Архив автора: admin

Беседа Мао Цзэдуна с В. В. Васьковым

Кто опубликовал: | 31.01.2020

Запись беседы с товарищем Мао Цзэдуном 5 июля 1954 года. Из дневника временного поверенного в делах СССР в КНР В. В. Васькова.

Сегодня в 19 часов посетил товарища Мао Цзэдуна и по поручению Центра сообщил ему, что ЦК КПСС считает необходимым использовать сложившуюся во Франции более благоприятную обстановку для разрежения индо-китайского вопроса. В связи с этим товарищ Молотов прибудет в Женеву 7 июля, имея в виду встретиться там с Мендес-Франсом ещё до начала официальных заседаний. Далее я сообщил, что, по мнению ЦК КПСС, было бы хорошо, если бы товарищ Чжоу Эньлай смог прибыть в Женеву до 10 июля. Я сообщил также, что через советских послов в Париже и Лондоне будет сделано сообщение министрам иностранных дел Франции и Англии, что В. М. Молотов приедет в Женеву раньше 10 июля, для того чтобы отдохнуть несколько дней до начала заседаний.

Мао Цзэдун сказал, что считает совершенно правильным намерение попользовать сложившуюся во Франции более благоприятную обстановку для разрешения индо-китайского вопроса. Одновременно Мао Цзэдун сообщил, что Чжоу Эньлай в настоящее время находится в Лючжоу (пров. Гуанси), где ведёт переговоры с Хо Ши Мином и Во Нгуэн Зиапом. Эти переговоры должны закончиться 5 июля. При благоприятных условиях Чжоу Эньлай сможет прибыть в Пекин не ранее 6—7 июля. Из Пекина он в состоянии будет вылететь в Москву 9—10 июля и, следовательно, практически сможет прибыть в Женеву только 12—13 июля.

Затем, в ходе беседы, Мао Цзэдун коснулся недавно закончившихся переговоров между Эйзенхауэром и Черчиллем. Мао Цзэдун сказал, что он с большим вниманием ознакомился с передовой «Правды» от 3 июля, посвящённой этим переговорам. Мао Цзэдун отметил, что, в то время как правительство США захлопывает двери для переговоров с СССР и другими странами демократического лагеря, английское правительство высказывается за такие переговоры. Черчилль, хвастающий своими заслугами старого борца с коммунизмом, тем не менее заявил американцам, что он за переговоры с коммунистами и за мирное сосуществование с коммунистическими странами. Как видно, иронически заметил Мао Цзэдун, международная обстановка такова, что даже также реакционные деятели, как Черчилль, начинают признавать марксистско-ленинские принципы во внешней политике.

Что касается США, продолжал Мао Цзэдун, то они разбросали свои войска по всему миру, а это в случае значительных международных осложнений не судит им ничего хорошего. Поэтому в своей агрессивной политике США всячески стараются возродить вооружённые силы Западной Германии и Японии. Однако опора на Западную Германию и Японию в свете противодействия американской политике как в этих странах, так и в других, в особенности во Франции, является для США тоже ненадёжной.

Во время беседы Мао Цзэдун передал нам для ознакомления телеграмму Чжоу Эньлая из Лючжоу от 4 июля (перевод телеграммы был послан нами в Москву по телеграфу).


Беседа состоялась на квартире Мао Цзэдуна и продолжалась 30 минут.

На беседе присутствовали управляющий делами ЦК КПК Ян Шанкунь и 1-й секретарь Посольства СССР в КНР Сафронов И. И.

Беседа Мао Цзэдуна с В. М. Молотовым и А. Я. Вышинским

Кто опубликовал: | 30.01.2020

Запись беседы В. М. Молотова и А. Я. Вышинского с председателем Центрального народного правительства Китайской Народной Республики Мао Цзэдуном 17 января 1950 г.

Из дневника В. М. Молотова.

После приветствий и краткого разговора на общие темы состоялась беседа следующего содержания.

1.

Я сказал Мао Цзэдуну, что 12 января Государственный Секретарь США Ачесон выступил в Национальном клубе печати с речью, в которой затрагиваются некоторые международные вопросы и, в частности, вопросы, касающиеся Китая, СССР и их взаимоотношений. Высказывания Ачесона по этим вопросам являются очевидной клеветой на Советский Союз и рассчитаны на прямой обман общественного мнения. США обанкротились со своей политикой в Китае и теперь Ачесон пытается оправдаться, не стесняясь в средствах обмана. Насколько далеко заходят измышления Ачесона, можно видеть хотя бы из такого места в его речи:

«В Китае происходит следующее: Советский Союз, вооружённый этими новыми средствами, отделяет северные районы Китая от Китая и присоединяет их к Советскому Союзу. Этот процесс завершён во Внешней Монголия. Он почти завершён в Маньчжурии, и я уверен, что из Внутренней Монголии и Синьцзяна советские агенты шлют в Москву очень благоприятные донесения. Это то, что происходит. Это — отделение целых районов, обширных районов, населённых китайцами, отделение этих районов от Китая и присоединение их к Советскому Союзу.

Я хочу заявить об этом, и, может быть, я согрешу против своей доктрины отрицания догматизма, но я хочу сказать, во всяком случае, что тот факт, что Советский Союз захватывает четыре северных района Китая, является самым важным и самым значительным фактом в отношениях какой-либо иностранной державы с Азией.

Что это означает для нас? Это означает нечто очень и очень важное».

Я посоветовал Мао Цзэдуну ознакомиться со всей речью Ачесона и оставил ему полный текст этой речи (по ТАСС’у).

Мао Цзэдун сказал, что до сих пор, как известно, подобными измышлениями в основном занимались всякого рода проходимцы в лице американских журналистов и корреспондентов, а теперь за это грязное дело взялся и сам министр иностранных дел США. Как говорится, американцы прогрессируют!

Я ответил, что в связи с этим выступлением Ачесона мы считаем, что Советскому Союзу и Китайской Народной Республике следовало бы соответствующим образом реагировать. При этом я указал, что, по сообщению ТАСС из Вашингтона, 14 января бывший генеральный консул США в Мукдене Уорд, отвечая на вопросы корреспондентов, заявил как раз обратное тому, что сказал Ачесон в своей речи от 12 января. При этом мною было процитировано соответствующее место из заявления Уорда, где сказано, что он не видел никаких признаков, которые указывали бы на то, что Советский Союз контролирует управление Маньчжурией или стремится присоединить Маньчжурию к СССР, хотя Советский Союз использовывает 1 свои договорные права на совместное управление КЧЖД 2.

Я сказал, что мы намерены реагировать на указанную речь Ачесона заявлением Министерства Иностранных Дел СССР. Однако мы считали бы желательным, чтобы сперва по этому поводу выступило Китайское правительство, а затем, после опубликовании в нашей печати заявления Китайского народного правительства и заявления Уорда, с соответствующим заявлением выступило бы и Министерство Иностранных Дел СССР.

Мао Цзэдун сказал, что он согласен с этим, и здесь не может быть места никаким сомнениям. При этом он спросил, однако, не лучше ли такое заявление сделать агентству Синьхуа.

Я ответил, что поскольку дело связано с речью министра иностранных дел США по важному вопросу, то заявление следовало бы сделать не телеграфному агентству, а Министерству иностранных дел Китайской Народной Республики.

Мао Цзэдун сказал, что он разделяет это мнение и после ознакомления с речью Ачесона завтра же подготовит текст заявления Министерства иностранных дел Китайской Народной Республики, покажет его нам для получения замечаний и исправлений, а затем отправит по телеграфу в Пекин, чтобы заместитель министра иностранных дел, исполняющий сейчас обязанности министра иностранных дел, опубликовал это заявление. При этом Мао Цзэдун отметил, что в этом заявлении он подвергнет разоблачению клеветнические измышления Ачесона против Советского Союза.

Мао Цзэдун спросил, каковы же по нашему мнению подлинные цели этого клеветнического заявления Ачесона и не является ли оно, это выступление, своего рода дымовой завесой, при помощи которой американский империализм попытается захватить остров Формозу 3?

Я сказал, что американцы после банкротства их политики в Китае стремятся, при помощи обмана и клеветы, вызвать недоразумения в отношениях между Советским Союзом и Китайской Народной Республикой. Я также сказал, что нельзя не согласиться и с тем, что распространение клеветы они используют в качестве своего рода дымовой завесы, для того, чтобы осуществлять их захватнические планы. Вместе с тем, я заметил, что на наш взгляд в заявлении Китайского Народного Правительства по поводу речи Ачесона можно было бы указать, что измышления государственного секретаря США оскорбляют Китай, что китайский народ не затем вёл борьбу, чтобы кто-то господствовал или устанавливал свой контроль над той или другой частью Китая, и что китайский народ отметает заявление Ачесона.

Мао Цзэдун сказал, что он согласен с этим и сейчас же займётся проектом заявления 4. Одновременно он просил передать в Пекин для агентства Синьхуа текст речи Ачесона и заявление Уорда корреспондентам. Я обещал это сделать сегодня же вечером и тут же уговорился об этом с тов. Вышинским.

Затем Мао Цзэдун сказал, что в последние дни американцы активизировали деятельность своей агентуры и зондируют почву для переговоров с Китайским народным правительством. Так, несколько дней тому назад управляющий американским телеграфным агентством в Париже обратился к Мао Цзэдуну с вопросом о том, как бы он отнёсся к поездке известного американского эксперта по дальневосточным делам Джессепа в Пекин для переговоров. Почти одновременно была получена информация из Шанхая о том, что со стороны американского консульства в Шанхае через представителей китайской национальной буржуазии предпринимаются меры к получению согласия Китайского народного правительства послать своего представителя в Гонконг для переговоров о Джессепом. Однако этот зондаж американцев, сказал Мао Цзэдун, мы оставляем без всякого внимания.

Далее Мао Цзэдун сказал, что, как он уже ранее сообщал тов. Вышинскому, Китайское народное правительство проводит некоторые мероприятия, направленные на вытеснение американских консульских представителей из Китая. Нам, подчеркнул Мао Цзэдун, нужно выиграть время для наведения порядка в стране, поэтому мы и стремимся оттянуть момент признания со стороны США. Чем позже американцы получат легальные права в Китае, тем выгоднее для Китайской Народной Республики. 14 января с. г. местные власти в Пекине заявили бывшему американскому консулу о их намерении забрать для своих нужд бывшие казармы иностранных войск, права на которые были получены иностранцами по условиям неравноправных договоров. Занятие указанных помещений практически означает лишение американского консула занимаемого им дома и вынудит его покинуть Пекин. В ответ на это американский консул в Пекине стал угрожать китайским властям тем, что США, в знак протеста, будут вынуждены отозвать всех своих консульских представителей из Пекина, Тяньцзина, Шанхая и Нанкина. Таким образом, сказал Мао Цзэдун в полушутливой форме, американцы нам угрожают именно тем, чего мы как раз и добиваемся.

Я заметил, что эта политика Центрального народного правительства Китая, рассчитанная на то, чтобы в первую очередь обеспечить укрепление внутреннего положения в стране, представляется для нас достаточно ясной и понятной.

2.

Далее я сказал, что заявление Китайской Народной Республики о том, что оставление гоминдановского представителя в Совете Безопасности является незаконным и что Цзян Тинфу должен быть исключён оттуда, а также одновременные действия представителя Советского Союза в Совете Безопасности вызвали замешательство и до известной степени спутали ряды в лагере неких врагов. Однако для того, чтобы довести начатую борьбу в ООН до конца, мы считали бы целесообразным, чтобы Китайская Народная Республика назначила своего представителя в Совете Безопасности. Причём желательно, чтобы такое назначение состоялось как можно быстрее.

Мао Цзэдун ответил, что по этому вопросу он имел беседу с т. Вышинским и с таким предложением полностью согласен. Однако для нас, подчеркнул Мао Цзэдун, этот вопрос имеет теперь техническую трудность — подбор кандидата. Единственным подходящим кандидатом является нынешний заместитель министра иностранных дел т. Чжан Ханьфу, хотя он для этой цели и несколько слабоват.

