Архив автора: admin

На устах мёд, а за пазухой нож. О социал-империалистической природе «военной помощи» советских ревизионистов Египту

Кто опубликовал: | 04.07.2019

Советские социал-империалисты изо дня в день ведут свою контрреволюционную деятельность против стран третьего мира, подвергают их агрессии, вмешательству, контролю, подрыву и третированию, но в своих речах, в официальных документах не перестают разглагольствовать о «гуманности и справедливости», никогда не говорят ни слова правды. На устах мёд, а за пазухой нож. Примером этому и служит «помощь» советских ревизионистов странам третьего мира.

По утверждениям Москвы, советская «помощь» — это самая что ни на есть распрекрасная штука в подлунном мире: она и «бескорыстная», и «равноправная»; она не связана «с какими-либо политическими условиями» и не используется «как средство давления»; она не направлена на вмешательство «во внутренние дела других стран» и на достижение «каких-либо выгод или преимуществ». Советские ревизионисты к тому же ханжески клянутся, что они — «естественные и надёжные союзники» развивающихся стран, «всегда стояли и стоят на стороне борцов за национальную свободу и самостоятельность». Эти сладкозвучные речи советские ревизионисты распространяют везде и всюду.

Однако обмануть людей можно лишь раз, другой, но никак не всегда. Всё больше и больше стран третьего мира на своём собственном опыте распознают социал-империалистическую природу советской «помощи». В последние годы руководители египетского правительства, а также египетская печать открыто разоблачают потрясающие факты, показывающие, как Советский Союз контролирует Египет и вмешивается в его внутренние дела через посредство «помощи», в особенности так называемой «военной помощи». Эти факты ярко обрисовывают гнусную физиономию советского ревизионизма, который, пользуясь тяжёлым положением других стран, контролирует и третирует их. Всё это послужило поучительным уроком, широко открывшим людям глаза.

Держать за горло с помощью поставок оружия

«Военную помощь» советские ревизионисты начали оказывать Египту в середине 50‑х годов. В течение более десяти лет они время от времени поставляли Египту некоторое количество оружия. Но в решении вопросов о том, поставлять его или нет, когда поставлять, а когда нет, какие виды оружия поставлять, а какие нет, советские ревизионисты руководствовались самыми коварными побуждениями.

Один из манёвров советских ревизионистов заключается в прекращении поставки оружия в самый критический момент. В канун октябрьской войны 1973 года, когда египетский народ готовился к войне сопротивления агрессии, советские ревизионисты не раз откладывали обещанную Египту поставку оружия. К концу октябрьской войны, когда Израиль, снабжённый большим количеством американских самолётов и танков нового типа, вторгся в район западного берега Суэцкого канала и когда в борьбе египетского народа против агрессии наступил критический момент, советские ревизионисты дошли до того, что отвергли неоднократные просьбы Египта о дополнительной поставке оружия, чем и заставляли Египет согласиться на прекращение огня. В течение 14 месяцев после октябрьской войны Египет не получил от Советского Союза стоящего упоминания пополнения оружием. Вот такова истинная картина без устали проповедуемой советскими ревизионистами «могучей» поддержки египетского народа в его «самые трудные дни».

Другой манёвр советских ревизионистов заключается в контроле над использованием оружия. Иногда советские ревизионисты поставляли Египту кое-какое оружие, но запрещали использовать его без согласия Советского Союза. В 1971 году Советский Союз обещал поставить Египту бомбардировщики конструкции Ильюшина, но только с предварительным условием: не использовать их без санкции Москвы. Какая нелепость! Это означает, что, платя за оружие наличными, люди фактически покупают железный лом, так как им не разрешают пользоваться этим оружием в борьбе против агрессии! Хорошо сказал тогда президент Египта Садат: «Неужели при новом наступлении Израиля на наши глубинные районы я должен буду ждать санкции Москвы на отпор врагу?». Более того, чтобы обеспечить себе контроль над поставляемым Египту оружием, Советский Союз упорно отказывается от продажи запчастей и сокращает поставку боеприпасов, в результате чего советское оружие, которое Египет купил за большую сумму иностранной валюты, превратилось в «бутафорию», как говорят египтяне.

Третий манёвр советских ревизионистов заключается в запрашивании завышенных цен, обеспечивающих баснословные прибыли. Советский Союз поставляет Египту дорогое оружие и боеприпасы, требуя платы наличными и за оружие, подчас весьма низкокачественное. Кроме того, советские ревизионисты зачастую произвольно поднимают цены на оружие с тем, чтобы выжать из Египта как можно больше инвалюты. По сообщениям, менее чем за два года, с 1972 года до октябрьской войны 1973 года, цены на оружие, проданное Советским Союзом, поднялись в два раза. В самый разгар октябрьской войны советские ревизионисты не только требовали, чтобы Египет платил наличными за уже проданное ему оружие, но и ещё раз повысили на него цену. В то время, когда египетский народ проливал кровь в войне, советские ревизионисты, воспользовавшись случаем, набили цену, вымогая иностранную валюту и наживаясь, как самые настоящие кровожадные торговцы оружием.

Все эти манёвры советских ревизионистов в продаже оружия продиктованы их стремлением контролировать Египет в интересах своей контрреволюционной цели захвата гегемонии на Среднем Востоке. Руководитель Египта отмечал, что Москва, «пользуясь поставками оружия и боеприпасов как „политическим приёмом“, пытается оказать влияние на действия Египта». Это значит, что она пытается монополией на поставки оружия связать по рукам и ногам египетский народ, заставить Египет покориться и подчиниться приказам Москвы. Именно такие наглые поступки советских ревизионистов вынудили Египет прийти к решению разнообразить источники оружия и отвергнуть предъявленные советскими ревизионистами условия использования оружия, ущемляющие суверенные права Египта.

Требование на предоставление баз в попытках создать «государство в государстве»

Советский ревизионизм давно уже с вожделением смотрит на средиземноморские порты Египта и других средневосточных стран. Как сообщают, вскоре после окончания войны «5 июня» 1967 года главарь советского ревизионизма Подгорный прибыл в Каир. Во время переговоров он открыто обратился к Египту с требованием создать в Александрии командный центр и верфь, охраняемые советскими моряками. Затем он даже потребовал предоставления всего района — командного центра, верфи, квартир охраны — в распоряжение советских, а также согласия на поднятие над этим районом советского флага. Это — открытое требование Египту уступить часть территории для образования под управлением советских ревизионистов «государства» в Египте. А поэтому тогдашний президент Египта Насер тут же прекратил переговоры, решительно отклонив советские требования. Он с возмущением отметил: «Это просто империализм. Это значит требовать, чтобы мы предоставили вам базу!».

Однако советские ревизионисты, не отказавшись от своих коварных замыслов, вновь и вновь требовали, чтобы Египет дал им использовать и оккупировать египетские базы. Они также требовали от Египта права на контроль над его аэропортами, то есть долгосрочное право взлёта и приземления и право пользования египетскими аэропортами. В 1970 году военные главари Советского Союза Гречко и Горшков посетили Каир и вновь потребовали, чтобы Египет предоставил удобства советскому флоту в порту Мерса-Матрух на южном берегу Средиземного моря и в порту Беренис. Разве это не означает, что социал-империалисты ищут для себя «выгоды» и «привилегий»?

Захватить водные пространства и контролировать Средиземное море было целью, достижение которой спали и видели империалисты-экспансионисты царской России, а также важным шагом к осуществлению их алчных устремлений создать всемирную империю. Маркс неоднократно разоблачал царскую империю в том, что она делала энергичные попытки «добиться доступа к Средиземному морю» 1, «старалась приобрести для России военные гавани в Средиземном море» 2. Алчные устремления старых царей не увенчались желаемыми успехами. Но спустя столетие на Средиземном море появились новые цари, ещё более безудержные в своей алчности, чем их предшественники, чтобы бороться с другой сверхдержавой за Европу и Средний Восток. Это и является важной причиной, побуждающей государственных и военных заправил советского социал-империализма раз за разом протягивать руки к военным базам Египта. Главарь советского ревизионизма Брежнев только и мог сказать в своё оправдание: «Что касается Советского Союза, то он не имеет на Ближнем Востоке абсолютно никаких корыстных интересов». Это заявление звучит примерно так же, как и утверждение некоего богача: «Здесь не спрятано 300 лянов серебра».

Диктат над Египтом советских специалистов

17 июля 1972 года президент Египта Садат принял решение об окончании миссии военных специалистов и советников советского ревизионизма в стране. И почти 20 000 советских военных специалистов пришлось собрать свои манатки и вернуться восвояси из Египта. Это решение отражает твёрдую волю египетского народа распоряжаться собственной судьбой.

После войны «5 июня» 1967 года под предлогом восстановления вооружённых сил Египта и оказания поддержки египетскому народу в борьбе против израильской агрессии советский ревизионизм послал в Египет большую группу военных специалистов и советников. Они проникли во все военные учреждения и войсковые подразделения, от верховного командования до обычных батальонов и даже рот особого назначения, пытались поставить под контроль и взять в свои руки планирование военных действий, подготовку и оснащение войск Египта.

Для достижения этой цели советские ревизионисты заставляют себя ломать голову, не брезгают никакими средствами, прибегают ко всевозможным уловкам и трюкам.

Во-первых, засядут и не уходят. По договорённости между Египтом и Советским Союзом советские специалисты и советники должны были вернуться на родину после того, как военно-технический персонал Египта пройдёт подготовку. Когда же Египет подготовил своих техников и напомнил об этом советскому ревизионизму, последний вопреки договорённости упорно отказывался вывести своих специалистов под предлогом, что это, мол, произведёт на советских специалистов плохое впечатление.

Во-вторых, занимаются переодеванием и сменяют маски. После того как египетское правительство объявило своё решение о высылке советских военных советников, советские ревизионисты, прибегнув к новому трюку, предложили министерству обороны Египта создать кабинет по контролю в области сотрудничества и военной подготовки из 80 советских специалистов. Египет сразу же разглядел их подлинные замыслы и, указав, что это «военная миссия в другой упаковке», отверг это предложение.

В-третьих, стремятся вернуть прежнее положение. Затем советские ревизионисты, пользуясь нуждой Египта в оружии, многократно принуждали его согласиться на возвращение в Египет советских военных специалистов. На это президент Садат ответил: «Мы всегда будем оставаться независимыми. Пора советских специалистов — последняя страница в наших отношениях с Советским Союзом».

Дела и поступки советских военных специалистов и советников в Египте полностью разоблачили подлинное, гегемонистское обличье советского ревизионизма. Они под диктовку Москвы отдавали распоряжения, вмешивались во внутренние дела Египта. Они требовали предоставления различных привилегий, своевольничали и вели себя как деспоты; контролировали военные сооружения и базы Египта и блокировали их так строго, что туда даже египетские офицеры и высшие руководители допускались лишь с их разрешения. Они жили в роскоши, получая зарплату в иностранной валюте, за счёт тяжёлого труда египетских трудящихся. Возвращаясь на родину, они зачастую отказывались от египетского таможенного осмотра и таким образом увезли контрабандой большое количество золота и ювелирных изделий. Всё это —злая насмешка над тем, что советский ревизионизм превозносит как «бескорыстную помощь».

Жестокий кредитор

В октябрьской войне 1973 года египетский народ и народы других арабских стран сбросили с себя контроль, установленный сверхдержавами, и покончили с положением «ни войны ни мира», проявив свою твёрдую волю в борьбе против агрессии, за возвращение утраченных территорий, в защиту национальной независимости и государственного суверенитета. Однако в ходе и после этой войны советские ревизионисты сверх того, что заставляли Египет «прекратить огонь» и выступали в качестве торговцев оружием и спекулянтов, даже пошли на то, что безжалостно вынуждали Египет уплатить долги. Насчёт этого руководитель Египта, энергично разоблачая кредитора, сказал: «Можете ли вы представить, что на той же неделе, когда в конгрессе США было одобрено решение предоставить Израилю 2,2 миллиарда долларов, советские потребовали от меня выплатить 80 миллионов американских долларов в виде процентов?».

Да, египетский народ просто не мог поверить этому. Египет должен был ежегодно платить советским ревизионистам около 400 миллионов американских долларов в погашение долгов и процентов. И в тот критический для Египта момент, когда он оказался перед лицом серьёзной угрозы израильских агрессоров, ощущая необходимость сосредоточить силы на укреплении национальной обороны, и столкнулся с экономическими трудностями, советские ревизионисты, принуждая Египет к уплате долгов, пытались загнать его в тупик. Как назвать подобного рода действия?

Невольно вспоминается нечто подобное, пережитое социалистическим Советским Союзом более 50 лет тому назад. Шёл 1921 год. Новорождённая Страна Советов только-только разгромила военную интервенцию четырнадцати держав и подавила внутренние контрреволюционные мятежи, как голод обрушился на советский народ, обрекая его на ни с чем не сравнимые трудности. И тут-то империалисты Запада, пользуясь случаем, ни перед чем не останавливаясь, потребовали от Советского Союза уплаты долгов царской России. Тогда кто-то сказал: «Воспользоваться голодом, чтобы поднять вопрос о старых долгах,— дьявольский поступок». Об этом Ленин с возмущением сказал: «Я не знаю, страшнее ли дьявол, чем современный империализм. Знаю, что на самом деле вышло именно так, что с нас, несмотря на голод, старые долги взыскать на особенно тяжёлых условиях попробовали» 3.

Кто мог подумать, что сегодня, спустя полвека, роль тогдашних империалистов-кредиторов Запада столь успешно сыграют советские ревизионисты? Они настоятельно взыскивают долги с египетского народа, которому так дорого стоила борьба против агрессии. Это говорит не только о том, что поступки советских ревизионистов только и можно назвать, по выражению Ленина, империалистическими, дьявольскими, но и о том, что они пытаются заставить египетский народ плясать под свою дудку.

А вот ещё один их чудовищный акт, разоблачённый недавно Египтом. После октябрьской войны в течение года с большим трудом выплатив советским ревизионистам долги в сумме десятков миллионов египетских фунтов, Египет в связи с экономическими трудностями обратился к советским ревизионистам с просьбой об отсрочке уплаты остальных долгов. Но советские ревизионисты не только не уважили этой просьбы, а наоборот, клеветнически заявили, что Египет, мол, навязывает свои условия. Какой же это «надёжный союзник»! Это просто политический хулиган, который, схватив человека за горло, обвиняет его в применении насилия. На протяжении многих лет египетский народ вёл и ведёт небывало тяжёлую борьбу против израильской агрессии, борьбу, стоившую жизни его многих лучших сынов и дочерей. Ввиду этого просто нельзя вынуждать борющийся египетский народ к выплате долгов. И единственно справедливым и рациональным было бы объявить безвозвратными все советские военные кредиты.


Друзья бывают настоящие и фальшивые и жизнь показывает, кто — друг настоящий, а кто —фальшивый. Во время войны Сопротивления японским захватчикам Председатель Мао Цзэдун, разоблачая империалистов, сочувствовавших Китаю лишь на словах, отметил:

«Однако друзей такого рода можно уподобить Ли Линьфу. Ли Линьфу был первым министром танского двора, это был известный лицемер, о котором говорили: „На устах мёд, а за пазухой нож“» 4.

Сегодня советские социал-империалисты, делая вид, что сочувствуют египетскому народу и народам других стран третьего мира, фактически являются фальшивыми друзьями, у которых «на устах мёд, а за пазухой нож», контрреволюционными двурушниками, более опасными, чем открытые враги.

То, что советские ревизионисты вытворяли под вывеской «военной помощи», послужило людям поучительным уроком, а также полностью разоблачает не сходящие с их языка «гуманность и справедливость». Египетский народ, народ волевой и мужественный, не устрашится угрозы агрессии Израиля, не поддастся никакому шантажу со стороны сверхдержав, а, идя своим боевым путём, доведёт до конца борьбу за возвращение утраченных территорий и защиту государственного суверенитета и независимости.

Примечания:

  1. Карл Маркс. Военный вопрос.— Парламентские дела.— Индия.— Маоизм.ру.
  2. Карл Маркс. Господин Фогт. Ⅷ. Да-да Фогт и его исследования.— Маоизм.ру.
  3. В. И. Ленин. Отчёт ВЦИК и СНК о внутренней и внешней политике республики Ⅸ Всероссийскому Съезду Советов 23 декабря 1921 г.Маоизм.ру.
  4. Мао Цзэдун. Сталин — друг китайского народа (20 декабря 1939 г.).— Маоизм.ру.

Чёрная неоколониалистская программа. Коварный замысел советских ревизионистов в распространении в третьем мире теории «международного разделения труда»

Кто опубликовал: | 03.07.2019

Клика советских ревизионистов-ренегатов давно уже с коварным умыслом проповедует теорию так называемого «международного разделения труда». Она кричит о том, что, мол, целью «международного разделения труда» является «содействие индустриализации», содействие «достижению высоких темпов роста экономики», преодоление «различий в уровнях экономического развития отдельных стран», повышение «благосостояния трудящихся» и т. д. и т. п. В последние годы советские ревизионисты стали ещё усиленнее распространять теорию «международного разделения труда» в третьем мире, утверждая, что-де только при «сотрудничестве» с ними развивающиеся страны могут «создать самостоятельную национальную экономику».

Что же, в конце концов, представляет из себя это такого рода «международное разделение труда», которое проповедуют советские ревизионисты? Уже с 60-х годов они бешено проводят политику экспансии и грабежа. Так называемое «международное разделение труда» —это продукт неоколониализма, то есть социал-колониализма советских ревизионистов. Лейб-ученые новых кремлёвских царей заявляют, что такое «международное разделение труда» главным образом выражается в «специализации и кооперировании производства», что оно «ведёт к специализации национальных хозяйств в целом, образованию… национально-хозяйственных комплексов» и, в конце концов, к «интеграции национальных экономик» стран. Именно на основании этой «теории» советские ревизионисты вынудили восточноевропейские страны, которые находятся под их контролем, реорганизовать структуру своего промышленного и сельскохозяйственного производства согласно нуждам советского ревизионизма и отказаться от права на самостоятельное и независимое развитие национальной экономики. В результате некоторые страны со сравнительно развитой промышленностью оказались вынужденными превратиться в заводы-придатки, обрабатывающие запчасти для советской промышленности. Иным же странам под предлогом «удовлетворять потребности в ней [продукции сельского хозяйства] других социалистических стран» пришлось превратиться в фруктовые сады, огороды и животноводческие фермы советских ревизионистов. Очевидно, что так называемое «международное разделение труда» есть не что иное, как неоколониалистский план в полном смысле слова, иначе говоря,— колонизация стран — членов СЭВ, контролируемых советским ревизионизмом!

