучшится.

Развитие системы народных коммун в деревне имеет ещё одно более глубокое значение, а именно, народная коммуна указала народу нашей страны путь постепенного осуществления индустриализации деревни, путь постепенного перехода от коллективной собственности к всенародной собственности в сельском хозяйстве, путь постепенного перехода от социалистического принципа «каждому — по труду» к коммунистическому принципу «каждому — по потребностям», путь постепенного уменьшения, вплоть до исчезновения, различий между городом и деревней, между рабочими и крестьянами, между умственным и физическим трудом, а также путь постепенного сужения, вплоть до отмирания, функций государства внутри страны.

Всё это свидетельствует о правильности и историческом значении решения о создании народных коммун в деревнях, принятого на основании творческой инициативы народных масс на заседании Политбюро Центрального Комитета Коммунистической партии Китая, состоявшемся в августе 1958 года в Бэйдайхэ.

В настоящее время в сельских районах различных национальностей (за исключением Тибета и некоторых других районов) повсеместно созданы народные коммуны, в городах также начали проводиться некоторые опыты в этом направлении. В будущем народная коммуна в городе, приняв соответствующую особенностям города форму, станет орудием преобразования старого города и строительства нового социалистического города, станет единым организатором производства, обмена, распределения, а также бытового обслуживания и заботы о благосостоянии населения, станет социальной организацией, объединяющей в единое целое промышленность, сельское хозяйство, торговлю, просвещение и военное дело, где местные органы власти сольются с коммуной. Однако город отличается от деревни. Во-первых, положение в городе сложнее, чем в деревне. Во-вторых, социалистическая всенародная собственность в городе уже является основной формой собственности. На руководимых рабочим классом заводах и фабриках, в государственных учреждениях и учебных заведениях (за исключением части членов семей рабочих и служащих) уже имеет место высокая организованность, основанная на социалистических принципах, и поэтому в деле создания народных коммун в городе нельзя не предъявлять некоторых иных требований, чем в деревне. В-третьих, в настоящее время в городе у многих капиталистов и интеллигентов ещё в значительной степени сохраняется буржуазная идеология, они ещё с опасением относятся к созданию народных коммун, в отношении этих людей нам следует выжидать. Поэтому в городах необходимо продолжать опыты и, как правило, не надо спешить с созданием большого числа народных коммун, а в крупных городах с этим тем более следует помедлить и пока вести только идеологическую подготовку. Когда будет накоплено больше опыта, когда люди, которые сейчас идеологически не подготовлены, созреют для этого, только тогда можно будет создавать народные коммуны в большом числе.

Народные коммуны, созданные в деревнях, поскольку прошло ещё мало времени с момента их создания и поскольку подавляющее большинство этих коммун сразу же после своего создания направило все силы на напряжённую работу — осеннюю уборку, осеннюю вспашку и осенний сев, на всенародное движение за выплавку стали и чугуна, ещё не успели организационно окрепнуть, усовершенствовать различные порядки и системы, систематически разрешать новые, возникшие в результате создания народных коммун вопросы в области производства, распределения, бытового обслуживания и заботы о благосостоянии, хозяйственной и другой деятельности. Что касается того, как лучше вести хозяйства народных коммун и как их развивать, то в этой области опыт у всех пока ещё недостаточен, неизбежно также некоторое различие во взглядах людей на некоторые вопросы. В данный момент актуальная задача состоит в том, чтобы быстро достигнуть единства взглядов всей партии и всего народа на народные коммуны, усилить руководство коммунами, упорядочить и укрепить организацию коммун, установить и усовершенствовать порядки и системы в коммунах и ещё лучше организовать производство и быт в коммунах. Необходимо по-настоящему укрепить оформившиеся коммуны, чтобы они могли всё лучше справляться с великой миссией — содействием развитию производительных сил и производственных отношений.

Народная коммуна является первичной единицей социалистической общественной структуры в нашей стране, в которой увязывается друг с другом промышленность, сельское хозяйство, торговля, просвещение и военное дело. Она в то же время является первичной единицей организации социалистической государственной власти. Основываясь на теории марксизма-ленинизма и первоначальном опыте народных коммун нашей страны, сейчас можно предполагать, что народные коммуны ускорят темпы социалистического строительства в нашей стране и послужат наилучшей формой осуществления в нашей стране следующих двух переходов: во-первых, наилучшей формой перехода наших деревень от коллективной собственности к всенародной собственности и, во-вторых, наилучшей формой перехода нашей страны от социалистического общества к коммунистическому обществу. В настоящее время можно предположить также, что в будущем коммунистическом обществе народная коммуна всё ещё будет оставаться первичной единицей общественной структуры.

Отныне перед народом нашей страны стоят следующие задачи: через посредство народной коммуны как организационной формы общества, в соответствии с выдвинутой партией генеральной линией социалистического строительства, высокими темпами развивать производительные силы общества, содействовать индустриализации страны, индустриализации коммун, механизации и электрификации сельского хозяйства, постепенно осуществлять переход от социалистической коллективной собственности к социалистической всенародной собственности и таким образом всесторонне установить всенародную собственность в социалистической экономике нашей страны и постепенно превратить нашу страну в великую социалистическую державу, располагающую высокоразвитыми современной промышленностью, современным сельским хозяйством и современной наукой и культурой. В ходе этого процесса непременно постепенно будут возрастать коммунистические факторы, что позволит заложить фундамент в смысле материальных и духовных условий для перехода от социализма к коммунизму.

Это чрезвычайно огромная и сложная задача. Судя по имеющемуся в настоящее время опыту, видно, что в конкретных условиях нашей страны всестороннее осуществление социалистической всенародной собственности может быть достигнуто сравнительно быстро, но не так уж скоро. Широкая индустриализация страны, индустриализация народных коммун, механизация и электрификация сельского хозяйства и построение социалистического государства с высокоразвитой современной промышленностью, современным сельским хозяйством и современной наукой и культурой потребуют ещё очень много времени, несмотря на сравнительно быстрые темпы нашего продвижения вперёд; для полного завершения этого процесса потребуется, считая с данного момента, 15—20 лет или немногим больше времени.

Империалисты и их подголоски будут говорить, что этот срок слишком мал для того, чтобы мы имели высокоразвитую современную промышленность, современное сельское хозяйство и современную науку и культуру, что мы не сможем достигнуть своей цели. К подобным высказываниям мы давно уже привыкли, и их можно оставить без внимания, ибо перед лицом фактов империалисты и их подголоски непременно признают себя побеждёнными. Но могут найтись также и такие люди, которые скажут: этот срок слишком велик. Это — находящиеся в наших рядах люди, преисполненные благих намерений но слишком нетерпеливые, они считают, что развитие современной промышленности и других отраслей народного хозяйства до высокого уровня является чрезвычайно лёгким делом, что всестороннее осуществление социалистической всенародной собственности и даже коммунизма — чрезвычайно лёгкое дело. Они считают, что народные коммуны в деревне по своему характеру сейчас уже относятся к категории всенародной собственности, что очень скоро и даже уже сейчас в них можно отказаться от социалистического принципа «каждому по труду» и принять коммунистический принцип «каждому по потребностям». В силу этого они не могут понять необходимость дальнейшего существования социалистической системы продолжительное время. Подобные взгляды объясняются, конечно, недопониманием, и их нужно устранить.

Необходимо отметить, что превращение сельскохозяйственных производственных кооперативов в народные коммуны, переход от социалистической коллективной собственности к социалистической всенародной собственности и переход от социализма к коммунизму представляют собой несколько взаимно связанных и в то же время отличающихся друг от друга процессов.

Во-первых, превращение сельскохозяйственных производственных кооперативов в народные коммуны расширило и повысило прежнюю коллективную собственность и привело к тому, что она теперь содержит некоторые элементы всенародной собственности. Однако это отнюдь не равнозначно тому, что коллективная собственность в деревне уже превращена во всенародную собственность. В настоящее время во всех сельских районах страны уже повсюду созданы коммуны, но для осуществления во всех сельских районах страны всенародной собственности потребуется ещё определённый период.

Правда, создание народных коммун прибавило некоторые элементы всенародной собственности к экономике, основанной на коллективной собственности. Это объясняется тем, что народные коммуны в деревне сливаются в одно целое с первичными органами власти; тем, что в ведение коммун передаются уже имевшиеся прежде на селе и представляющие собой всенародную собственность банки, магазины и некоторые другие предприятия; тем, что коммуны принимают участие в создании промышленных предприятий и в других отраслях строительства, которые носят характер всенародной собственности; тем, что во многих уездах созданы уездные объединения коммун, осуществляющие в едином порядке руководство всеми коммунами данного уезда и имеющие право перебрасывать соответствующую часть людских сил, материальных и финансовых ресурсов каждой коммуны, входящей в данное объединение, для осуществления строительства в рамках уезда или даже за его пределами, причём во многих районах такое строительство уже начато и т. д. Но средства производства и продукция сельских народных коммун в настоящее время в основном всё ещё являются коллективной собственностью коммуны в отличие от государственных предприятий, на которых средства производства и продукция составляют всенародную собственность. Коллективная собственность и всенародная собственность — всё это социалистическая собственность, но всенародная собственность более прогрессивна, чем коллективная, ибо средства производства и продукция предприятий, основанных на всенародной собственности, могут распределяться непосредственно государством, представляющим весь народ, в едином порядке, рационально и в соответствии с потребностями всего народного хозяйства в целом, а с предприятиями, основанными на коллективной собственности, в том числе с существующими сейчас в деревне народными коммунами, этого сделать нельзя. Мнение о том, что собственность в существующих сейчас на селе народных коммунах уже является всенародной, не соответствует фактическому положению вещей.

Чтобы способствовать постепенному переходу от коллективной собственности к всенародной собственности, во всех уездах необходимо создавать уездные объединения коммун, которые в течение ряда последующих лет должны на основе энергичного развития производства и повышения сознательности народа принимать соответствующие меры к тому, чтобы постепенно увеличивать в народных коммунах ту долю средств производства, которая является всенародным достоянием, а также постепенно увеличивать ту долю продукции народных коммун, которая распределяется государством в едином порядке, и, когда созреют условия, превратить коллективную собственность во всенародную собственность. Если своевременно не добиваться развития в этом направлении и не завершить такого превращения, а неизменно сохранять коллективную собственность в её нынешнем состоянии, ограничивая кругозор членов коммун рамками интересов своих сравнительно небольших коллективов, то это явится помехой для дальнейшего развития производительных сил общества и для дальнейшего повышения сознательности народа, а следовательно будет нецелесообразным. Однако следует отметить, что сегодня коллективная собственность всё ещё играет свою активную роль в развитии производства в сельских народных коммунах. Сроки перехода от коллективной собственности к всенародной собственности зависят от таких объективно существующих факторов, как уровень развития производства и уровень сознательности народа, и не могут определяться произвольно на основании субъективных пожеланий людей, не могут произвольно, просто по желанию, растягиваться или сокращаться. Поэтому такой переход в масштабах всей страны может быть осуществлён лишь по срокам и поочерёдно в течение довольно продолжительного периода. Если не видеть этого, смешивать создание коммун с осуществлением всенародной собственности и проявлять излишнюю торопливость, пытаться раньше времени отказаться от коллективной собственности в деревне и второпях превратить её во всенародную собственность, то это будет неправильно и следовательно не может иметь успеха.

Далее, превращение социалистической коллективной собственности в социалистическую всенародную собственность отнюдь не равнозначно переходу от социализма к коммунизму. Превращение сельскохозяйственных производственных кооперативов в народные коммуны тем более не равнозначно переходу от социализма к коммунизму. Переход от социализма к коммунизму потребует гораздо большего времени, чем превращение социалистической коллективной собственности в социалистическую всенародную собственность.

Правда, система бесплатного снабжения, осуществляемая в народных коммунах, начинает содержать в себе ростки коммунистического принципа «каждому по потребностям»; осуществляемый в народных коммунах курс на одновременное развитие и взаимное сочетание промышленности и сельского хозяйства открыл путь к уменьшению различий между городом и деревней, между рабочими и крестьянами; после перехода от социалистической коллективной собственности к социалистической всенародной собственности в сельских народных коммунах их коммунистические факторы ещё более возрастут — всё это следует признать. К тому же, по мере того, как общественный продукт, вначале не являющийся обильным, постепенно станет обильным в результате развивающихся с каждым днём промышленности и сельского хозяйства всей страны, по мере того, как доля бесплатного снабжения в системе распределения в народных коммунах, в начале небольшая, постепенно станет большой, как нормы бесплатного снабжения, вначале низкие, постепенно станут высокими, а также по мере повышения с каждым днём коммунистической сознательности народа, по мере развития с каждым днём всенародного образования, постепенного уменьшения различия между умственным трудом и физическим трудом, постепенного сужения функций государственной власти внутри страны и т. д.— по мере всего этого постепенно будут созревать условия, необходимые для перехода к коммунизму. Было бы неправильным, конечно, пренебрегать этим процессом развития, а тем более препятствовать ему, откладывая коммунизм на далёкое будущее.

Однако каждый марксист должен иметь совершенно трезвое представление о том, что переход от социализма к коммунизму представляет собой довольно длительный, довольно сложный процесс развития, причём на протяжении всего этого процесса общество по своему характеру будет оставаться социалистическим. Социалистическое общество и коммунистическое общество представляют собой две фазы, отличающиеся друг от друга различным уровнем экономического развития. Социалистический принцип гласит: «от каждого по его способностям, каждому по труду»; коммунистический принцип гласит: «от каждого по его способностям, каждому по потребностям». Коммунистическая система распределения более рациональна, но она может быть претворена в жизнь лишь после того, когда будет создан в весьма большом изобилии общественный продукт. Отказ от принципа «каждому по труду» при отсутствии этого условия нанёс бы вред трудовой активности людей, не благоприятствовал бы развитию производства, не благоприятствовал бы росту общественного продукта и таким образом не благоприятствовал бы осуществлению коммунизма. Поэтому зарплата, выдаваемая по труду, должна занимать важное место в доходах членов народных коммун на протяжении длительного времени, а в течение известного промежутка времени она должна занимать даже главное место. Чтобы стимулировать трудовую активность членов коммун и облегчить удовлетворение их сложных бытовых потребностей, коммунам следует добиваться постепенного увеличения зарплаты своим членам, причём в течение ряда лет добиваться её более быстрого увеличения, чем доли бесплатного снабжения. Даже после перехода от коллективной к всенародной собственности, в связи с тем, что ещё не будет достигнуто такого изобилия общественного продукта, которое позволило бы осуществить коммунизм, в народных коммунах в течение необходимого исторического периода будет по-прежнему сохраняться система «каждому по труду». Попытки преждевременно отказаться от-принципа «каждому по труду» и заменить его принципом «каждому по потребностям», то есть попытки с натяжкой вступить в коммунизм, когда условия для этого ещё не созрели, несомненно, являются несбыточной утопией.

Как переход от социалистической коллективной собственности к социалистической всенародной собственности, так и переход от социализма к коммунизму обязательно должен основываться на определённом уровне развития производительных сил. Производственные отношения обязательно должны соответствовать характеру производительных сил, только производительные силы, достигшие известного уровня развития, могут вызвать известные изменения в производственных отношениях — таково одно из основных положений марксизма. Товарищам следует помнить, что нынешний уровень развития производительных сил в нашей стране остаётся очень низким. Только упорно борясь в течение трёх лет и напрягая усилия ещё в течение нескольких лет, можно будет добиться большого изменения в экономическом облике всей страны. Однако и тогда останется непройденным ещё немалое расстояние до таких целей, как высокая индустриализация всей страны, механизация и электрификация сельского хозяйства всей страны, останется непройденным ещё большее расстояние до таких целей, как изобилие общественного продукта, значительное снижение интенсивности труда, большое сокращение рабочего времени. А без всего этого, конечно, не может быть и речи о вступлении в высший этап развития человеческого общества — в коммунизм. Поэтому, поскольку мы проявляем большой энтузиазм к коммунизму, мы должны прежде всего проявлять большой энтузиазм в развитии наших производительных сил, мы должны прежде всего всемерно добиваться выполнения нашего плана социалистически индустриализации, вместо того, чтобы без основания на то объявлять о «немедленном осуществлении всенародной собственности» в сельских народных коммунах и тем более об их «немедленном вступлении в коммунизм» и прочее, так как это не только будет проявлением легкомыслия, но и значительно снизит критерий коммунизма в глазах народа, приведёт к искажению и вульгаризации великих идеалов коммунизма и будет способствовать росту тенденции к мелкобуржуазной уравниловке, что не будет благоприятствовать развитию социалистического строительства.

В вопросах перехода от социализма к коммунизму мы не должны топтаться на этапе социализма, но мы также не должны впадать в пустое фантазёрство о возможности прыгнуть в коммунизм, минуя этап социализма. Мы являемся сторонниками марксистско-ленинской теории о перманентной революции и считаем, что между демократической революцией и социалистической революцией, между социализмом и коммунизмом не лежит и не может лежать «великая китайская стена». Вместе с тем мы являемся сторонниками марксистско-ленинской теории развития революции по этапам и считаем, что различные этапы развития отражают качественные изменения вещей и явлений, что не следует смешивать эти качественно отличающиеся друг от друга этапы. В августовском решении Политбюро ЦК партии о создании народных коммун в деревнях со всей ясностью указывается, что в народных коммунах, «переход от коллективной собственности к всенародной собственности представляет собой процесс, в одних районах он может пройти сравнительно быстро, в три-четыре года, а в других — возможно медленнее, для него потребуется пять-шесть лет или ещё больший срок. После того, как народная коммуна перейдёт к всенародной собственности и будет походить на государственное промышленное предприятие, она по своему характеру всё же останется социалистической, в ней будет осуществляться принцип «от каждого по способностям, каждому по труду». Затем ещё через какое-то количество лет, когда создастся огромное изобилие общественного продукта, коммунистическая сознательность и моральные качества всего народа значительно повысятся, когда будет введено всенародное общее образование и повышен его уровень, когда оставшиеся от старого общества различия между рабочими и крестьянами, между городом и деревней и между умственным трудом и физическим трудом, которые неизбежно сохраняются на стадии социализма, постепенно исчезнут, когда остатки буржуазного права неравенства, отражающего вышеуказанные различия, также постепенно исчезнут, когда функции государства будут состоять лишь в том, чтобы отражать агрессию внешних врагов, а внутренние функции государства отомрут, тогда общество в нашей стране вступит в коммунистическую эпоху, в которой будет осуществлён принцип «от каждого по способностям, каждому по потребностям». С целью устранения некоторых ошибочных представлений, имеющих ныне место в вопросах о народных коммунах, с целью обеспечения здорового развития движения за народные коммуны необходимо на основе этих марксистско-ленинских взглядов основательно, и многократно проводить во всей: партии и среди всего народа широкую пропагандистско-воспитательную работу

Производство, обмен, потребление и накопление в народных коммунах должны осуществляться в плановом порядке. Планы народных коммун должны включаться в государственные планы и подчиняться государственному управлению. Вместе с тем, вырабатывая планы, народные коммуны должны полностью учитывать свою специфику и проявлять собственную инициативу.