Вопрос о назначении Чжан Ханьфу мне хотелось бы согласовать с т. Чжоу Эньлаем по приезде его в Москву.

Я сказал, что если дело только в этом, то с Чжоу Эньлаем можно было бы поговорить и по телефону (ВЧ) 5, пока он находится в пути.

Мао Цзэдун охотно согласился связаться с Чжоу Эньлаем по ВЧ и согласовать этот вопрос немедленно.

3.

После этого я сказал, что, по имеющиеся у нас сведениям, глава гоминдановской делегации в Союзном Совете для Японии генерал Чжу Шимин как будто намерен порвать с гоминданом и перейти на сторону Китайской Народной Республики. Однако у нас нет уверенности в том, что эти сведения достаточно надёжны, к тому же мы мало знаем Чжу Шимина и нам трудно сделать сколько-нибудь определённое заключение о нём. Поэтому мы хотели бы обсудить этот вопрос с Мао Цзэдуном и выяснить, следует ли нам выждать момент, когда Чжу Шимин заявит о своём переходе или, не дожидаясь этого, потребовать исключения гоминдановского представителя из Союзного Совета для Японии.

Мао Цзэдун сказал, что, с его точки зрения целесообразнее было бы действовать через секретаря гоминдановской делегации в Союзном Совете для Японии Чжен Тинчжо, который недавно прислал через генерала Деревянко письмо по поводу проводимой им работы, связанной с переходом работников указанной делегации в Токио на сторону Китайской Народной Республики. Мы, отметил Мао Цзэдун, должны воздействовать на Чжу Шимина и склонить его к переходу на нашу сторону. Это позволило бы нам добиться более плавного решения вопроса о назначении нашего представителя в Союзном Совете для Японии.

Мао Цзэдун сказал, что он подготовит ответ на письмо Чжен Тинчжо и направит его нам для передачи адресату в Токио.

Я сказал, что это предложение приемлемо, и мы сможем передать ответ т. Мао Цзэдуна Чжан Тинчжо через генерала Деревянко.


Беседа продолжалась 1 час 20 минут.

На беседе присутствовали т. Федоренко Н. Т. и Ши Чжэ (Карский).

Примечания:

  1. Так в тексте.— Маоизм.ру.
  2. Так называлась Китайско-Восточная железная дорога в 1945—1953 гг.— Маоизм.ру.
  3. То есть Тайвань.— Маоизм.ру.
  4. Три дня, 20 января 1950 г., агентство «Синьхуа» распространило, а днём позже газета «Жэньминь жибао» напечатала разработанное Мао заявление «Опровержение бесстыдной лжи Ачесона» (驳斥艾奇逊的无耻造谣).— Маоизм.ру.
  5. Закрытая система телефонной связи, использующая высокие частоты (ВЧ); была организована в СССР в 1930‑е годы.— Маоизм.ру.

Беседа Мао Цзэдуна с П. Ф. Юдиным

Кто опубликовал: | 29.01.2020

Запись беседы с Председателем Центрального народного правительства Китайской Народной Республики Мао Цзэдуном 4 января 1954 г. Из дневника П. Ф. Юдина.

Сегодня в Ханчжоу, где Мао Цзэдун проводит свой отпуск, в моём присутствии переводчиками В. В. Васьковым (советник Посольства) и Ши Чжэ (личный переводчик Мао Цзэдуна) было прочитано обвинительное заключение по делу Берия 1.

Мао Цзэдун особенно внимательно слушал и задавал вопросы по следующим разделам обвинительного заключения: изменническая деятельность Берия в период гражданской войны, изменническая деятельность Берия в период до Великой Отечественной войны и во время войны, изменническая деятельность Берия после смерти И. В. Сталина. Мао Цзэдун также проявил большое внимание к вопросам, касающимся связей Берия с иностранными шпионами и империалистическими разведками. Мао Цзэдун высказал большое возмущение по поводу того, что Берия подрывал и разваливал работу советской разведки в капиталистических странах.

После того, как было закончено чтение обвинительного заключения, Мао Цзэдун подчёркнуто заявил, что разоблачение Берия является большой победой не только Советского Союза, но и международного коммунизма. ЦК КПК,— сказал Мао Цзэдун,— выражает глубокую благодарность Центральному Комитету КПСС за разоблачение Берия. Мао Цзэдун охарактеризовал разоблачение Берия как имеющее огромное значение для китайской компартии и других братских компартий. Коснувшись положения в КПК, Мао Цзэдун отметил, что в компартии Китая за последнее время имеются нездоровые явления. Хотя эти явления и не носят широкого характера, но поскольку они имеют место даже среди членов ЦК, с этим фактом нельзя не считаться. У нас,— сказал Мао Цзэдун,— имеются факты, когда кое кто пытается противопоставлять одних членов Политбюро другим, есть попытки отдельные промахи или ошибки тех или иных членов Политбюро возвести в систему и таким образом дискредитировать этих товарищей. Мы — сказал Мао Цзэдун,— в настоящее время изучаем этот вопрос, имея в виду, что единство и сплочённость рядов партии являются главным условием решения всех задач, стоящих перед партией. По вопросу единства и сплочённости партии ЦК КПК разрабатывает в настоящее время специальный документ, который будет носить закрытый характер. Этот документ будет закончен подготовкой в течение ближайших двух-трёх недель. Мао Цзэдун сказал, что после того, как документ будет подготовлен, он даст указание ознакомить меня с ним.

Мао Цзэдун далее сказал, что ЦК КПК уже подготовил документ о генеральной линии партии в переходный период. Мао Цзэдун обещал познакомить меня также с этим документом.

Во время беседы Мао Цзэдун выразил пожелание, чтобы с обвинительным заключением по делу Берия помимо членов Политбюро были ознакомлены также некоторые члены ЦК КПК. Необходимые указания по этому вопросу Мао Цзэдун обещал дать Лю Шаоци.

При ознакомлении с разделом обвинительного заключения об изменнической деятельности Берия в годы гражданской войны, Мао Цзэдун обратил внимание на то обстоятельство, что Чжан Готао (известный ренегат КПК), как это теперь установлено по архивным материалам, обнаруженным в Пекине после освобождения этого города от гоминьдановцев, также был завербован китайской охранкой ещё в 1920 году. Мао Цзэдун обратил также внимание на то, что Ван Мин в 1930 году, будучи в Шанхае, арестовывался охранкой Чан Кайши. Несмотря на то, что он уже в то время был известен как видный работник КПК, ему каким-то образом удалось освободиться из тюрьмы, в то время как менее видные работники КПК, арестованные вместе с ним, были казнены гоминьдановцами.

На беседе, продолжавшейся около четырёх часов, присутствовали советник Посольства СССР в КНР В. В. Васьков и личный переводчик Мао Цзэдуна Ши Чжэ.

Посол СССР в КНР
П. Юдин

Примечания:

  1. В настоящее время большинство коммунистов считает эти обвинения против Берии ложными.— Маоизм.ру.

Беседа Мао Цзэдуна с П. Ф. Юдиным

Кто опубликовал: | 28.01.2020

Запись беседы посла СССР в КНР Юдина П. Ф. с товарищем Мао Цзэдуном 26 марта 1954 г.

В соответствии с поручением Центра посетил Мао Цзэдуна по вопросу совещания руководящих работников КНР, КНДР и Вьетнама в ЦК КПСС в связи с предстоящей Женевской конференцией и одновременно сообщил ему содержание письма тов. Суслова. Запись беседы по обоим этим вопросам произведена отдельно.

После того, как были обсуждены вышеуказанные вопросы, я собрался уходить, но Мао Цзэдун попросил задержаться и сказал, что он хотел бы побеседовать со мной как раньше, по-товарищески, как это было нередко в мои прошлые приезды в Китай.

  1. Он сказал, что за время пребывания в Ханчжоу отдохнул неплохо и чувствует себя хорошо. Последние 35 дней отдыха много ходил по горам. «Во время моего отсутствия,— сказал Мао Цзэдун,— за границей стали распространять небылицы о моей серьёзной болезни, что я якобы тяжело болен по версии одних — туберкулёзом, по словам других — сердечной болезнью. При этом распространяли слух, что в случае моей смерти мой пост займёт Гао Ган. А я, как видите, вполне здоров и помирать не собираюсь».

    Продолжая мысль, начатую в связи с упоминанием Гао Гана, Мао Цзэдун сказал, что длительное время чувствовалось что в партии и вне её что-то не ладится. Было такое ощущение, словно происходит землетрясение, причём подземные толчки возникают то тут, то там, но где находится центр — нельзя было сказать. Особенно ясно такое положение определилось в июне-июле прошлого года, когда ЦК КПК созвал совещание по финансово-экономическим вопросам. С июля по декабрь 1953 г. стало ещё сильнее чувствоваться, что в партии существуют два центра, один — это ЦК, а другой — невидимый, подпольный. Подземные толчки в партии стали чувствоваться ещё более заметно. После 24 декабря (обсуждение этого вопроса на Политбюро) стало многое яснее. Теперь мы знаем, откуда это исходило. Однако, это не означает, что землетрясение не может возникнуть и в другом месте.

    Коснувшись некоторых деталей дела Гао Гана, Мао Цзэдун сообщил, что после февральского Пленума ЦК КПК в течение двух недель работали две комиссии, которые помогли выяснить многое. Особенно заслуживает внимания тот факт, что как Гао Ган, так и Жао Шуши в прошлом арестовывались. Некоторые моменты этого периода их биографии раньше были неясными, теперь же кое-что выяснилось. В личной жизни Гао Ган является грязным человеком. У него было много женщин, часть из них, как выяснилось, являлись враждебными элементами. Сейчас через различные каналы ЦК пытается выяснить, не был ли Гао Ган связан с империалистами. Много ценного материала, разоблачающего деятельность Гао Гана, дали его четыре секретаря.

    После возвращения Гао Гана из Москвы, куда он летал в связи с делом Берия,— продолжал Мао Цзэдун,— Гао Ган начал действовать особенно активно. Показательным является тот факт, что, вернувшись из Москвы, он никому не говорил о таких двух важнейших вопросах решения ЦК КПСС, как о вреде пропаганды культа личности и о необходимости коллективного руководства партии. Характерным является такой штрих: вернувшись из Москвы, Гао Ган не поехал домой, а сразу направился в «Пекин-отель», где жили тогда приехавшие в командировку партийные работники с мест, и начал их обрабатывать.

    Антипартийная группировка Гао Гана и Жао Шуши в своей подрывной деятельности избрала такую тактику: высказываться за поддержку Мао Цзэдуна и Линь Бяо, но бороться в первую очередь против Лю Шаоци и затем против Чжоу Эньлая. «Дело тут, конечно, не в фамилиях,— заметил Мао Цзэдун,— а в партии, в её единстве».

    На моё замечание, что это обычная тактика фракционеров, что открыто выступать им против Мао Цзэдуна не под силу, Мао Цзэдун заявил, что, прикрываясь его именем, фракционеры обманывали многих товарищей и что именно поэтому он (Мао Цзэдун) должен был быстро и ясно высказать свою точку зрения, показать свою позицию, иначе «эпидемия фракционной борьбы в партии стала бы быстро распространяться». Когда дело Гао Гана раскрылось, большинство членов партии правильно поняли мероприятия ЦК, но некоторые могут законно упрекнуть ЦК в медлительности. В связи с этим Мао Цзэдун, полушутя, сказал следующее: «Мао Цзэдун предложил избрать Гао Гана в члены Политбюро, он назначил его заместителем председателя Центрального правительства. Теперь товарищи одобрили все мероприятия в отношении Гао Гана, но говорят, почему ЦК просмотрел. Мао говорит, что, видимо, потому, что был слеп. Тогда товарищи спросят, как может Мао работать, если он ослеп. На это Мао говорит, что теперь он прозрел». При этом Мао Цзэдун заметил, что он себя скверно чувствовал в конце прошлого года. Ознакомление с обвинительным заключением прокуратуры СССР по делу Берия помогло ЦК КПК найти правильный путь выявления антипартийной деятельности Гао Гана. В то время он подозревал Гао Гана в антипартийной деятельности, но полностью уверен не был и поэтому насторожённо относился к Гао Гану.