Но это ещё не удовлетворяет алчные устремления советских ревизионистов. Ведь разработка народнохозяйственных планов странами — членами СЭВ — «суверенное дело» данных стран. Чтобы отнять у этих стран оставшиеся крохи суверенитета, советские ревизионисты, выдвинув ещё и требование «координации» народнохозяйственных планов, кричат о том, что только с осуществлением «координации» «международное разделение труда» станет «более глубоким и эффективным». Они открыто и нагло извращают марксистско-ленинскую теорию о плановом и пропорциональном развитии народного хозяйства. Предлагая установление так называемых «интернациональных соотношений», они с умыслом трубят: «…будет возрастать роль интернациональных соотношений в развитии различных отраслей их [социалистических государств] национального производства», «объектом координации становятся поэтому также показатели объёма производства и ассортимента продукции, объёма международных перевозок, капитальных вложений, предоставляемых кредитов» каждой страны. «Координацией» планов они нарушили народнохозяйственные планы стран СЭВ и подорвали их индустрию, в особенности тяжёлую индустрию, сообразуясь со своими грабительскими нуждами. В результате такой «координации» некоторые восточноевропейские страны вынуждены были прекратить производить свои традиционные продукты, закрыть новопостроенные заводы и фабрики или перестроить ряд заводов и фабрик по требованиям советских ревизионистов, что принесло большой ущерб экономике этих стран.

Главной организационной формой «международного разделения труда», проповедуемого советским ревизионизмом, является создание картельной «организации экономического сотрудничества» и последующее создание «международного хозяйственного комплекса». Доныне советским ревизионистам уже удалось заставить страны — члены СЭВ образовать ряд «организаций экономического сотрудничества» и через эти «наднациональные» экономические организации осуществить контроль над важнейшими отраслями народного хозяйства этих стран. Например, советские ревизионисты через Организацию по сотрудничеству в области чёрной металлургии контролируют все процессы металлургической промышленности некоторых восточноевропейских стран от добычи руды, производства и сбыта продукции вплоть до строительства доменных печей и т. д. Посредством этих «организаций экономического сотрудничества» советские ревизионисты пытаются заложить основу для создания себе «международного хозяйственного комплекса». Так называемый «международный хозяйственный комплекс» представляет собой в высшей степени монополизированный крупный комбинат. Такие предприятия ведутся согласно общему международному плану и могут совершать «свободное передвижение» рабочей силы, валютно-финансовых средств, результатов производственной деятельности и услуг. Создание такого «комплекса» превращает уважение государственного суверенитета и территориальной целостности и государственную независимость в звук пустой!

Советские ревизионисты в проведении этой своей колониальной политики не ограничиваются одной Восточной Европой, они проталкивают её и в третий мир. Советский журнал «Коммунист» № 8 за 1973 год опубликовал большую статью, откровенно требующую «постепенного и поэтапного приобщения» развивающихся стран «к международному социалистическому разделению труда», в которой говорится, что «всё настойчивее», мол, «на передний план» выдвигается «новая форма сотрудничества» — создание советскими ревизионистами в этих странах «предприятий с долевым участием» в целях «постепенного углубления специализации и кооперирования производства, ведущего к совершенствованию международного разделения труда». Более того, программа «экономической интеграции» стран — членов СЭВ носит «открытый характер» для развивающихся стран! Иначе говоря, советские ревизионисты хотят распространить на страны третьего мира неоколониализм, осуществляемый ими в некоторых странах Восточной Европы.

Советские ревизионисты неизменно рассматривают страны третьего мира как предмет ограбления. В течение 10 с лишним лет они под ширмой так называемой «помощи» и «экономического сотрудничества» приобрели по очень низким ценам большое количество минерального и другого промышленного сырья и сельскохозяйственных продуктов из стран Азии, Африки и Латинской Америки. По подсчётам, с 1960 по 1971 год советские ревизионисты награбили в странах Азии, Африки и Латинской Америки хлопчатобумажного волокна, натурального каучука, цветных металлов и пищевых продуктов на 6,7 миллиарда американских долларов, в том числе пищевых продуктов на 3,2 миллиарда, а натурального каучука на 1,7 миллиарда американских долларов. Так же, посредством «помощи» и «экономического сотрудничества» они осуществили контроль над промышленностью стран Азии, Африки и Латинской Америки. Советские ревизионисты, пользуясь «помощью», построили в Индии некоторые важнейшие предприятия металлургической, машиностроительной и энергетической промышленности, эти предприятия должны производить изделия в соответствии с техническим стандартом, ассортиментом и количеством, предусмотренными советскими ревизионистами, и продавать их Советскому Союзу по установленным ими ценам. Таким образом 30 процентов стали, 60 процентов нефти и электроаппаратуры и 85 процентов тяжёлых машин, производимых в Индии, идут в руки советских ревизионистов. Такова изнанка проповедуемого журналом «Коммунист» «сотрудничества» с советскими ревизионистами, помогающего «решать одну из наиболее острых проблем» стран Азии и Африки — «проблему сбыта готовой продукции»!

Но грабёж дешёвых продуктов и сырьевых материалов через так называемую «помощь» и «экономическое сотрудничество» всё-таки ограничен. С уплатой долгов привилегии могут исчезнуть. Именно в целях разрешения этой проблемы журнал «Коммунист» проповедует создание так называемых «предприятий с долевым участием» как главную «новую форму сотрудничества» с развивающимися странами. Говоря без обиняков, так называемые «предприятия с долевым участием» по существу превращают «помощь» в непосредственный вывоз капитала, а привилегии в обмене машин и оружия на дешёвые сырьевые материалы — в долговременный контроль над командными высотами экономики стран Азии, Африки и Латинской Америки и монополию на них. Это ли не чистейшая империалистическая теория и практика?!

Кроме того, в советском журнале «Коммунист» говорится, что «Комплексная программа социалистической экономической интеграции», принятая ⅩⅩⅤ сессией СЭВ, открывает большие «возможности» расширения «сотрудничества» между Советским Союзом и развивающимися странами. В этой «Комплексной программе» предусматривается осуществление за 15—20 лет «интеграции» не только производства, но и науки и техники, внешней торговли, валют и финансов стран СЭВ. Представить себе, если развивающиеся страны Азии, Африки и Латинской Америки попадут на эту удочку советского ревизионизма, какие после этого могут быть разговоры о их национальной независимости и суверенитете. Отсюда видно, до чего алчен советский ревизионизм в своих попытках создать великую мировую империю.

Великий вождь китайского народа Председатель Мао Цзэдун указывает:

«Империализм подготовил условия для своей гибели. Такими условиями являются пробуждение широких народных масс в колониях и полуколониях, пробуждение широких народных масс в самих империалистических странах. Империализм побудил широкие народные массы всего мира вступить в историческую эпоху великой борьбы за уничтожение империализма» 1.

С пробуждением народов третьего мира и обнажением хищной физиономии советского социал-империализма всё больше и больше стран и людей распознают реакционную сущность «международного разделения труда». Многие из развивающихся стран рассматривают курс на независимость и самостоятельность, опору на собственные силы и развитие своей национальной экономики как надёжный путь, обеспечивающий избавление от контроля и грабежа со стороны империализма и великодержавного гегемонизма, от своей бедности и отсталости. Даже Индия, и та выразила своё недовольство поступками советского ревизионизма. Печать и политические деятели Индии отметили, что экономические соглашения, подписанные Индией и Советским Союзом в 1973 году, ущемляя независимость и суверенитет Индии, являются «другим способом координации народнохозяйственных планов, основанной на принципе СЭВ», что «Индия будет главным образом государством — поставщиком сырья и первичных продуктов для Советского Союза».

Государства стремятся к независимости, нации стремятся к освобождению, народы хотят революции — таково неудержимое историческое течение. Миновали безвозвратно те времена, когда одна-две сверхдержавы навязывали свою волю народам всего мира. Бандитская теория «международного разделения труда», состряпанная советскими ревизионистами, идёт к банкротству и будет в конце концов выброшена на свалку истории.

Примечания:

  1. Мао Цзэдун. Отбросить иллюзии, готовиться к борьбе (14 августа 1949 г.).— Маоизм.ру.

СЭВ — орудие советского ревизионизма для насаждения нового колониализма

Кто опубликовал: | 02.07.2019

В своих выступлениях и статьях клика советских ревизионистов-ренегатов не перестаёт петь на старый лад о «дружбе», «сотрудничестве», «равноправии» и «суверенитете» в отношениях между странами — членами Совета Экономической Взаимопомощи и рекламирует СЭВ как «пример международных социалистических хозяйственных связей».

«Примером» именно чего служит СЭВ? Об этом Брежнев и ему подобные отдают себе ясный отчёт, а другие страны — члены СЭВ на многолетнем собственном опыте убедились в том, что СЭВ для них горькая пилюля.

Под контролем советского социал-империализма СЭВ давно уже переродился в орудие контроля, эксплуатации и грабежа советским ревизионизмом других стран — членов СЭВ, в орудие проведения в их отношении неоколониализма.

На протяжении долгих лет советские руководители от Хрущёва до Брежнева прилагают большие усилия к тому, чтобы осуществить внутри СЭВ «экономическую интеграцию», пытаются втянуть народное хозяйство других стран — членов СЭВ в орбиту советской экономики. В июле 1971 года СЭВ вследствие манипуляций советского ревизионизма принял так называемую «Комплексную программу экономической интеграции», предусматривающую поэтапное осуществление за 15—20 лет «интеграции» производства, науки и техники, внешней торговли, валют и финансов стран СЭВ. Причём при СЭВ в качестве инструментов для осуществления «экономической интеграции» созданы такие органы, как Организация по сотрудничеству в области чёрной металлургии, Объединённые энергосистемы «Мир», Международный центр научной и технической информации, Международный банк экономического сотрудничества, Международный инвестиционный банк и т. д. Посредством этих наднациональных органов советский ревизионизм взял под свой контроль такие ключевые экономические отрасли и командные высоты экономики других стран — членов СЭВ, как промышленность, энергетика, транспорт, наука и техника и финансы.

Уже много лет советские ревизионисты под вывеской «экономической интеграции» усиленно осуществляют внутри СЭВ «координацию планов», «международное разделение труда» и «специализацию производства». Они вмешиваются во внутренние дела других стран — членов СЭВ, бесцеремонно осуждая их за стремление «искусственно ограничить процесс расширенного воспроизводства рамками отдельных национальных хозяйств» и требуя от них «заново перестроить» свою «экономику» в соответствии с так называемым «международным разделением труда». Советская «координация планов» распространяется даже на пятилетки других стран — членов СЭВ и их перспективные планы на 10—20 лет, затрагивает важные хозяйственные отрасли и ассортимент продукции других стран —членов СЭВ и даже их экономику в целом. Под предлогом «координации планов» советские ревизионисты непосредственно разместили советских людей в экономических отраслях некоторых стран — членов СЭВ для установления так называемой прямой связи между одинаковыми отраслями и непосредственного сотрудничества. Например, многие министерства Советского Союза имеют свои «представительства» в соответствующих органах Монголии. Эти «представители», «советники» и «специалисты» даже могут отвергнуть мнения министров Монголии при разрешении важных экономических проблем. Таким образом советские ревизионисты поставили экономику других стран — членов СЭВ под свой длительный и всесторонний контроль, лишив их права на самостоятельную разработку собственных народнохозяйственных планов. Такое великодержавное гегемонистское поведение советского ревизионизма вызвало общее недовольство других участников СЭВ. В книге «Какой степени достигла экономическая интеграция СЭВ», изданной в 1972 году в Венгрии, многозначительно сказано: «Советский Союз — мировая держава. В интересах политики в его экономической политике неэкономические факторы несомненно играют значительную роль». В книге указывается, что вследствие проведения «экономической интеграции» «суверенитет некоторых малых государств» «ограничен».

Осуществляя «экономическую интеграцию» и «международное разделение труда» внутри СЭВ, руководящая группировка советских ревизионистов действует как метрополия и рассматривает другие страны — члены СЭВ как свои экономические придатки. Ссылаясь на «высокие экономические и научные потенциалы» Советского Союза, эта группировка открыто требует от других участников СЭВ признания за ним «ведущей роли» в экономике и выступает против того, чтобы эти страны самостоятельно создавали собственную экономическую систему в соответствии со своими конкретными условиями и нуждами. Она заявляет, что таким странам, как Болгария и Монголия, не надобно и бесполезно развивать некоторые промышленные отрасли, так как в Советском Союзе уже созданы такие отрасли. Она даёт наглое предписание — тем странам, у которых недостаёт ресурсов, нет необходимости производить в опытном порядке те продукты, потребность в которых может удовлетворяться поставкой другими странами. Она требует, чтобы эти страны зависели в этом отношении от поставки такими более развитыми странами, как Советский Союз. Основываясь на этой «теории», советский ревизионизм в течение многих лет принуждает некоторые страны — члены СЭВ реорганизовать структуру своего промышленного и сельскохозяйственного производства и развивать только те отрасли экономики, в которых они могут «специализироваться» согласно «разделению труда», отвечающему нуждам Москвы. Это фактически превращает эти страны в придатки обрабатывающей промышленности Советского Союза. Болгарский журнал «Международные отношения» в своей статье выразил мнение о том, что такое «международное разделение труда» привело бы к «односторонности и зависимости развития разных стран» и «усилило бы неравенство между странами». Польская печать неоднократно открыто жаловалась на то, что «международное разделение труда» и «специализация производства», проводимые руководящей кликой Советского Союза внутри СЭВ, приводят к сужению ассортимента продукции Польши и не соответствуют её производственному потенциалу; «невыгодны [Польше] с точки зрения технического прогресса, сырья и капиталовложения» и не являются «важными факторами, способствующими развитию экономики» Польши.

У других стран —членов СЭВ из-за ограниченности природных условий не хватает некоторых важных промышленных ресурсов. В прошлом они разрешали вопрос промышленного сырья и топлива посредством импорта из разных источников. За последние 10 с лишним лет советский ревизионизм под вывеской «международного разделения труда» и «братского сотрудничества» шаг за шагом монополизировал снабжение этих стран сырьём и топливом. По статистическим данным, в настоящее время восточноевропейские страны — члены СЭВ импортируют из Советского Союза почти всю нефть и чугун, 80—90 процентов железной руды и лесоматериалов, три четверти нефтяных продуктов, листового металла и фосфорных удобрений, свыше трёх пятых хлопка, угля и марганцевой руды. Нефтепровод «Дружба», объединённые энергетические системы «Мир», газопровод «Брат», протягивающиеся от Советского Союза до восточноевропейских стран, стали главными источниками энергии для этих стран. Таким образом советский ревизионизм поставил их в зависимость от себя в сырьё, топливе и энергии. Пользуясь этим, он может произвольно вмешиваться в экономику этих стран и оказывать на них политический нажим. Так уже более 10 лет советский ревизионизм заставляет восточноевропейские страны предоставлять ему кредиты, оборудование и рабочую силу и помогать Советскому Союзу в освоении ресурсов и строительстве промышленных предприятий. По сообщениям печати, с 1960 по 1970 год одна только Чехословакия предоставила Советскому Союзу около 2000 миллионов рублей в качестве кредитов или капиталовложений на освоение железной руды, нефти, цветных металлов, природного газа и прокладку газопровода. Осуществляя «координацию» народнохозяйственных планов на 1971—1975 годы, Советский Союз заключил с Восточной Германией, Польшей, Венгрией, Чехословакией и Болгарией соглашения о строительстве в Советском Союзе новых топливных и сырьевых объектов. По соглашениям эти страны должны предоставить Советскому Союзу долгосрочные «специальные кредиты» в сумме, превышающей 1000 миллионов рублей. Это вымогательство со стороны советского ревизионизма ляжет на эти страны тяжёлым финансовым бременем. Болгария выразила своё беспокойство: «Переброской сельскохозяйственных капиталовложений на сырьевые отрасли другой страны мы значительно замедлим темпы развития своего сельского хозяйства». Венгрия отметила «нерациональность» этих кредитов, которые грозят «значительно нарушить внутренние пропорции воспроизводства». Руководящая группировка советского ревизионизма, с одной стороны, ставит другие страны — члены СЭВ в зависимость от Советского Союза в основном сырье и топливе, а с другой стороны, всеми средствами прибирает к рукам редкие металлы и стратегическое сырьё этих стран. По сообщениям печати, советские ревизионисты почти полностью контролируют разработку урановых руд в Чехословакии, Венгрии, ГДР, Болгарии. Они также прибрали к рукам право эксплуатации медно-молибденовой руды Монголии и захватили 50 процентов экспортной вольфрамовой руды и плавикового шпата Монголии. 43 процента экспортного цинка Польши, 94 процента экспортного барита и 49 процентов свинцовой руды Болгарии уходят в Советский Союз.

Кроме того, в течение многих лет советский социал-империализм путём так называемой «экономической интеграции» мало-помалу взял под свой контроль внешнюю торговлю других стран — членов СЭВ, превратив эти страны в рынки демпинга советских товаров и базы поставки определённых товаров. По статистическим данным, в последние годы более половины советского экспортного машинного оборудования было продано этим странам, а более 70 процентов советского импорта — машин и оборудования, средств транспорта и товаров широкого потребления привозилось из других стран СЭВ. Торгуя с этими странами, советские ревизионисты, чтобы сбыть свои недоброкачественные товары, нагло вынуждают их всё шире и шире открывать свои внутренние рынки, что же касается ввозимых из этих стран продуктов, то они всячески придираются к ним. К тому же советские ревизионисты получили баснословные прибыли за счёт этих стран путём неэквивалентного обмена, продажи втридорога и закупки втридёшева. По опубликованным самим советским ревизионизмом материалам, с 1961 по 1971 год Советский Союз, манипулируя разницей в ценах, нажил на вывозе в Чехословакию нефти, железной руды, угля, чугуна и хлопка-волокна на 1160 миллионов рублей больше, чем на вывозе тех же товаров в Западную Германию. В изданной в Венгрии книге указывается: «Рост цен на сырьё и снижение цен на машины в СЭВ принесли одним странам серьёзный ущерб, а другим — колоссальную прибыль». В книге, выпущенной в Болгарии, со всей ясностью подчёркивается: «Необходимо найти путь для исправления такого неблагоприятного соотношения между ценами на промышленные товары и ценами на сельскохозяйственные и пищевые продукты, которое существует на капиталистических рынках и было механически перенесено в торговлю между странами — членами СЭВ». В настоящее время вокруг вопроса о ценах с каждым днём обостряются противоречия между Советским Союзом и другими странами — членами СЭВ.

Ленин указывал: «Империализм есть прогрессирующее угнетение наций мира горсткой великих держав» 1. Из многолетней деятельности и поведения клики советских ревизионистов-ренегатов в СЭВ и немолчного недовольства и осуждения советского ревизионизма другими странами —членами СЭВ нетрудно увидеть, что советский социал-империализм посредством СЭВ всё усиливает угнетение своих так называемых «братских стран». Уж если СЭВ и служит каким-то «примером международных хозяйственных связей», то только «примером» того, как империалистические сверхдержавы грабят, контролируют и эксплуатируют другие страны и проводят великодержавный гегемонизм в международных экономических отношениях, «примером» угнетения и порабощения средних и малых стран новыми московскими царями.