Развитие производства является центральным звеном в укреплении и развитии народных коммун. Правильный курс в развитии производства в народных коммунах должен быть следующим: в соответствии с единым общегосударственным планом и местными условиями, соблюдая во всех делах коммуны принцип трудолюбия и бережливости, одновременно развивать промышленность и сельское хозяйство, одновременно развивать производство продукции для собственного потребления и товарное производство. Во всяком производстве и во всех областях капитального строительства необходимо соблюдать строгую экономию и точно всё рассчитывать; необходимо добиваться максимально рационального использования людских сил, материальных и финансовых ресурсов, снижать себестоимость, сокращать расходы, умножать доходы, предупреждать и бороться с явлениями роскоши и расточительства, допускаемыми некоторыми работниками народных коммун в связи с богатым урожаем.

В области сельскохозяйственного производства от мелкой вспашки и нетщательной обработки, от возделывания больших площадей при низкой урожайности необходимо постепенно переходить к глубокой вспашке и тщательной обработке, чтобы, засевая меньшую площадь, собирать большие урожаи; при обработке полей необходимо добиваться такой же тщательности, с какой обрабатываются огороды, а также осуществлять механизацию и электрификацию производственных процессов, значительно повышая урожайность и производительность труда; надо постепенно сокращать посевные площади и число занятых в земледелии рабочих рук. Необходимо добиваться того, чтобы в сравнительно короткий период времени ежегодный средний сбор зерна в стране на душу населения достиг 2000—3000 цзиней, то есть одной-полутора тонн. По мере разрешения зерновой проблемы необходимо постепенно повышать в общем объёме сельскохозяйственной продукции удельный вес технических культур — хлопка, лубяных культур, натурального шёлка, соевых бобов и масличных культур, сахароносов, чая, табака, лекарственных растений и т. д., а также уделять самое большое внимание развитию лесного хозяйства, животноводства, подсобных промыслов и рыбного хозяйства. В общем, во всех пяти отраслях сельского хозяйства — земледелии, лесоводстве, животноводстве, подсобном промысле и рыбном хозяйстве так же, как на промышленном фронте, обязательно необходимо осуществлять большую революцию по всему фронту с тем, чтобы радикально изменить облик всего сельскохозяйственного фронта.

В прошлом люди часто сетовали на то, что в нашей стране большое население и мало пахотной земли. Однако факт сбора в 1958 году обильного урожая опроверг подобные рассуждения. При условии действительно широкого внедрения опыта глубокой вспашки и тщательной обработки полей, послойного внесения удобрений, рационального загущения посевов и получения благодаря этому исключительно обильных урожаев, имеющейся у нас пахотной земли окажется не мало, а много, вместо избытка населения будет ощущаться недостаток рабочих рук. Это явится величайшей переменой. Необходимо добиваться того, чтобы в течение ряда лет, в соответствии с местными условиями, занятая сейчас под сельскохозяйственными культурами пахотная площадь постепенно была сокращена, скажем, примерно до одной трети, с тем чтобы часть высвободившейся земли использовать под пары, а также для посева трав, применяемых в качестве корма, и трав, обогащающих почву, а на другой её части производить лесопосадки, строить водоёмы, на равнинах, на горах и в водоёмах широко сажать декоративные растения, образующие яркую цветовую гамму, чтобы превратить обширные пространства нашей страны в цветущий сад. Это, во-первых, позволит значительно сэкономить воду, удобрения и рабочую силу на пахотных полях и одновременно значительно повысить плодородие почвы; во-вторых, позволит полностью использовать горы, реки, травы и леса для комплексного развития земледелия, лесоводства, животноводства, подсобных промыслов и рыбного хозяйства; в-третьих, будет способствовать преобразованию облика природы и украшению всего Китая. Это является вполне осуществимым великим идеалом, за который должны бороться народные коммуны в деревнях всей страны.

Народные коммуны должны широко развивать промышленность. Развитие промышленности в коммунах не только ускорит процесс индустриализации страны, но и будет способствовать осуществлению в деревнях всенародной собственности, уменьшит различие между городом и деревней. В соответствии с существующими в каждой народной коммуне условиями необходимо постепенно надлежащее количество рабочей силы из сельского хозяйства перебрасывать в промышленность, планомерно развивать такие отрасли лёгкой и тяжёлой промышленности, как производство удобрений, ядохимикатов, сельскохозяйственных орудий и машин, строительных материалов, переработку и комплексное использование сельскохозяйственной продукции, производство сахара, текстиля, бумаги, а также добычу полезных ископаемых, выплавку металлов, электроэнергетику и т. д. Промышленное производство в народных коммунах должно тесно увязываться с сельскохозяйственным производством, должно служить прежде всего делу развития сельского хозяйства и его механизации и электрификации, а также удовлетворению жизненных потребностей членов народных коммун и в то же время обслуживать крупную государственную промышленность и социалистический рынок. Развивая промышленность, народные коммуны должны действовать в полном соответствии со следующим принципом — учитывать местные условия и использовать местные ресурсы. Во избежание увеличения себестоимости продукции и расточительства рабочей силы народным коммунам не следует браться за создание таких промышленных предприятий, для которых на месте нет сырья и материалов и их пришлось бы доставлять очень издалека. Что касается производственной техники, то здесь необходимо соблюдать принцип сочетания ручного труда с машинным, сочетания простых, местных со сложными, современными методами производства. Все отрасли кустарной промышленности, уже имеющие известную основу и перспективы для своего развития, непременно следует развивать и далее, постепенно осуществляя при этом необходимые технические преобразования. Механизированная промышленность должна в полной мере использовать чугун и сталь, выплавляемые простыми, местными методами, станки, изготовляемые этими методами, различные виды сырья, добываемого этими методами, и оборудование, изготовляемое этими методами, а также использовать в производстве простые, местные методы, постепенно переходя от простых, местных методов к сложным, современным, от маленького к большому, от низкого к высокому.

Как в области промышленности, так и в области сельского хозяйства народные коммуны наряду с развитием производства, призванного непосредственно удовлетворять их собственные потребности, должны по мере возможности широко развивать производство товарной продукции. Каждая народная коммуна должна в соответствии со своими особенностями и под руководством государства осуществлять с другими коммунами и государственными предприятиями необходимое производственное разделение труда и товарообмен. Только при этом условии вся экономика общества сможет развиваться более быстрыми темпами, а народные коммуны будут иметь возможность получать в обмен необходимые им машины и оборудование, осуществлять механизацию и электрификацию сельского хозяйства, смогут получать в обмен необходимые потребительские товары и наличные денежные средства, чтобы бесплатно снабжать своих членов и выплачивать им зарплату, постепенно повышая её. Для обеспечения выполнения планов обмена как между государством и коммунами, так и между отдельными коммунами необходимо широко осуществить систему заключения договоров.

Необходимо подчеркнуть: в будущем, в течение необходимого исторического периода, товарное производство в народных коммунах, а также товарообмен как между государством и коммунами, так и между отдельными коммунами должны получить весьма большое развитие. Такого рода товарное производство и товарообмен отличны от капиталистического товарного производства и товарообмена, ибо они осуществляются на основе социалистической общественной собственности, в плановом порядке, а не на основе капиталистической частный собственности и не анархически. Дальнейшее развитие товарного производства и дальнейшее сохранение принципа «каждому по труду» являются двумя важными принципиальными вопросами развития социалистической экономики и в отношении этого во всей партии должно быть единство взглядов. Кое-кто пытается преждевременно «вступить в коммунизм» и одновременно с этим пытается преждевременно отменить товарное производство и товарообмен, преждевременно отрицая положительную роль товара, стоимости, денег, цен. Подобные взгляды не благоприятствуют развитию социалистического строительства, и поэтому они неправильны.

Созданные в деревнях народные коммуны должны правильно распределять свои доходы в соответствии с принципом ведения всех дел коммуны в духе трудолюбия и бережливости. Сделав отчисления из общего своего дохода на производственные расходы, управленческие расходы и на уплату налогов, они должны надлежащим образом повышать удельный вес накоплений в целях быстрого развитии производства. Однако на основе развития производства необходимо в то же время из года в год увеличивать долю в доходах, идущую на личное и коллективное потребление членов коммуны (в том числе на коллективное благосостояние, на культурно-просветительные мероприятия), чтобы их жизнь из года в год улучшалась.

Осуществление системы сочетания выплаты зарплаты с бесплатным снабжением при распределении среди членов коммуны части её доходов, идущей на их личное потребление, является новым почином народных коммун нашей страны в области форм социалистического распределения и отвечает насущным требованиям широких масс членов коммун. Как уже было сказано выше, эта система распределения содержит в себе ростки коммунизма, однако по своему основному характеру она остаётся социалистической, соответствуя принципу «от каждого по способностям, каждому по труду».

Вопрос о пропорции между зарплатой и бесплатным снабжением в общей доле, распределяемой среди членов коммуны, в каждой коммуне необходимо решать в соответствии с уровнем развития в ней производства. В настоящее время при определении соотношения между размером зарплаты и бесплатным снабжением необходимо обращать внимание на то, чтобы по возможности не допускать сокращения доходов семей, в которых есть сильные рабочие руки, но мало едоков. Как правило, необходимо добиваться того, чтобы доходы более чем у 90 процентов членов народных коммун возросли по сравнению с предыдущим годом, а у остальных были не меньше, чем в предыдущем году.

Сфера бесплатного снабжения в настоящее время не должна быть слишком широкой. Осуществление системы бесплатного снабжения отнюдь не преследует цели добиться нивелировки жизни людей. И при социализме, и при коммунизме потребности людей в общих чертах одинаковы и в то же самое время отличны. Поэтому как сейчас, так и в будущем необходимо по мере возможности добиваться того, чтобы члены коммун имели соответствующую свободу выбора в рамках бесплатного снабжения.

По мере развития производства заработная плата должна постепенно увеличиваться. Помимо части, идущей по линии бесплатного снабжения, в настоящее время для сельских местностей можно установить, как правило, 6—8 разрядов зарплаты, причём самая высокая зарплата может превышать самую низкую в четыре или несколько более раз; однако разрыв не должен быть слишком большим, ибо это не соответствовало бы существующему сейчас в нашей деревне фактическому положению в области различия в степени трудовой квалификации. Допустима также известная разница в уровнях зарплаты между различными районами страны. В настоящее время разрыв в размерах зарплаты в городах несколько больший, чем в деревнях, что является необходимым. В будущем, когда будет осуществлён исключительно большой подъём производства и жизнь всех людей станет зажиточной, необходимость сохранения такой разницы в зарплате по разрядам как в городах, так и в деревнях отпадёт, и эта разница будет постепенно ликвидирована, тогда мы приблизимся к эпохе коммунизма.

Уровень заработной платы в городе обычно выше, чем в деревне, что объясняется многими причинами (одной из таких причин являются сравнительно высокие жизненные расходы в городе), причём это — временное явление. Необходимо обстоятельно разъяснить это крестьянам. В деревне некоторые члены коммун, помимо того, что сами трудятся, имеют родственников, которые покинули дом и посылают им деньги из городов и других мест (например, некоторые рабочие, военнослужащие, кадровые работники, проживающие за границей китайцы и другие). Необходимо проводить воспитательную работу среди остальных членов коммуны с тем, чтобы они не делали придирчивых сравнений. При распределении доходов коммуна должна одинаково относиться к тем и другим при обеспечении бесплатным снабжением и выдаче заработной платы, а не принуждать первых вкладывать свои денежные средства в коммуну или передавать их в дар коммуне. Если они живут исключительно за счёт тех членов своей семьи, которые покинули дом и находятся в других местах, то коммуна не должна вмешиваться в это, но может не распространять на них бесплатного снабжения. Расходы по обеспечению учащихся, выехавших на учёбу в другие районы, за исключением тех, которые обеспечиваются государством или которые могут сами обеспечить себя, должно в едином порядке нести уездное объединение коммун по нормам, установленным учебными заведениями.

Чем больше будет развиваться дело социализма, чем обильнее будет общественный продукт, тем непременно обильнее будут средства к жизни, которые будут выдаваться каждому человеку в его личную собственность. Некоторые считают, что с созданием народных коммун подвергнутся перераспределению предметы потребления, являющиеся личной собственностью. Это — ошибочное представление. Необходимо заявить массам, что средства к жизни (в том числе жилые дома, одежда, мебель и т. д.), а также сбережения в банках и в кредитных кооперативах после создания коммун по-прежнему остаются и всегда будут оставаться собственностью членов коммун. В случае необходимости коммуна может с согласия члена коммуны взять во временное пользование излишки строений, однако право собственности на них по-прежнему принадлежит владельцу. Члены коммуны могут оставить себе отдельные деревья около их домов, мелкие сельскохозяйственные орудия и мелкий инструмент, мелкий домашний скот и домашнюю птицу. Они могут также продолжать заниматься некоторыми мелкими домашними подсобными промыслами при условии, если это не мешает им участвовать в коллективном труде.

Всю задолженность, сделанную до момента создания народных коммун как между отдельными лицами, так и между коммуной, с одной стороны, и членом коммуны, с другой, или же кредиты, полученные членами Коммун из банка и кредитного кооператива, не следует аннулировать. Те, которые имеют возможность погасить эту задолженность, должны сделать это, если нет условий для погашения, то эта задолженность может временно сохраняться.

Народная коммуна является организатором производства и жизни народа, а основная цель развития производства состоит в максимальном удовлетворении постоянно растущих потребностей материальной и культурной жизни всех членов общества. В руководстве работой коммун партия должна обратить всестороннее пристальное внимание, на идеологические вопросы, вопросы производства и вопросы быта. Необходимо заботиться о людях и исправить тенденцию, выражающуюся в том, что обращается, внимание лишь на вещи, а не на человека. Чем больший трудовой энтузиазм проявляют массы, тем больше партия должна проявлять заботы о жизни масс. И чем большей будет забота партии о жизни масс, тем выше будет трудовой энтузиазм масс. Взгляды, выражающиеся в противопоставлении производства жизни и в утверждениях о том, что забота о жизни масс препятствует производству, являются ошибочными. Конечно, односторонне или чрезмерно подчёркивать улучшение жизни в отрыве от повышения сознательности и развития производства, не поощряя упорной борьбы за перспективные интересы, также является ошибочным.

Коммунисты всегда считают, что в коммунистическом обществе труд «превратится из тяжёлого бремени в наслаждение» и станет «самой первой потребностью жизни». В будущем рабочий день, несомненно, значительно сократится. По мере развития механизации и электрификации мы должны постараться начать вводить в течение ряда последующих лет шестичасовой рабочий день. Нынешний наш напряжённый труд именно и создаёт условия для осуществления в будущем 6-часового или ещё более короткого рабочего дня. В настоящее время не только в городах, но и в деревнях необходимо осуществлять систему, при которой в обычное время фактически восемь часов уходит на труд, а два часа — на учёбу. В период разгара сельскохозяйственных работ или в период других неотложных работ в деревне рабочее время может быть соответствующим образом продлено. Однако во всех случаях необходимо обеспечить, чтобы ежедневно на сон отводилось восемь часов, на принятие пищи и отдых — четыре часа, т. е. это общее время в двенадцать часов никак нельзя сокращать. В настоящее время ощущается напряжённое положение с рабочей силой. Это факт. Однако выход из этого необходимо искать главным образом в усовершенствовании орудий труда и улучшении организации труда, не надо рассчитывать на увеличение рабочего времени. Необходимо обратить серьёзное внимание на безопасность производства; по мере возможности улучшать условия труда и добиваться сокращения и недопущения несчастных случаев на производстве. Непременно нужно гарантировать достаточный отдых женщин до и после родов; во время менструального периода женщинам обязательно надо давать необходимый отдых, не направлять их на тяжёлую работу, на работу в холодной воде и в ночное время.

Необходимо наладить работу общественных столовых. Нужно обеспечить, чтобы все члены коммун имели достаточное питание, чтобы пища была вкусной и приготовлялась в надлежащих гигиенических условиях, а также отвечала национальным обычаям и местным привычкам. Общественные столовые должны иметь помещения для столующихся, должны как следует наладить огородничество, должны иметь мастерские по производству соевых изделий, мастерские для изготовления вязиги, мастерские соевых приправ, должны разводить свиней, мелкий рогатый скот, домашнюю птицу, рыбу и т. д. Пища должна быть разнообразной и вкусной. Следует советоваться со специалистами по рациональному питанию человека, чтобы пища содержала необходимое для организма человека число калорий и питательных веществ. Следует проявлять необходимую и возможную заботу о питании стариков, детей, больных, беременных и кормящих матерей. Следует разрешать некоторым членам коммун приготовлять пищу дома. Необходимо демократизировать управление общественными столовыми. На должности административных работников и поваров общественных столовых необходимо подбирать надёжных в политическом отношении людей. Выбирать их лучше всего путём демократических выборов.

Необходимо как следует наладить работу яслей и детских садов с тем, чтобы все дети жили и воспитывались лучше, чем дома, чтобы дети желали оставаться в яслях и детских садах, а родители хотели отдавать своих детей туда. Родители могут сами решить вопрос: отдавать ли детей туда сразу на длительный период — и могут в любое время брать детей домой. Для того чтобы наладить работу яслей и детсадов, народные коммуны должны готовить для яслей и детских садов большое число воспитателей и учителей соответствующей квалификации.

Необходимо как следует наладить работу домов для престарелых и обеспечить сравнительно хорошими заведениями престарелых, не имеющих детей, на иждивении которых они могли бы находиться (т. е. лиц, охваченных системой «пяти обеспечений»).

Народные коммуны также должны нести ответственность за работу начальных школ, средних школ и образование взрослых. В деревнях страны необходимо ввести всеобщее начальное образование, как следует наладить работу обычных дневных средних школ и сельскохозяйственных средних школ, в которых половина времени отводится на учёбу, а половина на труд, или других средних профессиональных школ и постепенно добиваться введения всеобщего среднего образования. Среди взрослых необходимо по-настоящему ликвидировать неграмотность и организовать различные вечерние школы с целью проведения политического, культурного и технического образования. Осуществить всеобщее образование и постепенно повышать уровень образования трудящихся — это значит сделать важный шаг по пути уменьшения различия между физическим трудом и умственным трудом. Эту работу следует вести на должном уровне. Кроме того, коммуны должны часть молодёжи направлять в города в средние школы второй ступени, техникумы и высшие учебные заведения с тем, чтобы подготовить для государства и коммун работников, имеющих сравнительно высокий культурный уровень. Учебные заведения всех типов должны неуклонно осуществлять принцип сочетания образования с производительным трудом. Дети, достигшие 9 лет и выше, могут соответствующим образом привлекаться к участию в посильном труде с тем, чтобы они с самого детства привыкали к труду и могли развиваться физически и умственно. Однако необходимо полностью учитывать здоровье детей, привлекать их к участию в лёгком и непродолжительном труде, который отвечал бы их физическому развитию и их интересам.

Следует усилить идейно-политическую работу среди работников общественных столовых, яслей, детских садов, домов для престарелых, начальных школ, медицинских заведений, клубов и магазинов, активно направлять общественность с тем, чтобы общество в целом и все коммуны рассматривали работу в общественных столовых, яслях, детских садах и другую работу по коллективному благосостоянию, работу по бытовому обслуживанию как благородную работу служения народу. Необходимо критиковать и исправлять взгляды эксплуататорских классов, выражающиеся в пренебрежении работой по обеспечению благосостояния масс, в пренебрежении к труду по бытовому обслуживанию.