    На моё замечание, что это можно было понять во время нашей встречи в Ханчжоу, ибо Мао Цзэдун, прося ознакомить некоторых членов Политбюро ЦК КПК с обвинительным заключением по делу Берия, не упомянул при этом Гао Гана, Мао Цзэдун сказал, что тогда ЦК ещё всего не знал, думали, что не нужно будет собирать Пленум, но после решили, что это сделать необходимо. Он заметил, что теперь самочувствие у него (Мао Цзэдуна) хорошее, ибо всё это помогло оздоровить обстановку. Сейчас поступает дополнительный материал о Гао Гане, выясняются многие детали. Официального заключения ЦК по делу Гао Гана ещё не сделал. Окончательное решение будет вынесено на следующем Пленуме ЦК КПК.

    Приведя слова Ленина о том, что партия, очищаясь от врагов, укрепляется, я сказал, что в данном случае идёт процесс укрепления китайской компартии. Мао Цзэдун заметил на это, что не исключена возможность появления фракционеров в КПК и в дальнейшем.

    В ответ на мою реплику о том, что если есть классы, есть и классовая борьба, в том числе и в партии, Мао Цзэдун сказал, что когда в партии внешне кажется всё гладко, это ещё не означает, что внутри всё благополучно и хорошо.

    Затем, заметив, что Гао Ган был в дружбе с Ковалёвым 1, Мао Цзэдун спросил меня, видел ли я письмо Ковалёва тов. Сталину. Я ответил, что письма не видел, но что тов. Сталин рассказывал мне о нём.

    Мао Цзэдун сказал, что в этом письме, которое сохранилось и которое он может показать мне, всё было подсказано Гао Ганом. Основное содержание письма сводится к тому, что в ЦК КПК, кроме Гао Гана, нет ни одного хорошего товарища. Конечно, Гао Ган наталкивал Ковалёва, когда одних членов ЦК характеризовал как настроенных проамерикански, других — как антисоветски. Теперь становится ясным, что у Гао Гана давно были какие-то намерения.

    На вопрос Мао Цзэдуна, где теперь работает Ковалёв, я сказал, что о Ковалёве я слышал как о железнодорожнике, а как в политики он попал — я не знаю. В Китае он был случайным человеком. Сейчас он работает в одном из хозяйственных министерств. (Присутствовавший на беседе Ши Чжэ заметил, что он, кажется, работает зам. министра угольной промышленности).

  2. Затем Мао Цзэдун рассказал об организации работы в ЦК. Он сообщил, что сейчас текущими делами сам он мало занимается, а ведение их поручил остальным членам Политбюро, которые в процессе подготовки наиболее существенных практических вопросов советуются с ним. Это делается для того, чтобы, с одной стороны, поднять активность каждого из членов ЦК, а с другой,— иметь возможность самому заняться изучением и подготовкой более важных вопросов и проблем. Опыт показал, что такая организация работы даёт лучшие результат. «За последние два месяца в Ханчжоу,— заметил Мао Цзэдун,— я сделал гораздо больше, чем мог бы сделать здесь, в Пекине, занимаясь текущими делами». Мао Цзэдун сказал, что за это время он составил [и] подредактировал следующие документы: 1) доклад о работе ЦК КПК, 2) решение февральского Пленума ЦК КПК о единстве партии, 3) тезисы Чжоу Эньлая о деле Гао Гана, 4) сообщение для печати о февральском Пленуме ЦК КПК, 5) проект конституции КНР и другие. За последнее время,— продолжал Мао Цзэдун,— в ЦК сложилась практика, при которой составленный Мао Цзэдуном или каким-либо другим членом Политбюро документ передаётся для совместного обсуждения группе руководящих товарищей из ЦК. Такой метод коллективной работы даёт хорошие результаты и встретил одобрение всех членов Политбюро. Резюмируя свою мысль об организации работы, тов. Мао Цзэдун, смеясь, сказал: «В текущих делах на первую линию огня сейчас выдвинуты более молодые члены ЦК, а я нахожусь как бы на второй линии. Получается как на войне: если враг прорвёт первую линию, то вступает в бой вторая линия». При такой организации дела,— заметил Мао… 2

Примечания:

  1. И. В. Ковалёв (1901—1993) — советский военный и государственный деятель. В 1948—1950 гг. был руководителем советских военных специалистов в Китае.— Маоизм.ру.
  2. На этом доступный скан архивного документа обрывается.

Беседа Мао Цзэдуна с П. Ф. Юдиным

Кто опубликовал: | 23.01.2020

Сегодня я посетил тов. Мао Цзэдуна и после вопросов и ответов протокольного характера сообщил о принятом ЦК КПСС порядке проведения 85-летия со дня рождения Ленина — 22 апреля 1955 г. Отметив, что все члены Президиума ЦК КПСС напишут статьи в связи с этой датой, я сказал, что ЦК КПСС обращается к т. Мао Цзэдуну и другим лидерам компартий различных стран с просьбой написать статьи к этой дате для помещения в газете «Правда».

Тов. Мао Цзэдун с большой охотой согласился написать статью, сказав, что тема статьи будет, примерно, «Ленин и китайская революция», объём — 6—7 тыс. иероглифов. При этом он отметил, что статью напишет к середине апреля. В более ранний срок он не может написать статью потому, что будет очень занят делами Всекитайской конференции КПК, которая будет проходить во второй половине марта с. г. 1

В связи с созываемой Всекитайской партийной конференцией тов. Мао Цзэдун рассказал, что на неё будет послано 300 делегатов от провинциальных, окружных и городских организаций партии. По своему значению партийная конференция, как сказал тов. Мао Цзэдун, будет равнозначна съезду партии, так как на ней будут обсуждаться такие крупные вопросы, как пятилетний план и дело о Гао Гане и Жао Шуши. Съезд КПК не созывался с 1945 года. По уставу партии съезд нужно созывать один раз в три года. Правда, устав партии допускает созыв съезда в более ранний или в более поздний срок, смотря по обстоятельствам. В 1948 г. съезд нельзя было созвать, так как в то время происходила ожесточённая борьба с гоминданом. Со времени организации КНР (с 1949 г.) срочные и важные дела не давали возможности созвать съезд: работа по восстановлению страны, война в Корее, составление и переделки пятилетнего плана и др. Очередной (8-й) съезд КПК предполагается созвать в 1956 г. Решение вопроса о Гао Гане и Жао Шуши на конференции в этом году уменьшит споры на съезде в 1956 г. При этом т. Мао Цзэдун высказал соображения, что Гао Ган мог находиться в сговоре с Берия, представитель которого приезжал в Маньчжурию, встречался с Гао Ганом, но последний об этом никогда не сообщал ЦК КПК. Тов. Мао Цзэдун также сказал, что Гао Ган через Берия мог связаться с англичанами, что они серьёзно изучают это дело.

Отметив, что 12 марта исполняется 30 лет со дня смерти Сунь Ятсена, я рассказал, что редактор газеты «Правда» тов. Шепилов интересуется вопросом, как будет отмечена эта дата в КНР. Тов. Мао Цзэдун сказал, что эту дату предполагается отметить широко: во всех городах будут проведены собрания, а в газетах будут опубликованы статьи. Тов. Мао Цзэдун сказал, что при необходимости получить более, подробные сведения по этому вопросу надо обратиться к зав. агитпропом ЦК КПК тов. Лу Динъи.

Тов. Мао Цзэдун, вспомнив, что я некоторое время тому назад интересовался вопросом идеологической борьбы в КНР, сказал, что с тов. Лу Динъи следует побеседовать на эту тему. Мною было отмечено, что такая беседа уже состоялась. Тов. Мао Цзэдун сказал, что они передадут нам три документа ЦК КПК (решение ЦК КПК о борьбе против идеализма и пропаганде марксизма, указание ЦК КПК о работе единого фронта, указание ЦК КПК о срочных мероприятиях по продовольственному вопросу), которые просил переслать в ЦК КПСС.

Тов. Мао Цзэдун сообщил, что они обсуждали на Политбюро ЦК КПК письмо ЦК КПСС о мероприятиях правительств СССР и стран народной демократии в связи с парижскими соглашениями. Он сказал, что намеченные мероприятия являются очень своевременными, правильными и необходимыми. Высказался также о той позиции, которую будет занимать КНР, если возникнет большая война. В ближайшие дни ЦК КПК даст письменный ответ на письмо ЦК КПСС и по проекту договора.

Далее тов. Мао Цзэдун говорил о письме ЦК КПСС по югославскому вопросу. Он сказал, что ЦК КПСС сделал очень правильный анализ по югославским делам, что он полностью согласен с этим анализом. Тито и другие, сказал он, ведут себя как троцкисты, которые всегда кричали, что они за Ленина, но против Сталина. Марксисты не могут признавать Маркса, Энгельса, Ленина и не признавать Сталина. В лекциях Карделя нет ничего марксистского. Это тоже чисто троцкистское отношение к марксизму.

Далее тов. Мао Цзэдун говорил, что у него сложилось твёрдое мнение, что Югославия во главе с Тито является буржуазной страной, и к ней, в основном, надо относиться как к буржуазной стране. Доверять Тито, Карделю нельзя. Они очень крепко связали себя с империалистическими государствами. В своё время, говорил тов. Мао Цзэдун, я никак не мог согласиться с югославами, когда они порвали с Коминформбюро. Даже если бы Коминформбюро целиком ошиблось по югославскому вопросу, то всё равно марксисты так не могли бы поступить. Если марксисты будут так относиться к международной коммунистической организации тогда наш лозунг: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» — будет отброшен.

В связи с этим тов. Мао Цзэдун коснулся вопроса об отношении Ленина ко Ⅱ-му Интернационалу и к Каутскому. Со Ⅱ-м Интернационалом, говорил тов. Мао Цзэдун, Ленин окончательно порвал только после того, как социал-демократы проголосовали в парламентах за войну. Хотя Каутский много ошибался и Ленин критиковал его, но долгое время не порывал с ним, как с лидером Ⅱ-го Интернационала.

Тов. Мао Цзэдун сообщил, что ЦК КПК написал информационное письмо своим партийным организациям по югославскому вопросу. Мы, сказал он, осторожно говорим о возможном политическом сближении с Союзом коммунистов Югославии. Мы в письме написали, что дальнейшее, развитие событий покажет, насколько далеко пойдут югославы на сближение с компартиями СССР, Китая и других стран народной демократии.

Коснувшись вопроса о снятии обвинения с А. Л. Стронг, т. Мао Цзэдун сказал, что инициатива, проявленная ЦК КПСС в этом вопросе, является очень хорошей. 2

Фильм «Фронт» (1943)Во время беседы был затронут вопрос о пребывании тт. Корнейчука и Ванды Василевской 3 в КНР, о предстоящей их поездке в Нью-Дели на заседание Совета Мира. Тов. Мао Цзэдун в связи с упоминанием фамилии тов. Корнейчука, вспомнил его пьесу «Фронт» и сказал, что эта пьеса, поставленная впервые в Китае — в Яньнани, произвела огромное впечатление и оказала огромную помощь китайским товарищам. Он говорил, что в НОА были свои горловы из числа старых офицеров, поэтому было дано указание постановку этой пьесы организовать по всему Китаю, где это только было возможно.

Тов. Мао Цзэдун высказал пожелание посмотреть у нас кинофильм вместе с тт. Корнейчуком и В. Василевской после их возвращения из Индии.


На беседе присутствовали тт. Ши Чжэ и Скворцов Т. Ф.