Сверхдержава Советский Союз также и сверхэксплуататор

Кто опубликовал: | 01.07.2019

Советская социал-империалистическая сверхдержава, так же, как и другая сверхдержава, является сверхэксплуататором третьего мира. Один из излюбленных приёмов этой сверхдержавы во внеэкономическом принуждении стран третьего мира — ростовщичество под видом экономической «помощи». Посредством предоставления кредитов она добивается вывоза своих товаров, сбывает промышленные товары по высоким ценам, а путём неэквивалентного обмена грабит сырьё получающих «помощь» стран, таким путём жестоко эксплуатируя страны третьего мира в международной торговле.

Советский ревизионизм, именующий себя «естественным союзником» развивающихся стран, фактически является естественным эксплуататором, жестоко эксплуатирующим развивающиеся страны путём кредитования. Клика Брежнева, которая неустанно выпрашивает займы у США и Западной Германии, а также у Японии и других стран, неутомимо рекламируя займы, предоставляемые ею странам третьего мира, как «бескорыстную помощь» и «действенное средство укрепления национальной независимости стран „третьего мира“», фактически использует кредитование в целях эксплуатации, грабежа, шантажа и вымогательства. По сведениям западной печати, кредиты, предоставляемые советским социал-империализмом странам третьего мира номинально под низкие проценты и в качестве особого «льготного фонда развития», в силу многочисленных дополнительных жёстких условий фактически являются видоизменённым ростовщичеством, экономическим ярмом на шее стран-должников. Характеризуя алчность империализма, Ленин в своё время сказал, что он «дерёт две шкуры с вола» 1. Сегодня советский социал-империализм проявил ещё большую алчность, сдирая посредством кредитования со стран, получающих помощь, по три шкуры: во-первых заставляет их покупать по завышенным ценам устаревшие машины и оборудование, во-вторых, требует от них выплаты задолженности поставками по заниженным ценам сырья, промышленной и сельскохозяйственной продукции или инвалютой, в-третьих, ставит чрезвычайно жёсткие дополнительные условия.

Начнём с использования кредитования для сбыта устаревших машин. Советские кредиты, как правило, обусловлены обязательством страны-должника покупать на них советские машины и оборудование. Иными словами, Советский Союз выдаёт кредит устаревшими машинами. Всем известно, что советские машины плохи по качеству и дороги по цене, цены на некоторые из них на 20—30 процентов выше цен на международном рынке. Так называемые «торговые кредиты» Советского Союза, говоря без обиняков, это не что иное, как способ сбыта товаров по ценам выше международных. Грабительский способ. Советские ревизионисты — мастера грабить сырьё посредством кредитования, ведь зачастую одним из дополнительных условий советских кредитов является погашение их «традиционными» товарами стран-должников, причём обычно по ценам на 10—15 и даже на 30 процентов ниже международных цен. Ведь на международном рынке между ценами на промышленные товары и сырьевые материалы уже есть разница, образованная на основе империалистической монополии, и нет никакого эквивалентного обмена. На основе такого уже неэквивалентного обмена советские ревизионисты навязывают развивающимся странам ещё более неравноправный обмен, выкачивая из них по заниженным ценам большое количество материальных ценностей, как, например, концентраты руд цветных металлов, нефть, природный газ, длинноволокнистый хлопок, натуральный каучук, кожевенное сырьё, маслосемена, а также готовое платье, мебель, рис, кофе, тропические фрукты и многое другое. Иногда советский ревизионизм как страна-кредитор вынуждает страны-должники заниматься так называемым «направленным производством», что означает производство на определённых предприятиях востребованных Советским Союзом видов продукции и поставку их ему по ценам ниже международных в погашение кредитов. Советские ревизионисты не прочь погреть руки и способны с этой целью прибегать к вымогательству и в случаях, когда предусматривается погашение кредитов в форме валюты. К примеру, они часто под предлогом девальвации требуют от стран-должников дополнительной уплаты или уплаты инвалютой. Таким образом, «валютные поступления» советских ревизионистов «от погашения кредитов развивающимися странами ежегодно возрастают и являются существенным вкладом в платёжный баланс СССР».

Осуществить экономическое проникновение, вмешательство и контроль — это другая важная цель, которую преследует советский ревизионизм, выдавая кредит. Советские кредиты на план развития, афишируемые как «помощь» в развитии экономики развивающихся стран, фактически направлены на то, чтобы контролировать эти страны и поставить их в зависимость от советского ревизионизма. Почти все предприятия, построенные на советские кредиты, находятся в руках советских специалистов, начиная с проектирования, строительства, производства и кончая управлением. Советские специалисты, словно хозяева этих предприятий, пользуются различными привилегиями, как, например, высокой зарплатой, коттеджами, надбавками, бесплатными экскурсиями и бесплатной медицинской помощью. Кроме того, даже расходы, связанные с возвращением их с семьями на родину во время отпусков, оплачиваются страной, получающей «помощь». Для получающих «помощь» стран содержание этих «бар-аристократов» —действительно тяжёлое бремя. По подсчётам, расходы получающей «помощь» страны на это обычно составляют 20 процентов суммы советского кредита. Иными словами, какова бы ни была польза от того или иного объекта, пятая часть кредита возвращается в карман советских ревизионистов ещё до завершения его строительства.

Этим дело не ограничивается. Советский ревизионизм всегда использует тяжёлое положение других стран для осуществления своего вмешательства и контролирования их в политическом отношении. В случае же сопротивления он требует погашения задолженности. Например, во время средневосточной войны 1973 года советский ревизионизм с целью вынудить Египет к прекращению огня перестал поставлять ему оружие и потребовал от него уплаты процентов по займам в сумме 80 миллионов американских долларов. В 1974 году, когда Бангладеш страдал от серьёзного наводнения, советский ревизионизм также заставлял Бангладеш возвратить 200 тысяч тонн занятой у него пшеницы. По сообщению индийской газеты «Файнэншл экспресс», советские ревизионисты, нарушив своё с Индией соглашение, под предлогом девальвации индийской рупии потребовали от Индии перерасчёта ссуд с процентами, в результате чего Индии пришлось сверх всего выплатить ещё 4 миллиарда рупий.

Эксплуатируемые двумя крупными кредиторами, Советским Союзом и Соединёнными Штатами, немало развивающихся стран уже залезли в долги, все поднимающиеся по порочной спирали. Погашение кредитов и процентов стало тяжёлым бременем развивающихся стран. Им приходится выделять по 10, а то и по 30 процентов важнейших торговых и не торговых инвалютных доходов странам-кредиторам, в которых они сами остро нуждаются. Некоторые из этих стран, сидящие в долгах по уши, вынуждены гасить старые ссуды за счёт новых займов, другим же и новых займов недостаточно, чтобы выплатить старые. По статистическим данным министерства финансов Индии, в 1973—1974 финансовом году советский ревизионизм предоставил Индии кредит в сумме 139 миллионов рупий, а размер старых ссуд и процентов, уплаченных ему Индией в том же году, достиг 567 миллионов рупий. Индия вынуждена была покрыть их деньгами, раздобытыми ею где только можно, или товарами.

Развивающиеся страны на своём горьком опыте всё глубже и глубже осознают, что иностранные кредиты не помогают им избавиться от иностранной экономической эксплуатации и контроля, а наоборот, задолженность служит помехой экономическому развитию и прогрессу государства. В настоящее время развивающиеся страны задумываются над тем, как им сбросить с себя тяжёлые экономические оковы внешних займов. Они стали в различных формах разоблачать и критиковать иностранное ростовщичество. Борьбу против вымогательства и принуждения к уплате долгов развернули первыми те страны, которые сильно страдают от ростовщичества советского ревизионизма. Египтяне с негодованием осуждают позорный акт Советского Союза, вынуждающего Египет уплатить долги, чем и снискали широкую симпатию и поддержку со стороны мировой общественности. Индийская пресса также стала разоблачать и бичевать советского кредитора. Даже парламентарии Индии опасаются, как бы чрезмерные внешние займы не привели к тому, что Индию придётся «дать в залог Советскому Союзу», и не «поставили её в зависимое положение».

В «Программе действий», принятой на Ⅵ специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН, содержится настоятельное требование принять целесообразные срочные меры для того, чтобы уменьшить дурные последствия, которые приносит и будет приносить прогрессу развивающихся стран тяжёлое бремя внешних займов на жёстких условиях. Это отражает всеобщий голос стран третьего мира.

Вместе с тем развивающиеся страны в целях преодоления нехватки денежных средств активно осуществляют взаимопомощь между собой. Они придают особое значение накоплению средств для расширенного воспроизводства путём взыскивания доходов и сокращения расходов, путём обеспечения собственными силами средств для своего развития с тем, чтобы поменьше брать займы у других стран. Теперь этот верный путь для разрешения вопроса денежных средств осознаётся и принимается всё большим количеством развивающихся стран, открывает перед ними широкую и прекрасную перспективу — избавление от иностранного ростовщичества и самостоятельное развитие национальной экономики.

Две династии, одна чёрная нить. О том, как новые цари оправдывают агрессию и экспансию старых царей

Кто опубликовал: | 29.06.2019

Всему миру известно, что в истории царская Россия на протяжении длительного периода занималась разнузданной агрессией и территориальной экспансией. Учители пролетарской революции К. Маркс, Ф. Энгельс, В. И. Ленин и И. В. Сталин с гневом обличали и осуждали её агрессивные зверства. Но сегодня руководящая группировка советских ревизионистов, открыто искажая и фальсифицируя историю, всячески старается реабилитировать старых царей и тем самым оправдывает свою социал-империалистическую агрессивную политику.

  1. Она отрицает то, что царская Россия боролась за мировое господство, а захват колоний царской Россией рассматривает как предотвращение ею экспансии других стран и избавление местных жителей от порабощения другими странами.

  2. Останавливаясь на политике царской России, К. Маркс в своё время отмечал: «Её методы, её тактика, её приёмы могут изменяться, но путеводная звезда этой политики — мировое господство, остаётся неизменной» 1. Ф. Энгельс также указывал на то, что царская Россия «использует непрерывно меняющиеся цели соперничающих друг с другом великих держав в качестве средства для достижения своей никогда не меняющейся, никогда не упускаемой из виду цели — мирового господства России» 2. В. И. Ленин в своём труде «Империализм, как высшая стадия капитализма» даёт таблицу, показывающую, что в 1914 году царская Россия по размерам своих колониальных владений занимала второе место в мире, уступая только Англии, и что площадь её колоний превышала общую площадь колоний Франции, Германии, США и Японии, вместе взятых. Однако в статье, опубликованной в первом номере за 1973 год советского журнала «Новая и новейшая история», говорится, что тезис «о том, что целью царской России была борьба за мировое господство» является «ничем не доказанным» и что «вообще во всей мировой истории до 1917 г. Россия неверно изображается главной и почти единственной агрессивной силой».

    Насчёт борьбы империалистических стран за колонии Ленин отметил: «Чем выше развитие капитализма, чем сильнее чувствуется недостаток сырья, чем острее конкуренция и погоня за источниками сырья во всём мире, тем отчаяннее борьба за приобретение колоний». Он также указал, что соперничество царской России и Англии в Средней Азии было дележом добычи между империалистическими странами. Однако в «Истории СССР» 1964 года под редакцией Кабанова и Кузнецова утверждается, что царская Россия захватила Среднюю Азию именно для того, чтобы «противодействовать колониальной экспансии Англии на Ближнем и Среднем Востоке». Как говорится в изданном в 1973 году 12-м томе Большой советской энциклопедии, благодаря аннексии царской Россией Киргизии «киргизские трудящиеся избавились от жестокого ига кокандских феодалов и были спасены от угрозы порабощения другими отсталыми государствами Востока и английской экспансии».

  3. Руководящая группировка советских ревизионистов изображает постепенное поглощение территории других стран царской Россией и её попытку покорить их как проведение ею «добрососедской» политики и поддержку «освобождения» и даже утверждает, что царская Россия «подвергалась нашествию».

    Останавливаясь на захвате царской Россией обширной территории Китая южнее Внешнего Хингана, К. Маркс писал, что Россия, «начиная с царя Алексея Михайловича и до Николая постоянно делала попытки завладеть ею» 3. Ленин также отметил: «Политика царского правительства в Китае есть преступная политика», «европейские правительства (и русское едва ли не первое из них) уже начали раздел Китая» 4. В книге «Новая история Китая», выпущенной в свет советскими ревизионистами в 1972 году, беззастенчиво утверждается, что «в отличие от западных держав русское правительство проводило иную политику в отношении Китая, оно стремилось к установлению добрососедских отношений», что «царское правительство… не проявляло инициативы ни в навязывании Китаю неравноправных договоров, ни в защите системы договоров после 1860 г.». В «Истории СССР» от 1964 года под редакцией Кабанова и Кузнецова говорится, что после подписания Айгунского и Пекинского договоров «политика царской России по отношению к Китаю оставалась прежней, то есть велась на мирной основе».

    К. Маркс писал, что разрушение румынской национальности всегда являлось целью интриг и войн России 5. А «История СССР» 1970 года под редакцией Дацюка 6 утверждает, что-де «при поддержке России возникло Румынское княжество, объединившее Молдавию и Валахию». Под пером её автора царская Россия стала прямо-таки благодетелем румынской национальности 7. Ф. Энгельс в своё время назвал «освобождение» Болгарии, рекламированное царской Россией, «царским методом освобождения», завоеванием «под маской освобождения» 8, а в «Истории СССР» 1960 года под той же редакцией подчёркивается, что «русские пролили много своей крови, помогая болгарам освободиться из-под турецкого ига».

    В вопросе отношений между Россией и Ираном (Персия) К. Маркс указал, что Россия «вторглась в Персию», что она по Гюлистанскому и Туркманчайскому договорам не только отняла «у Персии ещё несколько областей», но даже запретила «ей навигацию в её же собственных прибрежных водах Каспийского моря» 9. Ф. Энгельс отметил, что Персию «Туркманчайский договор превратил в вассала России» 10. В 49-м томе Большой советской энциклопедии, изданном в 1941 году, отчётливо указывается, что причина ухудшения российско-иранских отношений заключалась в том, что царская Россия, «расширяя границы русского государства» и «стремясь овладеть Каспийским морем», начала «наступление на Персию», а Гюлистанский и Туркманчайский договоры являлись успехами «грабительской колониальной политики царизма в Персии» и все они являются «неравноправными договорами». Однако, изданная советскими ревизионистами «Всемирная история» свалила на Иран ответственность за начало войны, обвиняя его в выступлении против России, и заявила, что земли царской России подверглись нашествию; что же касается вышеуказанных договоров, то советские ревизионисты совершенно замолчали их неравноправный характер, зато подчеркнули, что «купцы обеих сторон получали право беспрепятственной торговли», тем самым представляя эти договоры чуть ли не как равноправные и взаимовыгодные.

  4. Клика советского ревизионизма изображает насильственное присоединение царской Россией других стран как «добровольное присоединение».

    Всем известно, что многие из теперешних союзных и автономных республик СССР были аннексированы царской Россией. Касаясь территориальной экспансии царской России, К. Маркс привёл факты «территориальных приобретений» России со времени Петра Великого 11. Ф. Энгельс сказал: «Если в отношении завоеваний Екатерины у русского шовинизма были ещё некоторые извиняющие — я не хочу сказать оправдывающие — предлоги, то относительно завоеваний Александра об этом не может быть и речи. …тут мы имеем дело с неприкрытым насильственным завоеванием чужой территории, с простым грабежом» 12. Кроме того, он ещё указал на завоевание Средней Азии царской Россией. Однако советские ревизионисты позволяют себе заявить в изданных ими книгах и журналах, что-де народы Казахстана, Киргизии, Туркмении, Башкирии, Азербайджана, Армении, Грузии, Украины, Белоруссии, Молдавии и т. д. или «добровольно вошли» «в состав Российской империи», или обратились «с просьбой о принятии в российское подданство» и некоторые даже вели борьбу за «воссоединение с Россией». Будто царскую Россию со всех сторон приглашали на оккупацию! А ведь вышедший в свет в 1937 году 30-й том Большой советской энциклопедии уже разоблачил эту ложь. В нём сказано: «Легенда, усиленно распространявшаяся великодержавными шовинистами и казахскими буржуазными националистами, о „добровольном подданстве“ казахского народа — явная ложь». Эти слова — удар по больному месту сегодняшних советских ревизионистов.

  5. Эта руководящая группировка советских ревизионистов изображает царскую Россию с её жестоким колониальным гнётом как «счастливый рай».

    В своей книге «Империализм, как высшая стадия капитализма» В. И. Ленин в таблице показал, что в 1914 году из всей территории России, составлявшей 22,8 миллиона квадратных километров, 17,4 миллиона было колониями 13. Он не раз указывал, что царская Россия — «тюрьма народов» 14, что она «побила всемирный рекорд угнетения наций» 15. И. В. Сталин также отметил, что «агрессивность русского национализма» сливалась «с палачеством царизма в отношении нерусских народов» 16. Но в «Истории СССР» 1964 года под редакцией Кабанова и Кузнецова и в книгах «Туркменистан» и «Родная Украина» утверждается, что «Россия принесла земле [Средней Азии] счастливый век», царская Россия являлась «спасительницей и заступницей» Туркмении, поглощение царской Россией Украины привело к избавлению украинцев от большого горя и наступлению счастливой поры. Для того чтобы изобразить царскую Россию как «счастливый рай» народов, советские ревизионисты не останавливаются даже перед наглым искажением истории. В 32-м томе Большой советской энциклопедии, изданном в 1936 году, отмечено: «Колонизаторская политика царской России вела к обнищанию и вымиранию киргизского населения, численность к-рого за 10 лет (1903—13) сократилась на 7—10%». В 1964 году главарь советского ревизионизма в одном открытом выступлении заявил, что господство царской России, мол, дало возможность «отвести угрозу исчезновения киргизов как самостоятельного народа». «История СССР» от 1954 года под редакцией Нечкиной ещё признаёт, что в Молдавии, после того как она была аннексирована царской Россией, сложился «односторонний аграрный характер экономики», который «был обусловлен её колониальным положением», и наблюдалось «слабое развитие промышленности». А советский журнал «Вопросы истории» в одиннадцатом номере 1968 года писал, что аннексирование царской Россией Молдавии «обеспечило молдаванам возможность более быстрого экономического и культурного развития». Исходя из такой фальсифицированной истории, новые цари пришли к выводу: «Объединение, даже совершённое в насильственной форме, могло быть исторически прогрессивным». Это поистине типичная логика колониализма и открытая пропаганда справедливости агрессии.

Перечислить все примеры того, как советский ревизионизм, отрицая рассуждения учителей революции, искажая и фальсифицируя историю, оправдывает агрессию и экспансию старых царей, просто невозможно.