Необходимо постепенно перестраивать имеющиеся постройки старого типа; по срокам и по группам строить сельские населённые пункты нового типа — посёлки-сады с жилыми домами, общественными столовыми, яслями и детскими садами, домами для престарелых, с заводами, токами, животноводческими фермами, магазинами, пунктами связи, складами, учебными заведениями, больницами, клубами, кинотеатрами, спортивными площадками, банями, уборными и т. д. Планы строительства жилых домов в посёлках и сельских населённых пунктах должны широко обсуждаться массами. Мы выступаем за ликвидацию несправедливой патриархальщины, оставленной историей, и за развитие демократической и дружной семейной жизни, что пользуется горячей поддержкой масс. Поэтому при строительстве жилых домов необходимо обращать внимание на то, чтобы дома были пригодны для совместного проживания мужчин, женщин, стариков и детей каждой семьи.

В настоящее время в мире существует довольно многочисленная кучка глупцов, которые оголтело клевещут на наши народные коммуны. В их числе господин Даллес в США. Этот Даллес абсолютно ничего не смыслит в делах нашей страны, а выдаёт себя за знатока Китая и бешено нападает на народные коммуны. Особенно его огорчает то, что мы якобы разрушили тысячелетние замечательные семейные устои. Верно, китайский народ разрушил феодальную патриархальщину. Ведь такой патриархальщины в капиталистическом обществе, как правило, уже давно не существует. Это — прогресс капитализма. А мы сделали ещё шаг вперёд, создали демократические и дружные семьи, а такие семьи, как правило, редко встречаются в капиталистическом обществе. Там только в будущем, после совершения социалистической революции и ликвидации капиталистического строя, характеризующегося эксплуатацией человека человеком, возникнет возможность для повсеместного появления такой семьи. Что касается яслей, детских садов и столовых для рабочих на заводах, то всё это впервые появилось в капиталистическом обществе. Однако там все такие заведения, созданные буржуазией, носят капиталистический характер и направлены на то, чтобы облегчить капиталистам эксплуатацию трудящихся мужчин и женщин. А созданные нами заведения такого рода носят социалистический характер и содействуют развитию дела социализма, освобождению человеческой личности, по-настоящему и окончательно освобождают массы женщин и позволяют ещё лучше воспитывать детей. Поэтому они получили горячее одобрение всех трудящихся и прежде всего масс женщин.

Организационный принцип народной коммуны — это демократический централизм. Как в области управления производством, в области распределения доходов, так и в работе по бытовому обслуживанию и заботе о благосостоянии членов коммуны и на всех других участках работы необходимо проводить в жизнь этот принцип.

В народной коммуне следует практиковать систему единого руководства и ступенчатого управления. Управленческий аппарат коммуны в общем может быть разбит на три ступени, а именно: правление коммуны, управленческий участок (или крупная производственная бригада) и производственная бригада. Управленческий участок (или крупная производственная бригада), как правило, представляет собой хозрасчётную единицу, ведающую на своём участке промышленностью, сельским хозяйством, торговлей, просвещением и военным делом, однако ответственность за его прибыли и убытки несёт коммуна. Производственная бригада является основной единицей организации труда. При едином руководстве правления коммуны следует наделить управленческие участки (или крупные производственные бригады) и производственные бригады необходимой властью в области организации производства и капитального строительства, управления финансами, бытового обслуживания и заботы о благосостоянии с тем, чтобы благоприятствовать развитию их активности.

Организации различных ступеней уездного объединения коммун и народной коммуны должны научиться целесообразно распределять и перебрасывать рабочую силу между различными производственными отраслями (сельскохозяйственной, промышленной, транспортной), между постоянными производственными заданиями, ударными производственными заданиями и заданиями по бытовому обслуживанию, избегать таких явлений, чтобы в одном месте дела ждали человека, а в другом месте человек ждал дел. Необходимо непрестанно улучшать организацию труда, продолжать осуществлять и укреплять систему ответственности каждой ступени за выполнение всех производственных и других заданий, усовершенствовать систему трудового контроля и поощрения, по-настоящему гарантировать повышение производительности труда и качества работы.

В трудовых организациях народной коммуны должны быть и дисциплина, и демократия. Так называемая военизация организации означает организацию по образцу промышленных предприятий, то есть означает, что трудовые организаций коммуны должны быть так организованы и дисциплинированы, как промышленные предприятия, как армия. Это необходимо для сельскохозяйственного производства, ведущегося в больших масштабах. Отряды крупного сельскохозяйственного производства, как и отряды крупного промышленного производства, представляют собой промышленную армию. Современную промышленную армию организовала буржуазия, промышленное предприятие — это всё равно, что военный лагерь. Рабочего, стоящего перед машинами, ограничивает дисциплина, не уступающая армейской. Промышленная армия социалистического общества является промышленной армией одного класса — рабочего класса, она освободилась от капиталистов, присваивавших прибавочную стоимость, и внутри рабочего класса осуществляет животворный демократический централизм, основанный на сознательности и добровольности. Теперь мы применили эту систему в деревне и таким образом создали социалистическую сельскохозяйственную промышленную армию, основанную на демократическом централизме, не подвергающуюся эксплуатации, помещиков, кулаков, освободившуюся от мелкого производства.

В производственных организациях различных ступеней народной коммуны следует соответственно создать организации народного ополчения. Организации народного ополчения и производственные организации должны иметь самостоятельные руководящие органы. Должности командиров Организаций народного ополчения различных ступеней, т. е. командиров полка, батальона, роты, в принципе не должны по совместительству занимать председатель коммуны, председатель управленческого участка (руководитель крупной бригады), бригадир. Эти командиры должны участвовать в работе соответствующих управленческих органов-коммуны и быть членами этих органов, находиться под двойным руководством соответствующих управленческих органов и вышестоящего командования народного ополчения. Организации народного ополчения должны в соответствии с потребностями иметь оружие. Оружие производится на военных заводах, которые создаются на местах. Основные отряды народных ополченцев должны проходить военную подготовку в установленное время, а резервные отряды народного ополчения — соответствующую подготовку во время перерывов между работой, чтобы подготовить условия для создания такого положения, когда «весь народ — солдаты». Широкие массы трудящихся нашей страны радостно приветствуют систему народного ополчения. Это объясняется тем, что в ходе длительной революционной борьбы против империализма, феодализма и их лакеев — гоминьдановской реакционной клики — трудящиеся поняли, что, только вооружившись, они смогут разгромить вооружённую контрреволюцию, смогут стать хозяевами китайской земли, а после победы революции они увидели, что за границей всё ещё существуют империалистические гангстеры, ежедневно заявляющие о своём намерении уничтожить наше народное государство; поэтому весь народ полон решимости и далее вооружаться и заявляет: «Вы, гангстеры, только и думающие о том, как бы ограбить нас, будьте осторожны, не пытайтесь понапрасну трогать нас, людей, занимающихся мирным трудом, мы — в полной готовности. Если империализм осмелится развязать агрессивную войну против нашей страны, то мы создадим положение: „весь народ — солдаты“, и народное ополчение будет содействовать Народно-освободительной армии, непрерывно пополнять Народно-освободительную армию, и агрессоры будут разбиты в пух и прах».

Во всех организациях народной коммуны, включая организации народного ополчения, должны быть и централизация, и демократия. Коммуна должна организовать не только производство, но и быт людей. Чтобы хорошо вести дела, необходимо осуществлять высокую демократию, необходимо во всех случаях советоваться с массами о делах, верно представлять интересы масс, выражать их волю. Поэтому одновременно с «военизацией организации, утверждением боевого духа в действиях, введением коллективного образа жизни» в коммуне необходимо полностью осуществить демократизацию управления. Ни в коем случае нельзя под предлогом военизации организации или используя систему народного ополчения, направленную своим остриём против врагов, ослаблять хотя бы в малейшей степени демократическую жизнь в коммуне и организациях народного ополчения. Коммуна является первичным органом власти в нашей стране. Лишь полностью обеспечив демократизацию коммуны, можно создать в масштабах всей страны политическую обстановку, при которой будет и централизм и демократия, и дисциплина и свобода, и единая воля и личная непринуждённость, живость и бодрость.

Коренной вопрос в налаживании дел в народной коммуне заключается в усилении партийного руководства. Лишь при укреплении партийного руководства можно сделать политику командной силой, можно углубленно вести социалистическое, коммунистическое идеологическое воспитание и борьбу против различных ошибочных уклонов среди кадровых работников и членов коммуны, можно правильно проводить в жизнь линию и политику партии. Некоторые считают, что при коммунах уже отпадает необходимость в партии, можно осуществить так называемое «слияние партии и коммуны». Такой взгляд является ошибочным.

Партия в своей работе в народной коммуне должна обеспечить проведение правильной линии и политики, а также обращать внимание на воспитание работников коммуны, чтобы они развивали замечательный стиль, в первую очередь, стиль линии масс и делового подхода к решению вопросов.

В результате движения за упорядочение стиля в 1957—1958 годах линия масс партии одержала новую великую победу. Большой скачок в социалистическом строительстве и повсеместное создание народных коммун в деревне являются двумя показателями этой победы. В методе работы партии — линии масс — заключается жизнь народных коммун, без линии масс, без полного доверия, оказанного массами партии и Народному правительству, без подъёма революционной активности масс невозможно было бы создать и укрепить народные коммуны. Поэтому руководящие работники всех ступеней в народных коммунах должны в любой работе последовательно проводить линию масс. Они должны считать себя рядовыми тружениками. Следует по-товарищески обращаться с массами — членами народных коммун. В отношениях с массами строго запрещается использовать гоминьдановский и буржуазный стиль принуждения масс. У некоторых кадровых работников начали кружиться головы от большого скачка в производстве и победы в повсеместном создании народных коммун. Они не хотят терпеливо убеждать и воспитывать народные массы и допускают некоторую грубость. Хотя это всего лишь единичные явления, однако они должны серьёзно насторожить нас.

В любой работе партия должна решительно претворять в жизнь принципы сочетания революционного энтузиазма с научным подходом к решению каждого вопроса. Благодаря большому скачку в 1958 году была одержана небывалая победа в строительстве социализма в нашей стране. Сейчас даже наши враги не могут отрицать значение этой победы. Однако, имея большие успехи, мы ни в коем случае не должны пренебрегать даже незначительными недостатками. Наоборот, чем больше будет у нас успехов, тем чаще мы должны напоминать кадровым работникам о необходимости держать голову трезвой и не допускать упоения успехами, которое может довести до того, что люди не увидят и даже не захотят увидеть недостатков в своей работе. В настоящее время в работе по социалистическому строительству следует обратить внимание на тенденцию очковтирательства. Это несовместимо со стилем работы нашей партии — деловым подходом к решению вопроса и наносит вред развитию нашего дела социалистического строительства. Мы должны вести хозяйственную работу всё тщательнее и тщательнее. Наши руководящие работники всех ступеней должны уметь отличать правильное от ложного, обоснованные требования от необоснованных требований и максимально приближать оценку обстановки к объективной действительности. Только таким путём мы можем разрабатывать и выполнять свои планы на реальной и надёжной основе.

Чтобы способствовать укреплению народных коммун и обеспечить в 1959 году ещё больший скачок в промышленном и сельскохозяйственном производстве, все партийные комитеты провинций, городов центрального подчинения и автономных областей должны, исходя из выдвинутых данным решением требований, наиболее эффективно использовать пять месяцев — с декабря 1958 года по апрель 1959 года — для того, чтобы в тесной связи с выполнением производственных заданий в зимний и весенний период провести работу по воспитанию членов коммун, упорядочению и укреплению народных коммун данного района, т. е. работу по упорядочению коммун.

При упорядочении коммун в первую очередь требуется, чтобы руководящие кадровые работники по-настоящему провели самокритику, чтобы они с открытым сердцем выслушали мнения масс. Затем на этой основе следует всемерно поднять массы, чтобы они широко и полно высказывали свои мнения, проводили широкие дискуссии, писали «дацзыбао», отмечали передовых людей и хорошие дела, подвергали критике порочную идеологию и плохой стиль, чтобы таким путём обобщить опыт, правильно определить направление, развернуть глубокое социалистическое, коммунистическое идейно-воспитательное движение.

При упорядочении коммун необходимо провести в них всестороннюю глубокую проверку планирования производства, положения с распределением, жизненных условий и благосостояния членов коммун, хозяйственной деятельности, финансовой работы, организации и руководства. Наряду с этим необходимо тщательно упорядочить партийные организации и организации коммун, чтобы все руководители парторганизаций и коммун были активистами, верными интересам народа и делу коммунизма. Необходимо также вовлекать в партию лучших людей, выдержавших испытания в ходе движения за осуществление большого скачка и движения за создание народных коммун и отвечающих требованиям, предъявляемым к членам партии.

Вопросы, касающиеся стиля работы членов партии и кадровых работников, должны решаться путём принятия партией воспитательных мер и методом широкого и полного высказывания мнений массами. При решении этих вопросов надо обращать внимание на необходимость оберегать активность кадровых работников и масс, основываться на принципе «сплочение — критика — сплочение» и принципе «извлекать уроки из ошибок прошлого в назидание на будущее, лечить, чтобы спасти больного»; тех, кто совершил ошибку, но желает её исправить, необходимо строго критиковать, но при вынесении решений к ним следует проявлять снисходительность. Нужно поднимать массы, чтобы они вычищали из руководящих органов народных коммун проникшие туда чуждые в классовом отношении элементы и те крайне малочисленные элементы, которым присущ порочный стиль работы и которые не исправились, несмотря на многократные воспитательные меры, принятые по отношению к ним.

Сложная классовая борьба существует не только в серьёзной степени за рубежом, в капиталистическом мире; она всё ещё имеет место и внутри страны. Необходимо воспитывать массы, чтобы они повышали революционную бдительность и решительно пресекали подрывную деятельность врага. Вопрос о том, могут ли имеющиеся в народных коммунах бывшие помещики, кулаки, контрреволюционеры и другие лишённые политических прав лица быть членами коммун, или же считаться неполноправными членами коммун, или же они по-прежнему обязаны работать под надзором коммуны, массы должны обсудить и решить в ходе упорядочения коммун дифференцированно, учитывая поведение этих людей.

При упорядочении коммун прежде всего следует в пределах» каждого данного уезда проделать эту работу в экспериментальном порядке в одном или в двух местах, т. е. нужно помочь товарищам в одной или в двух народных коммунах за сравнительно короткий срок как следует провести там эту работу, накопить опыт, а затем следует использовать его в качестве примера и всесторонне распространить. Во всех провинциях, городах центрального подчинения и автономных областях необходимо организовать группы проверки численностью в тысячу, несколько тысяч или около десяти тысяч человек во главе с первыми секретарями парткомов соответственно провинциальной, окружной и уездной ступени, которые должны руководить работой по упорядочению народных коммун. Группы проверки должны организовывать взаимные поездки и взаимную оценку результатов, достигнутых округами, уездами или народными коммунами, проводить совещания непосредственно на месте работы, пропагандировать и умножать успехи, преодолевать недостатки, повышать энтузиазм, изыскивать пути конкретного решения актуальных проблем, оперативно распространять успешный опыт. В общем, нужно в результате проведения этого упорядочения повсеместно поднять во всей стране работу народных коммун на более высокий уровень.

Информационное сообщение о 6-м пленуме Центрального комитета Коммунистической партии Китая восьмого созыва

Кто опубликовал: | 19.12.2017

Краткое содержание информационного сообщения

Пленум ЦК КПК проводился под председательством товарища Мао Цзэдуна, выступившего на пленуме с важными речами.

Пленум принял решение «О некоторых вопросах, касающихся народных коммун». В решении указывается, что движение за создание народных коммун в деревнях нашей страны имеет великое историческое значение, в решении также освещается с точки зрения теории и политических установок ряд вопросов, связанных с народными коммунами.

Пленум обобщил основной опыт небывало великих побед в развитии народного хозяйства нашей страны в 1958 году. Пленум указывает, что скачкообразное развитие народного хозяйства свидетельствует о правильности выдвинутых партией генеральной линии социалистического строительства и курса «идти на двух ногах».

Пленум выдвинул курс и некоторые основные показатели развития народного хозяйства на 1959 год. Пленум указал, что для выполнения величественного плана скачка на будущий год необходимо последовательно претворять в жизнь идеи, неоднократно выдвигаемые товарищем Мао Цзэдуном и выражающиеся в том, что в стратегическом отношении необходимо презирать трудности, а в тактическом отношении относиться к ним серьёзно, что необходимы как небывало высокий энтузиазм, так и научный анализ событий и явлений.

Пленум согласился с предложением товарища Мао Цзэдуна о том, чтобы его кандидатура на пост Председателя государства на следующий срок не выдвигалась, и указал, что, целиком и полностью переключаясь на работу Председателя ЦК партии, товарищ Мао Цзэдун получит ещё большую возможность сосредоточить свои силы на вопросах, касающихся курса, политики и линии партии и государства, и возможность высвободить большее время для работы в области марксистско-ленинской теории, что не помешает ему и впредь осуществлять руководящую роль в государственных делах. Это принесёт ещё большую пользу всей партия и всему народу страны.

Пленум указал, что общие характерные черты международного положения, как сказал товарищ Мао Цзэдун, сводятся к тому, что «враги изо дня в день всё больше загнивают, а нам с каждым днём становится лучше». Пленум с удовлетворением отметил, что ещё больше окреп социалистический лагерь во главе с Советским Союзом, ещё больше укрепилась его сплочённость. Пленум считает, что семилетний план, выдвинутый ЦК Коммунистической партии Советского Союза, является программой строительства коммунизма, имеющей великое историческое значение.


С 28 ноября по 10 декабря 1958 года в Учане проходил 6-й пленум Центрального Комитета Коммунистической партии Китай восьмого созыва.

Пленум проходил под председательством товарища Мао Цзэдуна. В работе пленума приняли участие Лю Шаоци, Чжоу Эньлай, Чжу Дэ, Чэнь Юнь, Линь Бяо, Дэн Сяопин, Линь Боцюй, Дун Биу, Пэн Чжэнь, Ло Жунхуань, Чэнь И, Ли Фучунь, Пэн Дэхуай, Лю Бочэн, Хэ Лун, Ли Сяньнянь, Кэ Цинши, Ли Цзинцюань, Тань Чжэньлинь и другие — всего 84 члена Центрального Комитета, а также 82 кандидата в члены Центрального Комитета. На пленуме присутствовали также ответственные работники соответствующих центральных учреждений и первые секретари партийных комитетов провинций, городов центрального подчинения и автономных областей, не являющиеся членами Центрального Комитета или кандидатами в члены Центрального Комитета.

До 6-го пленума ЦК КПК товарищ Мао Цзэдун провёл со 2 по 10 ноября в Чжэнчжоу совещание части руководящих работников центральных и местных органов, а затем — с 21 по 27 ноября — в Учане совещание части руководящих работников центральных органов и первых секретарей партийных комитетов всех провинций, городов центрального подчинения и автономных областей. Эти совещания явились подготовкой к пленуму.