Посол СССР в КНР
П. Юдин

Примечания:

  1. Эта статья, вероятно, так и не была написана. 21 и 31 марта Мао действительно выступал с вступительным и заключительным словом на Национальной конференции КПК, но затем о каких-либо его статьях до мая (когда он написал несколько критических текстов о Ху Фэне) нам неизвестно.— Маоизм.ру.
  2. В 1949 г. А.‑Л. Стронг была по недоразумению репрессирована и выслана из СССР. После этого жила в КНР, однако в 1955 г. была реабилитирована и смогла снова посещать Советский Союз. Поддерживала Мао и Культурную революцию. Скончалась в 1970 г.— Маоизм.ру.
  3. Супруги А. Е. Корнейчук и В. Л. Василевская — известные советские писатели и драметурги. Пьесу «Фронт» с критикой старого генералитета Корнейчук написал в 1942 г. будто бы по указанию Сталина; экранизирована в 1943 г.— Маоизм.ру.

Беседа Мао Цзэдуна с П. Ф. Юдиным

Кто опубликовал: | 22.01.2020

Сегодня я посетил тов. Мао Цзэдуна и передал ему текст письма ЦК КПСС от 23 мая с. г., с которым ЦК КПСС обратился к ЦК партий, входящих в Информбюро. К письму ЦК КПСС центральным комитетам партий, входящих в Информбюро, и к предложениям ЦК КПСС тов. Мао Цзэдун отнёсся очень одобрительно, заявив, что эти мероприятия являются принципиальными и вполне правильными. Тов. Мао Цзэдун выразил благодарность Центральному Комитету КПСС за присылку вышеуказанного письма.

В дальнейшей беседе тов. Мао Цзэдун затронул ряд вопросов внутрипартийного характера.

Ху Фэн в 1950 г. и ордер на арест в 1955 г.

Коснувшись вопроса о реакционной деятельности Ху Фэна 1, тов. Мао Цзэдун сказал, что, как выясняется теперь, Ху Фэн является центральной фигурой реакционной подпольной организации, которая имеет поддержку или со стороны гоминьдановской или японской разведки. Тов. Мао Цзэдун рассказал, что Ху Фэн, руководивший в 1925 г. комсомольской организацией в Пекине, в том же году подавал заявление руководителю Пекинской подпольной коммунистической организации т. Чэнь И с отказом от руководства комсомольцами ввиду трудности и опасности работы. В тот период Ху Фэн носил фамилию Чжан Инда.

В гоминьдановский период Ху Фэн был в войсках юньнанских милитаристов, номинально входивших в состав войск Чан Кайши, но фактически бывших самостоятельными на территории провинции Юньнань. Там он вёл политическую работу, занимая должность начальника отделения в политуправлении юньнаньских войск. Гоминьдановцы дважды арестовывали Ху Фэна, но вскоре после ареста он оказывался на свободе, что он объяснял тем, что совершал побеги из-под ареста. В период особенно сильных репрессий японского правительства по отношению ко всем прогрессивным организациям и прогрессивным деятелям (1928—1937 гг.) Ху Фэн находился в Японии. Тогда японское правительство не репрессировало японскую писательницу Бай Хуа Цза (кит. транскрипция), нынешнюю жену члена ЦК КПЯ И Бянь (кит. транскрипция), и Ху Фэна. Тов. Мао Цзэдун высказал предположение, что в вышеуказанный период Ху Фэн мог быть завербован или гоминьдановской или японской разведкой.

Происходящая против Ху Фэна борьба и ведущееся расследование его дела органами КНР показали, что он, Ху Фэн, имел и имеет своих людей на многих ответственных участках работы. Его сторонники находились в АПО ЦК КПК, один из главных советников Ху Фэна был заместителем заведующего кафедрой марксизма-ленинизма в Пекинском Народном университете, один из редакторов органа ЦК КПК газеты «Жэньминь жибао» также был его сторонником. Представители Ху Фэна имеются почти во всех крупных городах Китая (Шанхае, Ханькоу, Сиани, Чунцине и др.) и работали, а некоторые и теперь работают в партийном аппарате или на культурном фронте. Среди выявленных сторонников Ху Фэна насчитывается до 200 членов КПК, а скрытых должно быть ещё больше. Ху Фэн и его люди ведут за собой известную часть интеллигенции, примерно, до 5 %. На наши призывы к сторонникам Ху Фэна, сказал тов. Мао Цзэдун, признать свои ошибки и пойти по общему пути вместе со всей партией, они отмалчивались, а некоторые отмалчиваются и в настоящее время. Отдельные сторонники Ху Фэна после того, как признавались перед партией в своих ошибках, шли к Ху Фэну и каялись перед ним, заявляя, что своими признаниями они допустили ошибки. Тов. Мао Цзэдун говорил, что так могут поступать люди, примазавшиеся к партии или совершенно разложившиеся. При этом он отметил, что во время последней проверки рядов КПК было отсеяно до 350 000 человек (от 7 млн членов КПК), совершивших серьёзные преступления против партии, против народа, разложившихся людей и людей, примазавшихся к партии из карьеристских и прочих соображений. Однако в рядах партии подобных людей осталось ещё немало, против которых предстоит серьёзная борьба. Все это свидетельствует о том, что в КНР классовая борьба всё более и более обостряется. На примере борьбы против Ху Фэна и его сторонников мы воспитываем партийные кадры и интеллигенцию, сказал тов. Мао Цзэдун.

В дальнейшей беседе тов. Мао Цзэдун говорил об антипартийном блоке Гао Гана и Жао Шуши 2. При этом он сказал, что Гао Ган и Жао Шуши в антипартийной деятельности придерживались двух различных методов. Гао Ган — разложившийся человек, стремившийся к захвату власти, среди своих сторонников говорил, что вокруг Мао Цзэдуна образовались две не заслуживающие доверия группировки: одна во главе с Лю Шаоци, в которую входят Бо Ибо, Ли Фучунь, Лю Ланьтао, Ань Цзывэнь и др.; вторая — во главе с Чжоу Эньлаем, в которую входит много людей. Гао Ган же выступает против этих группировок в защиту Мао Цзэдуна.

Тов. Мао Цзэдун отмечал, что Гао Ган в течение одной недели устраивал по восемь танцевальных вечеров: захотелось ему танцевать, он отдавал распоряжение собирать женщин на танцы. Тов. Мао Цзэдун отмечал политическую неразборчивость Гао Гана. Он говорил, что Гао Ган приблизил к себе тёмного человека Чжан Мэнъюаня и сделал его связующим звеном между собой и генконсулом СССР в Мукдене.

Чжан Мэнъюань в 1926 г. был исключён из рядов КПК, но по настоянию Гао Гана был восстановлен в правах члена КПК, затем направлен в партийную школу на учёбу, а после освобождения Северо-Востока был перетащен Гао Ганом в Мукден на работу в Северо-Восточное бюро ЦК КПК.

Тов. Мао Цзэдун говорил, что Гао Ган во время пребывания тов. Тевосяна 3 в КНР всячески добивался поездки на Северо-Восток вместе с т. Тевосяном, несмотря на то, что ЦК КПК намечал послать Ли Фучуня. Гао Ган получил возможность поездки на Северо-Восток вместе с т. Тевосяном в связи с простудой Ли Фучуня.

Я ответил тов. Мао Цзэдуну, что на Северо-Восток вместе с тов. Тевосяном ездил и я, что во время этой поездки Гао Ган беседовал с нами два раза, главным образом, по вопросам организации работы Госплана СССР, что он, Гао Ган, никакой особой активности к сближению с нами не проявлял.

Тов. Мао Цзэдун, затронув вопрос о желании Гао Гана поехать вместе с тов. Тевосяном, очевидно, хотел сказать, что Гао Ган стремился сближаться с ответственными деятелями советского правительства, приезжавшими в Китай для соответствующей их информации.

Тов. Мао Цзэдун говорил, что Жао Шуши вёл подпольную работу в пользу гоминьдана и иностранных разведок, стараясь казаться в то же время лояльным по отношению к партии. Жао Шуши содействовал назначению Пань Ханьняня, связанного с американской, японской и гоминьдановской разведками, на должности заместителя мэра Шанхая и заместителя секретаря шанхайской организации КПК. Жао Шуши, Ли Фан и Пань Ханьнянь вместе возглавляли контрреволюционную организацию.

Пань Ханьнянь 4 информировал клику Чан Кайши по всем вопросам. Особенно важные материалы им были посланы на Тайвань в январе-феврале 1950 г. Информация о прибытии в район Шанхая советской авиадивизии была послана на Тайвань Пань Ханьнянем. Налёт, совершённый на Шанхай 6 февраля 1950 г. гоминьдановской авиацией, был произведён по указке Пань Ханьняня. За свою работу в пользу чанкайшистской клики после её изгнания с континента, Пань Ханьнянь четыре раза получил награду от Чан Кайши. Документы о награждениях Пань Ханьняня вместе с другими материалами попали в руки органов власти КНР.

Тов. Мао Цзэдун говорил, что для КПК самым тяжёлым был 1953 г. Тов. Мао Цзэдун рассказал, что перед своим выездом в Ханчжоу на одном из заседаний Политбюро ЦК КПК — 24 декабря 1953 г.— он говорил, что в КПК существуют два штаба, из которых один действует открыто, борется за преодоление трудностей, а другой действует тайно, использует имеющиеся трудности для борьбы против официально действующего штаба — ЦК КПК, распускает всевозможные слухи. Тогда он, тов. Мао Цзэдун, по его словам, не назвал фамилий руководителей подпольного «штаба», но присутствовавшие на заседании Гао Ган и Жао Шуши были очень мрачны. Они были, как говорил тов. Мао Цзэдун, в весьма подавленном состоянии и тогда, когда зачитывались материалы ЦК КПСС об антипартийной деятельности Берия.

Перейдя к вопросам международного характера и коснувшись приезда в Пекин Менона 5, тов. Мао Цзэдун сказал, что в течение 10 дней своего пребывания в Пекине Менон вёл беседы о китайско-американских переговорах относительно Тайваня. Менон встречался со многими деятелями правительства КНР. По предварительной договорённости между собой члены правительства КНР давали Менону несколько разные ответы. Ответы одного члена правительства вызывали у Менона оптимистическое настроение, а ответы других — пессимистическое. Например, заявление Чжу Дэ о том, что «если американцы хотят воевать, то КНР всегда готова к войне»,— бросило Менона в дрожь. Вообще Менону было кое-что рассказано об отношении КНР к вопросу о непосредственных китайско-американских переговорах. При этом было замечено, что если всё, что рассказано ему, Менону, станет известно всем государствам, желающим выступить в качестве посредников, то инициатива посредничества может быть перехвачена другими. В числе желающих посредничать в переговорах находятся, кроме Индии, Англия, Бирма, Индонезия и Пакистан. Менону было сказано, что в посредничестве по переговорам КНР отдала бы предпочтение Индии. При таком положении, сказал тов. Мао Цзэдун, индусы даже Англии не расскажут всего, что услышали в Пекине. Тов. Мао Цзэдун заметил, что Иден 6 сам хотел из Сингапура приехать в КНР для того, чтобы заняться посредничеством. На его предложение о поездке в Пекин после окончания Бангкокской конференции правительство КНР умышленно дало такой ответ, по получении которого Иден должен был отказаться от поездки в Пекин. Давая Идену подобный ответ, правительство КНР исходило из того, что позиция правительства Англии в вопросе о Тайване почти в точности выражала позицию правительства США.

Письма Идена, присланные из Сингапура и из Лондона (после возвращения из Сингапура) по своему тону существенно отличаются друг от друга. В письме из Сингапура Иден запугивал Китай, что политика правительства КНР в тайваньском вопросе может привести к мировой войне. В письме из Лондона этих запугиваний уже не было. Англия в настоящее время в вопросе о Тайване занимает позицию, несколько отличающуюся от американской позиции.

Тов. Мао Цзэдун рассказал о вылете в КНР премьер-министра Индонезии Састроамиджойо. При этом он сказал, что Састроамиджойо, напуганный диверсией в Гонконге, не захотел делать посадку своего самолёта в Гонконге, а прямо полетел в Кантон.


Беседа длилась свыше двух часов. Во время беседы присутствовали тов. Ма Ле и Скворцов Т. Ф.