Брежнев и ему подобные любят афишировать себя как «марксистов-ленинцев», как «учеников и последователей Ленина», но их высказывания о русских царях не имеют ничего общего с марксизмом-ленинизмом. Лживые измышления советской руководящей группировки являются точной копией высказываний старых царей и их генералов, министров и лейб-писак. Если говорить о разнице между нынешними кремлёвскими царями и старыми царями, то последние в некоторых случаях ещё высказывали кое-какую правду, а новые цари врут без зазрения совести. Касаясь тактики покорения Казахстана, Петр Ⅰ говорил, что «и буде оная орда в точное подданство не пожелает, то стараться, несмотря на великие издержки, хотя бы до милиона издержать, но токмо, чтобы только одним листом под протекциею Российской империи быть обязать» 17. Вот она вся правда «добровольного присоединения» в одной фразе. Но Брежнев и ему подобные цепляются за «добровольное присоединение», как утопающий за соломинку. Посланник царской России в Китае Путятин признал, что часть к югу от Внешнего Хингана «бесспорно принадлежала Китаю по трактату» 18. Генерал-губернатор Восточной Сибири царской России Н. Н. Муравьёв также признал, что в этом районе имелись «китайские чиновники и караулы». Но Брежнев и Ко утверждают, что местные жители «никому не голдуют» 19, «земли же к югу от р. Удь… были оставлены неразграниченными», в местности «не было… цинских властей» и т. д. Смотрите, новые цари далеко превзошли своих предшественников — старых царей!

Почему новые цари так рьяно оправдывают агрессию и экспансию старых царей? Ф. Энгельс говорил, что «русский, если только он шовинист, рано или поздно падёт на колени перед царизмом» 20. Таков ответ. Две династии — династия Романовых и династия Хрущёва — Брежнева — пронизаны одной чёрной нитью, а эта чёрная нить и есть агрессивная и экспансионистская природа великорусского шовинизма и империализма. Разница между двумя династиями сводится лишь к тому, что последняя из них рядится в тогу социализма, и потому она является чистой воды социал-империализмом.

Примечания:

  1. Карл Маркс. Речь на польском митинге в Лондоне 22 января 1867 года.— Маоизм.ру.
  2. Фридрих Энгельс. Внешняя политика русского царизма. Следует учесть, что Сталин оценивал эту статью как «однобокую», не являющуюся «руководящей или, во всяком случае, глубоко поучительной для наших партийных работников с точки зрения выяснения проблем империализма и империалистических войн».— Маоизм.ру.
  3. Т. е., упрощённо говоря, территорией нынешней Амурской области, Приморского края и южной части Хабаровского края, по выражению Маркса, «богатейшей территорией между Татарским проливом и озером Байкал» (К. Маркс. Договор между Китаем и Британией).— Маоизм.ру.
  4. В. И. Ленин. Китайская война.— Маоизм.ру.
  5. «Румынский народ является здесь только предлогом и сам по себе совершенно в счёт не идёт. Даже самые отчаянные энтузиасты едва ли найдут в себе достаточно легковерия, чтобы допустить, будто Луи-Наполеон искренно ратует за неподдельность народных выборов, а Россия действительно горит желанием укрепить румынскую национальность, разрушение которой со времени Петра Великого всегда являлось целью её интриг и войн» (К. Маркс. Восточный вопрос).— Маоизм.ру.
  6. В оригинале ошибочно г.— «Датюка».— Маоизм.ру.
  7. Строго говоря, Маркс писал это в 1957 г., за два года до формирования Объединённого княжества Валахии и Молдавии.— Маоизм.ру.
  8. «…Покорённые [турками] христиане: славяне, румыны и греки.., почти исключительно греко-православного вероисповедания, были… единоверцами русских, а среди них славяне — сербы и болгары — к тому же и их соплеменниками. Поэтому стоило лишь России объявить о своем призвании защищать угнетённую православную церковь и порабощённое славянство, как почва для завоеваний — под маской освобождения — была уже здесь подготовлена. ‹…› …После 1878 г. стало обнаруживаться, как сильно ухудшилось положение русской дипломатии с тех пор, как народы все больше стали позволять себе вмешиваться в дела, и притом вмешиваться с успехом. Даже на Балканском полуострове в районе, где Россия ex professo выступает в роли освободительницы народов, ничего не удаётся добиться. Румыны в благодарность за то, что именно они сделали возможной победу русских под Плевной, вынуждены были снова уступить принадлежавшую им часть Бессарабии и теперь они вряд ли позволят прельстить себя обещаниями относительно присоединения в будущем Семиградья и Баната. Болгары сыты по горло царским методом освобождения в результате действий царских агентов, направленных в их страну; только сербы и, пожалуй, греки пока ещё не запуганы — те и другие потому, что они не находятся непосредственно на пути к Константинополю» (Ф. Энгельс. Внешняя политика русского царизма).— Маоизм.ру.
  9. К. Маркс. Война против Персии.— Маоизм.ру.
  10. Ф. Энгельс. Перспективы англо-персидской войны.— Маоизм.ру.
  11. Вероятно: К. Маркс. Турецкий вопрос.— «Times».— Расширение России (31 мая 1853 г.).— Маоизм.ру.
  12. Ф. Энгельс. Внешняя политика русского царизма.— Маоизм.ру.
  13. Т. е. три четверти; правда, население их составляло только четверть. Справедливости ради, хотя Ленин об этом не говорил, поскольку в ту пору Китай сам был зависимой страной, но почти половина, а то и более территории КНР также составлена за счёт колоний. И разумеется, идеологема о «добровольном вхождении» там точно так же присутствует. Ср.: «…Ханьская, тибетская, монгольская, уйгурская, чжуанская и другие [национальности, ] сотрудничая между собой на протяжении длительного времени,.. сообща образовали единое государство. Тибет стал составной частью нашей великой Родины в результате длительного последовательного процесса. Вступление тибетского народа в великую семью народов Китая — это давний исторический факт. Свой выбор и решение тибетский народ сделал в процессе долгих дружественных связей, сплочения и взаимопомощи с другими народами Китая, главным образом — с ханьцами, после испытаний, в ходе которых они делили радости и горе и оказывали друг другу помощь в беде» (Справка «Тибет — неотделимая часть территории Китая» // О тибетском вопросе.— Пекин: Издательство литературы на иностранных языках, 1959).— Маоизм.ру.
  14. По меньшей мере, в работах «К вопросу о национальной политике», «О национальной гордости великороссов», «Революционный пролетариат и право наций на самоопределение». Само выражение восходит к путевым заметкам маркиза Астольфа де Кюстина «Россия в 1839 году» и получило распространение среди российской интеллигенции ⅩⅨ века, однако в данном виде введено в оборот именно Лениным.— Маоизм.ру.
  15. В. И. Ленин. Итоги дискуссии о самоопределении.— Маоизм.ру.
  16. И. В. Сталин. Об основах ленинизма.— Маоизм.ру.
  17. Точнее, это пересказ намерений Петра Тевкелеевым (Разные бумаги генерал-майора Тевкелеева об оренбургском крае и о киргиз-кайсацких ордах, 1762 год).— Маоизм.ру.
  18. Вот полная цитата: «Китайское правительство не может сделать упрека России в занятии левого берега Амура от реки Горбицы до Хинганского хребта, где он проходит в Манчжурию; ибо хотя эта часть бесспорно принадлежала Китаю по трактату, но теперь возвращена под русское владение вследствие нарушения двух важных постановлений того же трактата. Относительно приобретения приморской страны Россия поступила так же, как и Китай, который, находя вблизи своих границ народы дикие и не имеющие никакого устроенного управления, всегда подчинял их своей власти и тем делал взаимную пользу как для себя, через распространение границ, так и для диких народов, вводя к ним образованность и устраивая всякого рода порядок, каковыми правилами руководствуются французы, англичане и другие европейские народы при занятии мест, прежде им не принадлежавших» (депеша Путятина от 25/Ⅸ 1857 г., за № 80, из Шанхая).— Маоизм.ру.
  19. Возможно, имеется в виду: «А тех иноземцов всех, что живут меж Нерчинским и Науном, буде изволь великого государя будет острог поставить на Аргуне или на Кайларе-реке, и возможно их в подданство великому государю привести, потому что никому не голдуют» (1675 г. февраля 28 — 1676 г. не ранее июля 20.— Статейный список посольства Н. Г. Спафария в Цинскую империю). Голдовать = находиться в вассальной зависимости (от польск. hold или нем. Huld). Вероятно, эта и последующие фразы были приведены брежневскими идеологами в полемике с китайцами по территориальному вопросу.— Маоизм.ру.
  20. Фридрих Энгельс. Внешняя политика русского царизма.— Маоизм.ру.

Брежневская клика идёт по пути, пройдённому Гитлером

Кто опубликовал: | 26.06.2019

Брежневская клика идёт по пройдённому Гитлером пути установления гегемонии над миром. Стоит лишь сопоставить её слова и дела с гитлеровскими, и станет очевидно, что она не только воскрешает бредовую мечту Гитлера об установлении господства над миром, но и прибегает к методам, удивительно схожим с гитлеровскими для осуществления этой своей цели.

В своё время Гитлер, установив кровавую фашистскую диктатуру в Германии, открыто заявил: «…добиваться того, чтобы мир был завоёван немцами», и бешено вёл гонку вооружений и подготовку войны, утверждая, будто «только сильный имеет право воплощать в жизни свою волю». Брежневская же клика, узурпировав верховную власть в партии и государстве Советского Союза, стала также проводить политику борьбы за мировую гегемонию. 19 мая 1975 года ТАСС в одном из своих сообщений открыто кричало о желательности «перестройки международных отношений» по «программе» советского ревизионизма. А главари советских ревизионистов на все лады трубят о развёртывании «широкого, поистине глобального наступления» во внешнеполитической деятельности, о том, чтобы их «мирная политика подкрепилась несокрушимой военной мощью», и о необходимости организовать в крупном масштабе производство ракетно-ядерного оружия для «борьбы за превосходство в силах». Напуская на себя вид гегемона на море, они кричат, что «корабли под советским флагом успешно плавают сегодня во всех районах Мирового океана»,.. «это наше законное и неотъемлемое право»,.. «этого требуют государственные интересы нашей Родины», что «вековая мечта нашего народа стала реальностью. Вымпелы советских кораблей развеваются ныне в самых отдалённых уголках морей и океанов».

Гитлер, ведя гонку вооружений, подготовку войны, агрессию и экспансию, в то же время, чтобы усыпить бдительность народов, всегда демонстративно афишировал своё стремление к «миру». К таким же трюкам явно прибегает сегодня и брежневская клика.

Неизменно твердя о «безоговорочном обеспечении мира», Гитлер разглагольствовал о сокращении вооружений и особенно подчёркивал необходимость «ограничивать воздушные бои, бомбы с ядовитым газом, подводные лодки» и т. д., но в то же время увеличивал в широком масштабе вооружённые силы и усиливал производство самолётов, газовых бомб, подводных лодок и т. д. Брежнев тоже без умолку твердит об «обеспечении действительно прочного мира на земле для многих поколений», о выступлении «за разоружение — вплоть до всеобщего и полного», в особенности за запрещение ядерного оружия, а сам довёл советское вооружение, особенно ядерное вооружение, до небывало высокого уровня.

Захватывая чужие территории, Гитлер всегда фабриковал для этого разные абсурдные предлоги, чтобы обмануть народы мира. Например, во время вооружённого вторжения в Норвегию он заявил, что, мол, это необходимо для обеспечения свободы норвежцев, для предотвращения попытки английских и французских войск оккупировать Норвегию, бесстыдно оправдываясь тем, что Германия якобы не собирается посягать на территориальную целостность и политическую независимость Королевства Норвегия ни в настоящем, ни в будущем. Таким образом поступает и брежневская клика. При вооружённой оккупации Чехословакии она заявила, что этот акт предпринят-де для «защиты социалистических завоеваний в Чехословакии», для избавления её от «усиливающихся реваншистских устремлений западногерманских милитаристских сил», и, так же цинично обеляя себя, говорила об уважении-де Советским Союзом «территориальной целостности» и о «невмешательстве во внутренние дела» Чехословакии.

До второй мировой войны Гитлер, тоже прибегая к приёму «создать видимость на востоке, а наносить удар на западе», неоднократно заявлял, будто Германия не имеет намерения вести войну против Англии и Франции и хочет сотрудничать со всеми странами Европы, но на деле он сосредоточил своё внимание прежде всего на Западной Европе, считая, что лишь захват её и опора на её экономическую мощь и ресурсы дадут возможность в дальнейшем покорить мир. Используя страх глав тогдашних правительств Англии и Франции перед войной и проводимую ими политику умиротворения, Гитлер нагло аннексировал Чехословакию и другие страны и тем самым создал себе превосходство. И вторая мировая война началась именно с войны между Германией, с одной стороны, и Англией и Францией, с другой. Ныне брежневская клика также многократно заявляла, будто Советский Союз желает «обеспечения мира и безопасности на европейском континенте», «налаживания добрососедских отношений и сотрудничества» со странами Западной Европы и т. д. и т. п. Однако на самом деле она, рассматривая Европу как центр тяжести борьбы за мировую гегемонию, непрестанно усиливает там свою военную дислокацию и с вожделением поглядывает на страны Западной Европы. Как и Гитлер, брежневская клика, спекулируя на настроениях неких лиц на Западе, которые боятся войны и хотят мира, поступает так, как говорится, «дай ему палец, он и руку откусит».

Едва придя к власти, Гитлер стал всемерно военизировать народное хозяйство в целях агрессии и экспансии. Так поступает сегодня и брежневская клика. 6 июля 1967 года Брежнев в своём выступлении кричал: «вопросы обороны родины стоят на первом плане во всей нашей работе». Беззастенчиво проводя в жизнь гитлеровский лозунг «пушки вместо масла», советские ревизионисты «требуют от советских людей немалых материальных жертв, расходования на оборону значительной части национального дохода». Ныне военизация народного хозяйства Советского Союза достигла небывалой степени. По сообщениям, около 60 процентов советских предприятий работают на военные нужды. Военные расходы в Советском Союзе растут неуклонно. По различным данным, эти расходы составляют в настоящее время одну треть расходов государственного бюджета, или приблизительно 20 процентов национального дохода.

Народное хозяйство в Советском Союзе, как и в гитлеровской Германии, уже в значительной степени выведено на орбиту военной экономики. В книге «Методологические проблемы военной теории и практики», изданной Советским Союзом в 1969 году, признаётся, что советские ревизионисты держат курс на экономическое обеспечение войны как с применением ядерных средств поражения, так и обычного оружия. По сообщениям, в Советском Союзе количество межконтинентальных баллистических ракет за десять лет увеличилось в 15 раз, военных самолётов с 1968 по 1973 год — на 50 процентов, а количество танков, артиллерийского и других видов обычного оружия тоже быстро возрастает. В советском журнале «Коммунист вооружённых сил» № 6 за 1975 год объявлено, что «вес артиллерийско-миномётного залпа мотострелковой дивизии в послевоенное время увеличился более чем в 30 раз». Ныне Советский Союз также интенсивно развивает баллистические ракеты, оснащённые разделяющимися головными частями индивидуального наведения, и строит авианосцы. За десять с лишним лет расходы советского правительства только на развитие ядерного оружия уже превысили сто миллиардов американских долларов. Оружие не съешь, не наденешь, зачем же производить его так много? Цель советских ревизионистов, по их собственному признанию,— в «завоевании военно-технического превосходства», в том, чтобы военные операции «оказывали эффективную поддержку советской внешней политике», и в активной подготовке «к ведению войны с применением любых средств вооружённой борьбы».

Внимания заслуживает расширение Военно-Морского Флота Советского Союза. За последнее десятилетие тоннаж военных кораблей его ВМФ увеличился почти вдвое, а за прошедшее четырёхлетие число советских атомных подлодок возросло более чем в 5,5 раза. 25 июля 1969 года главнокомандующий Военно-Морским Флотом Советского Союза Горшков в интервью хвастался, что советский флот способен «успешно решать стратегические задачи, в том числе и наступательного характера в любых районах Мирового океана». В журнале «Коммунист вооружённых сил» № 6 за 1975 год открыто кричат, что советский «Военно-Морской Флот вышел из прибрежных вод и закрытых морей и освоил просторы Мирового океана», что «в распоряжении флота имеется всё необходимое для одновременного и длительного ведения боевых действий на океанах и морях», что «он может наносить удары с больших расстояний как по морским целям, так и по наземным объектам», может «быстро высаживаться на территорию противника».

Важным моментом проведённой Гитлером подготовки к агрессивной войне было отравление сознания германского народа путём широкого распространения доктрины об избранности германской нации и вдалбливания того, что «Германия выше всего», путём усиленного воспитания немцев в духе милитаризма. Сегодня брежневская клика, тоже всемерно отравляя душу советского народа, усиленно воспитывает его в духе великорусского шовинизма и милитаризма и считает это одним из аспектов «всесторонней заблаговременной подготовки к ней [войне]». В последние годы брежневская клика с особым рвением пропагандирует так называемый «дух вечной, тысячелетней России». Она открыто рекламирует «человеческие характеры (имеется в виду „русских людей“), крупнее которых в тот или иной век во всём мире не было», величает агрессоров вроде Хабарова, о которых история давно уже сделала должный вывод, лучшими сынами России, вознося их на пьедестал, и призывает советский народ продолжать «славные боевые традиции» этих предков времён царской России.

В. И. Ленин указывал, что социал-шовинисты и социал-пацифисты прикрашивают «империалистическую войну применением к ней понятия „защиты отечества“» 1. Сегодня брежневская клика также с помощью понятия «защиты отечества» прикрашивает свои приготовления к агрессивной войне, утверждая, что, мол, «большое значение имеет подготовка молодёжи к защите Родины», что нужно с достаточной полнотой и действенностью проводить военно-патриотическое воспитание среди молодёжи. В настоящее время советские ревизионисты создают в средних школах, училищах и техникумах «военные отделы», посылают туда военных инструкторов для проведения военного обучения среди учащихся. Кроме того, по указаниям советских ревизионистов прислуживающие им лейб-писаки во множестве стряпают романы и повести, сценарии и пьесы, художественные произведения и т. д. на тему так называемого «военного патриотизма» в целях отравления сознания советской молодёжи. Какого же пошиба этот «военный патриотизм» советских ревизионистов? Это ясно видно из рекомендуемой ими повести «А зори здесь тихие…», помещённой в советском журнале «Юность» № 8 за 1969 год. Герой повести, превозносимый как образец для молодёжи, «всю свою жизнь выполнял приказания», никогда не задумываясь над своими поступками — «куда направлено и чем заканчивается». Именно таких людей, которые только и знают, что выполнять приказания, не интересуясь их направленностью и результатами, людей, подобных солдатам гитлеровского вермахта, советские ревизионисты хотят сделать из молодёжи, хотят, чтобы эти молодые люди, как говорится в передовой статье советской газеты «Красная звезда» от 28 сентября 1971 года, «несли службу всюду, где это необходимо, в том числе в отдалённых и необжитых местах, за рубежами нашей Отчизны», иными словами, чтобы они служили в качестве орудия социал-империализма для агрессивной войны. «Основное внимание теперь должно быть сосредоточено на подготовке молодёжи к ядерной войне» —эти слова в журнале «Вопросы истории КПСС» № 4 за 1971 год представляют собой самообнажение сути «военного патриотизма» советского ревизионизма.