На повестке дня 6-го пленума Центрального Комитета Коммунистической партии Китая восьмого созыва стояли следующие основные вопросы: вопрос о народных коммунах, вопрос о плане народного хозяйства на 1959 год и вопрос о невыдвижении кандидатуры товарища Мао Цзэдуна на пост Председателя Китайской Народной Республики на следующий срок. Кроме того, пленум обсудил вопрос об улучшении системы управления финансами и торговлей в сельских районах и вопрос о международном положении. После полного и глубокого обсуждения по группам и на пленарных заседаниях пленум принял соответствующие решения. На пленуме с важными речами выступил товарищ Мао Цзэдун.

6-й пленум ЦК Коммунистической партии Китая восьмого созыва принял решение «О некоторых вопросах, касающихся народных коммун». В решении даётся высокая оценка движению за создание народных коммун в деревнях, нашей страны за прошедшие несколько месяцев, и оно рассматривается как событие, имеющее великое историческое значение. В решении с точки зрения теории и политических установок освещается ряд вопросов, связанных с народными коммунами. Решение содержит установки о правильном направлении развития народных коммун, о курсе развития производства в коммунах, об осуществлении системы распределения, сочетающей систему заработной платы с системой бесплатного снабжения, об организации производства и быта населения, о последовательном претворении в жизнь организационного принципа демократического централизма, об усилении партийного руководства, развитии стиля, основанного на линии масс и деловом подходе к решению вопросов. Решение требует от партийных комитетов всех ступеней наиболее эффективно использовать пять месяцев — с декабря 1958 года по апрель 1959 года — для того, чтобы в тесной связи с выполнением производственных заданий в зимний и весенний период провести работу по упорядочению и укреплению народных коммун.

6-й пленум ЦК КПК восьмого созыва обобщил основной опыт развития народного хозяйства нашей страны в 1958 году и определил курс развития народного хозяйства на 1959 год. Пленум отметил, что в развитии народного хозяйства нашей страны в 1958 году была одержана небывало великая победа. Исходя из предварительных данных, имеющихся в настоящее время, предполагается, что годовой выпуск промышленной и сельскохозяйственной продукции в 1958 году возрастёт: по выплавке стали с 5,35 млн тонн в 1957 году примерно до 11 млн тонн; по добыче угля — со 130 млн тонн в 1957 году примерно до 270 млн тонн; по выпуску металлорежущих станков — с 28 тысяч штук в 1957 году примерно до 90 тысяч штук; по валовому сбору зерна — с 370 млрд цзиней (185 млн тонн) в 1957 году примерно до 750 млрд цзиней (375 млн тонн); по валовому сбору хлопка — с 32,8 млн даней (1,64 млн тонн) в 1957 году примерно до 67 млн даней (3,35 млн тонн). Большой прирост наблюдается и по другим важнейшим видам промышленной и сельскохозяйственной продукции. Предполагается, что валовая продукция промышленности и сельского хозяйства в 1958 году возрастёт примерно на 70 процентов по сравнению с 1957 годом, в то время как в 1957 году валовая продукция промышленности и сельского хозяйства по сравнению с 1952 годом возросла всего лишь на 68 процентов; финансовые доходы в 1958 году возрастут примерно на 14 млрд юаней против 1957 года, в то время как в 1957 году эти доходы по сравнению с 1952 годом возросли всего лишь на 13,4 млрд юаней; фактически выполненный объём капиталовложений в 1958 году превысит; как предполагается, 22 млрд юаней; что равно почти половине общих капиталовложений за годы первой пятилетки, составлявших 49,2 млрд юаней.

Пленум указал, что большой скачок, имевший место в 1958 году во всех областях промышленного и сельскохозяйственного производства, науки, культуры и просвещения, значительный рост социалистической, коммунистической сознательности народных масс и подъём движения за создание народных коммун, возникший летом и осенью нынешнего года, являются великими победами выдвинутой партией генеральной линии социалистического строительства, великими результатами всенародного движения за упорядочение стиля. Успехи в экономическом строительстве нашей страны неотделимы от помощи Советского Союза и других братских стран. Скачкообразное развитие народного хозяйства нашей страны в этом году свидетельствует о правильности курса партии на одновременное развитие промышленности и сельского хозяйства и курса на одновременное развитие тяжёлой промышленности и лёгкой промышленности на основе преимущественного развития тяжёлой индустрии; о правильности курса на достижение всестороннего скачка на промышленном фронте, рычагом которого является борьба за сталь; о правильности курса на одновременное развитие промышленности центрального и местного подчинения, курса на одновременное строительство как крупных, так и средних и мелких предприятий, курса на одновременное развитие производства простыми, местными методами и производства сложными, современными методами, а также о правильности курса на сочетание централизованного руководства в промышленности с широким развёртыванием массового движения в промышленности, одним словом, о правильности курса «идти на двух ногах, а не на одной или на полутора ногах». Большой скачок в промышленном и сельскохозяйственном производстве нашей страны в 1958 году был практикой, имеющей великое значение. Благодаря этой практике мы не только нашли столбовую дорогу строительства социализма по принципу «больше, быстрее, лучше и экономнее», но и накопили на этом пути богатый опыт. Это даст нам возможность не только совершить в 1959 году новый скачок, но и совершить его ещё лучше.

Пленум указал, что на основу великих побед и богатого опыта, полученных в 1958 году, в социалистическом экономическом строительстве в 1959 году необходимо продолжать борьбу против консерватизма и за ликвидацию всякой слепой веры, последовательно претворять в жизнь разработанную партией генеральную линию социалистического строительства, продолжать осуществлять курс на одновременное развитие промышленности и сельского хозяйства, одновременное развитие тяжёлой промышленности и лёгкой промышленности, одновременное развитие промышленности центрального и местного подчинения, одновременное строительство как крупных, так и средних и мелких предприятий и одновременное развитие производства сложными, современными методами и простыми, местными методами, последовательно проводить в жизнь курс на достижение всестороннего скачка в промышленности, рычагом которого является борьба за сталь, и курс на сочетание централизованного руководства с широким развёртыванием массового движения в промышленности. В то же время необходимо приложить усилия к тому, чтобы строить экономические планы на вполне надёжной основе и соблюдать надлежащую пропорциональность между различными показателями в соответствии с объективным законом пропорционального развития отдельных отраслей народного хозяйства. Основываясь на этих курсах и принципах, пленум Центрального Комитета КПК выдвинул следующие основные показатели развития народного хозяйства на 1959 год: увеличить производство стали с предполагаемых примерно 11 миллионов тонн в 1958 году примерно до 18 миллионов тонн в 1959 году; довести добычу угля с предполагаемых примерно 270 миллионов тонн в 1958 году примерно до 380 миллионов тонн в 1959 году; увеличить сбор зерна с предполагаемых примерно 750 миллиардов цзиней (375 миллионов тонн) в 1958 году примерно до 1050 миллиардов цзиней (525 миллионов тонн) в 1959 году; довести сбор хлопка с предполагаемых примерно 67 миллионов даней (3,35 миллиона тонн) в 1958 году примерно до 100 миллионов даней (5 миллионов тонн) в 1959 году. Пленум обязал соответствующие ведомства в соответствии с этими основными показателями, с учётом потребностей развития всего народного хозяйства в 1959 году и исходя из материальных и технических условий нашей страны разработать народнохозяйственный план на 1959 год и передать его на обсуждение и утверждение первой сессии Всекитайского Собрания народных представителей второго созыва.

Руководствуясь неоднократно выдвигаемыми товарищем Мао Цзэдуном идеями о том, что в стратегическом отношении необходимо презирать трудности, а в тактическом отношении относиться к ним серьёзно, что необходимы как небывало высокий энтузиазм, так и научный анализ событий и явлений, пленум указывает, что в целях выполнения плана народного хозяйства на 1959 год мы непременно должны продолжать бороться против консерватизма, ломать слепую веру, поощрять стиль «смело думать, смело высказываться и смело действовать», напрягая все силы, стремиться к вершинам и в стратегическом отношении непременно должны презирать трудности. В этом состоит наш неизменный курс. Вместе с тем мы непременно должны в тактическом отношении относиться к трудностям серьёзно, по-настоящему поощрять такой стиль, когда работают по-деловому, упорно и умело. Мы должны поощрять стиль: «Установив показатель в 100 процентов, осуществить такие мероприятия, которые обеспечат выполнение этого показателя на 120 процентов». Мы должны бороться за проведение строгого учёта, планирования и проверки, бороться против очковтирательства и замазывания недостатков, вести хозяйственную работу всё тщательнее, и тщательнее с тем, чтобы она как можно больше сближалась с действительностью или же соответствовала ей.

Пленум указал также, что для выполнения плана на 1959 год по-прежнему необходимо твёрдо придерживаться принципа «политика — командная сила» и принципа опоры на массы, в деле строительства продолжать претворять в жизнь линию масс и развёртывать массовые движения; вся партия и весь народ должны приложить единые усилия, все частные интересы должны быть подчинены общим интересам.

Пленум считает, что план развития народного хозяйства на 1959 год, разработанный в соответствии с вышеуказанными основными показателями, явится величественным планом скачка. Пленум призывает всю партию и весь народ сплотиться воедино, следуя по пути побед 1958 года, героически бороться за выполнение и перевыполнение народнохозяйственного плана на 1959 год и добиться в решающем году трёхлетней упорной борьбы осуществления в нашей стране ещё более огромного скачка, чем в 1958 году. Пленум уверен, что народ нашей страны непременно выполнит эту славную задачу.

Шестой пленум ЦК Коммунистической партии Китая восьмого созыва после полного и всестороннего рассмотрения решил согласиться с предложением товарища Мао Цзэдуна о том, чтобы его кандидатура на пост Председателя Китайской Народной Республики на следующий срок не выдвигалась. В принятом на пленуме решении по этому вопросу указывается, что это предложение полностью носит активный характер, так как, не будучи Председателем государства, товарищ Мао Цзэдун целиком и полностью переключится на работу Председателя ЦК партии. Это предоставит ему ещё большую возможность сосредоточить свои силы на вопросах, касающихся курса, политики и линии партии и государства, а также даст ему возможность высвободить большее время для работы в области марксистско-ленинской теории, что не помешает ему и впредь осуществлять руководящую роль в государственных делах.

Это принесёт ещё большую пользу всей партии и всему народу нашей страны.

Пленум принял решение об улучшении системы управления финансами и торговлей в сельских районах. После обсуждения и принятия Государственным Советом это решение будет опубликовано совместно Центральным Комитетом КПК и Государственным Советом.

Шестой пленум ЦК КПК восьмого созыва обсудил также международное положение. Пленум указал, что развитие международного положения в последнее время с ещё большей убедительностью доказало, что силы мира превосходят силы войны, силы прогресса превосходят силы реакции; оно ещё больше воодушевило народы всего мира и всех тех, кто любит мир, ратует за мирное сосуществование и не хочет войны, оно поставило поджигателей войны в небывало изолированное положение. Империалистический лагерь раздирается множеством самых различных противоречий. Его так называемая «сплочённость» находится в процессе постепенного превращения в свою противоположность, т. е. постепенно идёт к тому, чтобы рассыпаться вдребезги. Этот процесс может быть довольно длительным, но такова общая тенденция, которой не избежать. Перед лицом растущих изо дня в день мощных сил мира, сил социализма и национально-революционных сил империалисты испытывают большую панику. Им очень невесело жить. Общие характерные черты международного положения, как сказал товарищ Мао Цзэдун на этом пленуме, сводятся к тому, что «враги изо дня в день всё больше загнивают, а нам с каждым днём становится лучше».

Пленум отметил, что в истекшем году борьба народов всего мира за мир и освобождение получила очень большое развитие. Борьба, народов Азии, Африки и Латинской Америки против колониализма, за национальную независимость находится на дальнейшем подъёме. Реакционные государственные перевороты, осуществлённые в последнее время во Франции и в некоторых других странах, отнюдь не показывают могущество реакционеров, а показывают их гнилость и слабость. Они служат народам «учителями в обратном смысле», которые своими реакционными действиями дают народам урок и заставляют народы ещё более повысить свою сознательность и укрепить свою солидарность. Авантюры и потуги империалистических маньяков войны и реакционных элементов не могут спасти их от окончательной гибели. Американским империалистам не удастся окопаться на Тайване. Китайцы на материке и на Тайване в конце концов сплотятся и выгонят американских агрессоров с Тайваня, если они сами не уберутся. Точно так же американским империалистам не удастся окопаться в Южной Корее, Южном Вьетнаме, Японии, на Филиппинах и Западном Берлине, в Западной Германии, Западной Европе, Северной Африке, на Среднем Востоке и на военных базах в других чужих странах. Если американские агрессивные войска сами не уберутся оттуда, народы различных стран сплотятся и выгонят их.

Пленум с удовлетворением отметил, что в истекшем году ещё больше окреп социалистический лагерь во главе с Советским Союзом, ещё больше укрепилась его сплочённость. Всякие провокации, клевета и подрывные действия империалистов, реакционеров и ревизионистов обречены на провал. Пленум восхищён и воодушевлён планом развития народного хозяйства Советского Союза на 1959—1965 годы, выдвинутым Центральным Комитетом Коммунистической партии Советского Союза, и считает этот план программой строительства коммунизма, имеющей великое историческое значение. В ней воплощаются благородные чаяния и прекрасное будущее всего прогрессивного человечества. Её осуществление значительно изменит соотношение сил в мире, будет значительно способствовать делу мира и борьбе человечества за пресечение войны. Пленум глубоко уверен в том, что в мирном соревновании между социализмом и капитализмом социализм непременно победит капитализм.

Расизм интеллектуалов

Кто опубликовал: | 15.12.2017

Количество голосов, отданных на выборах за Марин Ле Пен, стало для нас неприятной неожиданностью. Мы ищем этому какие-то объяснения. И наш политический класс использует свою удобную в таких случаях социологию: низшие классы Франции, одурманенные провинциалы, рабочие, люди с низким уровнем образования, напуганные глобализацией, падением покупательной способности, упадком инфраструктуры своих районов и наплывом иностранцев жаждут, якобы, отката в национализм и ксенофобию.

К тому же, это именно те представители «отсталой» Франции, кого ранее обвиняли в том, что они голосовали против проекта конституции Евросоюза. Их противопоставляют образованному городскому среднему классу — основе нашей умеренной демократии.

Давайте уж скажем, что в нынешних обстоятельствах именно эта «низовая» Франция является ослом из басни — тем самым паршивым «популистом», источником зла по имени «лепенизм». С другой стороны, подобное негодование по поводу «популизма» не может не показаться странным. Ведь как может демократия, которой мы так гордимся, не прислушиваться к мнению народа? Как бы то ни было, но люди так думают. Когда на опросах задают вопрос «учитывают ли политики мнение таких людей, как вы?», то получается, что «совсем не учитывают» отвечает всё больше людей — их количество увеличилось с 15 % в 1978-м году до 42 % в 2010-м! В то же время, количество ответов «учитывают» и «в какой-то степени» в сумме сократилось с 35 % до 17 %.

Тут можно сказать лишь, что отношения между народом и государством отнюдь не доверительные. Должны ли мы из этого сделать вывод, что народ у нашего государства не такой, какой оно заслуживает, а такая неприятность, как количество голосов отданных за Ле Пен является показателем неадекватности этого самого народа? Тогда, как не без иронии предлагал когда-то Бертольд Брехт, чтобы усилить демократию, правительству следует избрать себе другой народ…

Но я скорее пытаюсь сейчас указать на двух других виновных (в росте популярности ультраправых): на наших успешных политических деятелей у власти (как левых, так и правых) и на весьма значительную часть интеллектуалов.

Ведь, в конечном счёте, это же не провинциальные бедняки решили вдруг максимально ограничить основные права рабочих нашей страны, которые, в независимости от их национальности и происхождения, живут здесь со своими жёнами и детьми. Это решил сделать министр-социалист, а уже затем различные правые ринулись в открывшуюся брешь.

Ведь это отнюдь не малограмотные простолюдины заявляли в 1983-м году во время забастовки рабочих «Рено» (которые в основном действительно были марокканцами и алжирцами), что «рабочие иммигранты… подвержены агитации религиозных и политических групп, критерии которых мало соотносятся с французской социальной реальностью».

Это сказал именно премьер-социалист — сказал на радость своим «противникам» справа. Кто у нас «так умно» заявил, что Ле Пен действительно говорит о реальных проблемах? Это был не какой-нибудь эльзасский активист «Национального Фронта». Нет, это сказал премьер-министр социалист Франсуа Миттеран.

Это не население вымирающих деревень создало центры содержания иммигрантов, куда без какого-либо правового обоснования заключают тех, кто был просто лишён всякой возможности получить легальное право на пребывание.

Это не недовольные из пригородов приказали французским посольствам максимально сократить выдачу въездных виз, при этом резко увеличив для полиции жёсткие квоты на депортацию мигрантов.

Последовательно проводимые законы, ограничивающие права людей и нарушающие принципы свободы и равенства миллионов живущих и работающих здесь людей под предлогом их инаковости — это ведь делали отнюдь не нынешние «популисты».

Естественно, за всем этим стояло государство. Такую политику последовательно проводили все правительства со времён Франсуа Миттерана. Приведу лишь пару примеров: социалист Лионель Жоспен заявлял, что когда придёт к власти, то не станет отменять ксенофобские законы Шарля Паскуа 1. Социалист Франсуа Олланд заявил, что правила, регулирующие отношение к незарегистрированным лицам в случае его избрания будут действовать те же, что и при Николя Саркози. Совершенно очевидно, что в этом отношении есть определённая преемственность. И именно упорная поддержка данной политики государством формирует реакционность и весь этот мерзкий расизм в сознании людей. Именно так, а не наоборот.

Я, конечно, знаю о том, что Николя Саркози и его клика всячески продвигали культурный расизм, поднимая знамя «верховенства» нашей горячо любимой западной цивилизации и постоянно вынося на голосование всё новые и всё более отвратительные дискриминационные законы. Но мы не видим, чтобы левые пользовались случаем и противостояли этим законам с той же решимостью, с какой их проталкивают реакционеры. Левые обычно заявляют, что они «с пониманием относятся» к подобным требованиям безопасности, и без всякого смущения голосуют за самые параноидальные решения, целью которых является, например, изгнание из общественных мест той или иной женщины под предлогом того, что она покрыла свои волосы платком или носит закрытую одежду.

Левые кандидаты повсюду заявляют, что будут вести беспощадную борьбу — нет, отнюдь, не с коррумпированным капитализмом и диктаторски навязанными бюджетами экономии,— а с нелегальными рабочими или с мелкоуголовными подростками, особенно если они чёрные или арабы. В этом отношении, как правые, так и левые вместе топчутся на одном и том же поле. А те, у кого нет возможности легализоваться, были и продолжают оставаться людьми «вне закона». Для них Франция продолжает быть не государством закона, а государством беззакония. Именно они, а отнюдь не наши зажиточные сограждане, действительно страдают от отсутствия безопасности. И если уж нам, не дай бог, надо будет изгнать кого-то из страны, то пусть это будут лучше наши правители, чем весьма уважаемые мной рабочие из Марокко или Мали.