Посол СССР в КНР
П. Юдин

Примечания:

  1. Ху Фэн (в оригинале в старой транскрипции — Ху Фын) — китайский критик и поэт, подвергавшийся критике за буржуазные взгляды в области литературы и искусства. 24 мая 1955 г. Мао написал статью «Отповедь „идентичности общественного мнения“», а 15 июня — предисловие к «Материалам о контрреволюционной клике Ху Фэна». Ху провёл в заключении 1955—1965 гг. и 1967—1978 гг. В 1980 г., при ревизионистах, реабилитирован, снова получил высокие посты, скончался в 1985 г.— Маоизм.ру.
  2. Гао Ган покончил с собой в августе 1954 г. Жао Шуши был осуждён в марте 1955 г., десять лет спустя Мао, в связи с болезнью, перевёл его под домашний арест. Скончался в 1975 г.— Маоизм.ру.
  3. Имеется в виду И. Ф. Тевосян, заместитель председателя Совета Министров СССР.— Маоизм.ру.
  4. Пань Ханьнянь арестован в 1955 г., умер в тюрьме в 1977 г.— Маоизм.ру.
  5. Кумар Падма Шивашанкара Менон — тогда посол Индии в СССР.— Маоизм.ру.
  6. Энтони Иден — тогда министр иностранных дел и заместитель премьер-министра Великобритании.— Маоизм.ру.

Беседа Мао Цзэдуна с П. Ф. Юдиным

Кто опубликовал: | 21.01.2020

Сегодня я посетил тов. Мао Цзэдуна и передал ему письмо ЦК КПСС и замечания по проекту первой пятилетки КНР. Тов. Мао Цзэдун выразил за это благодарность ЦК КПСС и Советскому правительству. Он согласился с мнением ЦК КПСС о нецелесообразности определять в пятилетнем плане уровень и темпы роста производственных кооперативов, заметив, что ежегодное определение плана роста сельскохозяйственных кооперативов и других мероприятий в этой области является самым правильным. Тов. Мао Цзэдун сказал, что ЦК КПК два раза в год рассматривает вопрос о состоянии роста сельскохозяйственных производственных кооперативов: в первой половине года намечаются планы, решаются вопросы о необходимых мероприятиях по расширению и укреплению кооперативов, а во второй половине года рассматриваются итоги выполнения принятых решений ЦК КПК. Он заявил, что в настоящее время в КНР до 10 % сельскохозяйственных кооперативов являются слабыми. Слабыми являются обычно те сельскохозяйственные кооперативы, которые были созданы бюрократическими методами или в приказном порядке. Одним из методов давления при организации кооперативов было заявление: «кто идёт по пути Чан Кайши, тот в кооператив не вступает, а кто идёт по пути Мао Цзэдуна, тот вступает в кооператив». Поставленный таким обрезом вопрос вынуждал крестьян вступать в кооператив, так как никому не хотелось числиться идущим по пути Чан Кайши. Вступившие в кооперативы под таким давлением крестьяне работали плохо, кооперативы не укреплялись, а разваливались. Приказной метод создания кооперативов и вступление в кооперативы под давлением было использовано враждебными элементами, в результате чего наблюдались забой рабочего скота, бесцельная рубка леса и др.

В сельскохозяйственные кооперативы охотно идут бедняки, малообеспеченные и среднеобеспеченные новые середняки и малообеспеченные старые середняки. Крестьяне этой категории, входящие в слабые кооперативы, выступают против роспуска кооперативов, заявляя, что кооператив слаб в этом году, но станет сильным в будущем.

Коснувшись мероприятий по укреплению и расширению сельскохозяйственных кооперативов в текущем году, тов. Мао Цзэдун отметил, что в Северо-Восточном, Северном Китае, в провинциях Шэньси, Аньхуй будут проводиться мероприятия, главным образом, по укреплению существующих кооперативов, в других провинциях будет проводиться работа по созданию и укреплению новых кооперативов. Из общего количества уже созданных кооперативов до 5 %, возможно, будет распущено. Часть слабых кооперативов будет сохранена, но будут приняты шаги по их оздоровлению и укреплению. Крестьянам, желающим выйти из подобных кооперативов, такая возможность будет предоставлена.

Тов. Мао Цзэдун говорил, что в течение первой пятилетки нужно будет создать в каждой из 220 000 волостей по одному-двум кооперативу, которые должны будут служить примером для создания кооперативов во второй пятилетке. При этом было отмечено, что на Северо-Востоке в некоторых волостях в настоящее время имеется до пяти кооперативов. Исходя из накопленного опыта производственных сельскохозяйственных кооперативов и учитывая отношение широких масс крестьян к кооперированию, можно предполагать, что к концу первой пятилетки будет кооперировано, примерно, треть всех крестьянских дворов Китая.

В текущем году для укрепления сельскохозяйственных кооперативов будут посланы на село кадровые работники с таким расчётом, чтобы каждый кадровый работник руководил тремя кооперативами и добивался превращения их в организационно-хозяйственном отношении в крепкие кооперативы.

В связи с беседой о продовольственном положении в стране тов. Мао Цзэдун рассказал, что в настоящее время приходится снабжать пищепродуктами в централизованном порядке значительную часть крестьянства, в частности тех, кто пострадал во время прошлогоднего наводнения. Некоторые из таких крестьян в централизованном порядке снабжаются в течение одного-трёх месяцев, а некоторые — до шести месяцев. В централизованном порядке пищепродуктами снабжаются 80 миллионов городского населения и 120 миллионов человек, живущих в сельских районах, но не производящих пищепродукты, например, деревенских кустарей, крестьян, сеющих технические культуры (хлопок и др.), рыбаков, лесных рабочих, людей, живущих в лодках на реках (их насчитывается до 5 млн человек) и др.

Тов. Мао Цзэдун отметил, что в среднем на одного человека в КНР производится в год 235 килограммов сельскохозяйственных пищепродуктов. Однако, в отдельных провинциях производство продовольственных продуктов на одного чел. значительно выше, чем в среднем по стране, что зависит от размеров наличия земельных площадей и густоты населения. Например, на Северо-Востоке и во Внутренней Монголии на одного чел. в среднем в год производится до 500 килограммов пищепродуктов. Принимаются все меры к тому, чтобы добиться увеличения выхода продукции с единицы площади. В течение первой пятилетки общий рост урожайности предполагается фактически довести до 4 % в год при плане в 3,5 %. Тов. Мао Цзэдун выразил уверенность, что этот процент прироста урожая может быть достигнут, несмотря на то, что в первые два года пятилетки страна подверглась наводнениям.

Во время беседы о наводнении 1954 г. тов. Мао Цзэдун рассказал, что от наводнения пострадало 50 млн человек. Человеческих жертв от наводнения, благодаря принятым правительством мерам, почти не было. С угрожаемых мест уход населения происходил организованно. Вместе со всеми уходили партийные комитеты, органы власти, сельскохозяйственные кооперативы и бригады взаимопомощи, группа медицинских работников. Население, пострадавшее от наводнения, очень довольно правительством. Оно благодарит компартию и правительство за спасение во время наводнения и за оказанную помощь в дальнейшем. При этом делаются заявления, что никогда в Китае не было такого хорошего правительства, которое заботилось бы о народе.

Тов. Мао Цзэдун рассказал, что предполагается провести большое сокращение сотрудников административного аппарата. Он говорил, что из работающих в Пекине в правительственном и партийном аппарате 200 тысяч человек можно сократить 50 %. До 10 % престарелых служащих, очевидно, придётся взять на государственное обеспечение, а остальных служащих можно будет пропустить через соответствующую переподготовку и направить на работу в сельскохозяйственные кооперативы, в частности в качестве счетоводов, и в школы на преподавательскую работу.

Заканчивая беседу о сельском хозяйстве и продовольственном положении Китая, тов. Мао Цзэдун, обращаясь ко мне сказал, как видите, положение наше трудное, народ живёт ещё очень плохо. Но мы, ЦК КПК, и вся партия полны решимости неустанно работать, чтобы добиться в недалёком будущем коренного улучшения положения нашего народа. Во всех наших мероприятиях по созданию основ социализма мы опираемся на опыт и на помощь Советского Союза. Китайский народ видит эту замечательную помощь Советского Союза КНР, и это вселяет силы и даёт уверенность китайскому народу, что он с помощью Советского Союза решит все трудности, стоящие на его пути, и добьётся победы.

В дальнейшей беседе были затронуты некоторые вопросы международного характера. Когда тов. Мао Цзэдун стал говорить о помощи КНР таким странам, как Индия, Бирма, указав, в частности, что КНР закупила в этом году у Бирмы 150 000 тонн риса, я заявил, что правительство СССР, возможно, сможет закупить у Бирмы 150—200 тыс. тонн риса. Выслушав моё заявление, тов. Мао Цзэдун сказал, что такая помощь Бирме крайне нужна. При этом он заметил, что согласие Советского Союза построить в Индии металлургический завод произвело на Бирму, Индонезию и другие азиатские страны огромное впечатление. Во время пребывания Неру в Пекине он расспрашивал у меня, сказал тов. Мао Цзэдун, о характере и условиях советской помощи Китаю. И посоветовал ему, сказал тов. Мао Цзэдун, поехать на Северо-Восток, в частности в Аньшань, и посмотреть самому, какую помощь оказывает нам Советский Союз. По возвращении из поездки на Северо-Восток Неру говорил, что он поражён размерами помощи Советского Союза и условиями, на которых эта помощь оказывается.

Я поинтересовался пребыванием Састроамиджойо в КНР. Тов. Мао Цзэдун сказал, что с Састроамиджойо ведутся беседы, что Састроамиджойо производит впечатление более простого, чем Неру, человека, человека незаносчивого. Тов. Мао Цзэ-дун, отметив, что в настоящее время Састроамиджойо находится на Северо-Востоке, сказал, что КНР оказывает помощь Индонезии закупкой у неё каучука в количестве 50 000 тонн, но что эта цифра, по всей вероятности, будет увеличена до 70 000 тонн. Он высказал соображения, что было бы очень хорошо для Индонезии, если бы СССР, в случае нужды в этом, закупил у Индонезии каучук в количестве 50—70 тысяч тонн, что дало бы ей возможность поднять цену на каучук, продаваемый США. Тов. Мао Цзэдун заметил, что это его соображение не является официальной постановкой данного вопроса.

В связи с беседами китайских друзей с Састроамиджойо, тов. Мао Цзэдун заметил, что они (китайские друзья) очень много внимания уделяют работе со странами Азии, в частности с Индией, Бирмой и Индонезией, и что эта работа имеет некоторый успех. Далее он сказал, что на беседах с руководящими деятелями стран Юго-Восточной Азии хотя и тратим много времени, но не следует об этом жалеть. Эта работа очень необходима, сказал он.

В конце беседы тов. Мао Цзэдун спросил о ходе переговоров с Югославией. Я проинформировал его по сообщению ТАСС, заявив, что другой информации пока не имею. Тов. Мао Цзэдун относится к ведущимся в Белграде переговорам с большим одобрением. При этом сказал, что вопросы идеологического характера во время нынешних переговоров могут не получить своего полного разрешения, но они могут быть решены в будущем. Тов. Мао Цзэдун очень положительно отнёсся к речи тов. Хрущёва Н. С. на аэродроме в Белграде, сказав, что тов. Хрущёв Н. С. хорошо и ясно поставил основные задачи переговоров с Югославией.

Тов. Мао Цзэдун говорил, что следует поработать над тем, чтобы оторвать Югославию от капиталистического лагеря, чтобы укрепить левый фланг нашего фронта. На этом фланге будут нейтральная Австрия, нейтральная Швейцария. Было бы очень хорошо, если бы удалось ещё нейтрализовать и Италию. Он говорил также, что стоило бы поработать и над нейтрализацией Финляндии, Швеции и Норвегии для укрепления правого фланга. При этом он высказал соображения и о трудности работы по нейтрализации Норвегии, заявив, что она, Норвегия, занимающая четвёртое место в мире по мореходству, очень крепко связана с западными странами.

В заключении беседы тов. Мао Цзэдун ещё раз просил передать благодарность ЦК КПСС и Советскому правительству за присланные замечания по пятилетнему плану КНР и сказал, что замечания будут тщательно изучены ЦК КПК.