В. И. Ленин указывал: «Современная война порождена империализмом» 2. В эпоху империализма империалистическая экспансия «может идти уже за счёт других, одного государства за счёт другого. Разрешиться этот вопрос может исключительно силой — и война поэтому между мировыми хищниками стала неизбежной».

До второй мировой войны Германия, как империалистическая оправившаяся от поражения страна, стремилась захватить позиции других, более старых империалистических государств, и это привело к вспышке мировой войны. Таким образом гитлеровская Германия стала очагом второй мировой войны.

Две сверхдержавы, США и СССР, являются крупнейшими международными угнетателями и эксплуататорами современности. Американский империализм захватил много мест. Хотя он давно уже начал скатываться с вершины, но всё же изо всех сил старается сохранить свои ранее приобретённые выгоды. Советский социал-империализм, протолкнувшись в ряды мирового империализма и став другой сверхдержавой, стремится проникнуть в сферы влияния американского империализма и вытеснить его оттуда. Ожесточённая схватка между ними рано или поздно приведёт к мировой войне. Они-то и представляют собой очаги новой мировой войны. Поскольку советский социал-империализм со своими алчными устремлениями встал в позу для так называемого «глобального наступления» и интенсифицирует мобилизацию и подготовку к развязыванию агрессивной войны, открыто угрожая «упредить противника», постольку он, как очаг новой мировой войны, таит в себе ещё большую опасность.

Великий вождь китайского народа Председатель Мао Цзэдун указывал: «В нынешнем Советском Союзе осуществляется диктатура буржуазии диктатура крупной буржуазии, диктатура немецко-фашистского типа, диктатура гитлеровского типа» 3. Председатель Мао Цзэдун также говорил: «Все так называемые могучие реакционные силы — всего лишь бумажные тигры ибо они оторваны от народа. Посмотрите, разве Гитлер не был бумажным тигром? Разве он не был свергнут?» 4, «Ревизионистский Советский Союз тоже бумажный тигр» 5. 30 лет тому назад Гитлер, этот бумажный тигр, не только не смог установить господство над миром, но наоборот, превратился в пепел в огне антифашистской борьбы народов различных стран. Теперь положение в мире совсем не то, что было при жизни Гитлера, в нём уже произошли колоссальные перемены, брежневская клика, этот бумажный тигр, идущий по пути Гитлера, может кончить лишь ещё печальнее, чем Гитлер.

Примечания:

  1. В. И. Ленин. О карикатуре на марксизм и об «империалистическом экономизме».— Маоизм.ру.
  2. В. И. Ленин. Проект резолюции левых социал-демократов к первой международной социалистической конференции.— Маоизм.ру.
  3. Мао Цзэдун. Реплики во время доклада руководящей группы Госплана о третьем пятилетнем плане (11 мая 1964 г.).— Маоизм.ру.
  4. Мао Цзэдун. Выступление на Московском совещании представителей коммунистических и рабочих партий (18 ноября 1957 г.).— Маоизм.ру.
  5. Мао Цзэдун. Беседа в январе 1964 г.Маоизм.ру.

Советскому Союзу не избавиться от клейма «сверхдержавы»

Кто опубликовал: | 25.06.2019

Недавно на встрече с иностранными журналистами Брежнев разразился целой тирадой. Он сказал:

«…кто-то придумал термин — „сверхдержава“. Я не знаю, можете ли вы объяснить, что значит „сверхдержава“. По-моему, это слово родилось в Китае».

«В своё время,— добавил он,— было модно писать о каком-то „ограниченном суверенитете“».

Это, по его словам, тоже «надуманные вещи» в печати. Далее, подобно наивному глупцу в китайской басне, который, зарыв клад, воткнул над ним дощечку с надписью: «Не ищите здесь 300 лянов серебра», Брежнев заявил, что «термин „сверхдержава“ и содержание, которое в него пытаются вкладывать, не имеют никакого отношения» к Советскому Союзу.

В последние годы слово «сверхдержава» стало табу для группировки советских ревизионистов-ренегатов. Влиятельные фигуры советского ревизионизма и его печать не раз выступали и кричали, что те, кто называет Советский Союз сверхдержавой, сеют «ложное утверждение», «миф» и «отождествляют» Советский Союз с империализмом. На сей раз сам Брежнев, выступая с открытым забралом и прибегая к софистике, также пытался снять с Советского Союза клеймо «сверхдержавы». Но господин Брежнев оказал Китаю слишком большую честь, бросив ему обвинение в том, будто это Китай придумал термин «сверхдержава». Неужели Китай мог бы «придумать» такую крупную «сверхдержаву», как Советский Союз?

Есть знаменитое изречение Ленина:

«О человеке судят не по тому, что он о себе говорит или думает, а по делам его».

Является ли социал-империалистический Советский Союз «сверхдержавой» или нет, об этом лучше всего судить по его делам.

Советский ревизионизм, как и американский империализм, в сегодняшнем мире является ядерным гегемоном и военным тираном. Хотя валовая продукция народного хозяйства Советского Союза лишь немногим более половины национальной продукции США, он, невзирая на свои трудности в народном хозяйстве, предпочитает пушки маслу и доводит свои фактические военные ассигнования почти до американского уровня. Советские ревизионисты лихорадочно умножают свои ядерные и обычные вооружения, видя в них опору для агрессии и экспансии, для борьбы за владычество над миром. За последние годы они, потратив сотни миллиардов американских долларов, произвели в огромных количествах ядерные и управляемые снаряды. Пытаясь осуществить ядерную монополию, они рассматривают обладание ядерным оружием как исключительное право сверхдержав и запрещают другим странам посягать на это право. Они постоянно кричат, что советские стратегические ракеты «всегда готовы к немедленному действию», тем самым нагло подвергая народы всего мира ядерной угрозе и ядерному шантажу.

Придерживаясь теории «силы на морях», согласно которой господствует в мире тот, кто контролирует моря и океаны, советские ревизионисты унаследовали от старого империализма и развили политику канонерок. В целях борьбы с США за гегемонию на море они за последние годы ускорили строительство различных видов океанских военных кораблей, включая авианосцы и ядерные подлодки дальнего действия. Сегодня советские корабли группами плавают на Средиземном море, в Индийском и Тихом океанах Брежнев заявил, что раз США считают нормальным пребывание своего флота на Средиземном море, то появление советских кораблей на Средиземном море, в Индийском и других океанах является тоже вполне естественным. Другими словами, раз другая сверхдержава может так поступать, то почему Советскому Союзу нельзя? Разве это не означает, что Советский Союз хочет, чтобы его также признали сверхдержавой?

Борясь за сферы влияния с американским империализмом, советские ревизионисты, как и США, осуществляют военный контроль и экспансию в отношении других стран при помощи штыков, путём сколачивания военных блоков, создания военных баз и дислокации войск за рубежом. В современном мире крупные контингенты своих вооружённых сил разместили на чужих территориях только Советский Союз и Соединённые Штаты. Стратегическим центром тяжести их схватки является Европа. Чтобы захватить стратегически важные места, нефть и другие ресурсы стратегического значения, они ведут весьма острую борьбу во всех районах мира, в частности на Среднем Востоке. Советские ревизионисты дислоцировали несколько десятков дивизий своих войск в Восточной Европе в противовес расквартированным в непосредственной близости в Западной Европе войскам Соединённых Штатов, тем самым ставя под свой контроль Восточную Европу и подвергая угрозе Западную. Советские ревизионисты открыто поддерживали индийских экспансионистов в их вооружённой агрессии против Пакистана и в расчленении его. Они прибрали к своим рукам военно-морские и военно-воздушные базы и право на использование портов в ряде стран Азии и Африки и направили большое число своих военных «советников» в страны Азии, Африки и Латинской Америки, где те хозяйничают и распоряжаются. Так советские ревизионисты, пустив в ход свою огромную военную машину, всемерно расширяют свою сферу влияния во всём мире, и туда и сюда протягивая свои лапы и во всё суя свой нос. Кто же может так действовать, как не сверхдержава?

Советские ревизионисты используют свою экономическую и военную «помощь» как важные средства колониальной экспансии. Они предоставляют другим странам кредиты под высокие, в замаскированном виде, проценты, и оружие им дают — за деньги. В настоящее время советский ревизионизм и американский империализм — два крупнейших в мире торговца оружием. В период с 1955 по 1972 год советский ревизионизм продал за границу оружие в общей сложности на 28,5 миллиарда американских долларов. Он нажился на средне-восточной войне в октябре 1973 года, продав арабским странам оружие втридорога, за наличные. Посредством так называемой «экономической помощи» советские ревизионисты эксплуатируют и грабят страны третьего мира, сбывая им старые машины и оборудование по завышенным и закупая у них сырьё по заниженным ценам. Оказывая кому-либо «помощь», советские ревизионисты требуют взамен себе привилегий. Кто их не слушается, того они и наказывают. В лучшем случае они отзывают своих специалистов, вынуждают выплачивать долги и прекращают «помощь», в худшем —перебрасывают войска, размещают их вдоль границы «ослушника» и даже идут на вооружённое вторжение. Разве мало было таких случаев?

Когда одним обманом не удаётся осуществить экспансию в ту или иную страну, советские ревизионисты прибегают ко всяким темным планам, не останавливаясь даже перед попытками свержения её правительства. За 10 с лишним лет около 40 государств объявило об изгнании советского дипломатического персонала, занимавшегося шпионской и подрывной деятельностью. Таиландский еженедельник «Информационное обозрение Азии» отметил:

«Вред, наносимый московскими шпионами, не менее пагубен того, что наносит Центральное разведывательное управление США».

В октябре 1973 года, когда на Среднем Востоке вспыхнула справедливая война арабских стран против израильской агрессии, поведение советских ревизионистов было неприкрытым показом проводимой ими империалистической политики силы. Они всегда были против ведения арабскими странами войны против агрессии. В канун войны советские ревизионисты поспешили отозвать из Египта и других арабских стран своих военных специалистов и их семьи. В первые дни войны они ложными слухами и различными трюками оказывали давление на эти страны, требуя от них прекращения огня, и в то же время продолжали вывозить в Израиль людские силы в большом количестве. Но, вопреки ожиданию советских ревизионистов, армии и население Египта, Сирии и Палестины в результате упорных битв создали весьма благоприятную обстановку на поле боя. Тогда советские ревизионисты в собственных интересах продали арабским странам незначительное количество оружия, так как опасались лишиться возможности контролировать положение, а, следовательно, и права голоса в средне-восточном вопросе. Когда война арабских стран против агрессии привела к прорыву созданного двумя сверхдержавами состояния «ни войны, ни мира», советские ревизионисты, поспешно вступив в сговор с американским империализмом, вынудили арабские страны согласиться с «прекращением огня на месте», чем совместно с американским империализмом и погасили пламя справедливой войны арабских народов. Затем советские ревизионисты широко развернули деятельность в борьбе с Соединёнными Штатами за захват Среднего Востока и создание контроля над ним. Что же это такое, как не поступки империалистической сверхдержавы?

Железные факты, свидетельствующие о сверхдержавном поведении советских ревизионистов в мире,— налицо, их не опровергнешь. Разве всё это можно свести на нет одной фразой господина Брежнева, будто это Китай «придумал»? Многочисленные средние и малые страны на собственном опыте всё глубже осознают экспансионистскую и агрессивную сущность советского социал-империализма. Как указывается в кувейтской газете «Ар-Рай аль-Амм»,

«Советский Союз, прикрываясь фарисейскими лозунгами и используя стремление народов стран третьего мира к освобождению и прогрессу, уже проник в развивающиеся страны, которые в течение нескольких веков подвергались порабощению со стороны колониализма»,

«Советский Союз со своими алчными устремлениями и интригами действует как сверхдержава».

Что касается «модной» теории «ограниченного суверенитета», то это действительно есть не что иное, как фашистская «теория» «доктрины Брежнева», изобретённой им самим. Согласно этой «теории» чужие страны имеют только «ограниченный» суверенитет, а советские ревизионисты обладают «неограниченным» правом распоряжаться чужими странами. Брежнев открыто кричал, что создание нынешнего «братского содружества» «социалистических государств» это «в принципе» одно и то же, что и прежнее «объединение советских республик в единый Союз ССР». Что за вздор! Отношения Советского Союза с государствами Восточной Европы и Монголией являются отношениями между суверенными государствами. Как же можно ставить такие отношения на одну доску с отношениями между союзными республиками Советского Союза? Разве это не разоблачает советских ревизионистов в том, что они рассматривают страны так называемого «социалистического содружества» как 16-ю, 17-ю… союзные республики Советского Союза? Не удивительно, что, на взгляд господ советских ревизионистов, они вправе направлять свои танки в Прагу точно так же, как имеют право направлять свои войска на Украину и Кавказ.

Теорию «ограниченного суверенитета» советские ревизионисты распространяют и на средние и малые страны вне «социалистического содружества», совершенно пренебрегая суверенитетом этих стран. Некоторые средние и малые страны объявили свои территориальные воды и специальные экономические зоны шириной в 200 морских миль, но советские ревизионисты сказали: так нельзя, надо признать 12 миль «лимитом». Насчёт проливов, находящихся в пределах территориальных вод, некоторые средние и малые страны предлагают не изменять статус таких проливов как части территориальных вод, а советские ревизионисты упорно настаивают на «интернационализации» подобных проливов и «свободном переходе» через них. Некоторые средние и малые страны хотят защищать свои нефтяные интересы, тогда как советские ревизионисты даже позволяют себе заявить, что арабская нефть является «международным имуществом», иначе говоря, у советских ревизионистов должна быть своя доля чужих ресурсов. Советские ревизионисты дошли до того, что заявили на международной конференции:

«Суверенитет развивающихся стран над природными ресурсами в значительной степени оказывается зависимым от способности использования этих ресурсов промышленностью развивающихся стран».

Другими словами, страны с развитой промышленностью имеют больший суверенитет, чем страны с отсталой промышленностью. Эту абсурдную версию о зависимости суверенитета «от способности» можно по праву назвать новым развитием брежневской теории «ограниченного суверенитета». Кто же, как не сверхдержава, может позволять себе такой произвол?

Господа советские ревизионисты, Советский Союз является сегодня сверхдержавой —это вывод, к которому пришли люди на основании объективной действительности. Советскому Союзу не сбросить с себя клеймо сверхдержавы, как ни притворяйся Брежнев недоумевающим, как ни сваливай он вину на Китай и ни возмущайся.

Любопытно вспомнить, что когда-то советские ревизионисты гордились, когда их страну называли сверхдержавой. Они часто хвастались, что Советский Союз — великая держава в мире, могучая держава в мире и т. д. В беседе с министром иностранных дел Западной Германии Громыко открыто расхвастался, что Советский Союз — сверхдержава в Европе. Так почему советским ревизионистам теперь приспичило сбросить с Советского Союза клеймо сверхдержавы? В этом именно находит своё отражение тот факт, что их дни прошли, что им становится всё труднее и что они находятся в таком плачевном положении, которое можно охарактеризовать стихами: «Ничего не поделать, цветы опадают». Велики алчные устремления советских ревизионистов, да сил не хватает, они переживают многочисленные трудности. В целях борьбы с США за гегемонию они, невзирая ни на что, все усиливают гонку вооружений и подготовку войны, что привело к нищете народа и ухудшению экономики. И, как говорится, срезая кусок собственного мяса, чтобы закрыть рану, они не останавливаются ни перед обращением к странам Запада с просьбой дать деньги взаймы, ни перед продажей своих ресурсов. Таким образом ещё яснее обнаруживается, что они в сущности слабы. Советские ревизионисты везде за рубежом занимаются экспансией и везде терпят неудачи. Перед всем миром ещё яснее обнажается обличье Советского Союза как сверхдержавы, ещё выше поднимаются волны борьбы народов всего мира и средних и малых стран против гегемонизма сверхдержав. Советские ревизионисты оказались в исключительно изолированном положении. Именно при такой обстановке Советский Союз всячески стремится отделаться от названия «сверхдержава» и прикидывается другом средних и малых стран, с тем чтобы обмануть народы и дальше вести себя на деле как сверхдержава. Однако ему не удастся осуществить свой тёмный замысел. Своим неуклюжим выступлением Брежнев не замёл следы, а, наоборот, сделал их ещё более явственными.

Маруся Никифорова: первый в мире транссексуал во главе анархических банд

Кто опубликовал: | 24.06.2019

Большой друг редакции «Чёрной звезды» товарищ Раиска из Берлина сообщила нам поразительную весть. Гомосексуалисты и лесбиянки уже не считаются больше авангардом мировой революции, они уже всех достали. Теперь согласно последней моде в автономном движении авангардом признаны трансвеститы и транссексуалы. Считается, что это мужики, преодолевшие своё патриархальное сознание и сознательно отказавшиеся от своего мужицкого пола. А ведь из фрейдомарксизма известно, что именно мужское стремление к господству рождает фашизм. «В постели каждый мужчина — фашист»,— любят повторять западные революционные лесбияно-феминистки. А накладывать на себя такую косметику, какую накладывают транссексуалы, носить такие наряды, шляпки и сумочки, какие носят они, ни одна порядочная женщина не станет. Вот и получается, что они — авангард…

Но оказывается, что по традиции мы и в этой области впереди планеты всей. Всем известно, что Россия — родина слонов, но не все знают, что транссексуалы впервые вышли на большую политическую дорогу именно у нас.


Слева направо: Александра Тарасова, Наталья Климова, Вильгельмина Гельмс, 1910—1911 годы

В 1910 году группа из двенадцати политических заключённых Новинской женской каторжной тюрьмы в Москве готовила побег. Дело это наделало в своё время много шуму, к организации побега оказался причастен молодой Маяковский, на эту тему написаны горы мемуаров.

Одни из них — воспоминания эсерки Екатерины Никитиной сообщают нам интересные детали этой истории.

Буквально накануне побега в камере появилась новая заключённая. Очень молодая угловатая женщина невысокая, коренастая, стриженная под скобку, с бегающими карими глазами. Испитое мальчишеское лицо, в котором, несмотря на её молодость, было что-то старческое. «Такого политического типа мы ещё не видали» — заключает автор.

Сокамерницам своим она сообщила что осуждена за убийство пристава на смертную казнь, которую ей по малолетству заменили 20 годами каторги. Вела она себя странно. Приводила в камеру толпу знакомых уголовниц. Попеременно называла себя то анархисткой, то эсеркой, но сама не врубалась даже в азы революционных теорий. Книжек не читала.

Узницы, готовившие побег, ей особо не доверяли. Послали записку узнать про Марусю на волю и у её сопроцессников в Бутырках. Пришёл ответ: с воли подтвердили, что знают Марусю как честного и порядочного товарища, хотя насчёт смертной казни она приврала, но при этом в её биографии есть странные обстоятельства.