Итак, кто же, всё-таки, проводит эту политику последние двадцать лет? Кто же эти славные изобретатели теории «исламской угрозы», которая, якобы, угрожает дезинтеграцией всего нашего западного (и французского в частности) общества? А это ведь не кто иной, как наши интеллектуалы. Кто посвящал этому позорному занятию свои пламенные статьи, замысловатые книги и «социологические» исследования? Может это были сельские пенсионеры или рабочие из провинциальных деиндустриализированных городов? Неужели это они так настойчиво твердили о «столкновении цивилизаций», о необходимости защиты «республиканского пакта», об угрозе нашим прекрасным «светским» принципам и «феминизму», принципы которого, якобы, нарушает повседневная жизнь арабских женщин?

Так почему же мы тогда ищем виновных только лишь среди крайне правых (которые, по сути, лишь таскали для других горячие каштаны из огня)? Почему же мы не возлагаем ответственность на тех, кто называет себя «левыми»? Почему не обвиняем вместо кассирш супермаркетов тех «философов», которые так страстно утверждали, что чёрные и арабы (особенно молодые) испортили нашу систему образования, наши пригороды, оскорбляют наши принципы свободы и наших женщин? Кто, например, говорил, что «их слишком много» в наших футбольных командах? Разве не то же самое в своё время говорили о евреях и «черномазых», которые, якобы, смертельно угрожают нашей вечной Франции?

Конечно, у нас появились и мелкие фашистские группки, черпающие для себя вдохновение в исламе. Но ведь здесь всегда были и такие же фашистские движения, только встававшие, якобы, на защиту Запада и Христа. Но это никогда не мешало интеллектуалам-исламофобам бесконечно восхвалять верховенство нашей «западной» идентичности или вплетать наши чудесные «христианские корни» в сам культ светскости. А Марин Ле Пен (одна из тех, кто наиболее яростно практикует это культ) просто раскрывает, какие политические дрова в действительности сжигаются на алтаре нашего культа светскости.

В сущности, именно интеллектуалы продумывали практику насилия, направленного против народа (и против городской молодёжи в особенности), и являющегося истинной причиной исламофобии. И затем уже правительства, неспособные построить гражданское общество мира и справедливости, стали скармливать иностранцев (начав с арабских рабочих и их семей) своему дезориентированному и трусливому электорату. Сначала всегда появляется некая идея (пусть даже преступная), а лишь затем власти начинают подстраивать под неё общественное мнение. Самый жалкий интеллектуал всё равно ведь предшествует министру, собирающему вокруг себя последователей.

Книга, пусть даже бросовая, всё равно предшествует пропагандистскому имиджу, который потом будет вводить людей в заблуждение. И вот результат: тридцать лет неустанных усилий (написания статей, оскорбительных выпадов, бессмысленной предвыборной конкуренции) приносят свои ядовитые плоды в усталых умах голосующего стада избирателей.

Позор всем этим успешным правительствам, чья конкурентная борьба между собой сводилась к обоюдным манипуляциям вокруг тем безопасности и «проблемы иммигрантов» — и всё ради того, чтобы скрыть тот факт, что все они служили в первую очередь интересам экономической олигархии! Позор всем интеллектуалам, помогавшим росту неорасизма и тупого национализма тем, что они упорно заполняли пустоту, вызванную в умах людей временным откатом коммунистической теории, всяческим бредом об исламской угрозе и утрате наших «ценностей»!

Именно на этих интеллектуалах лежит сейчас ответственность за успехи необузданного фашизма, чьё развитие в сознании людей они так неутомимо подготавливали.

Примечания:

  1. Министр МВД в правительстве Жака Ширака — прим. перев.

Товарищ

Кто опубликовал: | 14.12.2017

Фото Криша Дулала. Руководство Компартии Непала (маоистской), 29 августа 2011 г. Слева направо: Нарайян Каджи Шрестха (Пракаш), Мохан Байдья (Киран), Пушпа Камал Дахал (Прачанда), Бабурам Бхаттараи, Чандра Пракаш Гаджурел (Гаурав). Для справки: Пракаш и Прачанда с тех пор идут по пути, который многими оценивается как ревизионистское предательство. Бхаттараи в 2016 году откололся от них и создал свою сомнительную партию «Новая сила». Киран и Гаурав откололись в 2012 году и представляют левую тенденцию.

Товарищ!
Помнишь, как на улицах
Ты говорил о революции?

Товарищ!
Помнишь, как в трущобах
Ты говорил
Об освобождении?

Ты говорил о марксизме
Ты говорил о ленинизме
Ты говорил о маоизме
Ты столько всего говорил
О социализме и коммунизме…

А как же сейчас, товарищ?
Ты вот сидишь в своём уютном кресле
И даже не слышишь,
О чём говорят улицы.

А что же сейчас, товарищ?
Ты сидишь в своём царствии небесном
И даже не заходишь в трущобы —
Чтоб хотя бы взглянуть:
А как там вообще-то люди —
Померли они там или ещё пока живы?

А как же сейчас, товарищ?
Ты сидишь во дворце,
И видеть не желаешь людей —
Ты не желаешь даже знать,
Чем же они там недовольны.

И, честно говоря,
Не обижайся,
Но ты совсем не такой, как прежде —
Ты сильно изменился,
Но ведь вокруг не изменилось ничего.
Позволь же теперь
Задать тебе один неприятный вопрос:

Товарищ!
Ты всё ещё нам товарищ?
Или ты уже кто-то другой?

Маоизм в Непале

Кто опубликовал: | 13.12.2017

Коммунистическая партия Непала (КПН) была основана в 1949 г. В следующем году в ней образовались две фракции — «умеренная», во главе с Кешаром Джангом Райямаджхи 1, и «революционная», поначалу возглавляемая Пушпой Лалом 2. Когда в 1960 году король Махендра прекратил краткий эксперимент с демократией, приведший к власти партию Непальский конгресс, умеренные коммунисты поддержали этот шаг короля. Революционеры выступили против, и их лидеры бежали в Индию, откуда продолжили направлять действия своих последователей в Непале.

Но в 1962 году в рядах революционной КПН произошёл раскол. Пушпа Лал поддержал Индию в ходе её краткой пограничной войны с Китаем. Тулай Дала Амайта 3 поддержал китайцев и основал собственную партию. Эта группа в основном господствовала в студенческом движении 1960—1970-х. 4

Китайцы проявили некоторый ограниченный интерес к революционным элементам среди непальских коммунистов. Барбара Рейд в 1976 г. сообщает, что

«соперничающие фракции революционной КПН обращались к Китаю за установлением более тесных рабочих связей, но китайское участие оказалось ограничено некоторой финансовой поддержкой. ‹…› Умеренная КПН получила признание и финансовую помощь от Советского Союза». 5

Манмохан Адхидхари

К концу 1970-х самую радикальную фракцию революционной КПН возглавлял Манмохан Адхикари 6. Она резко выступила против советского вторжения в Афганистан. 7

Возглавляемая Манмоханом Адхикари группа, называвшаяся Непальской коммунистической партией, сперва поддержав новое китайское руководство после смерти Мао, в конце концов обратилась против него. Первый пленум Центрального комитета 4-го созыва, собравшийся в июле 1981 года, заявил в резолюции, что «в Китае 6 октября 1976 г. произошла контрреволюция и установилась диктатура буржуазии».

Резолюция гласит:

«В прошлом из-за недостаточности наших знаний и ясности китайских дел наша партия поддерживала ревизионистское руководство Хуа Гофэна и некоторые из его ревизионистских практик, в частности, так называемую „теорию трёх миров“, и выражала представление, что из двух сверхдержав американский империализм менее опасен. Пленум оценивает эти идеи как ошибочные, отвергает их и порывает с ними». 8

Но албанские нападки на китайское руководство эта фракция непальских коммунистов не одобрила. Резолюция ЦК гласит:

«Противостоя китайскому ревизионизму, мы должны уберечься от пути русского ревизионизма, албанского „левого“ уклона и всякого иного правого или „левого“ уклона».

Когда в 1981 году состоялись выборы в Национальный Панчайят (парламент), большинство непальских маоистов их бойкотировали. Хотя Барбара Рейд сообщает, что «прошло небольшое число сторонников других экстремистских фракций и прокитайских сочувствующих». Особенно заметно было влияние маоистов было среди студентов, проводимое через Всенепальский националистический независимый союз студентов 9. 10

В 1985 году Читра Кришна Тивари 11 сообщил, что непальские коммунисты разделены на восемь фракций. Две из них, прежде маоистские, были «нейтральны». Непальская коммунистическая партия (марксистско-ленинская) была прокитайской и имела внутри себя три фракции, одна из которых была ответвлением индийских наксалитов. Кроме того, были ещё три фракции промосковских коммунистов. 12

Три года спустя Читра Тивари говорил, что есть уже девять фракций коммунистов, из которых пропекинские или маоистские составляют «почти 75 процентов членского состава». Он пишет:

«Фракция „Четвёртый съезд“ 13, возглавлявшаяся Моханом Бокрамом Гхасти, ныне разделена на три фракции: „Четвёртый съезд“, „Машал“ 14 и „Бехамут Машал“ 15. ‹…› Они придерживаются взгляда, что истинного коммунизма нет нигде в мире, и возлагают свою веру на идеи и действия опальной в Китае „банды четырёх“».

Ещё одна группа, Непальская рабоче-крестьянская организация 16, имеющая влияние в области Бхактапура, «отличается от прочих маоистских организаций, полагаясь на легальные или систематические средства для продвижения своей идеологии». 17

В 1974 году группа, известная как Непальская коммунистическая партия 18 (НКП), приняла идеологию марксизма-ленинизма-маоцзэдунъидей. Она бойкотировала референдум 1980 г., назначенный королём, чтобы решить, возвращаться ли стране к избираемому правительству. В 1978 году генеральным секретарём НКП был избран Нормал Лама 19, но к 1983 году он разошёлся с большинством партийного руководства. Его исключили из НКП, принявшей название Непальская коммунистическая партия (Нашал) 20. В следующем году партия присоединилась к новосозданному Революционному интернационалистическому движению 21, сформированному партиями и группами, исповедовавшими ортодоксальный маоизм и поддерживавшими «банду четырёх».

В 1986 году внутри НКП (Нашал) произошёл новый раскол — между фракциями, возглавляемыми Центральным организационным комитетом (ЦОК) и Центральным комитетом (ЦК) — и снова по вопросам маоистского учения. К 1991 году группа ЦК объединилась с частью фракции ЦОК, последователями Нормала Ламы и фракцией Пролетарская организация труда 22, образовав Непальскую коммунистическую партию (Единый центр) 23, также присоединившийся к Революционному интернационалистическому движению.

Между тем, группы среди непальских коммунистов, которые их оппоненты звали «ревизионистскими», объединились в Объединённую коммунистическую партию (марксистско-ленинскую) 24, которая стала одной из главных политических партий страны, соперничающей с партией «Непальский конгресс». В 1994 году она выиграла всеобщие выборы и сформировала правительство.

В том же году группа Единый центр провела съезд, на котором исключила Нормала Ламу и взяла новое имя — Коммунистическая партия Непала (маоистская) 25 (КПН(м)). Как она заявила:

«Это не просто было сменой названия, но представляло кульминацию долгой борьбы за объединение партии вокруг правильной марксистско-ленинско-маоистской линии». 26

КПН(м) испытала большое влияние перуанской маоистской партии «Сендеро луминосо», с которой она была связана через Революционное интернационалистическое движение. 27 В октябре 1990 года, копируя акцию «Сендеро луминосо» дюжиной лет ранее, они поместили пятидесятиметровый политический лозунг на стенах туристического «Гималайского отеля» 28, провозгласив осуждение непальского и индийского режимов, а также «русского социал-империализма» и «китайского ревизионизма». 29

На пленуме КПН(м) в сентябре 1995 г. было принято решение воплотить маоистскую теорию на практике, развернув «народную войну». 30 И в конце концов это было сделано в феврале 1996 года, когда, согласно дружественным источникам,

«в трёх главных регионах, а также во многих других местах на всём протяжении Непала, произошли скоординированные налёты и нападения. Эти вооружённые действия, в которых участвовали тысячи мужчин и женщин, открыли новую главу в истории этой страны — развёртывание Народной войны, цель которой — смести империализм, феодализм и бюрократический капитализм». 31

Периодическое издание Коммунистической партии Непала (маоистской) отметило первые действия её «народной войны»:

«Вслед за исторической инициативой и генеральным призывом партии почти по всей стране молниеносно развернулись военные и вооружённые действия разного рода. За три недели инициации… имели место около пяти тысяч акций примерно в 65 районах страны. Из них около 65 процентов составляли пропагандистские акции, включая факельные шествия, рисование лозунгов, распространение листовок и плакатов, посвящённых народной войне, около 12 процентов — акты саботажа, включая разрушение и захват собственности известных феодалов, компрадоров и бюрократических капиталистов, и около 3 процентов — партизанские действия». 32

Издание добавляет:

«Инициация народной войны была историческим событием; но ныне перед партией вырисовывается огромный и тяжёлый вопрос, способны ли мы продолжить, защитить и развить её. В настоящий момент внимание политически сознательных масс, интеллектуального сообщества и прочих сосредоточено на том, что будет дальнейшим планом партии и окажемся ли мы способны сохранить и развить получившее рождение». 33

В момент написания, более года спустя, ещё нет ответов на эти вопросы, поднятые непальским журналом.

Примечания:

  1. Keshar Jang Rayamajhi.
  2. Pushpa Lal.
  3. Tulai Dala Amayta.
  4. Frederic H. Gaige, in Yearbook on International Communist Affairs, 1973, Hoover Institution, Stanford, Calif., 1973, pages 522–524.
  5. Barbara Reid, in Yearbook on International Communist Affairs, 1976, Hoover Institution, Stanford, Calif., 1976, page 351.
  6. Man Mohna Adhikari.
  7. Barbara Reid, in Yearbook on International Communist Affairs, 1981, Hoover Institution, Stanford, Calif., 1981, page 106.
  8. Revolutionary Worker (organ of Revolutionary Communist Party, Chicago), May 14, 1982, page 8.
  9. All Nepal Nationalist Independent Students Union.
  10. Barbara Reid, in Yearbook on International Communist Affairs, 1969, Hoover Institution, Stanford, Calif., 1969, page 216.
  11. Chitra Krishna Tiwari.
  12. Chitra Krishna Tiwari, in Yearbook on International Communist Affairs, 1985, Hoover Institution, Stanford, Calif., 1985, page 216.
  13. Fourth Congress.
  14. Mashal.
  15. Behamut Mashal.
  16. Nepal Workers and Peasants Organization.
  17. Chitra Krishna Tiwari, in Yearbook on International Communist Affairs, 1988, Hoover Institution, Stanford, Calif., 1988, pages 203–204.
  18. Nepal Communist Party.
  19. Normal Lama.
  20. Nepal Communist Party (Nashal).
  21. Revolutionary Internationalist Movement.
  22. Proletarian Labor Organization.
  23. Nepal Communist Party (Unity Center).
  24. United Communist Party (Marxist-Leninist).
  25. Communist Party of Nepal (Maoist)
  26. A World to Win (London), December 1996, pages 11–15.
  27. R. Andrew Rickson, “Democratization and the Growth of Communism in Nepal: A Peruvian Scenario in the Making?,” Journal of Commonwealth and Comparative Politics (London), November 1992, pages 362–363.
  28. Himalayan Hotel
  29. Ibid., pages 374.
  30. The Worker (Nepal), June 1996, page 10.
  31. A World to Win (London), December 1996, page 7.
  32. The Worker, op. cit., pages 5-6.
  33. Ibid., pages 17-18.

Относительно споров насчёт тезиса МЛПГ о формировании новых империалистических стран

Кто опубликовал: | 12.12.2017

Автор, Клаус Арнеке,— представитель Марксистско-ленинской партии Германии.

Те революционные партии и организации, что отвергают этот тезис, делают это, указывая, что ленинский анализ империализма неизменно верен. Это, несомненно, применимо и к его характеристике универсальной сущности империализма. Но из этого они делают неверный вывод, что и особенная сущность империализма и когда-то существовавшее разделение на империалистические, угнетаемые страны и колониально или неоколониально зависимые стран с тех пор существенно не изменилось. Но разве переход от монополистического капитализма к государственно-монополистическому капитализму после Второй мировой войны, замена старой колониальной системы неоколониализмом и затем реорганизацией международного производства в 1990-х не существенные изменения? И разве это также не применимо к возникновению мощных международных монополий в Китае, Индии, Южной Корее, Бразилии и других прежде неоколониально зависимых странах? Критики нашего тезиса особенно упускают из виду неравномерное развитие капитализма, которое закономерным образом ведёт к появлению новых империалистических стран вроде России и Германии уже при переходе от ⅩⅨ к ⅩⅩ веку. Именно это обстоятельство привело к крайнему обострению антагонизмов. Как хорошо известно, в Первой мировой войне противостояли две группы воюющих наций, во главе с германским империализмом, с одной стороны, и британским и французским империализмом, с другой.

Ленин так описал эту переменчивую ситуацию:

«Когда европейские державы занимали, например, своими колониями одну десятую долю Африки, как это было ещё в 1876 году, тогда колониальная политика могла развиваться немонополистически по типу, так сказать, „свободно-захватного“ занятия земель. Но когда 9/10 Африки оказались захваченными (к 1900 году), когда весь мир оказался поделённым,— наступила неизбежно эра монопольного обладания колониями, а следовательно, и особенно обострённой борьбы за раздел и за передел мира» 1.

Ленинская оценка подтвердилась, когда разгорелась первая империалистическая мировая война. В то время германская буржуазия пыталась скрыть от рабочего класса и трудящихся масс империалистический характер своего участия в войне тем, что якобы вела её в защиту родины, свободы и культуры, за освобождение угнетённых народов от царизма. Когда оппортунистические лидеры германской социал-демократии сменили курс и приняли эту ложь, объявив перемирие со своей собственной империалистической буржуазией под лозунгом «обороны Отечества», это имело катастрофические результаты: раскол в международных рядах пролетариата и разоружение перед лицом страшной бойни народов в первой империалистической мировой войне!

Ленин назвал обострение антагонизмов между империалистическими странами «самой могучей двигательной силой переходного исторического периода, который начался со времени окончательной победы всемирного финансового капитала», означающей «переход от капиталистического к более высокому общественно-экономическому укладу» 2. Начавшийся тогда период преобразования капитализма в социализм, как хорошо известно, был прерван.

Ныне, когда во всех главных странах мира преобладает капиталистический способ производства и международный финансовый капитал утвердил свою власть над всем миром, вновь предвещается исторический период преобразования на основе полного созревания материальных основ социализма, и особенно развитием международного промышленного пролетариата в глобальных интегрированных системах производства. В настоящее время мы испытываем всестороннее обострение антагонизмов в империалистической мировой системе. Это становится очевидным в таких сотрясениях, как столь глубочайший мировой экономический и финансовый кризис, разразившийся в 2008 году, а также всё более частые региональные экологические катастрофы, возвещающие ускоряющийся переход к глобальной экологической катастрофе. Войны в Украине и Сирии вмещают возможность прямой военной конфронтации соперничающих империалистических стран, также порождая угрозу третьей империалистической мировой войны.