На беседе присутствовали тт. Ма Ле и Скворцов Т. Ф.

Посол Союза ССР в КНР
П. Юдин

Беседа Мао Цзэдуна с П. Ф. Юдиным

Кто опубликовал: | 17.01.2020

Сегодня посетил Мао Цзэдуна по его приглашению. На мой вопрос о его здоровье, Мао Цзэдун ответил, что чувствует себя хорошо. Сейчас, сказал он, когда многолетняя революционная борьба позади, особенно легко и радостно видеть перспективу дальнейшего движения вперёд, а сейчас мы видим ясную перспективу. Затем Мао Цзэдун пояснил, что он имеет в виду грандиозные революционные сдвиги, которые сейчас происходят в Китае. До недавнего времени, продолжал Мао Цзэдун, мы очень напряжённо думали о том, как дальше решать наши основные проблемы. Ведь после освобождения страны хотя и была, например, проведена аграрная реформа, но жизнь сотен миллионов людей, во всяком случае очень большой части крестьянства, существенно не улучшилась, многие из них вновь стали бедняками. Сейчас, когда мы знаем, как вывести к хорошей жизни крестьянскую массу, мы испытываем огромное облегчение. Крестьяне тоже быстро поняли, что мы указываем им верный путь.

Создание новых производственных сельскохозяйственных кооперативов, сказал далее Мао Цзэдун, идёт очень успешно по всей стране. В кооперативы вступило более 40 миллионов хозяйств. Весной такие масштабы показались бы невероятными, но взятые темпы оказались правильными, движение быстро пошло на подъём и привело к результатам, значительно превосходящим наши ожидания. Сейчас уже можно сказать, что к концу 1957 года кооперированием будет охвачено более 80 процентов хозяйств по всей стране.

К лету этого года в деревне, продолжал Мао Цзэдун, сложилась следующая ситуация. Наши партийные работники нажимали на зажиточную часть середняков, пытаясь втянуть их в кооперативы, однако разговоры между этими работниками и зажиточными середняками ни к чему не приводили: стороны не могли убедить друг друга. Кулаки и бывшие помещики активно проводили свою работу, направленную против кооперативов. Весьма сложным было положение бедняков. Лишь часть бедняков вступала в кооперативы, многие же бедняки не шли в кооперативы и смотрели, как мы к ним относимся. Другое дело теперь, когда мы поправили наших оппортунистов. Бедняки сейчас почувствовали нашу поддержку. Кооперативное движение сразу пошло в гору и захватило даже те слои, которые мы пока не хотели широко вовлекать в кооперативы.

На мой вопрос об организационной стороне нынешнего кооперативного движения, Мао Цзэдун ответил, что кооперирование в целом проходит организованно, в соответствии с планами, под руководством партийных органом всех ступеней. Обращается внимание на создание крупных кооперативов. В деревню посланы сотни тысяч кадровых работников из города. Подготовлено ещё большее число низовых работников на местах, волостных руководителей, председателей кооперативов, их заместителей, других работников. Эти кадры знают доклад Мао Цзэдуна, решения Ⅵ пленума ЦК КПК, проект примерного устава сельскохозяйственных кооперативов. Знакомы мы и с большим опытом кооперативного движения, накопленным за последние годы. Всё это является хорошим оружием для наших кадров.

Мао Цзэдун заметил, что в ЦК КПК составлен большой сборник материалов, обобщающий опыт кооперативного движения. В сборник включено 170 статей. Мао Цзэдун сказал, что он прочёл все эти статьи и многие из них правил. Он также подготовил предисловие к этому сборнику. Мао Цзэдун считает, что сборник будет очень полезным руководящим материалом по кооперативному движению.

В ходе беседы я сказал, что после создания такой массы кооперативов, естественно, будет много трудностей при налаживании работы внутри кооперативов. Я заметил при этом, что у нас до сих пор перед колхозами стоит много разных проблем. Мао Цзэдун ответил, что они предвидят неизбежность различных трудностей в укреплении и развитии кооперативов. Совершенно закономерно, что после преодоления нынешних трудностей появятся новые трудности. Мы готовимся к решению новых трудных вопросов.

Далее Мао Цзэдун заметил, что в ходе движения по кооперированию деревни, конечно, много самых различных трудностей и недостатков, но в целом дело идёт хорошо, и сейчас очевидно, что мы пошли по правильному пути. Разумеется, приходится преодолевать сопротивление классового врага. В этом году арестовано 600 тысяч человек. Всего за нынешний и два следующего года будет репрессировано около двух миллионов враждебных элементов. Отвечая на мой вопрос, Мао Цзэдун уточнил, что эти цифры не включают контрреволюционные элементы, разоблачённые в этом году при чистке городских учреждений и общественных организаций.

Перейдя к социалистическим преобразованиям в городе, Мао Цзэдун сказал, что когда взялись решительно за частный сектор в промышленности и торговле, быстро поняли, как можно ускорить процесс преобразования частных предприятий в смешанные госкомпании. Сейчас повсюду происходит объединение всех частных предприятий в тресты или компании. Капиталист передаёт в трест своё предприятие со всеми потрохами. Тресты создаются раздельно примерно по 100 различным отраслям (в зависимости от наличия однородных предприятий в данном городе). После слияния капиталисты являются лишь акционерами треста, но не могут больше распоряжаться своими предприятиями. Капиталисты соглашаются на это, многие из них даже довольны, ибо они находятся в безвыходном положении. К тому же мы постоянно их «перевоспитываем». Капиталистам остаётся лишь постепенно расставаться со своими предприятиями. Это, смеясь сказал Мао Цзэдун, мы называем «мирным переходом».

Я заметил, что в Китае имеют место классические формы госкапитализма.

Мао Цзэдун сказал, что он прежде очень много думал над тем, как будет происходить в Китае преобразование частного сектора. Сложность дела состоит ведь в том, чтобы осуществить преобразование экономики на ходу, без ущерба для производства. В прошлом вопрос был ясен лишь в самой общей форме. Сейчас же нам стали ясными конкретные пути осуществления и этой нашей задачи.

Капиталистам, продолжал Мао Цзэдун, мы прямо сказали, что у них лишь один путь. Представителей буржуазии собирали в Пекине, с некоторыми говорили здесь, у меня (Мао Цзэдуна) в приёмной. С ними подробно и откровенно обсудили все стороны их дальнейшей деятельности и жизни. Объяснили, что они будут полезны для государства, что с ними будем хорошо обращаться, что они могут сами трудиться, если в состоянии принять участие в производстве. Успокоили их, что не собираемся считать их контрреволюционными элементами. Конечно, контрреволюционные элементы имеются в их среде, но они составляют лишь около 5 процентов. Остальные 95 процентов не являются контрреволюционерами, и мы с ними готовы сотрудничать. Контрреволюционеров надо прямо называть по имени и изолировать. Другие не должны жить в страхе и чувствовать себя под подозрением, поскольку они капиталисты. Мао Цзэдун добавил при этом, что в последнее время было очень много разговоров про контрреволюционеров, и капиталисты чувствовали себя неважно. После подобных бесед, проведённых руководством правительства и партии, они успокоились, и настроение у них заметно поднялось. На собраниях капиталисты стали более активно выступать в поддержку намеченного курса преобразований, сами развернули критику и самокритику, притом критиковали друг друга больше и острее, чем мы их критикуем. Многие сразу же энергично принялись за практические дела.

По словам Мао Цзэдуна, имеются в этой работе недостатки. Так, имеются по-прежнему левацкие настроения, товарищи думают лишь о том, чтобы отобрать у капиталистов предприятия, и не хотят думать о всём прочем. Эти работники не заботятся о привлечении капиталистов к управлению производством, не хотят работать с ними. Между тем, у нас имеется опыт работы с буржуазией. Хорошо мы с ней поработали во время кампании «уфань» 1, когда был нанесён удар по самой реакционной её части. Тогда мы изучили и отобрали часть капиталистов, лучших их них, а затем превратили их по существу в наши кадры. Среди капиталистов мы имеем теперь много своих людей и партийные кадры в целом умеют работать с буржуазией. Поэтому нынешние мероприятия по преобразованию частного сектора в основном могут быть завершены в короткий срок. Большая часть капиталистических предприятий будет преобразована в этом году. В следующем году почти вся частная промышленность станет смешанной.

С осуществлением преобразований, сказал далее Мао Цзэдун, будет возможно общее планирование в этой части экономики.

Общее планирование было осуществлено в области продовольственного снабжения. Это планирование затронуло 200 миллионов человек. Был нанесён удар по стихийности в области продовольственного снабжения. Дело пошло успешно. После преобразования частного сектора станет возможным более правильное планирование в экономике.

Мао Цзэдун подчеркнул, что эти преобразования в городе и деревне (создание смешанных предприятий и сельскохозяйственных производственных кооперативов) носит полусоциалистических характер. В этом отношении мы, сказал в шутку Мао Цзэдун, являемся лишь «кандидатами партии», и нам ещё потребуется «кандидатский стаж», т. е. дальнейшие революционные преобразования в течение некоторого срока, чтобы стать настоящими «членами партии». Нынешний год, сказал Мао Цзэдун, является решающим (у меня создалось впечатление, что Мао Цзэдун имел в виду период, начиная с лета этого года). Перед каждым человеком стоит вопрос: встанет ли он сейчас на путь, ведущий к социализму. Крестьянам и капиталистам приходится отвечать на этот вопрос, это поворотный момент в их жизни.

Касаясь поездки товарищей Н. А. Булганина и Н. С. Хрущёва в Индию, Бирму и Афганистан, Мао Цзэдун заявил, что они проделали большую и успешную работу, очень полезную для нашего общего дела. Он читал все речи товарищей Хрущёва и Булганина и очень доволен ими. Считает, что империалистам нанесён крепкий удар, а наши позиции укрепились. Народы колониальных и зависимых стран — лучший резерв для нас. В борьбе с империалистами эти народы — их рабочие, крестьяне, интеллигенция, городские жители и даже национальная буржуазия — помогают нам больше, чем рабочие многих стран Запада, особенно таких стран, как США, Англия и другие. Мао Цзэдун согласился с моими словами о том, что на данном этапе Неру для нас является лучшим союзником, чем английские лейбористы. Он подчеркнул, что привлечение нашу сторону народов Азии является чрезвычайно важным делом. Мао Цзэдун заметил, что так говорили Ленин и Сталин.

В конце беседы Мао Цзэдун вновь подчеркнул огромное значение поездки товарищей Н. А. Булганина и Н. С. Хрущёва. Мы, сказал Мао, очень благодарны за эти их усилия для нашего общего дела. Передайте, сказал он, самый искренний привет товарищам Хрущёву и Булганину.

Во время беседы я рассказал об организованной МИД КНР поездке послов по ряду районов Китая. Я сказал, что поездка была очень полезной, поскольку даже недоброжелатели Китая из числа буржуазных дипломатов убедились, что повсеместно развернулось экономическое строительство и улучшилось благосостояние широких масс.

Мао Цзэдун согласился со мной, но заметил, что часто даже друзьям в Китае показывают только лучшее, хотя следует показывать всё: и хорошее и плохое. Мао Цзэдун сказал, что нужно больше выезжать на места, чтобы знать фактические положение дел. Мне он посоветовал делать это не меньше двух раз в год. Мао Цзэдун тут же заметил, что как ему стало известно, югославские представители очень интересовались характером помощи, оказываемой Советским Союзом. Югославы, по словам Мао, убедились в том, что СССР действительно оказывает Китаю огромную бескорыстную помощь.

Когда в конце беседы я мимоходом упомянул о Чан Кайши, Мао Цзэдун смеясь сказал, что Чан Кайши «тоже не безнадёжен». Мне, сказал Мао Цзэдун, уже дважды приходилось с ним сотрудничать. Можно будет и в третий раз с ним поговорить. Это ведь тоже не исключено.

На беседе присутствовали заведующий канцелярией ЦК КПК тов. Ян Шанкунь, т. Ма Ле и советник посольства т. К. А. Крутиков.