Мнения политкаторжанок, готовивших побег, и помогавших им надзирательниц по поводу Маруси разделились. Одни хотели её отшить, потребовать у администрации перевода Маруси в другую камеру. Другие более старые и сердобольные предлагали взять её с собой.

Но тут начали проявляться «особые обстоятельства» в характере Маруси, на которые намекали её подельники. В камере начали подозревать что она — мужчина, поводов к тому было несколько: во-первых, она никогда не снимала при других женщинах верхнюю рубашку, во-вторых, никогда не ходила вместе со всеми в баню.

В той же камере сидела Наташа Климова — аристократическая красавица, гражданская жена знаменитого лихого террориста и грабителя банков эсера-максималиста Соколова-Медведя, ставшая впоследствии любовницей Бориса Савинкова. И вот к этой роскошной женщине начала клеиться Маруська со своей любовью, плакать-страдать, закатывать сцены ревности.

Видная террористка Фаня Иткинд, сидевшая в той же камере, заявила, что если подтвердится информация, что Манька — мужик, то она её сама лично грохнет.

Порешили на том, что самая видная и престарелая каторжанка должна была вызвать Марусю на откровенный разговор и выяснить, какого же она пола. Такой разговор состоялся и старейшина камеры Анна Павловна разводя руками сказала: «Действительно мужчина, вернее мальчик. Зовут Володя. Но история совсем особенная: участвовал в убийстве пристава, потом скрывался в женском платье и в женском же платье был осуждён. Сидел в одиночке в Чернигове. Потом шёл этапом в Москву и везде его принимали за женщину. В общем нечастный просит его понять и ради бога пожалеть. Плачет».

Камера ахнула! Понятно, хоть и врёт много, но это очевидно по-мальчишески… К уголовницам его спровадить нельзя — сразу же донесут, оставить в камере — он и нас и себя провалит, т. к. держится глупее глупого. В конце концов решили, что Маня останется Маней, нам всё равно, кто она, мальчик она или мужчина. Поставим ей приставную койку у окошка, запретим ей петь, скакать, ходить к доктору и в уборную, когда там кто-нибудь есть, а выходить из камеры она должна только в сопровождении авторитетных политкаторжанок.

Манька, когда ей сообщили решение, всплакнула, высморкалась, а спустя некоторое время запела во все горло сильным мальчишеским альтом: «У Полтаве на риночке».

Далее в воспоминаниях Никитиной 1 так говорится о Марусе:

«Об этой странной личности надо бы написать не несколько строк, а целое исследование. Сюда бы нужно врача-сексолога или даже психиатра. Начать с того, что оказалось, что это не мальчик и не девушка, полного и редкого типа гермафродит, т. е. существо, соединявшее в себе признаки и психологию и мужского и женского пола. Более грамотные из нас об этом догадывались ещё в тюрьме и называли его оно. Он не был провокатором, но половое чувство сказалось на всей душевной жизни — истерической, извращённой и аморальной. Товарищей, с которыми ему пришлось столкнуться во время скитаний по России после побега, он поражал своими дикими предложениями: ограбить почту, убить железнодорожного жандарма и проч. При этом он страдал каким-то хроническим недомыслием, его нельзя было оставить без присмотра даже на один час и только счастьем можно объяснить то, что он не провалил десять раз себя и своих спутников.

За границей, куда он попал в конце концов, он примкнул к анархистам, что, впрочем, не помешало ему брать деньги у фонда социалистических партий для московских политкаторжан».

В предисловии ко второму изданию своей книги «Новинское освобождение» Никитина писала:

«Я надеялась, что первый мой рассказ о Никифоровой вызовет отклики и они помогут мне осветить характер и биографию странного существа.., но кроме ругательного письма от Андреева я ни от кого никаких указаний не получила…».

Андрей Андреев

Здесь речь идёт об известном в своё время литераторе-анархисте Андрее Андрееве, авторе книги «Неонигилизм» и ряда малохудожественных, графоманских творений рисующих светлые картины анархического общества будущего. Нам удалось раздобыть оригинал этого письма. Обращаясь к руководству «Издательства политкаторжан» он пишет:

«Вашим издательством в 1929 году выпущена книга Никитиной „Новинское освобождение“… …Анализируя эту книжку я был поражён, до какого бесстыдства можно дойти, чтобы опубликовать… подобную работу. Автор — Хлестаков в юбке — передёргивает некоторые моменты из жизни Маруси, нагло клевещет на ту, что имела смелость в последние минуты жизни проповедовать свой символ веры».

Приводя эпилог книги «Новинское освобождение», где говорится о грабежах и бесчинствах Никифоровой в Черниговской губернии, Андреев вновь наезжает: «Какая мерзость! Где был автор, когда Маруся на фронте со своими отрядами проявляла изумительное неоспоримое мужество в борьбе с контрреволюционерами». Ну и дальше «похабщина», «звериный оскал зоологической ненависти», «пена на губах» и «пение кликуш»… В начале века выражались весьма цветисто. Короче, «Маруся Никифорова должна занять в историко-революционных анналах почётную страницу».

Но левая эсерка Бетра Бабина, хорошо лично знавшая Андреева, с его слов полностью подтверждает тот факт, что Маруся была гермафродитом.

Этот факт подтверждается и материалами следственного дела, заведённого на Марусю ЧК летом 1918 года. В нём содержатся показания допрошенного по делу о бесчинствах марусиного отряда анархист Артемия Гладких. Он утверждает, что знал Марусю в мужском облике в Париже, когда она носила имя Володя. Андреев впоследствии признался, что слышал от людей, близко знавших её по Парижу, будто бы Марусе в те годы была сделана одна из первых в мире операций по пересадке гормональных желёз и она полностью превратилась в женщину.

В Париже Маруся окончательно примкнула к созданной Аполлоном Карелиным организации анархистов-коммунистов «Вольное братство общинников». Большинство источников, касающихся биографии Маруси до 1917 года, крайне противоречивы и едва ли заслуживают доверия. В примечаниях к воспоминаниям начальника штаба махновской армии Белаша сказано, что Маруся до ареста работала посудомойкой на водочном заводе в Александровской губернии, и при этом в совершенстве говорила на нескольких европейских языках. В газете «Известия ВЦИК» в 1919 году, где публиковались материалы процесса над Никифоровой, было сказано, что в Париже Маруся стала ученицей Родена, а в 1914 году, опять же под именем Володя, записалась в Иностранный легион и закончила офицерскую школу. Александр Амфитеатров-сын писал, что она была красавицей генеральской дочкой.

Такое впечатление, что речь идёт о совершенно разных женщинах. И на самом деле в годы Гражданской войны было много самозваных «Марусь». Во время антоновского мятежа в Тамбовской губернии действовала атаманша Маруся Косова, в последние три месяца Махновщины в районе действия банды Махно оперировала также некая Маруся, которая затем с ним соединилась, а после ухода Махно в Румынию куда-то исчезла, как в воду канула.

В июле 1917 года Маруся объявилась в родном Александровске и развила там бурную деятельность. Создала собственный партизанский отряд. Махно — главный авторитет региона — отнёсся к Марусе насторожённо. С самого начала он видел в ней потенциального конкурента и всегда отзывался о ней крайне нелестно. Как личность и как командир Маруся, конечно, по всем статьям проигрывала по сравнению с Нестором Ивановичем, но она была в губернском центре — в Александровске, а Махно прозябал в провинции в уездном Гуляй-Поле. И из-за этого попадал в подчинённое положение. Ведь даже сейчас не может анархист из какого-нибудь Гомеля быть главней, чем анархист из Москвы 2. И поэтому в губернии сложились два анархических центра, взаимоотношения между которыми строились на смеси любви и соперничества. Это можно хорошо проследить по воспоминаниям Махно: то Махно освобождает Марусю из-под ареста, то спихивает её с трибуны во время митинга, то Маруся принимает к себе Махно после разгона его отряда украинскими войсками.

О Марусе в этот период ходило много слухов: что она грабила кондитерские кафе и обжиралась пирожными, что она экспроприировала магазины дамского белья (в последнее довольно легко поверить, зная о гипертрофированном пристрастии современных транссексуалов к подобным аксессуарам). Косвенное подтверждение этому есть в мемуарах махновского начштаба Белаша где советская делегация в составе Каменева и Ворошилова на переговорах с Махно упрекает Марусю за полное разграбление отделов дамского белья в двух харьковских магазинах, а Маруся в ответ потупившись краснеет.

В конце 1917 — начале 1918 Маруся дралась с гайдамаками в союзе с местными большевиками. У неё был самый крупный отряд. Тогда же во время отступления сблизилась с левыми эсерами, отступала на Таганрог она вместе с отрядом левого эсера Ивана Родионова.

О наступлении немцев на Украину красочно написал в своих воспоминаниях народный комиссар юстиции левый эсер Штейнберг:

«По линиям железных дорог носились отдельные поезда со всемогущими пассажирами вооружёнными до зубов, по любому капризу захватывались станции, почты, телеграфы, прямые провода. Вокруг этих летучих голландцев, казавшихся иногда воскресшими группами ландскнехтов, создавались легенды. Одна Маруся Никифорова смелая и жестокая полководица подобно метеору летавшая с пункта на пункт, опустошавшая для своих нужд магазины дамских и иных нарядов, выступавшая под защитой пулемётов и броневиков, унижавшая Советы, заставит с болью и горечью остановится в будущем на этом отрывке русской революции».

И здесь мы подошли к одному из ярчайших эпизодов в биографии Маруси — первому в истории России разгону Советов и расстрелу Дома Советов.

Попался раз на пути Марусиного отряда город Елисаветград. Город управлялся Советом, состоявшим из правых эсеров и меньшевиков — по мнению Маруси, отпетых контрреволюционеров. А Маруся как истинная анархистка не намерена была признавать никаких властей, в особенности этих гнилых интеллигентов. Едва войдя в город, Марусин отряд, как, впрочем, и все тогдашние анархистские и красногвардейские отряды, занялся грабежами гражданского населения, называемыми для красоты безвозмездными экспроприациями. И правильно, ведь надо же было борцу за светлые идеалы революции пожрать, ну и выпить, разумеется, сменить износившиеся одежды на более шикарные и приобщиться к ценностям материальной культуры. А где взять всё это, как не в закромах враждебного класса буржуазии и идейно чуждой интеллигентской прослойки?

Порядок в городе местные власти поддерживали при помощи отрядов милиции, состоявших в основном из гимназистов. Надо же такому случиться, что Марусю, ехавшую с удачной экспроприации в автомобиле, обстрелял патруль сопливых гимназистов. В ответ на это раненная Маруся приказала открыть огонь из двух броневиков по зданию Елисаветградского Совета. Это был первый в истории расстрел Дома Советов, произведённый к тому же с применением тяжёлой бронетехники. Контрреволюционный Совет отдал приказ городской рабочей дружине и Союзу фронтовиков очистить город от Маруси. Рабочим надоело, что в городе орудуют вооружённые до зубов, вечно пьяные Марусины хлопцы, им хотелось тихой спокойной жизни. Козлы, они не понимали, что за счастье жить в городе, где царят безначалие и анархия, умело созданные бойцами атаманши Маруси.

Матрос Полупанов — командир отряда черноморских моряков. 1918 год.

И несознательные рабочие вместе с реакционными георгиевскими кавалерами послушались этого эсеро-меньшевицкого отребья и выбили Марусин отряд из города. На счастье мимо города проезжал на своём бронепоезде давний Марусин приятель матрос Полупанов, широко известный в окрестностях большевик 3. Маруся пожаловалась ему на Совет. Полупанов озверел: «Ах вы так, суки… Обижать мою подругу товарища Никифорову!». Полупьяный матрос Полупанов развернул башенное орудие бронепоезда, но жахнуть прямой наводкой из главного калибра по зданию елисаветградского Совета так и не сподобился. Елисаветград тут же сдался на милость грозной победительницы. Совет был разогнан, но пожинать плоды своей победы Марусе пришлось недолго — наступали немцы и пришлось вместе с разношёрстными отрядами красногвардейцев, черногвардейцев и левых эсеров отступать к Таганрогу — временной столице Красной Украины.

В Таганроге едва выгрузившийся на перрон отряд Маруси был разоружён отрядом большевика Каске, а сама лихая атаманша арестована. Ей инкриминировали два преступления — разгон Советов и наложение контрибуций на буржуйское население. Трёхсторонняя комиссия, состоявшая из представителей большевиков, левых эсеров и анархистов, оправдала Марусю вчистую, правда оружие ей не вернула. Самым весомым аргументом в пользу её освобождения послужило то, что к столице Советской Украины городу-герою Таганрогу в этот момент подошёл бронепоезд другого Марусиного приятеля — анархиста Гарина, который дал понять, что если решение суда не будет его устраивать, то он обойдётся с судебной ветвью Советской власти так же круто, как большевик Полупанов поступил с законодательной.

Сведения о дальнейшем пути Маруси весной 1918 года можно найти в повести Юрия Трифонова «Отблеск костра»:

«На том же паровозе оказалась Маруся Никифорова, начальница отряда анархистов, молодая пьянчужка и психопатка. Ещё недавно воспитанница Смольного института (ещё одна легенда о её прошлом! — Я. Л., А. К.), а ныне прославленная атаманша любила разъезжать по Ростову в белой Черкесске с газырями и в белой лохматой папахе. Теперь она ехала тихая, трезвая в солдатской шинельке. Отряд её расстреляли немцы и вместе с нею ехали лишь несколько солдат. Однако через неделю, добравшись до Царицына, Маруся приняла участие в бешеном анархистском бунте, который поднял Петренко. Тогда на паровозе этого не знали…».

Левый эсер матрос Иван Петренко был крупным красным авторитетом. В Ростове он захватил золотой запас Донецко-Криворожской советской республики — несколько эшелонов с золотом. Два эшелона, до верху гружёные золотом и солдатами Петренко, подъехали к Царицыну, и подняли восстание. Верными Советам остались только не обученные отряды рабочих-красногвардейцев, а Петренко с Марусей было одно из самых боеспособных соединений Укрфронта. Царицынский мятеж как две капли воды повторил елисаветградскую историю: прямой наводкой из крупного калибра с эшелонов лупили по центру города, где находились все учреждения Советской власти. Но в конце концов Петренко окружили, он сдался в плен и его расстреляли. Рядовых петренковцев и Марусю не тронули.

С небольшой группой которая вскоре как снежный ком вновь выросла в отряд, она продолжила путь. Все отступавшие с Украины отряды стягивались к Волге. Но в Саратове Марусю опять арестовали и 22 июня 1918 года отправили в Москву, где она зависла до февраля 1919‑го.

Вплоть до сентября 1918 года она просидела в Бутырках, и лишь в начале осени была выпущена под поручительство члена ВЦИК видного анархиста Аполлона Карелина и командующего советскими войсками на Украине Антонова-Овсеенко.

В ходатайстве за Марусю витавшего в высоких эмпиреях анархо-мистика Карелина, слабо представлявшего себе, что творится на улице, говорилось:

«Это идеалистка в лучшем смысле этого слова. Полнейшее её бескорыстие вне всякого сомнения… Всё, что имела, всю себя она отдавала даже малознакомым товарищам. Она отдавала последнее… Я скорее призна́ю, что партия коммунистов примет программу „Союза русского народа“, чем тому, что товарищ Никифорова возьмёт для себя хотя бы копейку награбленных денег. С момента выбора её командиром отряда от неё и её отряда не поступало ни копейки в кассы анархических организаций… Говорить о том, что она пьянствовала, это значит клеветать чересчур уж рьяно. Она полная трезвенница… Я хорошо знаю её убеждения по вопросу об антисемитизме. Приписываемая ей фраза, что „Надо разогнать Советы, потому что в них сидят одни жиды“ — верх нелепицы. Как анархист я интересовался отрядом товарища Никифоровой, мне нередко приходилось слышать о нём и слышать только хорошее».

Но, как вспоминал впоследствии другой Марусин заступник — Антонов-Овсеенко:

«Товарищ Маруся была крайне неуравновешенным человеком и потому не могла руководить отрядом. Это отряд руководил ею».

Среди ходатайствовавших за Марусю была и группа политэмигрантов, вернувшихся из Франции, среди которых «Витольд Бжостек, сотрудник комиссариата торговли и промышленности, анархист-коммунист». Вскоре после освобождения Маруся выходит замуж за Бжостека. По воспоминаниям Андрея Андрева:

«Эту женщину (Марусю) Бжостек, любя нежно, иногда носил на руках по комнате».

Выпущенная на поруки Маруся поступила учиться живописи в мастерские Пролеткульта. Первая жена Максимиллиана Волошина — Маргарита Сабашникова с ужасом вспоминала, как «коммисарша Бжостек» объявилась в Пролеткульте. По её словам искусство должно быть благодарно Марусе за то, что та конце концов решила оставить карьеру художника.

К тому времени в Москве начинает активно действовать «Организация анархистов подполья», прославившаяся осенью 1919‑го взрывом в Леонтьевском переулке — покушением на верхушку Советского правительства. Её основателем был Бжостек и она активно действовала осенью 1919‑го. Эта организация совершила ряд крупных эксов, внедрила своего человека (некоего Женю Пужицкого) в центральный аппарат ВЧК. Погорели они в первый раз на ограблении Центротекстиля. Намечался громадный экс на десятки миллионов рублей золотом. Но директор оказался слишком хитрым: провёл провод сигнализации прямо на Лубянку. И через пару минут к Центротекстилю подкатил грузовик до краёв гружёный вооружёнными матросами. Несколько экспроприаторов было арестовано и через них ЧК получило ниточку к Пужицкому. «Анархисты подполья» залегли на дно до весны 1919‑го. Все данные говорят за то, что Маруся была причастна к деятельности организации. И, хотя прямых доказательств этому нет, косвенным служит то, что первый крупный арест анархистов подполья был произведён чекистами на московской квартире Маруси спустя полгода после её отъезда. А среди руководителей анархо-подпольщиков, которых чекистам так и не удалось арестовать, числился загадочный «старший анархист Володя». Есть все основания предполагать, что это была Маруся, вновь «поменявшая амплуа».

Но сама хозяйка была к тому времени уже далеко. Состоявшийся в конце концов суд оправдал Марусю по всем пунктам обвинения, за исключением «превышения полномочий по отношению к Советам» и вынес неординарный приговор «лишить товарища Никифорову права занимать командирские должности сроком на 6 месяцев».

Сразу после вынесения приговора Маруся уехала на Украину в Гуляй-Поле. У Махно она занималась устройством школ. Махно охотно воспользовался решением советского суда, чтобы отстранить Марусю от командной работы. К тому же Маруся в это время занимала ярые антибольшевистские позиции, а у Махно весной 1919 года в самом разгаре был роман с Советской властью.

Махно открыто покровительствовали Дыбенко и Антонов-Овсеенко, поэтому, когда Маруся попыталась выступить на митинге с рассказом о зверствах большевистского режима, поведать трудящимся о том, как большевики продержали её несколько месяцев в тюрьме, Махно просто согнал её с трибуны: «Это всё твои проблемы. Ты сама провинилась перед большевиками, а наше дело бить белых. А не разбирать, кто прав, а кто виноват».