Не случайно, что в этих конфликтах важную роль играют новые империалистические страны вроде России, Турции, Саудовской Аравии и Катара, стремящиеся к экспансии особенно агрессивным образом. Они нацеливаются на передел сфер власти и влияния, на контроль над сокращающимися запасами сырья, рынками и дешёвой рабочей силой, на подавление прогрессивных движений за политическую свободу и национальную независимость, таких как курдское. Тот же характер имеет экспансионизм Индии на Индийском субконтиненте, особенно направленный против национальной независимости Непала, который Индия пытается неоколониально подчинить методами экономической блокады и политического вмешательства. Ставить под вопрос или тем более отвергать в принципе оценку этих стран как новоимпериалистических, объективно значит отрицать общую верность ленинской характеристики империализма, сущность которого связана именно с правлением монополистического капитала:

«Монополии, олигархия, стремления к господству вместо стремлений к свободе, эксплуатация всё большего числа маленьких или слабых наций небольшой горсткой богатейших или сильнейших наций — всё это породило те отличительные черты империализма, которые заставляют характеризовать его как паразитический или загнивающий капитализм. Всё более и более выпукло выступает, как одна из тенденций империализма, создание „государства-рантье“, государства-ростовщика, буржуазия которого живёт всё более вывозом капитала и „стрижкой купонов“» 3.

Критики нашего тезиса отрицают не сам факт существования монополий индийского, турецкого, саудовского и прочего происхождения. Как это могло бы быть убедительным, учитывая тот факт, что индийская международная монополия «Тата» на грани покупки подразделения чёрной металлургии «Тиссен-Крупп» после скупки британских и голландских предприятий чёрной металлургии; учитывая тот факт, что финансовый капитал из Катара среди главных акционеров германской корпорации «Фольксваген», имея долю в 16 процентов; учитывая тот факт, что число сверхмонополий из стран БРИКС 4 и МИСТ 5 среди 500 мощнейших монополий единолично правящего международного финансового капитала выросло более чем вчетверо с 32 в 2000 году до 141 в 2015 году 6. И всё же утверждается, что монополистический капитал, вырастающий из капиталистических госпредприятий колониально или неоколониально зависимой страны не может быть основой для империалистической экспансии, поскольку он зависим от международного финансового капитала. Согласно этой логике, страны вроде Бельгии, Люксембурга, Норвегии, Дании, Испании и т. д. не империалистические, поскольку они экономически и политически зависят от ЕС, в котором ныне несомненно сильнейшие империалистические страны — Германия и Франция. Взаимозависимость групп финансового капитала, также соперничающих на международной арене,— это существенная характерная черта империалистической мировой системы на нынешнем уровне.

Универсально верное утверждение Ленина, что всякая монополия, независимо от национального происхождения, стремится к господству вместо свободы, к разграблению более слабых наций, откладывается в сторону, поскольку оно мешает убеждению о якобы неизменном характере своей страны как зависимой и неоколониально угнетённой. Это заходит так далеко, что отрицают изменения классовой структуры, связанные с развитием монополистической буржуазии и сильного промышленного пролетариата, и, например, в случае Индии, говорят только о компрадорской буржуазии. В крайнем случае, говорится, что к странам, экспансионизм которых ещё представлен на «приемлемом уровне» вмешательства, участия в войнах и грабежа, может быть приложим «субимпериалистический» статус. Разве такая теория не значит объективно примирения с империалистической политикой монополистической буржуазии в своей стране? Не помогает реакционным и даже фашистским представителям новых империалистических стран вроде Моди и Эрдогана прикрывать свою агрессивную внутреннюю и внешнюю политику флёром предполагаемой борьбы за национальную независимость?

Примечания:

  1. В. И. Ленин, «Империализм, как высшая стадия капитализма».
  2. Там же.
  3. Там же.
  4. Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка — прим. переводчика.
  5. Мексика, Индонезия, Южная Корея, Турция — прим. переводчика.
  6. Fortune 500, вычисления GSA e.V. (исследовательский центр рабочего движения — прим. переводчика) в анализе новоимпериалистических стран.

Антиконфуцианская Культурная революция

Кто опубликовал: | 11.12.2017

Во время обыска на квартире бежавшего «предателя» маршала Линь Бяо (1907–1971), который был министром обороны КНР, единственным заместителем Председателя ЦК КПК и официально именовался преемником Председателя Мао, были обнаружены многочисленные вырезки и выписки из классических конфуцианских текстов, которыми Линь Бяо якобы обменивался со своими единомышленниками.

Сторонники Мао Цзэдуна не могли не использовать столь весомую улику для «уличения» в реакционности не только Линь Бяо, но и самого Учителя Куна. Тем более что для борьбы с культурным наследием последнего имелась весомая причина. Мао Цзэдуну давно было необходимо искоренить из сознания народа те конфуцианские представления, которые были несовместимы с его идеалом правителя и кадрового коммунистического работника. Его давно тревожила традиционная прочность семейных связей, определяющая роль семьи, старшего поколения во многих вопросах. Почтительность к родителям, уважение старших по возрасту всегда была одной из отличительных черт китайской нации, в чём была немалая роль Конфуция, одним из основных постулатов учения которого была идея сяо — «сыновьей почтительности». В условиях маоистского режима, стремившегося подчинить личность и порвать традиционные семейные связи, национальные стереотипы стали мешать воспитанию нового поколения. И если ранее донос на родителей был объявлен похвальным деянием, то теперь полной трансформации подлежали все «лишние» моральные устои китайского общества.

С самого начала компании активное участие в критике Конфуция и восхвалении легистов принял отражавший взгляды выдвиженцев «культурной революции» новый журнал «Сюэси юй пипань» («Учёба и критика»), ставший выходить с октября 1973 г. в Шанхае. Кроме того, активную роль в разжигании кампании играл «Вестник Пекинского университета», а также выступавшие под псевдонимом авторы Пекинского университета, университета Цинхуа и других образовательных учреждений. Чуть позже, в начале 1974 г., в активную «полемическую» работу включился и «Журнал литературы, философии и истории», авторы которого с яростной критикой обрушивались на «буржуазного карьериста, заговорщика, двурушника, изменника и предателя Линь Бяо» и его духовного учителя Конфуция, который в своё время «проявил показательную реакционность, выступив за сохранение разлагающегося рабовладельческого строя». В конце 1973 г.— начале 1974 г. начинается второй этап кампании, когда в качестве основных критиков Конфуция выступали широкие народные массы. В высших учебных заведениях были организованы специальные курсы, готовившие программы критики отдельных положений Конфуция, использованных Линь Бяо. Десятки тысяч рабочих и крестьян проходили обучение на этих курсах, пополняя ряды «теоретиков-марксистов». Вовлечение низших слоёв стимулировалось откровенным заигрыванием с широкими массами: в китайской печати всё чаще стали цитировать изречение Мао, что «низшие и малые — самые умные. Высшие и почитаемые — самые глупые». Были выпущены десятки брошюр, критикующие те изречения Конфуция, которые использовались Линь Бяо. Миллионными тиражами с ценой в один фэнь распространялись лубочные издания, представляющие собой упрошенный критический комментарий к изречениям Конфуция. В годы кампании «критики Линь Бяо и Конфуция» был прерван начавшийся в 1970—1971 годах учебный процесс в школах и вузах страны. Учебные программы снова осуждались за недостаточное внедрение «правильных идей». Конфуция порицали за то, что он заставил китайских школьников читать книги, а не работать в поле, что он пропагандировал идею «выращивания талантов», вместо того, чтобы учить, как выращивать овощи. Отсюда следовало, что идеи Конфуция, которые разделял Линь Бяо, мешали слиянию школьников с рабоче-крестьянскими массами. Конфуций осуждался за то, что он якобы пытался прививать учащимся дух уважения к прошлому, старался воспитать духовную аристократию. Репутация Учителя как «вечного просветителя», как «вечного образца для всех учителей» была объявлена искусственной.

Якобы восхваление педагогических идей Конфуция делалось с целью проведения ревизионистской линии, чтобы «выхолостить классовость пролетарского просвещения». Лю Шаоци, Линь Бяо и им подобные якобы «хотели превратить наши учебные заведения в места подготовки буржуазной смены». Угроза эта не исчезла, поскольку несмотря на то, что «старая буржуазная, ревизионистская система превращения трещит по всем швам, однако, в процессе своего развития новое непременно сталкивается с упорным сопротивлением старой идеологии, старых традиций и старых привычек» 1.

Об уровне «народной критики» можно судить по статье «Что за человек этот Конфуций», написанной студентами Пекинского и Циньхуанского университетов (так называемой «группой большого разоблачения») и помещённой в журнале «Хунци» под рубрикой «Критика Линь Бяо, критика Конфуция. Против ревизионизма, воспрепятствовать ревизионизму». Статья гласила:

«Старикан Кун, этот тип, во-первых, не понимал революционной теории, во-вторых: он не умел заниматься производственным трудом, был начисто лишён каких-либо талантов и являл собой большой мешок, наполненный трухой… Его знания производства равнялись нулю… Трудовой люд взирал на старикана Куна как на крысу, перебегающую улицу, которую все гонят и бьют».

Согласно развернувшейся пропаганде, все крестьянские восстания — от Чэнь Шэна и У Гуана до восстания тайпинов и ихэтуаней — были направлены на достижение единой цели — сокрушить Конфуция. Журнал «Хунци», признавая, что рабы и крестьяне в силу своей классовой ограниченности не могли полностью распознать реакционную сущность «паразита Конфуция», утверждал, что эту историческую задачу смог выполнить пролетариат, который нанёс смертельный удар по конфуцианству. Конфуцианский принцип человеколюбия был назван одним из источников «затухания классовой борьбы» и теории «классового примирения».

Однако организаторам кампании казалось, что для большего эффекта с критикой Конфуция должен выступить специалист в изучении конфуцианства, сторонник идей Конфуция, обладающий признанием мирового масштаба. Выбор пал на профессора Фэн Юланя, оставшегося на материке идеолога Гоминьдана и творца «нового неоконфуцианства». Уговорить старого профессора отказаться от своих привычных оценок было под силу лишь оппоненту, обладающему не только верховной властью, но и таким же авторитетом. После нескольких ночных бесед с Мао Цзэдуном Фэн Юлань публично, на страницах «Жэньминь жибао», пересмотрел свои взгляды. Покаяния учёного имели ошеломительный резонанс: в Японии выступление Фэна сравнили со взрывом атомной бомбы 2. Фэн Юлань стал советником наиболее радикальной группировки (Группы/Пролетарского штаба по делам культурной революции при ЦК КПК, 1966—1976 гг.), в которую входила и Цзян Цин (жена Мао Цзэдуна), развернувшей известную кампанию «прикрыть лавку Конфуция», «критики Конфуция и Линь Бяо» и «за упорядочение стиля», апеллируя к легистской («фацзя») традиции. Кампания сопровождалась прямой апелляцией к авторитету Цинь Шихуанди, который в Китае ещё с времён «культурной революции» становится одним из главных национальных героев 3, а легистское учение Шан Яна (390—338 гг. до н. э.) превозносилось вследствие того, что принятые на его основании императором-даосом Цинь Шихуанди законы обеспечили народ счастливой жизнью в течение десяти лет: никто не присваивал утерянные на дороге вещи, не было ни бандитов, ни воров, каждая семья, каждый человек пользовались достатком 4.

Предателю Линь Бяо, например, вменялось в вину «соглашательство» с позицией Конфуция, проповедовавшего мораль, человечность, честность, преданность и заботу о других, в то время как необходимы были «революционное насилие» и «диктатура пролетариата», а также сыпались обвинения в придерживании Линь Бяо и его сторонников тактики последующих конфуцианцев (Чэнь Хао, Чэнь И, Чжу Си) «чжунъюн» — «держаться золотой середины» в условиях борьбы между «красным знаменем идей Мао» и ревизионизмом советских социал-империалистов 5, а то и вообще обвинялись в капитулянтской позиции перед СССР, по аналогии с конфуцианцами периода западной ханьской династии в их отношении с северными племенами 6, в то время как легисты решительно выступали за усиление подготовки к войне, ратовали за то, чтобы «войной уничтожить войну»:

«…Конфуцианцы нападали на „войну сопротивления“ сюнну, называя это отказом от принципов добродетели и решением проблем военным путём. Они говорили, что нет коренных причин для столкновения и во всём обвиняли нескольких влиятельных придворных, которые настраивают императора на войну, утверждая, что она неизбежна. Они вопили, что война сопротивления гибельна для государства, для нас бесполезны земли на границе, большая армия ложится невосполнимым бременем на народ. Они предлагали отозвать войска и прекратить столкновение на границе. Конфуцианцы утверждали, что между двумя великими государствами должно быть согласие и предлагали уничтожить оборонительные сооружения на границе и начать переговоры с сюнну на основе взаимовыгодных условий. Кроме того, они хотели заключить реакционный политический союз с сюнну-агрессорами» 7.

Приняв к сведению, что в июле 1973 года Мао Цзэдун критиковал работу МИД, находившегося в подчинении Чжоу Эньлая, а в декабре высказал критические замечания по деятельности Военного совета ЦК КПК под руководством Е Цзяньина, Цзян Цин решила воспользоваться этим и направить остриё своих нападок на Чжоу Эньлая и других ветеранов революции. В одном из своих выступлений она откровенно заявляла, что «в настоящее время имеется один солидный последователь Конфуция» и этого «современного конфуцианца необходимо раскритиковать» 8. В начале 1974 г. Цзян Цин заявила: «И сейчас имеется крупный конфуцианец. Это не Лю Шаоци и не Линь Бяо». В статье «Что за человек Конфуций», напечатанной в седьмом номере 1974 г. журнала «Хунци», рисовался такой портрет древнего мудреца, который напоминал читателю портрет Чжоу Эньлая. Исторические факты в ней были извращены для придания портрету Конфуция большего сходства с Чжоу Эньлаем. Так, в указанной статье Конфуций представал в возрасте 71 года (столько лет в то время было премьеру Госсовета КНР). Он был тяжело болен, что также заставляло вспомнить Чжоу Эньлая, а если читатель был хорошо знаком с древней историей, то он знал, что Конфуций в этом возрасте не болел. Чтобы портрет Конфуция обладал ещё бо́льшим сходством с Чжоу Эньлаем, упоминалась «негнущаяся рука», о которой знали все, кто видел китайского премьера 9.

Премьер-министр КНР Чжоу Эньлаю в хунвэйбиновских изданиях (дацзыбао) обвинялся в принадлежности к чиновной прослойке («шэньши») феодального класса, а также указывалось, что родовое имя премьера тождественно (одинаковые иероглифы) с названием реакционной династии Чжоу (ⅩⅠ–Ⅷ вв. до н. э.), сторонником реставрации которой был Конфуций. В течение нескольких дней и ночей Чжоу Эньлай был осаждён хунвэйбинами в своей резиденции и ему стоило немалого труда убедить ворвавшихся к нему молодчиков в том, что он проводит именно «линию председателя Мао». Стены Пекина были исписаны призывами «заживо сжечь Чжоу Эньлая», «размозжить собачью голову чёрного бандита Чжоу» и пр., по распоряжению Цзян Цин была арестована и впоследствии замучена в тюрьме приёмная дочь Чжоу Эньлая актриса и режиссёр Сунь Вэйши 10.

Такая скрытая и в то же время целенаправленная травля Чжоу Эньлая не была случайной. После смерти Линь Бяо премьер-министр Государственного Совета КНР взял инициативу в свои руки и инициировал программу «критики ревизионизма и исправления стиля работы», во время которой опять-таки предполагалось возложить вину за перегибы «культурной революции» на Линь Бяо (который изображался как «левоуклонист») и вернуть политическое и экономическое развитие КНР как минимум на уровень 1966 г. Однако критика «левизны», стремление вернуть на руководящие посты «старую гвардию», в частности Дэн Сяопина, не могла не насторожить выдвиженцев «культурной революции», легитимность пребывания у власти которых отныне ставилась под сомнение. Именно такие политические реалии заставили их сгруппироваться вокруг Цзян Цин, которая не намеревалась без боя сдавать занятые позиции 11.

Российский исследователь Лев Делюсин полагал, что на местах пассивно, формально относились к кампании «критики Линь Бяо и Конфуция», саботировали её. Подобный вывод исследователь делал, исходя из того, что в «Жэньминь жибао» и «Хунци» периодически появлялись статьи, из которых было видно, что в Пекине не удовлетворены ходом кампании «критики Линь Бяо и Конфуция» на местах.

«Не случайно поэтому, что время от времени из Пекина раздавались жалобы и упрёки по адресу тех, кто пытался изменить направление кампании и придать ей иные формы, иные цели. Искажение смысла кампании против Линь Бяо и Конфуция сочеталось с попытками сорвать её путём формальных открытых заявлений о важности этой кампании, а на практике — свернуть её и заняться решением конкретных дел. Наконец, находилось немало и таких работников, которые просто устали от бесконечного выкрикивания бессмысленных лозунгов» 12.

Подобной точки зрения придерживается и видный российский синолог В. Н. Усов, по сведениям которого инициатива созыва массовых митингов была на местах встречена прохладно. Её проигнорировали 11 парткомов провинциального уровня, парткомы 7 больших и 16 провинциальных военных округов, 14 провинциальных комитетов КСМК, федерации союзов и федерации женщин 13 провинций 13. Однако при рассмотрении западной историографии становится очевидно, что взаимоотношения между центральной и местной властью выглядели далеко не так однозначно. Американский исследователь Кейт Форстер, подробно рассматривая компанию «Критики Линь Бяо и Конфуция» на конкретном примере провинции Чжэцзян, используя в качестве источников региональную периодику времён компании, пришёл к выводу, что между двумя уровнями власти, центральным и местным, в указанный период соблюдался баланс, а случаи неподчинения местных органов управления центральному правительству скорее являлись исключением, нежели правилом 14.

Ещё раньше с резкой критикой конфуцианства, против его понятий о честности и целомудрии, против моральных принципов политики выступил китайский марксист и руководитель КПК в начале 20-х гг. ⅩⅩ в. Чэнь Дусю: «…Защищая демократию, нельзя не вести борьбы против конфуцианства» 15. И далее: «…Если мы будем строить государство и общество на базе конфуцианских принципов… …это означает, что не нужно ни республиканской конституции, ни реформы, ни новой политики, ни нового образования, напрасно тогда была пролита кровь за революцию, за парламент и законы. Это означает возвращение к старому режиму» 16. Другой китайский марксист Ли Дачжао также в статьях выступал против попытки включить в текст конституции Китая такую статью: «Нравственное совершенствование соответственно учению Конфуция составляет основу национального просвещения» 17. Также критиковал «людоедскую мораль» Конфуция писатель-марксист Лу Синь: «…Если мы хотим достигнуть прогресса и благоденствия,— писал он,— необходимо окончательно искоренить „двойственную идеологию“. Как ни велика земля, на ней не должно быть места блуждающим» 18.

Вдохновлялась марксистская критика конфуцианства также собственно и фактом существования ранее аналогичной резкой критики со стороны Мо-цзы (468—376 гг. до н. э.) — основоположника собственного учения (моизм) 19.