Посол СССР в КНР П. Юдин

Примечания:

  1. «Уфань» (五反) — борьба против пяти [зол], развёрнутая в 1952‑м кампания против взяточничества, уклонения от уплаты налогов, расхищения гос. имущества, недобросовестного выполнения гос. подрядов и заказов, хищения гос. экономической информации и использования её в целях спекуляции.— Маоизм.ру.

Беседа И. В. Сталина с Мао Цзэдуном

Кто опубликовал: | 16.01.2020

Запись беседы И. В. Сталина с председателем центрального народного правительства китайской народной республики Мао Цзэдуном 22 января 1950 г.

После приветствий и краткого разговора на общие темы состоялась беседа следующего содержания.


Сталин: Имеется две группы вопросов, которые необходимо обсудить: одна группа вопросов касается существующих соглашений между СССР и Китаем; вторая группа вопросов касается текущих дел о Маньчжурии, Синцзяне и др.

Я думаю, что лучше начать не с текущих вопросов, а с обсуждения существующих соглашений. Мы считаем, что эти соглашения надо менять, хотя раньше мы думали, что их можно оставить. Существующие соглашения, в том числе договор, следует изменить, поскольку в основе договора лежит принцип войны против Японии. Поскольку война окончена, и Япония оказалась разбитой, положение изменилось, и теперь договор приобрёл характер анахронизма.

Прошу высказаться по вопросу о договоре о дружбе и союзе.

Мао Цзэдун: Мы ещё не имеем конкретно разработанного проекта договора и имеем лишь некоторые намётки.

Сталин: Мы можем обменяться мнениями, а затем подготовить соответствующий проект.

Мао Цзэдун: Исходя из нынешней обстановки, мы считаем, что нам следовало бы закрепить существующие между нами дружественные отношения при помощи договоров и соглашений. Это имело бы положительный резонанс как в Китае, так и в области международных отношений. В договоре о союзе и дружбе должно быть зафиксировано всё то, что гарантирует процветание наших государств, а также предусмотрена необходимость предотвращения повторения агрессии со стороны Японии. Поскольку существует заинтересованность в процветании обоих государств, постольку не исключено, что империалистические страны попытаются помешать этому.

Сталин: Верно. У японцев остались кадры, и они непременно поднимут голову, особенно при условии продолжения американцами их внешней политики.

Мао Цзэдун: Указанные мною два момента кардинальным образом отличают наш будущий договор от существующего. Раньше гоминдан лишь на словах говорил о дружбе. Теперь положение изменилось, и имеются все условия для настоящей дружбы и сотрудничества.

Кроме того, если раньше говорилось о сотрудничестве в проведении войны против Японии, то теперь речь должна идти о предотвращении агрессии со стороны Японии. Новый договор должен включать вопросы политического, экономического, культурного и военного сотрудничества. Наиболее же важным вопросом будет экономическое сотрудничество.

Сталин: Нужно ли сохранять положение, зафиксированное в статье 3 существующего Договора о дружбе: «…Эта статья остаётся в силе до того времени, пока по просьбе обоих Высоких Договаривающих Сторон на Организацию Объединённых Наций не будет возложена ответственность за предупреждение дальнейшей агрессии со стороны Японии»?

Мао Цзэдун: Думаю, что этого положения сохранять не следует.

Сталин: Мы тоже считаем, что не следует. Какие же положения нам нужно предусмотреть в новом договоре?

Мао Цзэдун: Мы считаем, что в новом договоре следовало бы предусмотреть пункт о консультации по международным вопросам. Включение этого пункта в договор усилило бы наши позиции, поскольку среди китайской национальной буржуазии существуют возражения против политики сближения с Советским Союзом в вопросах международных отношений.

Сталин: Хорошо. При заключении договора о дружбе и сотрудничестве включение такого пункта само собою разумеется.

Мао Цзэдун: Правильно.

Сталин: Кому мы поручим подготовку проекта? Я думаю, что это нужно поручить Вышинскому и Чжоу Эньлаю.

Мао Цзэдун: Согласен.

Сталин: Перейдём к соглашению о КЧЖД 1. Какие предложения имеются у Вас по этому вопросу?

Мао Цзэдун: Может быть, следует принять в качестве основы принцип о юридическом сохранении в силе соглашения о КЧЖД, как и соглашения о Порт-Артуре, а фактически допустить изменения?

Сталин: Значит, Вы согласны с тем, чтобы объявить о юридическом сохранении существующего соглашения, но прибегнуть к соответствующим фактическим изменениям.

Мао Цзэдун: Мы должны исходить из учёта интересов двух сторон — как Китая, так и Советского Союза.

Сталин: Верно. Мы считаем, что договор о Порт-Артуре является неравноправным.

Мао Цзэдун: Но ведь изменение этого соглашения задевает решения Ялтинской Конференции?!

Сталин: Верно, задевает — ну и чёрт с ним! Раз мы стали на позицию изменения договоров, значит нужно идти до конца. Правда, это сопряжено с некоторыми неудобствами для нас, и нам придётся вести борьбу против американцев. Но мы уже с этим примирились.

Мао Цзэдун: В этом вопросе нас беспокоит лишь то, что это может повлечь нежелательные последствия для СССР.

Сталин: Как известно, мы заключили существующий договор во время войны с Японией. Мы не знали, что может выкинуть Чан Кайши. Мы исходили из того, что нахождение наших войск в Порт-Артуре будет в интересах Советского Союза и дела демократии в Китае.

Мао Цзэдун: Вопрос ясен.

Сталин: В таком случае, не считаете ли Вы приемлемым такой вариант: объявить, что соглашение о Порт-Артуре остаётся в силе до подписания мирного договора с Японией, после чего русские войска выводятся из Порт-Артура. Или может быть предложен другой вариант: объявить о сохранении существующего соглашения, а практически вывести войска из Порт-Артура. Какой из этих вариантов больше подходит, тот и примем. Мы согласны на любой вариант.

Мао Цзэдун: Этот вопрос следует обдумать. Мы согласны с мнением товарища Сталина и считаем, что соглашение о Порт-Артуре должно остаться в силе до подписания мирного договора с Японией, после подписания договор теряет силу и советские войска уходят. Однако, нам хотелось бы, чтобы в Порт-Артуре осуществлялось наше военное сотрудничество и мы могли бы обучать свой военно-морской флот.

Сталин: Вопрос о Дальнем. Мы не намерены обеспечивать каких-либо прав Советского Союза в Дальнем.

Мао Цзэдун: Будет ли Дальний сохранён, как свободный порт?

Сталин: Поскольку мы отказываемся от своих прав, Китай сам должен решить вопрос о Дальнем: будет ли он свободным портом или нет. В своё время Рузвельт настаивал на том, чтобы Дальний был свободным портом.

Мао Цзэдун: Таким образом, сохранение свободного порта было бы в интересах Америки и Англии?

Сталин: Конечно. Получается: дом с открытыми воротами.

Мао Цзэдун: Мы считаем, что Порт-Артур мог бы быть базой для нашего военного сотрудничества, а Дальний — для советско-китайского экономического сотрудничества. В Дальнем имеется целый ряд предприятий, которые мы не в силах эксплуатировать без помощи со стороны Советского Союза. Нам следует развивать там экономическое сотрудничество.

Сталин: Значит, соглашение о Порт-Артуре остаётся в силе до подписания мирного договора с Японией. После заключения мирного договора существующее соглашение теряет свою силу и русские выводят свои войска. Так ли я резюмировал высказанные мысли?

Мао Цзэдун: Такова основа, и именно это мы хотели бы изложить в новом договоре.

Сталин: Продолжим обсуждение вопроса о КЧЖД. Скажите нам, как полагается коммунистам, какие у Вас имеются сомнения?

Мао Цзэдун: Основная мысль сводится к тому, чтобы в новом соглашении было отмечено, что совместная эксплуатация и управление будут продолжаться и впредь. Однако, что касается управления, то основную роль в нём должна играть китайская сторона. Далее, необходимо изучить вопрос о сокращении срока действия соглашения и определить размер капиталовложений сторон.

Молотов: При условии сотрудничества и совместного управления какого-либо предприятия двумя заинтересованными государствами обычно предусматривается паритетное участие сторон, а также чередование в замещении руководящих должностей. В старом соглашении управление дорогой принадлежало советской стороне, однако в дальнейшем мы считаем необходимым предусмотреть чередование в осуществлении функций управления. Скажем, такое чередование могло бы осуществляться через каждые два-три года.

Чжоу Эньлай: Наши товарищи считают, что существующее правление КЧЖД и должность управляющего следует устранить и вместо них создать комиссию по управлению дорогой, причём предусмотреть, что должности председателя комиссии и управляющего будут замещаться китайцами. Однако, в связи с предложением товарища Молотова, над этим вопросом следует подумать.

Сталин: Если речь идёт о совместном управлении, то нужно, чтобы замещение руководящих должностей менялось. Так было бы логичнее. Что касается срока действия соглашения, то мы не возражаем против его сокращения.

Чжоу Эньлай: Не следует ли изменить соотношение капиталовложений сторон и, вместо существующих паритетных условий, увеличить капиталовложения китайской стороны до 51 %?

Молотов: Это пошло бы вразрез с существующим принципом о паритетности сторон.

Сталин: Мы, действительно, имеем соглашения с чехами и болгарами, по которым предусматривается паритетность, равенство сторон. Уж если совместное управление, то пусть будет и равное участие.

Мао Цзэдун: Нужно дополнительно изучить этот вопрос с таким расчётом, чтобы были обеспечены интересы обеих сторон.

Сталин: Давайте обсудим соглашение о кредите. Тому, о чём была достигнута договорённость, нужно придать форму соглашения между государствами. Имеются ли какие-нибудь замечания?

Мао Цзэдун: Входит ли поставка военного снаряжения в денежный кредит?

Сталин: Это Вы можете решить сами: можно отнести на счёт кредита, можно оформить и торговым соглашением.

Мао Цзэдун: Если военные поставки отнести на счёт кредита, то у нас останется мало средств для промышленности. Поэтому, видимо, часть военных поставок придётся отнести за счёт кредита, а часть — за счёт товаров. Нельзя ли сократить срок поставок промышленного оборудования и военного снаряжения с 5 до 3—4 лет?

Сталин: Надо посмотреть, каковы наши возможности. Дело упирается в заказы для нашей промышленности. Тем не менее, срок действия соглашения о кредите можно было бы перенести на 1 января 1950 года, так как фактически поставки должны начаться теперь. Если бы в соглашении начало кредитования предусмотреть с июля 1949 года, то для международной общественности было бы непонятно, как могло быть достигнуто соглашение Советского Союза с китайцами, которые ещё в то время не имели своего правительства. Думаю, что Вам следовало бы поспешить с представлением списка заказов для промышленного оборудования. Следует иметь в виду, что чем скорее такой список будет представлен, тем лучше для интересов дела.

Мао Цзэдун: Мы считаем, что условия кредитного соглашения весьма благоприятны для Китая. По этому кредиту платим всего лишь один процент.

Сталин: В наших соглашениях о предоставлении кредита для стран народной демократии предусматривается получение двух процентов. Мы могли бы, говорит шутя тов. Сталин, и для Вас повысить этот процент, если Вы этого желаете. Мы, конечно, исходили из того, что китайская экономика крайне разорена.

Как видно из получаемых телеграмм, китайское правительство готовится использовать свою армию в хозяйственном строительстве. Это очень хорошо. В своё время мы тоже практиковали использование армии в нашем экономическом строительстве и имели положительные результаты.

Мао Цзэдун: Правильно. Мы используем опыт советских товарищей.

Сталин: Вы ставили вопрос о получении Китаем некоторое количества зерна для Синцзяна?

Мао Цзэдун: Пшеницы и текстиля.

Сталин: Для этого Вам нужно представить соответствующие заявки в цифрах.

Мао Цзэдун: Хорошо, мы это подготовим.

Как мы поступим с торговым договором?

Сталин: Каково Ваше мнение? До сих пор имелся договор о торговле лишь с Маньчжурией. Нам хотелось бы знать, каково положение будет в дальнейшем: будем ли мы заключать отдельные договора с Синьцзяном, Маньчжурией и другими провинциями или единый договор с центром?