Отстранённая от реального командования Маруся сколотила антибольшевистское лобби в махновском штабе, куда вошли начальник махновского штаба правый максималист, бывший казачий офицер Яков Озеров и начальник оперативного отдела штаба, её давний знакомый левый эсер Иван Родионов.

В это время большевики, повинуясь секретной директиве Троцкого, начали «кампанию по искоренению партизанщины». Опасаясь повторения мятежа, поднятого союзником Красной Армии атаманом Григорьевым, Реввоенсовет отдал приказ об устранении популярных полевых командиров. Большинство из них нельзя было открыто арестовать и отдать под трибунал, не спровоцировав волнений в войсках и поэтому ЧК воспользовалось услугами киллеров. Буквально в течение месяца десятки популярных выборных партизанских командиров были убиты при загадочных обстоятельствах, как правило, выстрелом в спину. В их числе анархист матрос Железняк и левый эсер Николай Щорс.

В отношении Нестора Махно поступили дёшево и сердито. 7 июня 1919 года к месту дислокации махновского штаба на бронепоезде прибыл Климент Ефремыч Ворошилов, имея на руках приказ тайно схватить и расстрелять Махно. Батька вместе со штабом был приглашён на бронепоезд, под предлогом «координации действий войск», но почуял неладное и бежал, прихватив с собой отряд в сотню сабель. В ловушку, расставленную Ворошиловым, угодил только махновский штаб во главе с Озеровым. Всех штабистов вкупе с братом Махно Саввой Ворошилов, не мудрствуя лукаво, пристрелил заместо самого батьки. Махно был объявлен Советской властью вне закона.

Положение на фронте складывалось аховое. Линию фронта прорвал и отправился в глубокий рейд по красным тылам казачий партизанский корпус генерала Шкуро. Красные войска поспешно отступали с территории Украины. Махно пришлось драться на два фронта, основные силы махновской бригады были переформированы и влиты в состав Красной армии. Никакого снабжения оставшиеся верными Махно части ни от кого не получали. В такой ситуации условием выживания махновщины в белом тылу стал вопрос: «Сумеет ли Махно в период безвременья сохранить свой золотой запас?».

Махно посылает своего глупого, но преданного как пёс, адъютанта Чубенко стеречь казну Повстанческой армии на станцию Большой Токмак. И возле этих денег вновь объявляется неистовая атаманша Маруся. Вот как вспоминает об этом косноязычный Чубенко:

«Когда я сдал отчётность, то Махно был на фронте, а в это время приехала анархистка Маруся Никифорова и стала спрашивать меня, сколько у меня денег. Я ответил, что у меня три миллиона денег, которые Махно велел никому не давать. Она мне ответила, что на Махно ей плевать, она должна эти деньги получить и отправить в Москву для подпольной организации анархистов.., что у неё здесь на станции Большой Токмак, человек 30 террористов-анархистов и она со мною не будет считаться, а если я не дам, то она мне сделает экспроприацию. С этими словами она вышла из вагона, где стояла касса с деньгами. Я же сию минуту дежурному по станции приказал, чтобы он мой вагон с одним паровозом отправил на станцию Федоровку, которая находится в 50 вёрстах юго-западнее Большого Токмака.

На другой день Махно вернулся с фронта… Когда я приехал в Большой Токмак, то Махно стал меня ругать, зачем я уехал… Я ему говорю,.. что у меня Маруся Никифорова хотела экспроприацию сделать. Я потому и ушёл с Большого Токмака, что с ней человек 30 террористов, а я один. Махно выслушал меня и сказал: „За такую вещь нужно Никифорову расстрелять, потому что деньги нужны для того, чтобы поднять восстание в тылу у белых, потому что коммунисты не сумеют“.

В этот момент вошла Маруся Никифорова и стала говорить Махно, о том, чтобы он отдал ей эти деньги, так как ей нужно для подпольной работы в Москве. Махно, ни говоря ни слова, начал ругать её площадной бранью, и, выхватив револьвер, хотел её застрелить. Но она очевидно предчувствовала, потому что и она была наготове с револьвером в руке. Долго они ругались, а потом она стала просить, чтобы Махно дал хотя бы на дорогу этим людям, которые были с ней. А Махно сначала не хотел давать, а потом взял пачку в тысячу листов николаевской валюты пятирублевого достоинства… и швырнул в окно, стоявшим около окна её людям и сказал: „Нате, суки, вот вам эти деньги, и чтоб я вас здесь больше не видел. Куда хотите, туда и езжайте… Знаем мы, какие вы террористы хуевы. Готовый хлеб жрать способны и только“. А Марусю Никифорову выгнал совершенно из вагона и не дал ей ни копейки».

Вдумайтесь только! Посреди широкой украинской степи затерялся одинокий набитый золотом вагон. В том вагоне великий матерят друг друга на чём свет атаман с атаманшей, и вдруг, как ковбои в вестерне моментально выхватывают свои револьверы. А вокруг паровоза носятся по ковыльной степи 30 человек террористов с пушками и бомбами.

И дальше тоже как в средневековом эпосе или у какого-нибудь там Толкина. Атаманша и тридцать разбойников поделили деньги и сами разделились на три отряда. Каждый из отрядов должен был отправиться в путь, чтобы уничтожить одно из трёх правительств России и тем способствовать наступлению эры полного безначалия, т. е. анархии. Первый направился в Москву, чтобы возглавить борьбу «анархистов подполья» и уничтожить Советское правительство. Второй — в Сибирь, убивать Колчака. Третий, куда вошли и Маруся с Бжостеком,— в Крым, чтобы готовить покушение на Деникина.

Из всех трёх отрядов крупных успехов удалось достичь лишь «анархистам-подпольщикам», действовавшим на Советской территории. Это была феноменальная организация. У них были реальные планы захвата Тушинского аэродрома и бомбардировки с аэропланов парада Красной Армии 7 ноября. Они планировали взорвать весь Кремль, для чего их таинственный лидер Пётр Соболев задолго до теперешних диггеров досконально облазил все подземные коммуникации под Кремлем. Для взрыва Кремля анархисты подполья экспроприировали в советских учреждениях громадные денежные суммы. Они планировали произвести в своей динамитной мастерской на даче в Красково 120 пудов динамита. Успели произвести около 16 пудов как определили пришедшие брать их чекисты по силе взрыва дачи.

Горько становится, когда подумаешь, как измельчали с той великой поры анархисты. Да и можно ли назвать одним именем могучего динозавра прошлого и жалкую ящерку, готовую всегда в испуге отбросить свой хвост. Тогда — титаны, теперь — пигмеи.

Сибирская группа террористов канула в неизвестность. Марусю белые сперва задержали по обвинению в большевизме в Харькове, но, не опознав, отпустили. К моменту приезда Маруси в Крым, белые власти всерьёз принялись наводить там порядок. Подготовка покушения на Деникина шла уже полным ходом. Вторично Марусю арестовали в сентябре 1919 года в Севастополе.

Андреев вспоминает: Маруся Никифорова с большим достоинством держалась на суде белых и своим героизмом заслужила их уважение. Перед казнью её не покидало мужество и она воскликнула: «Да здравствует анархия!». После освобождения Крыма останки героической подпольщицы Маруси, как сообщалось в прессе, были торжественно перезахоронены Советской властью.

Всё это красиво, но стоит отметить, что Андрей Андреев был, безусловно, сумасшедшим человеком. И запросто мог эту историю сочинить, опираясь на некрологи, опубликованные в большевистских газетах.

А фальшивые некрологи широко применялись в тогда в тех случаях, если человек направлялся на нелегальную подрывную работу за рубеж. И направляли, как правило, боевиков из небольшевистских революционных партий, чтобы эти смутьяны мутили воду не дома, а у буржуев. Например, когда Елену Соколовскую из Одессы направили на подпольную работу во Францию, некрологи были во всех местных газетах, и даже в журнале «Коммунистический Интернационал», выходившем в Москве. А потом она вернулась в Россию живая и невредимая.

Одну из версий можно приводит в своей статье, посвящённой Марусе, питерский историк Ермаков. Согласно циркулировавшим тогда слухам, её направили на нелегальную работу в Польшу, а затем во Францию, которая была хорошо ей знакома. По другой же версии, Маруся Никифорова и есть та загадочная Маруся, которая всплыла у Махно в конце 1920 года на последнем этапе его безумной эпопеи.

Пожалуй что точка в истории Маруси Никифоровой так никогда и не будет поставлена…

Примечания:

  1. Эти два слова в журнале пропущены и восстановлены гипотетически.— Маоизм.ру.
  2. Автор явно троллит, поскольку «Чёрная звезда» издавалась в Москве, а Гомель всегда был известным центром анархизма, но находится в соседней Беларуси.— Маоизм.ру.
  3. А. В. Полупанов — командир бронепоезда № 4 «Свобода или смерть!», издавший в 1939‑м книгу «Бронепоезд „Свобода или смерть“». В 1921‑м награждён орденом Красного Знамени РСФСР, после Гражданской войны — на партийной и хозяйственной работе. Умер в 1956‑м.— Маоизм.ру.

Патронная мастерская и вооружённое сопротивление (1905—1908 гг.)

Кто опубликовал: | 19.06.2019

Работал я до 9 января на гильзовом заводе. Организованно рабочие гильзового завода не участвовали в шествии рабочих 9 января, но отдельные рабочие примыкали к нему, ходил и я на Невский, видел расстрелы рабочих и их негодование. На следующий день много было рассказов обо всём случившемся, возбуждение в рабочей среде было огромное, гапоновские рабочие, которые благочестиво с иконами шли к царю, потеряли в него веру.

В революционной борьбе наступило большое оживление. То, что раньше воспринималось с большим трудом, после 9 января усваивалось и понималось рабочими очень легко. Настроение рабочих на заводе стало очень революционное. Начали рабочие говорить о необходимости вооружения, о вооружённой борьбе с правительством. У рабочих было настроение такое, что надо готовиться к вооружённому восстанию. Революционная работа шла успешно, особенно после того, как начались забастовки. На гильзовом заводе революционную работу вели меньшевики, среди них выделялся слесарь Карелин, приблизительно в сентябре его арестовали. Организация на заводе перешла к нелегальному заводскому комитету (я, Паршенков, Васильев, Иванов, позднее Карелин).

В конце лета 1905 г., очень скоро после появления нового работника социал-демократа, у нас на заводе организовалась боевая рабочая группа. В неё входили: рабочий Иванов гильзового отдела, Васильев того же завода, Михаил Паршенков (осенью 1907 г. в Петербурге он был застигнут на улице полицией, стал отстреливаться, был ранен, его арестовали, а когда подлечили — предали военному суду, который приговорил его к повешению), Сергеев («Арсеньев») и рабочий «Ваня». Эти пять рабочих составили боевую группу. Через тов. Иванова группа была связана с боевой с.-д. организацией Выборгского района, а с общегородской Выборгского района — через меня («Арсеньева»).

Группа запасалась револьверами, которые доставлял тов. Иванов, изучала их и применяла для практической стрельбы в лесу на Малой Охте, по речке Охте. Боевых действий у группы ещё не было, оружие не применялось в действиях, учились только с ним обращаться. Ходили на массовки, где обсуждались вопросы о Государственной Думе. Так тянулась работа в нашем кружке до 17 октября. Начались забастовки. Мы собирались у Михаила, изучали улицы, осматривали проходные дворы,— готовились к восстанию.

На гильзовом заводе после выступления оратора социал-демократа тоже началась забастовка, затем выборы в Совет рабочих депутатов. Выбраны были Васильев, ещё большевик и гапоновец — имени не помню. Когда во время декабрьской забастовки 1905 г. был выставлен лозунг «8-часовой рабочий день», то этот гапоновец выступал против этой забастовки и активно действовал среди отсталых рабочих. Тогда боевая группа рабочих решила его убить. Мне и «Ване» поручили это сделать. Мы пришли к его дому, довольно долго его караулили, он вышел из дому с женой и детьми, и мы пожалели его детей и оставили его в покое, а позже, летом 1906 г., он был с позором вывезен с завода на тачке.

16 октября группа по собственному почину хотела достать динамит, чтобы взорвать трамвайное паровое сообщение города с Лесным корпусом, которое перевозило солдат в наш район. Это предприятие не удалось; утром 17 октября, узнав о появлении царского манифеста, мы отправились на завод Лесснера, где проходил митинг. Выступали ораторы-большевики, критиковали манифест говоря, что он ничего не даёт рабочим. После митинга ходили с манифестацией до самого вечера. Так как было объявлено, что на казённых заводах дни забастовки будут оплачены, рабочие пошли на завод и стали работать.

Вскоре мы встретились с Карелиным, который был выпущен из тюрьмы, мы его хотели обрадовать тем, что у нас работают большевики, но он остался этим очень недоволен. Когда на Выборгской стороне открыли партийное отделение, я записался в партию (в ноябре 1905 г.). Я заплатил за членский билет 25 копеек. Это был небольшой листок белой бумаги, на нём было написано РСДРП: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь», имя, фамилия, отчество, район и печать…

Мне пришлось иметь дело по работе с тов. «Эдуардом» (большевиком, горбатым), он, кажется, был организатором Выборгского района. Как-то я его спросил «Когда же можно ожидать социалистической революции (водворения социализма)?» — он ответил, что лет через десять. Этот ответ очень обрадовал меня и других молодых рабочих, такая сравнительно близкая возможность осуществления социализма ободрила и воодушевила нас. Меньшевики в этом отношении расхолаживали, говоря, что социалистический переворот произойдёт через несколько десятков лет.

У меня был наган, и я чувствовал, что сейчас же с оружием в руках можно начать борьбу за социализм, тогда как меньшевики говорили, что надо сначала дождаться полного развития капитализма. В начале весны 1906 г. я познакомился с «Петром» (С. Н. Сулимовым — членом Боевой технической группы при ЦК РСДРП)) и получил от него, кажется, револьвер. Он спросил меня, не могу ли я достать патронов, я ответил, что могу доставать гильзы, а несколько позднее решил устроить мастерскую для набивки патронов. Я переехал на Малую Охту и для того, чтобы вести работу более интенсивно, пригласил Паршенкова и «Ваню».

Дом, в котором была наша мастерская, потом сгорел, никаких следов его не осталось, был он расположен недалеко от казармы Финляндского полка. Для набивки патронов нужен был станок. В пристрелочной мастерской завода был ручной станок для снаряжения патронов, вот мы и решили построить такой станок. Свой чертёжник сделал чертёж заводского станка. Я отдал чертёж, чтобы по нему сделали отливку рамы, а мелкие части взялся приготовить сам. На эту работу ушло недели две. За это время я организовал доставку пороха, пистонов и пуль с патронного завода на Большой Охте, а патронов — с гильзового завода. Мы воспользовались тем, что обыскивали при выходе с завода только рабочих, конторщиков же не обыскивали, я свёртывал штук по 50 патронов в пакеты, которые имели вид завёрнутых книг,— таковые передавались конторщикам, а они выносили с завода, я брал пакеты и уносил их к себе на квартиру. Порох и пистоны выносил в мешочках с патронного завода.

Получился станок, принесли его на квартиру и стали набивать патроны штук по 100 в день, занимались этим делом вечерами, после работы на заводе. За этой работой проводили и воскресенья. Работа на станке началась с половины лета 1906 г. Обстановка для работы была хорошая, хозяйка — свой человек, по фамилии Сударева, и жильцы дома были свои люди, и мы, набивая патроны, пели революционную песню: «Сами набьём мы патроны…».

Связь с «Технической боевой группой» поддерживали через тов. Сулимова. К нам на квартиру приходили обыкновенно две девицы, одной из них была «Фаня Белая» — А. Л. Шмидт, художница, член Боевой технической группы, которая работала, в известном смысле, «по специальности» — в частности, переделывала под микроскопом номера пятисотрублёвок, захваченных в результате тифлисского «экса». Они уносили готовые патроны; приходили два раза в неделю. Мне приходилось бегать по разным делам «Технической боевой группы». У нас на гильзовом заводе образовалась боевая дружина в 1906 г.

Весною официально меня выбрали от Третьей просмотровой мастерской в заводской комитет, выборы происходили открыто — революционным, явочным порядком; туда вошли ещё Карелин, Васильев, Иванов и Паршенков. Комитет собирался два раза в неделю у Карелина или на Куликовском поле. Я был делегатом для переговоров рабочих с администрацией завода, ходили мы втроём: я, Паршенков и Васильев. Начальник завода был Журабов.

Собралась Ⅰ Дума. Стали вывозить на тачке вредный элемент с завода, начали искать подходящих для этого лиц. Решили вывезти рабочего, который выдал на заводе полиции с.‑д. оратора на митинге 1 мая 1905 г.— гапоновца, и рабочего, который не посещал массовок и митингов. Карелин остался недоволен нашим намерением и назвал это хулиганством, на что я возразил, что ещё наступит время, когда придётся вывозить и меньшевиков.

Приходилось вести работу в двух направлениях — чисто партийную и боевую. Личной жизни у нас совершенно не существовало. Для боевой подготовки наша организация устраивала лекции по подготовке к боевому делу. Ходили на эти конспиративные лекции представители дружин разных заводов; так, были представители дружин с завода Лесснера, патронного, набиралось иногда в комнате человек до десяти. Какой-то артиллерист-офицер, который бывал иногда в форме, иногда в штатском платье, читал нам о взрывчатых веществах, изготовлении бомб, употреблении оружия, постройке баррикад; о том, как свести поезд с рельс, о поджогах и пр.

Слушали с большим интересом, задавали вопросы, читал он нам из Виктора Гюго о баррикадах. Принёс он нам однажды фосфор, разведённый, кажется, в спирту, обмакивал в него бумажку, и когда она высыхала, то загоралась; всем нам хотелось иметь этот состав. И вообще слушали этого офицера с большим вниманием, потому что знали, что он — специалист в этом деле. Он пользовался у нас полным доверием. Собирались больше всего на Петербургской стороне у курсисток.

После таких лекций приходилось собирать свой кружок и передавать им содержание лекции. Организатор боевой группы должен был инструктировать свою группу по практической стрельбе и мне приходилось регулярно по субботам водить дружинников из Петербургского и Выборгского районов на Малую Охту. Мы садились в лодку, ехали по реке, потом шли по лесу, и там на просеке установив цель, занимались стрельбой.

У меня были винтовка, маузер, браунинг и револьверы. Это было оружие для всей группы, хранилось оно у меня, причём некоторые боевики имели постоянно при себе оружие, а лучшее оружие хранилось у меня и давалось только во время практической стрельбы; потом это оружие опять оставляли у меня на хранение. Патронов у нас было мало, могли выстреливать только по два патрона, а потом приходилось вести теоретические беседы о правилах прицела и стрельбы. Стреляли сначала холостыми патронами. Был у меня также кружок более молодых рабочих, с которыми я занимался программой с.‑д. партии и политической экономией.