И т. н. последующая «великая пролетарская культурная революция» также рассматривалась важным этапом этого антиконфуцианского движения. Мотивировал Мао Цзэдун это следующими соображениями.

«…В Китае фабрично-заводская промышленность возникла под воздействием иностранного капитала и империалистической политики колониальных держав, когда низшие формы предпринимательства и капитализма ещё далеко не исчерпали свою историческую роль. Она складывалась в условиях медленного разложения натурального хозяйства, при сохранении докапиталистических и отчасти раннекапиталистических отношений, когда обнищание деревни значительно обгоняло процесс формирования рабочего класса, а отсутствие единого национального рынка предопределяло неразвитость рынка труда. В 20—40-х годах капитализм стал определять жизнь китайских городов, особенно на побережье (в Шанхае, Пекине, Тяньцзине, провинциях Гуандун, Фуцзянь, Чжэцзян, Цзянсу, Шаньдун, Хэбей и Ляонин — О. Г.)… Особенности развития капитализма в Китае определили своеобразие процесса формирования промышленного пролетариата. Первой и наиболее важной специфической чертой этого процесса явилось одновременное существование исторически различных категорий рабочих при сохранении преобладающей их массы в простейших формах капиталистического производств. В составе рабочего класса Китая можно выделить кустарей.., рабочих мануфактур и, наконец, рабочих фабрично-заводской промышленности, или собственно промышленный пролетариат… Рабочее движение не только не выходило за рамки национально-освободительной борьбы всего китайского народа, но и не приобрело самостоятельного общенационального значения… работу в среде рабочего класса вели по преимуществу гоминьдановские и „жёлтые“ профсоюзы, но не КПК… Показательно, что ко времени победы революции только 4 % членов партии считали себя выходцами из рабочих. Слабые связи КПК с рабочим движением не способствовали более чёткому осознанию рабочими своих особых классовых интересов и исторических задач рабочего движения…» 20.

В Китае, в отличие от России, буржуазия, хранящая идеалы конфуцианства, как и остальные слои китайского народа, подвергалась гнёту со стороны иностранного империализма и местных феодалов, и поэтому её следует рассматривать как союзника КПК, а не как врага и соответственно не отталкивать её 21.

Государственный флаг КНР — четыре звезды, расположенные полукругом вокруг большой звезды, символизировавшей КПК, олицетворяли рабочий класс, крестьянство, мелкую буржуазию и национальную буржуазию.

Такую форму сотрудничества классов Мао Цзэдун назвал «новодемократизмом» («синьминьчжучжуи»), указывая на то, что таким образом будет обеспечено свободное развитие частного капитала, а объём иностранных капиталовложений во все отрасли экономики «будет необыкновенно больши́м». Эта доктрина «новодемократизма» была официально провозглашена на Ⅶ съезде КПК в 1945 г.

Начал разрабатывать эту теорию Мао Цзэдун значительно раньше. Ещё в марте 1927 г. он выступил с «Докладом об обследовании крестьянского движения в провинции Хунань», которую запретили к публикованию как выражающую «крестьянский уклон», а Мао Цзэдун на состоявшемся вскоре после этого Ⅴ съезде КПК был даже лишён права решающего голоса, а в 1934 г. даже выведен из состава ЦК. Далее он написал работы «Почему в Китае может существовать красная власть?», «Из искры может разгореться пожар» и др., в которых игнорировал «руководящую роль рабочего класса», пропагандировал тактику создания революционных баз в деревне и завоевания городов методом партизанской войны в противовес тактики вооружённых восстаний пролетариата в центральных городах и т. д., ссылаясь на выдвинутую Коминтерном установку на «революционизацию крестьянства». В 1929 г., в докладе ЦК КПК Мао писал: «…В полуколониальном Китае борьба крестьянства не обязательно потерпит поражение, если ей не руководит рабочий класс. С другой стороны, если развитие борьбы крестьян захлестнёт рабочие силы, это не может повредить революции» 22 23.

«…Китайская революция,— писал Мао в статье „О новой демократии“,— есть, по сути дела, революция крестьянская, нынешняя борьба против японских захватчиков есть, по сути дела, борьба крестьянская. Политический строй новой демократии есть, по сути дела, предоставление крестьянству власти (выделено нами — О. Г.). Новые, подлинные три народных принципа [Сунь Ятсена] — это, по сути дела, принципы крестьянской революции. Культура масс есть, по сути дела, подъём культуры крестьянства» 24.

В отчётном докладе Ⅶ съезду КПК 1945 г. Мао Цзэдун изложил следующие основные черты работы в будущем государстве:

«…При новодемократическом государственном строе будет проводиться политика регулирования отношений между трудом и капиталом. С одной стороны, будут охраняться интересы рабочих… С другой стороны, будет гарантировано получение в разумных пределах прибыли от рациональной эксплуатации государственных, частных и кооперативных предприятий. Всё это будет направлено к тому, чтобы как государство, так и частные лица, как труд, так и капитал прилагали совместные усилия для развития промышленного производства» 25.

Иными словами, маоцзэдунизм-новодемократизм предусматривал «…не уничтожение частной собственности, а её сохранение». «…Длительное время после победы всё ещё необходимо по возможности использовать в интересах развития народного хозяйства активность частного капитала в городе и на селе»,— такое указание дал Мао Цзэдун в марте 1949 г. 26 Соратник Мао экономист Чэнь Юнь (с конца 70-х гг. ⅩⅩ в. занимал должности заместителя председателя Государственного Совета КНР и заместителя председателя ЦК КПК) писал: «…В промышленно отсталом Китае развитие промышленности национальной буржуазией и вкладывание ею капиталов в промышленность длительное время будет прогрессивным и полезным для государства и народа» 27. Теоретический журнал КПК «Синь цзяньшэ», говоря о судьбе буржуазии в условиях «диктатуры пролетариата, указывал: «…Мы принуждаем буржуазию к участию в своём собственном освобождении, освобождаем её от позиций эксплуататорского класса. Это только на пользу социализма» 28; «…к правым элементам мы не применяем таких мер, как арест и лишение избирательного права, чтобы дать им возможность одуматься и способствовать их расслоению» 29. В 1959 г. в честь 10-летия образования КНР было амнистировано 26 тысяч активистов полулегальных и нелегальных буржуазных и контрреволюционных организаций («Союз жизни и смерти», «Наступательно-оборонительный союз» и др.), осуждённых несколькими годами ранее. Также в ходе аграрных преобразований конфискация земли осуществлялась только у «национальных предателей».

За время руководства Мао Цзэдуна 1,2 миллиона бывших фабрикантов и заводчиков были превращены в рантье — получали ежегодно твёрдо установленный процент (5 %) на накопленные путём эксплуатации капиталы, вложенные в государственно-частные предприятия. «…Мы покупаем целый класс,— хвалился Мао Цзэдун.— Чтобы отнять у него политический капитал, необходимо купить его деньгами и предоставить ему высокие посты» 30. По подсчётам экономистов, стоимость этих капиталов была возмещена государством к 1965 г., но руководство КПК приняло решение продлить срок выплаты этого процента.

В телеграмме от 8 апреля 1948 г., направленной различным фронтам и в освобождённые районы страны, Мао Цзэдун указывал:

«Не следует опрометчиво выдвигать лозунг об увеличении заработной платы и сокращении рабочего дня», «не следует торопиться с организацией городского населения на борьбу за проведение демократических преобразований и улучшение жизненных условий», «не следует выдвигать лозунг „открыть амбары, чтобы помочь бедным“: не надо допускать того, чтобы у них вырабатывались иждивенческие настроения жить за счёт помощи правительства» 31.

Правда, предлагалось утешение в том, что «новодемократизм» — это только переходный этап к социализму. «…Под руководством государственной экономики, носящей социалистический характер, через кооперацию, перестраивать индивидуальное хозяйство и через государственный капитализм перестраивать частное капиталистическое хозяйство — вот основной путь превращения новодемократического общества в социалистическое» 32, затем подтверждённое в постановлении ЦК КПК «Тезисы о пропаганде генеральной линии партии в переходный период» (декабрь, 1953 г.) 33.

Когда хунвейбины заикнулись о том, что надо покончить с привилегиями буржуазии и отменить курс на замораживание низкого уровня заработной платы рабочих, они тут же прикусили язык. Сверху им твёрдо сказали: цель «культурной революции» бороться не с буржуазией, а с теми, кто, находясь в рядах КПК, выступает против линии Мао Цзэдуна. Даже в Отчётном докладе Ⅸ съезду КПК в апреле 1969 г., рядом с критикой членов КПК, которые «пытались реставрировать капитализм», представители национальной буржуазии были названы «патриотами», «полезными для дела революции». В январе 1979 г. Пленум ЦК КПК принял решение возвратить национальной буржуазии банковские вклады и другое имущество, конфискованное во время «культурной революции». Выплаты компенсации достигали в отдельных случаях 1—3 млн юаней — суммы, равной зарплате рабочего за пять тысяч лет. Возвращались дома, возобновлялась выплата процентов за капитал, представители буржуазии были восстановлены в прежних высокооплачиваемых должностях, были сняты правовые ограничения для второго поколения — детей бывших капиталистов: им разрешалось вступать в комсомол и КПК.

Интересной есть личность капиталиста Жун Ижэна, который перед 1949 г. был самым богатым в Китае (капитал 60 млн юаней, годовой доход исчислялся в 3 млн юаней) и до «культурной революции» был депутатом Всекитайского собрания народных представителей, занимал ряд руководящих должностей. После прихода к власти «прагматиков» во главе с Дэн Сяопином он стал определять внешнеэкономическую политику Китая, возглавил «Китайскую международную посредническую инвестиционную компанию», инициировал создание «свободных экономических зон». Также теоретический журнал КПК указывал, что политика «единого фронта» с «патриотически настроенными капиталистами как внутри Китая, так и живущими в диаспоре промышленниками, торговцами и банкирами китайского происхождения» является «…важной составной частью идейной системы Мао Цзэдуна, его революционной линии, необходимым условием укрепления диктатуры пролетариата и победы социалистической революции и дела социалистического строительства» 34 35

Однако на новом этапе борьбы за власть «новодемократический принцип власти» подвергся переосмыслению. Мао выступил с программной статьёй «К вопросу о правильном разрешении противоречий внутри народа»:

«…Наша диктатура — это демократическая диктатура народа, руководимая рабочим классом и основанная на союзе рабочих и крестьян. Это означает, что внутри народа осуществляется демократия, а все обладающие гражданскими правами люди, сплочённые рабочим классом, в первую очередь крестьяне, осуществляют диктатуру по отношению к реакционным классам, реакционерам и к элементам, которые сопротивляются социалистическим преобразованиям и выступают против социалистического строительства» 36.

Мао Цзэдун провозгласил тезис о существовании внутри коммунистической партии двух политических линий, одна из которых «правильная», а другая — «ошибочная». Партия не может существовать без борьбы между этими двумя линиями, а значит, и без борьбы между членами партии, без периодического разрушения её идейного и организационного единства и его восстановления, но уже на принципиально новой основе 37.

Якобы на протяжении 20 лет социалистического строительства буржуазия проникла не только в органы управления, но и в саму партию, заняв в ней руководящие должности, образовался даже особый «буржуазный штаб» в КПК во главе с Председателем КНР Лю Шаоци, Генеральным секретарём ЦК КПК Дэн Сяопином 38 и членом Политбюро ЦК КПК, полководцем НОАК, маршалом Чжу Дэ, многие партийные руководители стали осуществлять «диктатуру буржуазии»: «…В течение длительного времени буржуазная реакционная линия, представляемая Лю Шаоци, ревизионистским чёрным главнокомандующим, противостоит пролетарской революционной линии, представляемой Мао» 39. «Будучи революцией, культурная революция неизбежно встречает сопротивление.— гласит постановление ЦК КПК от 8 августа 1966 г.— Источником этого сопротивления являются главным образом те облечённые властью, которые пролезли в партию и идут по капиталистическому пути… В настоящее время это сопротивление всё ещё является довольно большим и упорным» 40.

Несколько ранее, в своих «Предложениях, касающихся генеральной линии международного коммунистического движения», опубликованных 14 июня 1963 г., маоисты провозглашали:

«…Поскольку там (в социалистических странах,— О. Г.) ещё сохранились элементы бывших эксплуататорских классов, пытающихся восстановить своё господство, поскольку там всё ещё непрерывно возникают новые буржуазные элементы и ещё есть паразиты, спекулянты, тунеядцы, жулики, люди, присваивающие себе государственное добро и т. д., то как же можно говорить, что там больше нет классов, нет классовой борьбы?..» 41.

«…Социалистическое общество,— продолжал Мао Цзэдун в 1975 г. в № 2 журнала „Хунци“,— охватывает достаточно продолжительный период. В течение этого исторического периода всё ещё существуют классы, классовые противоречия и классовая борьба, существует опасность реставрации капитализма. Необходимо осознать продолжительный и сложный характер этой борьбы. Отныне мы должны говорить об этом каждый год, каждый месяц, каждый день» 42.

В мае 1963 г. Мао Цзэдун заявил, что если забыть о классовой борьбе, то «…пройдёт не так много времени — минимум несколько лет, не более десятка лет, а максимум несколько десятков лет,— как во всей стране неизбежно произойдёт контрреволюционная реставрация, марксистско-ленинская партия наверняка превратится в ревизионистскую или фашистскую партию и весь Китай переменит свой цвет. Подумайте, товарищи, какая это опасная перспектива» 43. В сентябре 1965 г. государственное агентство «Синьхуа» сообщило, что на заседании Центрального Комитета КПК Председатель Мао подчеркнул необходимость подвергнуть критике буржуазную реакционную идеологию. А две недели спустя можно было прочитать в журнале «Хунци», что эта кампания должна затронуть все сферы жизни страны: «…Мы должны в первую очередь изобличать, критиковать и бороться с представителями буржуазии, пробравшимися в партию, правительство, армию и во все культурные круги» 44.

К тому же Мао Цзэдун «прозорливо предвидел» перерождение коммунистов. В докладе на 2-м пленуме ЦК КПК седьмого созыва (1949 г.) он высказал предостережение:

«…Возможно, среди коммунистов найдутся и такие, которые хотя и не покорились врагу с оружием в руках и были достойны звания героя перед лицом такого врага, тем не менее не смогут устоять перед натиском тех, кто применяет „снаряды в сахарной оболочке“, и будут сражены этими снарядами. Такое положение мы должны предотвратить» 45.

Соответственно с этим Мао Цэдун 5 мая 1966 г. на ⅩⅠ пленуме ЦК КПК 8-го созыва лично написал и вывесил в зале заседаний свою дацзыбао «Огонь по штабам!». В сентябре 1966 г. ближайший соратник Мао министр обороны Линь Бяо говорил: «…Главная цель нынешнего движения — добраться до тех членов партии, которые, находясь у власти, идут по капиталистическому пути. Подвергать артиллерийскому обстрелу штабы — это значит подвергать артиллерийскому обстрелу горстку людей, идущих по капиталистическому пути» 46. В ноябре 1967 г. в газете «Жэньминь жибао» было указано на конкретного руководителя «штаба контрреволюции»:

«…В 1962 году на расширенном заседании ЦК КПК (имеется в виду Ⅹ Пленум ЦК КПК в сентябре 1962 г.,— О. Г.) пролетарский штаб во главе с председателем Мао начал ожесточённую схватку с буржуазным штабом… Близкий соратник председателя Мао товарищ Линь Бяо, высоко держа красное знамя идей Мао Цзэдуна, подтвердил на этом совещании абсолютный авторитет председателя Мао и идей Мао Цзэдуна, а китайский главный ревизионист (Лю Шаоци,— О. Г.) на совещании развернул бешеное наступление на председателя Мао и идеи Мао Цзэдуна. Он вне себя от злобы восклицал: „Выступать против председателя Мао — значит выступать против отдельного человека“… После совещания китайский главный ревизионист собрал своих антипартийных выучеников и с удесятерённым бешенством активизировал свою заговорщическую деятельность по контрреволюционной реставрации, тайно подготавливая общественное мнение к узурпации власти в партии и государстве» 47.

Объектом критики в конце 1966 г. стала изданная ещё в 1939 г. книга Лю Шаоци «О работе коммунистов над собой», где якобы утверждалось, что главные принципиальные вопросы разрешены Марксом, Энгельсом, Лениным и Сталиным и поэтому никакой специальной «китаизации марксизма» не нужно.

8 мая 1966 г. «Цзефанцзюнь бао» опубликовало статью Гао Цзюя «Откроем огонь по антипартийным и антисоциалистическим бандитам». К последним были причислены Дэн То, секретарь Пекинского горкома КПК, главный редактор журнала «Цяньсянь» (а ранее — главный редактор «Жэньминь жибао»), и Ляо Моша, философ и литературовед, заведующий отделом по работе Единого фронта Пекинского горкома КПК. 10 мая 1966 г. Яо Вэньюань в шанхайских изданиях напечатал большую статью «о реакционной сущности» сборников фельетонов и притч Дэн То «Вечерние беседы у подножия Яньшань» и написанных Дэн То в соавторстве с У Ханем и Ляо Моша «Записок из села трёх». Годом ранее писатель и вице-мэр Пекина У Хань был подвергнут остракизму за пьесу «Разжалование Хай Жуя», в которой, якобы, оправдывались «правые оппортунисты» во главе с Пэн Дэхуаем, осуждённые на Ⅷ Пленуме ЦК КПК (Лушань, июль-август 1959 г.). Например, Дэн То вменялось в вину то, что он «…цинично обозвал „пустословием“ марксистско-ленинское научное положение „Ветер с Востока одолевает ветер с Запада“», тем самым он «…ругает не детское стихотворение, а идейное оружие нашей партии» 48. Поэт Ян Шу, работавший в отделе пропаганды всё того же Пекинского горкома КПК, за строки «Люди ждут весны, и скоро их согреют лучи весеннего солнца» и «Цветение сливы — это вестник грядущей Весны. Весенним цветом полнятся сады. Близок её приход!» был обвинён в том, что «он выдаёт свои надежды на реставрацию капитализма весной этого года» 49. Заместитель заведующего отделом агитации и пропаганды Чжоу Ян был обвинён в том, что «…в области литературы и искусства насаждал идеи русских буржуазных литературных критиков Белинского, Добролюбова и Чернышевского, а в области театра — систему Станиславского» 50.

Аналогичному остракизму подвергся ректор Пекинского университета и секретарь парткома Лу Пин как лидер «группы монархистов» 51. Один из студентов химического факультета писал: «Я пришёл в университет, чтобы овладевать идеями самого красного из всех красных солнц — председателя Мао, а Лу Пин требовал, чтобы мы изучали никому не нужные формулы» 52. Студенты-юристы обвиняли преподавателей в том, что не было такого курса, который бы систематически и всесторонне знакомил бы с произведениями Мао Цзэдуна.

«…Курс Пекинского университета в области образования,— заявила „Жэньминь жибао“ 4 июня 1966 г.,— как это обнаружили широкие массы студентов университета, был направлен не на подготовку продолжателей дела революции, а на подготовку смены буржуазии» 53.