Мао Цзэдун: Мы хотели бы иметь единый договор с центром. Но Синьцзян, в свою очередь, может иметь отдельное соглашение.

Сталин: Только Синьцзян, а как Маньчжурия?

Чжоу Эньлай: Для Маньчжурии заключение отдельного соглашения исключается, так как договор с центром в основном обеспечивается за счёт поставок из Маньчжурии.

Сталин: Нам хотелось бы, чтобы соглашения с Синьцзяном или Маньчжурией утверждались центральным правительством, и чтобы центральное правительство несло за них ответственность.

Мао Цзэдун: Нужно, чтобы договор с Синьцзяном был заключён от имени центрального правительства.

Сталин: Правильно, так как провинциальное правительство может многого не учитывать, а центральному правительству всегда виднее.

Какие ещё имеются вопросы?

Мао Цзэдун: В настоящее время самым главным вопросом является экономическое сотрудничество — восстановление и развитие экономики в Маньчжурии.

Сталин: Я думаю, мы поручим подготовку этого вопроса тт. Микояну, Вышинскому, Чжоу Эньлаю и Ли Фучуню 2.

Какие ещё вопросы?

Мао Цзэдун: Я хотел бы отметить, что присланный Вами в Китай авиаполк оказал нам большую помощь. Им перевезено около 10 тыс. человек. Разрешите мне поблагодарить Вас, товарищ Сталин, за помощь и просить Вас задержать этот авиаполк в Китае с тем, чтобы он оказал помощь в переброске продовольствия войскам Лю Бочэна, готовящимся к наступлению в Тибет. 3

Сталин: Это хорошо, что Вы готовитесь к наступлению. Тибетцев надо взять в руки. По поводу авиаполка поговорим с военными и дадим Вам ответ.


Беседа продолжалась два часа.

На беседе присутствовали тт. Молотов, Маленков, Микоян, Вышинский, Рощин, Федоренко и Мао Цзэдун, Чжоу Эньлай, Ли Фучунь, Ван Цзясян, Чэнь Бода и Ши Чжэ (Карский).

Примечания:

  1. Так называлась Китайско-Восточная железная дорога в 1945—1953 гг.— Маоизм.ру.
  2. Ли Фучунь в 1950—1952 годах — министр тяжёлой промышленности КНР, в дальнейшем работал в Госплане. Был противником Культурной революции, участвуя в так называемом «февральском противотечении», но был не репрессирован, а только понижен в партийной должности.— Маоизм.ру.
  3. Чамдоская операция прошла 6—19 октября 1950 г.— Маоизм.ру.

Беседа Мао Цзэдуна с А. И. Микояном

Кто опубликовал: | 14.01.2020

Телеграмма А. Микояна в ЦК КПСС, 19 сентября 1956 г.

Сегодня, 18 сентября, состоялась беседа с китайскими товарищами, продолжавшаяся с 18 до 22 часов. На беседе присутствовали наша делегация и товарищи Мао Цзэдун, Лю Шаоци, Чжоу Эньлай, Пэн Дэхуэй, Дэн Сяопин и Ван Цзясян. Беседа шла главным образом по вопросу о положении в Трудовой партии Кореи.

Мы сказали, что ЦК КПСС поручил нам обменяться мнениями с ЦК Компартии Китая относительно положения в Трудовой партии Кореи. Мы не имеем полной информации об этом положении, но факты, которые нам известны, свидетельствуют о нездоровой обстановке и нарушении ленинских норм партийной жизни в ТПК. При этом мы информировали о тех советах, которые были даны Ким Ир Сену во время его последнего пребывания в Москве. Как известно, Ким Ир Сен обещал учесть замечания Президиума ЦК КПСС, исправить положение в партии. Однако факты показывают, что Ким Ир Сен поступает наоборот, о чём особенно наглядно свидетельствует 3-й пленум ЦК ТПК, где был исключён из партии ряд членов ЦК, выступивших с критикой имеющихся недостатков.

После пленума Ким Ир Сен информировал советского посла в Пхеньяне, что после исключения нескольких членов ЦК из партии положение в партии нормализировалось и единство партии укрепилось. Мы ещё не имеем своего окончательного мнения, которое составим после ознакомления с положением на месте.

Тов. Мао Цзэдун информировал о том, что имеется у них по этому вопросу. Их данные совпадают с нашими. Дополнительно тов. Мао Цзэдун сообщил, что в Корее арестовано много коммунистов, вся вина которых состоит в том, что они критикуют недостатки в партии. Уже давно находится под арестом Пак Ир У, который известен китайским товарищам как хороший коммунист и честный человек. 1

После взаимной информации мы сказали, что обеим нашим партиям следовало бы оказать помощь руководству ТПК в исправлении ошибок, сказав при этом, что мы доверяем Ким Ир Сену, но не можем одобрительно относиться к недопустимым методам в работе руководства ТПК. Мы предложили послать совместную делегацию от КПСС и КПК в Пхеньян, заявив, что с нашей стороны могли бы поехать товарищи Микоян, Мухитдинов, Пономарёв.

Мао Цзэдун согласился о нашим предложением. Полусерьёзно, полушутя он сказал, что в результате всех действий Ким Ир Сена создалась напряжённость в отношениях между СССР и КНР, с одной стороны, и руководством ТПК, с другой стороны. У Ким Ир Сена, сказал тов. Мао Цзэдун, есть чувство неприязни к нашим партиям. Он думает, что наши партии сейчас действуют по отношению к ТПК так же, как в своё время вы действовали по отношению к Югославии. В ответ на это мы сказали, что тогда были допущены ошибки в отношении Югославии. Сейчас обе наши партии действуют правильно. Мы не можем безразлично относиться к судьбам ТПК и считаем своим интернациональным долгом помочь исправить положение в ней.

Тов. Мао Цзэдун, согласившись с этим, заметил, что Ким Ир Сен понял, что мы не хотим его свергнуть, а хотим ему помочь. Надо дать понять Ким Ир Сену, что без исправления ошибок он всё равно не сможет удержаться у руководства. Но надо, сказал Мао Цзэдун, быть готовыми к крайним шагам со стороны Ким Ир Сена. Он даже может поставить вопрос о выводе китайских добровольцев из Кореи. Китайские части, конечно, хотят вернуться на родину, но мы знаем, что американцы усиливают свои позиции в Южной Корее, и считаем необходимым оставить своих добровольцев в Корее.

Мы сказали, что исключаем такую постановку вопроса со стороны Ким Ир Сена.

Тов. Мао Цзэдун заявил, что наше предложение о поездке в Пхеньян представителей ЦК КПСС и ЦК КПК для переговоров с руководством ТПК является удачным и единственно правильным.

От ЦК КПК могут поехать Пэн Дэхуэй, Нэ Юнчжень и ещё третий товарищ. Во встрече с корейскими товарищами следует такие принять участие послам СССР и КНР в КНДР, чтобы они были в курсе дела и, оставаясь после отъезда делегации из Кореи, могли проследить за исполнением того, о чём делегация договорится с руководством ТПК.

Тов. Мао Цзэдун предложил, чтобы ЦК ТПК принял во время пребывания делегации в Пхеньяне хотя бы краткое постановление, которое следует опубликовать в печати. Иначе может случиться, сказал он, что Ким Ир Сен даст обещание исправить ошибки, но всё останется по-старому. Мы с ним согласились.

Обсудили вопрос о том, где удобнее — на президиуме или на пленуме ЦК ТПК — рассмотреть создавшееся положение. Пришли к следующему выводу. Сначала наша совместная делегация откровенно переговорит с Ким Ир Сеном, заявив ему, что мы имеем в виду оказать ему поддержку и помощь, примирить спорящие стороны в партии и сплотить вокруг него. Но это возможно лишь при исправлении допущенных ошибок и соблюдении ленинских норм партийной жизни.

Вначале тов. Мао Цзэдун сказал, что следовало бы предложить вернуть в КНДР и восстановить в партии убежавших из Кореи членов ЦК ТПК. Но, когда мы заметили, что это поставило бы сейчас Ким Ир Сена и пленум ЦК в трудное положение, и он из-за престижа может не согласиться с этим, тем более, что он связал членов ЦК принятым постановлением об исключении из партии этих членов ЦК,— то Мао Цзэдун согласился с этим.

Условились, что делегация заявит Ким Ир Сену, что наши партии примут меры к тому, чтобы корейские коммунисты, отказавшиеся вернуться в КНДР, не вели работу против руководства ТПК.

Неправильно, было бы, оказал Мао Цзэдун, чтобы сейчас, в Корее одна группа свергала другую, так как свергнутая группа снова начнёт борьбу, что приведёт к тяжёлому кризису в КНДР. Тов. Мао Цзэдун высказал сомнение в том, что Ким Ир Сен может согласиться созвать пленум ЦК. На это мы ответили, что у Ким Ир Сена нет политических мотивов для такого отказа.

По всему видно, что для китайских товарищей вопрос об отношениях с ТПК является наболевшим вопросом. Во время беседы тт. Лю Шаоци, Чжоу Эньлай, Пэн Дэхуэй не раз делали замечания, свидетельствующие о их критическом отношении к Ким Ир Сену и о том, что этот вопрос они обсуждали недавно и информированы о всех деталях положения в ЦК ТПК.

Пэн Дэхуэй спросил, что мы будем отвечать на вопросы членов ЦК ТПК (а такие найдутся) о деле Пак Хен Ёна. 2

Мы ответили, что нам нет смысла сейчас ворошить это дело. Надо не заниматься старыми делами, а обсудить вопрос об исправлении имеющихся недостатков в ТПК и об установлении нормального режима в работе её руководящих органов.

Мы предложили, чтобы о поездке нашей делегаций в Пхеньян уведомил Ким Ир Сена руководитель делегации ТПК на Ⅷ съезде КПК тов. Цой Ен Ген 3 и чтобы последний поехал вместе с нами в Пхеньян. Тов. Мао Цзэдун согласился с этим. Он сказал, что сейчас же пригласит к себе Цой Ен Гена, переговорит с ним и направит его к нам.

Мы высказались за то, чтобы закончить работу в Пхеньяне в два-три дня. Пэн Дэхуэй сказал, что придётся затратить неделю.

Мао Цзэдун полагает, что на это уйдёт пять дней. Условились срок сегодня не определять, с тем, чтобы на месте вести необходимую работу, не затягивая дело.

В заключение беседы Мао Цзэдун сказал, что успех дела зависит от делегации КПСС, так как корейцы не слушают советов Компартии Китая. В связи с этим мы сказали, что, как известно, Ким Ир Сен согласился с советами ЦК КПСС, а действует иначе.

На это Мао Цзэдун заметил, что руководство ТПК не слушает советов КПК на сто процентов, вас же не слушает на 30 процентов. Мы сказали, что постараемся принять все меры к тому, чтобы провести в Пхеньяне совместно с корейскими товарищами те меры, о которых договорились сейчас.

Вылетаем в Пхеньян 19 августа в 7 час. утра вместе с китайскими и корейскими товарищами.

Примечания:

  1. Константин Асмолов рассказывает: «В конце войны Ким Ир Сен отдалил от власти… заметного лидера „китайской группировки“ — министра внутренних дел Пак Ир У. По мнению Ланькова, непосредственной причиной падения этого видного политика, доверенного лица Мао в Корее, стали его резкие критические высказывания в адрес Ким Ир Сена, однако американский военный историк Уильям Стьюк отмечает, что, формально будучи представителем КНА в штабе китайских добровольцев, Пак вёл себя так, будто он был личным представителем Мао Цзедуна, и активно лез за пределы своих полномочий».— Маоизм.ру.
  2. Пак Хон Ён, видный деятель корейского коммунистического движения и первый министр иностранных дел КНДР. В 1953 году снят с должности и 3 августа арестован. Приговорён к смертной казни 15 декабря 1955 г.— Маоизм.ру.
  3. Он же Чхве Ён Гон.— Маоизм.ру.