Затем последовали группы статей, намекающие на то, что у Дэн То, У Ханя, Ляо Моша, Ян Шу, Лу Пина и других есть высокие покровители. Вскоре они были «найдены» в лице члена Политбюро ЦК КПК, первого секретаря Пекинского горкома КПК Пын Чжэня, который решением ЦК КПК от 25 мая 1966 г. был освобождён от занимаемых должностей (также вскоре был обвинён и снят с должностей сменивший его Ли Сюэфын). Ему вменялось в вину распространение в феврале 1966 г. внутри партии подготовленных в отделе агитации и пропаганды ЦК КПК «Тезисов доклада группы пяти по делам культурной революции о ведущейся ныне научной дискуссии», где призывал вести дискуссию по научным проблемам в духе курса «пусть соперничают все учёные», чтобы спорящие стороны не приклеивали друг другу ярлыков, не прибегали к администрированию, а стремились к познанию истины, ибо «перед истиной все равны», противника надо подавить не только политически, но и в научно-профессиональном плане. Хотя документ ориентировался на аналогичные слова самого Мао Цзэдуна, сказанные им в 1957 г., однако теперь Сообщение ЦК КПК от 16 мая 1966 г. дезавуировало «февральские тезисы» и ранее сказанные от имени ЦК КПК кандидат в члены Политбюро ЦК КПК Лу Динъи слова, что «…у народа есть не только свобода пропаганды материализма, но есть и свобода пропаганды идеализма», которые были охарактеризованы как подготовка общественного мнения к реставрации капитализма 54. С сентября 1967 г. объектом «великой критики» с клеймом «контрреволюционный двурушник» стал член Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК и руководитель всей идеологической работой в ЦК Тао Чжу. Яо Вэньюань в четырнадцатом номере партийного журнала «Хунци» напечатал разгромную статью «О двух книгах Тао Чжу» 55.

Во время ⅩⅠ Пленума ЦК КПК 5 августа 1966 г. Мао Цзэдун написал новое дацзыбао:

«…В течение 50 с лишним дней некоторые руководящие товарищи в центре и на местах шли в совершенно противоположном направлении. Стоя на реакционной буржуазной позиции, они осуществляли диктатуру буржуазии и пытались подавить бурное движение великой пролетарской культурной революции. Извращая истинное положение вещей и выдавая чёрное за белое, они устраивали карательные походы против революционеров, зажимали инакомыслящих, устанавливали белый террор, радовались своим мнимым успехам и в результате раздували спесь буржуазии и снижали боевой дух пролетариата. До чего же подло!» 56.

Решение ЦК КПК о реорганизации Пекинского горкома партии рекламировалась как «новая победа идей Мао Цзэдуна» и преподносилась как результат воли народа, инициативы широких народных масс.

События в Пекине и речи Линь Бяо послужили сигналом для начала массовых разоблачений и кампании «четырёх чисток» (политической, идеологической, организационной и экономической) по всей стране, в целом названных «движением за социалистическое воспитание». 17 июля 1967 г. «Жэньминь жибао» перепечатывает статью Лу Синя «Для игры благородной ещё не настало время», написанную ещё в 1925 г. и направленную против контрреволюционеров («Бей упавшую в воду собаку!»).

«Мы, пролетарские революционеры,— указывается в редакционном комментарии,— должны сохранить в памяти слова Лу Синя и так же беспощадно, как те, кто „бьёт упавшую в воду собаку“, развернуть массовую критику и борьбу против горстки самых крупных лиц партии, стоящих у власти и идущих по капиталистическому пути… Они бумажные, но не мёртвые тигры. Они будут оставаться живыми тиграми до тех пор, пока наша критика окончательно не опрокинет и не дискредитирует их… Если мы утратим свою бдительность и не развернём массовой критики, то они, возможно, осуществят реставрацию, объединят контрреволюционные силы и потопят трудящийся народ в крови» 57.

Одновременно призывалась учиться у Народно-освободительной армии, взяться за «военное дело», осуществлять всеобщее вооружение народа и усиливать подготовку на случай войны («Верить Освободительной Армии, опираться на Освободительную Армию, учиться у Освободительной Армии!», «Внедрить дух Армии!»). По существу это было повторение лозунгов августовского (1958 г.) расширенного заседания Политбюро ЦК КПК («Положение, при котором весь народ — солдат, вдохновляет и придаёт больше смелости») и знаменитого высказывание Великого Кормчего «Винтовка рождает власть!». В мае 1965 г. была проведена т. н. «революционизация» вооружённых сил, которая означала упразднение воинских званий и знаков различия под предлогом дальнейшего «укрепления связи командиров с массами». На предприятиях и учреждениях стали создаваться «политотделы», которые формировались из армейских кадров. В начале 1967 г. было официально объявлено об установлении «прямого военного/армейского контроля» над партийными и государственными органами 58, вплоть до уездных учреждений, а сельские коммуны и ниже были поставлены под контроль ополчения. На деревне был брошен лозунг «Вооружить организацию, революционизировать мировоззрение, повысить политическую активность сельских бригад». В докладе «Осуществление военной системы на заводе — это путь управления социалистическими предприятиями» рассказывалось о положении на тракторном заводе провинции Цзянси, об установлении военной системы управления производством в четвёртом цехе завода. 380 рабочих цеха сведены в три роты. Во главе роты стоят командир роты, его заместитель, политрук и его заместитель. Низовое подразделение — отделение, в котором насчитывается 10—12 человек. «…Осуществление военной системы управления,— писала „Цзянси жибао“ от 18 сентября 1968 г.,— полностью отвечает условиям промышленного предприятия», «военная система в цехе — это великая победа идей председателя Мао относительно строительства пролетарской армии на промышленных предприятиях». Кроме того, как писала «Жэньминь жибао» от 19 марта 1969 г., из числа верных маоистов на предприятиях вводится система «красных дозорных» («хуншаобинов»). Которым даётся право контролировать рабочих, после смены «аттестовывать товарищей», «пресекать все ошибочные идеи, высказывания и действия, не соответствующие идеям Мао», и даже «контролировать работу начальников смен и кадровых работников» 59. Аналогичная «армейская система» вводилась в учебных заведениях и университетах. Вместо классов и курсов вводились роты. Взводы и отделения, система занятий преобразовывалась по образцу военно-политической учёбы в армии 60. На обеспечение сельских бригад и лишение зарплаты переводятся медицинские и торговые работники, осуществляется «мобилизация» свободной рабочей силы и молодёжи в городах для направления их в отдалённые районы и деревню. В ходе этой кампании было «мобилизировано» и выселено из городов около 20 млн человек.

Ударной силой «культурной революции» стали молодёжные отряды «красных охранников» (хунвэйбинов) и «революционных бунтарей» (цзаофаней), поющие гимн «В открытом море не обойтись без кормчего».

В ходе «культурной революции» была разрушена якобы бюрократическая конституционная система государственных органов и уставных органов КПК, разогнаны аппарат ЦК КПК, все шесть территориальных бюро ЦК, уездные и провинциальные комитеты, бездействуют первичные парторганизации. Только состоянием на 1968 г. из 172 членов и кандидатов в члены ЦК КПК более 130 человек репрессированы или ошельмованы, 12 из 17 членов Политюро ЦК КПК, 4 из 6 кандидатов в члены Политбюро, 4 из 7 членов Постоянного комитета Политбюро, 7 из 10 секретарей ЦК КПК были названы «бомбами замедленного действия, спрятанными рядом с председателем Мао». В опале оказались восемь из девяти бывших китайских маршалов. В декабре 1966 г. были разогнаны руководящие органы Всекитайской федерации профсоюзов и её отделений, комсомол сошёл в небытие.

Генеральный секретарь ЦК КПК Дэн Сяопин и его семья становятся целью хунвэйбинов. Хунвэйбины схватили его сына, которого они сначала пытали, а потом сбросили из окна 4-го этажа, в результате чего он становится инвалидом. Сам Дэн в 1966 году снимается со всех постов, и направляется простым рабочим на тракторный завод в провинции Цзянси. Председатель КНР Лю Шаоци предстаёт перед судом, а затем погибает в тюрьме. В 1974 году Мао Цзэдун возвращает Дэна в политику, и он становится вице-премьером. Но уже в 1976 году, после инцидента на площади Тяньаньмынь, его снимают со всех постов, обвинив в организованных там беспорядках, и помещают под домашний арест.

Одним из главных врагов и «верховным жрецом экономизма» был объявлен директор Института экономики при Академии наук и заместитель директора Государственного статистического управления Сунь Ефан, который доказывал, что экономика должна руководствоваться законом стоимости и рентабельности, а не командами политиков, взгляды которых он называл «экономикой лентяев». Он предлагал считать «красной линией» экономической работы принцип: «С наименьшими затратами общественного труда в плановом порядке производить наибольшее количество продукции для удовлетворения общественных потребностей» 61. Его главным покровителем назывался Лю Шаоци, который, как утверждает «Жэньминь жибао» в статье от 5 сентября 1967 г., видел «…цель экономики в расширении производства, а цель производства в увеличении индивидуального дохода и улучшении условий жизни», отстаивал лозунг «Заниматься условиями жизни и стимулировать производство» 62. Вместе с Сунь Ефаном нападкам подверглись как «представители чёрной линии в экономике» известные учёные и практики: начальник Центрального административного промышленно-торгового управления Сюй Дисинь, заместитель председателя Госплана КНР Ло Гэнмо, председатель Комитета по ценам Сюэ Муцяо. Редактор журнала «Экономические исследования» Цинь Люфан, директор института мировой экономики АН КНР Цзян Цзюньчэнь и многие другие.

Были сформированы с опорой на армию новые органы власти — революционные комитеты (ревкомы), соединяющие военную, партийную и административную власть, затем легитимизированные в Конституции 1975 г. Стали устраивать публичные процессы над «контрреволюционерами», выносили смертные приговоры и тут же приводили их в исполнение. Попадало и самым активным «пролетарским бунтарям», которых начали обвинять в анархизме, буржуазной и мелкобуржуазной групповщине и сектантстве, подмене «борьбы словом» «борьбой силой», подрывной деятельностью (например, репрессиям подверглись бывшие члены Группы по делам культурной революции Ван Ли, Гуань Фэн и Ци Бэньюй). В третьем номере за 1967 г. в журнале «Хунци» была опубликована передовая статья «Необходимо правильно подходить к кадрам»:

«…За более чем полугодовое мощное контрнаступление на горстку облечённых властью людей в рядах партии, идущих по капиталистическому пути, у некоторых сложилось ошибочное впечатление, будто все работники, стоящие у власти, являются плохими и в них нельзя верить и всех их надо свергнуть. Такой взгляд является совершенно ошибочным» 63.

Были подавлены в крови забастовки 10 тысяч рабочих на Дацинских нефтепромыслах, занимающих основное место в нефтяной промышленности страны, выступления крестьян, распустивших свои коммуны, в провинции Фучжоу. В апреле 1976 г. органами госбезопасности было зверски подавлено стихийно образовавшееся шествие масс на пекинской площади Тяньаньмынь в память Чжоу Эньлая, что дало основание главному компартийному рупору газете «Жэньминь жибао» писать:

«Инцидент ещё более убедительно доказал, что буржуазия находится как раз внутри самой Коммунистической партии. Если раньше некоторые люди не понимали, что идущие по капиталистическому пути — это как раз и есть внутрипартийная буржуазия, которая является главным объектом продолжения революции при диктатуре пролетариата, то контрреволюционный политический инцидент на площади Тяньаньмынь заставил их осознать это» 64.

5 марта 1967 г. газета «Жэньминь жибао» опубликовала «Экстренное сообщение» об оказании помощи коммунам в весенней пахоте. В обращении отмечалось, что наряду с борьбой с контрреволюцией и антипартийными элементами необходимо «вовремя выполнить полевые работы», руководясь указанием Мао Цзэдуна «Будем готовиться к войне, будем готовиться к стихийным бедствиям!» 65.

«…Можно предвидеть,— писал в ходе мобилизационных кампаний журнал «Хунци» (декабрь, 1966),— что революционный энтузиазм… непременно проявится в борьбе за развитие промышленного и сельскохозяйственного производства и в научных экспериментах, вызовет большой скачок народного хозяйства в Китае» 66.

Также в ходе начатой в 1974 г. кампании борьбы «За изучение теории диктатуры пролетариата» распределение по труду, право на приусадебные участки, товарно-денежные отношения объявлялись «буржуазным правом», которое необходимо «ограничивать», т. е. вводить уравниловку, отменялись меры материального поощрения, практиковалась работа в сверхурочные часы, ликвидировались приусадебные участки. В совместной редакционной статье в «Жэньминь жибао» и «Хунци» говорится:

«…Экономизм — это определённая форма подкупа, которая подрывает революционную волю широких масс… поощряя их на то, чтобы игнорировать долгосрочные национальные интересы и заботиться только о непосредственных интересах. Его цель — задушить великую пролетарскую культурную революцию… подорвать общественное производство, национальную экономику и социалистическую собственность» 67.

К числу «контрреволюционных методов» «Жэньминь жибао» отнесла использование прибыли как стимулирующего и комплексного показателя деятельности предприятия, материальное стимулирование работников, а также систему единоначалия в управлении предприятиями со стороны специалистов, инженеров и техников. В издании «Дунфанхун» от 16 января 1967 г. были заклеймены конкретные требования трудящихся улучшить жилищные условия, восстановить уровень заработной платы, возобновить существующую прежде выплату премий, пособий и т. п., а также требования крестьян поднять нормы зерна на питание 68. В мае 1967 г. началась кампания по пропаганде утверждений Мао, что «лозунг „каждому — по его труду“ является буржуазным» и что «система нормированного бесплатного снабжения — это марксистский стиль, это условие для перехода к коммунистическому образу жизни» 69.

Особенно рьяные революционеры из числа хунвэйбинов провоцировали отказы от материальных поощрений (премий и увеличения зарплат). Предполагалось, что вослед за рабочими транспорта в Нанкине и машиностроителями в Пекине на путь добровольного самоограничения встанут все трудящиеся страны. В одной из «революционных пьес» декларировалось: «…Ты ходил босой, потом в полотняных тапочках, потом в резиновых туфлях, затем ты, чего доброго, пожелаешь щеголять в кожаных ботинках или даже в сапогах. До чего же ты в конце концов дойдёшь в буржуазном перерождении?» 70. Или, например, в докладе Ⅸ съезду китайского комсомола (июнь, 1964 г.) первый секретарь Коммунистического союза молодёжи Ху Яобан назвал «стремление к досугу» в числе «идеологических влияний, оказываемых эксплуататорскими классами» 71.

Т. е. маоистский марксизм — это чистой воды неодаосская антиконфуцианская революция, аналогичная даоской революции династии Цинь. Исходя из неверной предпосылки об увлечении Мао Цзэдуном в юности анархизмом и исключительной ориентации на крестьянство, А. Тарасов, однако, верно определил философскую составляющую «Великой пролетарской культурной революции»:

«…Мао ввёл теорию „равновесия и отсутствия равновесия“. Он полагал, что события социальной истории развиваются следующим образом: вначале существует равновесие, затем из-за накопления внутренних противоречий происходит кризис — нарушение равновесия, вследствие которого „верх“ и „низ“ социальной системы меняются местами, затем наступает новое равновесие, внутри которого вызревают новые противоречия, которые станут причиной новых кризисов и общественных переворотов. И так без конца. Ясно видно, что подобная концепция куда ближе к классической китайской философии, к концепции вечной борьбы двух начал „инь“ и „ян“, смене двух стихий по замкнутому циклу, чем к гегелевско-марксистской спирали общественного развития… Количество кризисов не влияет на целостность системы, рано или поздно она всё равно достигнет состояния равновесия, но зато чем дольше затягивается период равновесия, тем сильнее будет надвигающийся кризис. И для того, чтобы в результате кризиса не быть отброшенным на дно социальной системы, желательно самому спровоцировать надвигающейся кризис, чтобы иметь возможность манипулировать его ходом в нужном тебе направлении… Потом появятся, конечно, новые противники, полагал Мао, ибо противоречия всё равно остаются — но в процессе следующего кризиса, если его правильно организовать и вовремя спровоцировать, они снова всплывут и будут уничтожены» 72.

В конце концов, как резюмировал верный маоист, заведующий отделом агитации и пропаганды ЦК КПК Лу Динъи, революции останутся локомотивами истории не только в классовом обществе, но и в будущем коммунистическом 73.

Это же, кстати, столетием ранее провозглашал и русский революционный демократ А. И. Герцен:

«…Социализм разовьётся во всех фазах до крайних последствий, до нелепостей. Тогда снова вырвется из титанической груди революционного меньшинства крик отрицания, и снова начнётся смертная борьба, в которой социализм займёт место нынешнего консерватизма и будет побеждён грядущею неизвестною нам революцией» 74.

Источники

«Жэньминь жибао», 1974, 18 мая.

«Идеал», 1962 г.;

«Учение», 1964 г.

«Хунци», 1972, № 2.

Forster, 1986.

Белевски, Нацинов, 1981.— Маоизм против социализма / А. Белевски, Е. Нацинов. Белевски, Александр. Нацинов, Енчо. М: Мысль, 1981 г.

Бовин, Делюсин, 1968.— Политический кризис в Китае; Бовин, А. Е.; Делюсин, Л. П.; Изд-во: М.: Политиздат, 1968 г.

Бурлацкий, 1967.— Фёдор Бурлацкий. Маоизм или марксизм? Издательство политической литературы, Москва, 1967.

Бурлацкий, 1968.— Бурлацкий Ф. М. Маоизм — угроза социализму в Китае.— М.: Политиздат, 1968.

Ван Мин, 1979.— Ван Мин. Полвека КПК и предательство Мао Цзэ-дуна.— 2-е изд.— Москва: Политиздат, 1979.

Видаль, 1967.

Вятский, Демин,. 1970.— Вятский В., Демин Ф. Экономический авантюризм маоистов.— М., 1970.

Делюсин, 2004.— Л. П. Делюсин. Китай в поисках путей развития. М.: Изд-во «Муравей», 2004.

Китай, 1991.

Королькова А. В., Ломов А. Г., Тихонов А. Н. Словарь афоризмов русских писателей / Под ред. А. Н. Тихонова; 2-е изд., стереотип.— М.: Русский язык — Медиа, 2005.

Крымов, 1972.— Крымов, А. Г. Общественная мысль и идеологическая борьба в Китае 1900—1917 гг Издательство: М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1972 г.

Переломов, 1976.— Переломов Л. С., Кулик Г. А. Японский синолог о кампании «критики Линь Бяо и Конфуция» // Проблемы Дальнего Востока.— 1976.— № 3.

Рабочий, 1978.

Историография новейшей истории Китая, 1987, с. 216—217.

Тарасов, 1996—1997.— Александр Тарасов. Наследие Мао для радикала конца ⅩⅩ — начала ⅩⅩⅠ века. Лекция из цикла «Общественная мысль ⅩⅩ века: практически ценное для политического радикала наших дней», прочитанного в Свободном университете им. С. Курёхина в 1996—1997 годах.

Титаренко, 1985.— Титаренко М. Л. Древнекитайский философ Мо Ди, его школа и учение. Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1985.

Тихвинский, 1976.— Тихвинский С. Л. История Китая и современность. М., 1976.

Усов, 2006.— История КНР. «Восток-Запад». 2006. В двух книгах.