Однажды мы были на лекции о взрывчатых веществах на Петербургской стороне, было нас человек пять. Проходя мимо казёнки против Народного дома, решили «для практики» её экспроприировать. Зашли туда внутрь, двое остались снаружи; вошли в помещение, там было человек пять покупателей, скомандовали: «Руки вверх», а сидельцу лавки велели отдать выручку. Он передан, что у него в ящике, спросили, нет ли ещё, он ответил, что больше нет, тогда мы стали разбивать бутылки. Увидав, что начали заходить покупатели в лавку, мы решили лучше уйти. Много любопытных заглядывало в окна, а мы без всяких препятствий, совершив первое боевое выступление, благополучно скрылись, взяли, кажется, рублей 60—70. Было страшно, но этот удачный боевой опыт очень поднял наше настроение.

Несмотря на удачу, мы тщательно скрывали это «дело» от нашей партийной организации, так как знали, что нас за это не одобрят. Деньги пошли на расходы для поездок за город на стрельбу. До того времени приходилось тратить свой скудный заработок. Оружия у нас было очень мало и очень плохое, решили достать денег на оружие, а для этого задумали экспроприировать кассу театра Тумпакова. Зашли в буфет после второго действия, но за нами стали следить, поставили рогатки около кассы, и нам пришлось отказаться от этого предприятия и заблаговременно уйти.

Потом задумали убить Дубасова — московского генерал-губернатора, который руководил подавлением Декабрьского вооружённого восстания.

Начали мы это дело тоже без разрешения партийной организации. Жил он у Таврического сада, установили за ним слежку; узнали об этом с.‑р., решили, что это их монополия, и пришлось оставить этот план. Члены боевой дружины были молодые рабочие, хоть и плохое, но всё же оружие в их руках было, и было большое стремление им действовать. Надо было находить применение их боевым навыкам и стремлениям к боевым действиям.

Однажды Иванов вернулся домой с другим боевиком, у них оказались револьвер и шашка. С любопытством мы стали их расспрашивать, откуда у них взялось оружие. Оказалось, что они шли по улице и, увидев городового, решили его обезоружить. Были у нас знакомства с с.‑р. и максималистами. Несмотря на все конспирации, наши боевики находили друг друга. Наши боевики были недовольны тем, что у них никакой боевой работы, и ставили на вид своим организаторам покушение на столыпинскую дачу и экспроприацию в Фонарном переулке.

Вскоре после этой экспроприации был арестован какой-то максималист, которому его знакомая попросила меня передать в тюрьму деньги. И вот я с деньгами в одном кармане и браунингом в другом отправился в «Кресты». Ворота прошёл, стало жутко (подумал о том, что не следовало бы иметь с собою браунинг, но делать было нечего), потом прошёл в приёмную, провели меня к жандармскому полковнику, я передал деньги и ушёл.

Так наступил октябрь 1906 г.; работа наша в мастерской продолжалась по-прежнему почти в течение полугода. Перед самый рождеством, 23 декабря, я был уволен с завода за разные выступления. А числа 29 декабря был в театре и пришёл поздно. Дома оставались ночевать «Ваня» и другой боевик (имени его не помню), Паршенкова дома не было. У нас было приготовлено несколько тысяч патронов. Перед тем, как ложиться спать, я по обыкновению осмотрел маузер, взвёл курок и лёг спать. В комнате у меня хранился мелинит патроны, порох и многое другое.

Перед рождеством, 26 декабря 1906 г. эсером Н. Егоровым был убит главный военный прокурор Павлов. Положение становилось тревожное, реакция усилилась, настроение было подавленное.

Я лёг и заснул очень быстро, но вдруг услышал звонок и сильный шум в коридоре. Я решил, что пришёл сын хозяина подвыпивши, и продолжал спать. Но вдруг почувствовал, что кровать моя, загораживавшая дверь, стала двигаться, открываю глаза и вижу, что дверь моя полуоткрыта: стоят три городовых с винтовками. Я вскочил, пододвинул кровать плотно к двери, дверь закрылась, и городовые очутились за дверью в соседней комнате. Я быстро стал одеваться, ко мне стали стучать и кричать. «Открывай дверь именем закона!». Я отвечал, что одеваюсь. «Потом оденетесь»,— отвечали городовые. Один сапог успел надеть, второй только стал надевать, как дверь сломалась под напором городовых.

Одеваясь, я думал, что с рассветом меня повесят, страшно не хотелось висеть. «Вот,— думал,— если бы расстреляли, было бы лучше». Дверь сломали, вошёл пристав с лампой в руке и остановился в дверях,— я решил, что «если уж повесят, то пусть за дело вешают», выхватил из-под подушки маузер,— он был уже на прикладе,— отскочил в угол и выстрелил в пристава, пристав упал, лампа упала и разбилась, наступила темнота. За ним появился околоточный, я выстрелил в него, упал и околоточный, городовые ворвались в другую дверь,— другая дверь выходила в комнату хозяйки,— я стал стрелять в них, они побежали по коридору, подняли страшный крик, я стал преследовать их и побежал за ними по коридору, всё время стреляя им вслед.

Выскочил на лестницу,— там уже никого не было, какой-то штатский бежал вверх по лестнице, был зажжён свет, я в него выстрелил, он упал. Я выскочил на улицу, видел тени городовых, бегущих по направлению к казарме. Было уже около 5 часов утра. Я начал нажимать курок, выстрелов не было,— кончились патроны. В результате боя, по сведениям «Петербургской газеты», наступавшая полиция потеряла убитыми двух околоточных, двух городовых, ранены были шпион и дворник.

Я вернулся в комнату, надел сапоги, зарядил маузер, взял патронташ, посмотрел кругом,— товарищей не было. Они тем временем действовали так: один забрался под кровать, другой — под диван и потом, улучив удобный момент, убежали. «Ваня» забрался в помойную яму во дворе и просидел до вечера, в сумерках, при двадцатипятиградусном морозе зашёл к сапожнику, тот ему дал опорки, и он пошёл за Невскую заставу, отморозил себе ноги и проболел шесть месяцев, пролежал у какою-то знакомого рабочего. Другой боевик, случайно пришедший в эту мастерскую, пошёл, кажется, к себе на квартиру, там была засада. Он был арестован. Судили его военно-полевым судом и он был повешен.

Паршенков тогда разыскан не был. 3 января Паршенков Михаил (из крестьян, кажется, Вятской губернии, рабочий патронного завода, гильзового отделения), боевик по кличке «Учитель» и, кажется, боевик Вася, по кличке «Ястреб», с Обуховского завода, оказали вооружённый отпор на Васильевском острове. При аресте было убито пять человек. «Учитель» был ранен в живот, забежал в уборную, отстреливался там, сколько было возможно, а потом застрелился сам.

Паршенков и «Ястреб» благополучно скрылись и переправились на Урал. Паршенков Михаил с.-д. на Урале примкнул к партизану Лбову и отошёл совсем от партии, назывался «Демон». В конце 1907 г. был арестован, судился военно-полевым судом. По совокупности был присуждён к повешению и, кажется, в декабре 1907 г. был повешен. «Ваня» — настоящее имя неизвестно — из крестьян, рабочий патронного завода, с.-д. большевик, был членом боевой дружины в Петербурге 1905—1906 гг. Скрываясь от преследования полиции, уехал на Урал, в 1907 г. попал в засаду солдат и был убит в числе шести боевиков социал-демократов.

Я надел пальто, вышел из комнаты, на лестнице никого не было и на улице тоже. Сошёл на Неву, на лёд и пошёл к Смольному монастырю. Уже на четверти пути стали в меня стрелять. Оказалось, что бежавшие городовые привели две роты солдат. Я перешёл Неву, сложил маузер нанял извозчика и поехал на угол Невского и Морской. Подъехав к этому месту, расплатился с извозчиком и отправился к Пяти Углам, к тов. Сулимову. Слежки за мной не было. Когда я подошёл к дому, уже начиналось утро, дворник мёл улицу. Воспользовавшись моментом, когда дворник повернулся так, что не мог меня видеть, я вошёл в ворота и пошёл в квартиру Сулимовых.

Они ещё спали, было часов 6 утра. Дверь мне открыла Мария Леонтьевна («Магда»). Она спросила меня, почему я так рано явился, я ей ответил, что вышла «маленькая неприятность». Она повела меня к себе в комнату, вызвала Сергея. Пришёл Сергей,— я им всё рассказал. Мне надо было уходить от них. Они одели меня потеплее,— ноги мои примёрзли к подошвам сапог. Дали мне 10 руб., тужурку и адрес к сестрорецкому рабочему Емельянову (тому самому, который скрывал в 1917 г. В. И. Ленина).

Распрощавшись с товарищами, я пошёл на Сестрорецкий вокзал, сел на восьмичасовой поезд и поехал к Емельянову. Был праздничный день. Емельянов не работал, он удивился моему раннему появлению, я объяснил тем, что уволен с работы и приехал к нему немного отдохнуть. Он покормил меня, и я лёг спать. На другой день Емельянов ушёл на работу, но не прошло и получаса, как он прибежал домой с газетой в руках и, обращаясь ко мне, сказал: «Вот как ты отдыхал!». В «Петербургском листке» уже было описание этого события, которое, кажется, называлось «Трагедия в конспиративной квартире на Малой Охте».

Я остался у Емельянова, выжидал дальнейших распоряжений организации о том, как мне дальше действовать, а января приехал в Сестрорецк тов. Сулимов с паспортом и явкой на Урал, в Пермь. Мне было дано 50 руб., эстонский паспорт. 9 января 1907 г. я выехал из Сестрорецка в Питер, зашёл на Верейскую улицу к матери, пробыл у неё минут двадцать, пошёл на Васильевский остров, переночевал у знакомых и через Москву уехал на Урал. С Урала я возвратился в Петербург, а оттуда поехал в Финляндию.

Меморандум беседы между Мао Цзэдуном и Генри А. Киссинджером

Кто опубликовал: | 18.06.2019

См. воспоминания Генри Киссинджера.

Госсекретарь США Генри Киссинджер встретился с Председателем Мао в его резиденции в Пекине. Вдвоём они обсудили значение китайско-американских отношений в политике США. Мао повторял, что интересы США идут в порядке: Америка, Советский Союз, Европа, Япония и только потом китай. Киссинджер ответил, что с Советским Союзом, как сверхдержавой, часто сталкиваются, но стратегический приоритет за Китаем. На протяжении всего разговора Мао указывал на свой преклонный возраст и ухудшающееся здоровье. Лидеры также обсудили европейское единство, японскую гегемонию, немецкое воссоединение и газету «Нью-Йорк таймз».

Участники
КНР США

Председатель Мао Цзэдун

Дэн Сяопин, вице-премьер Госсовета КНР

Цяо Гуаньхуа, министр иностранных дел

Посол Хуан Чжэнь, глава офиса КНР по связям, Вашингтон

Ван Хайжун, вице-министр иностранных дел

Тан Вэньшэн, заместитель директора отдела Америки и Океании 1, переводчик

Чжан Ханьчжи, заместитель директора отдела Америки и Океании

Д‑р Генри А. Киссинджер, государственный секретарь и помощник президента по национальной безопасности

Посол Джордж Буш, глава офиса США по связям, Пекин

Уинстон Лорд, директор по стратегическому планированию Госдепартамента США

Резиденция Председателя Мао в Пекине (КНР), 18:25—20:05


В 17:45 в ходе встречи с вице-премьером Дэн Сяопином секретаря Киссинджера проинформировали, что Председатель Мао хотел бы видеть его в 18:30. Его попросили назвать тех членов со своей стороны, включая его жену, которых он хотел бы, чтобы Председатель приветствовал, а также двух официальных лиц, которые будут сопровождать его на самой беседе. Встреча с Дэном продлилась ещё 15 минут. Затем д‑р Киссинджер и его сторона оставались до 18:15, когда они отбыли из Дома народных собраний в резиденцию Председателя.

Каждый по очереди был представлен Председателю и обменялся краткими приветствиями, пока осуществлялась фото‑ и видеосъёмка: секретарь Киссинджер, г‑жа Киссинджер, посол Буш, советник Зонненфельдт, помощник секретаря Хабиб, директор Уинстон Лорд, г‑н Уильям Глейстин, г‑н Питер Родман (СНБ 2) и г‑жа Энн Боддикер (СНБ). Председатель стоял и говорил со значительным трудом. Увидев г‑жу Киссинджер, он сел, попросил блокнот и записал комментарий, что она возвышается над секретарём Киссинджером. Затем он снова поднялся и приветствовал остальных. Затем гости, кроме секретаря Киссинджера, посла Буша и г‑на Лорда, были выведены из комнаты.

Участники беседы расселись в кресла, расставленные полукругом. На протяжении всей беседы Председатель то говорил с огромным трудом (г‑жа Тан и г‑жа Ван повторяли сказанное, получали подтверждение и затем переводили), то писал свои замечания в блокноте, который держала сиделка. На протяжении всей беседы Председатель оживлённо жестикулировал руками и пальцами, подчёркивая свою точку зрения.


Председатель Мао: Вы знаете, я весь больной и скоро отправлюсь на небеса.

Секретарь Киссинджер: Не так уж скоро.

Председатель Мао: Скоро. Бог меня уже пригласил.

Секретарь Киссинджер: Надеюсь, Вы ещё не скоро примете это приглашение.

Председатель Мао: Я принимаю указания доктора.

Секретарь Киссинджер: Благодарю. Наш президент 3 очень ждёт своего визита в Китай и возможности встретиться с Председателем.

Председатель Мао: Милости просим.

Секретарь Киссинджер: Мы придаём огромное значение нашим отношениям с Народной Республикой.

Председатель Мао: Они имеют некоторое значение, но не то чтобы огромное. (Жестикулирует пальцами.) Вы вот такие (широко разводит два пальца), а мы вот такие (сводит до небольшого промежутка). Поэтому у вас есть атомные бомбы, а у нас нет 4.

Секретарь Киссинджер: Да, но Председатель часто говорил, что военная мощь — не единственный решающий фактор.

Председатель Мао: Как сказал вице-премьер Дэн Сяопин, просо плюс ружья.

Секретарь Киссинджер: И у нас есть некоторые общие противники.

Председатель Мао: Yes.

Секретарь Киссинджер: Вы сказали и написали это на английском. Можно мне этот лист?

Председатель Мао: Yes. (Передаёт листок.)

Секретарь Киссинджер: Вижу, Председатель продвигается в изучении английского языка.

Председатель Мао: No (держит два пальца чуть разведёнными). Поэтому вы побранились с ним (указывая на вице-премьера Дэна).

Секретарь Киссинджер: Только о средствах для достижения общей цели.

Председатель Мао: При вчерашнем споре с вице-премьером вы сказали, что США ни о чём не просили Китай и Китай ни о чём не просил США. На мой взгляд, это отчасти верно, а отчасти неверно. Маленький вопрос — это Тайвань, большой вопрос — это весь мир. (Закашливается, на помощь подходит сиделка.) Если никто ни у кого ничего не просит, то почему бы вам приезжать в Пекин? Если никому нечего ни у кого просить, почему бы вы захотели приехать в Пекин и почему бы мы захотели принять вас и вашего президента?

Секретарь Киссинджер: Мы прибыли в Пекин, потому что у нас есть общий противник и потому что думаем, что ваше представление о мировой ситуации — самое ясное из всех стран, с которыми мы имеем дело и с которыми мы согласны по столь… многим пунктам.

Председатель Мао: На это нельзя полагаться. На эти слова нельзя полагаться, поскольку, согласно вашим приоритетам, на первом месте стоит Советский Союз, на втором Европа и на третьем Япония.

Секретарь Киссинджер: Это не так.

Председатель Мао: А по-моему так. (Показывает на пальцах.) Америка, Советский Союз, Европа, Япония, Китай. Видите, пять (поднимает и держит пять пальцев).

Секретарь Киссинджер: Я не согласен.

Председатель Мао: Что ж, тогда поспорим.

Секретарь Киссинджер: Поспорим. Советский Союз представляет для нас большую угрозу, но не высокий приоритет.

Председатель Мао: Это не так. Он — сверхдержава. В мире только две сверхдержавы (показывает на пальцах). Мы отсталые. (Показывает на пальцах.) Америка, Советский Союз, Европа, Япония, Китай. Мы в последнюю очередь. Америка, Советский Союз, Европа, Япония, Китай — видите?

Секретарь Киссинджер: Знаю, что почти никогда не расхожусь с Председателем, но он неправ по этому пункту — только потому что это вопрос нашего приоритета.

Председатель Мао: (Похлопывает себя по плечам.) Мы видим, что вы хотите прыгнуть на Москву на наших плечах, а эти плечи сейчас бесполезны. Видите, мы на пятом месте. Мы — мизинец.

Секретарь Киссинджер: Нам нечего получить в Москве.

Председатель Mao: Но вы можете получить Тайвань в Китае.

Секретарь Киссинджер: Мы можем получить Тайвань в Китае?

Председатель Мао: У вас сейчас китайский Тайвань.

Секретарь Киссинджер: Но мы это с вами урегулируем.

Председатель Мао: Лет за сто.

Секретарь Киссинджер: Председатель говорил так в прошлый раз, когда я тут был.

Председатель Мао: Точно.

Секретарь Киссинджер: Это не займёт ста лет, много меньше.

Председатель Мао: Ему лучше быть в ваших руках. А если вы вернёте его мне обратно, мне это не нужно, это было бы нежелательно. Там толпа контрреволюционеров. Через сто лет мы затребуем его (делает жест рукой) и будем бороться за него.

Секретарь Киссинджер: Ста лет не пройдёт.

Председатель Мао: (Жестикулирует рукой, считая.) Трудно сказать. Пять лет, десять, двадцать, сто лет. Трудно сказать. (Указывает на потолок.) А когда я отправлюсь к Богу на небеса, я скажу ему, что сейчас Тайваню лучше под покровительством Соединённых Штатов.

Секретарь Киссинджер: Он очень удивиться,услышав такое от Председателя.

Председатель Мао: Нет, ведь Бог благословляет вас, а не нас 5. Мы Богу не нравимся (машет рукой), ведь я милитарист, да ещё и коммунист. Так что я ему не нравлюсь. (Указывая на трёх американцев.) Вот вы, вы и вы ему нравитесь.

Секретарь Киссинджер: Не имел удовольствия с ним встречаться, так что не уверен.

Председатель Мао: Я уверен. Мне теперь 82 года. (Указывает на секретаря Киссинджера.) А вам? 50, наверное.

Секретарь Киссинджер: 51.

Председатель Мао: (Указывая на вице-премьера Дэна.) Ему 71. (Взмах рукой.) И когда мы все умрём — я, он, Чжоу Эньлай и Е Цзяньин — вы ещё будете живы 6. Понимаете? Нас, старых, не будет, мы и не думаем что-то поделать.

Секретарь Киссинджер: Если можно сказать насчёт того, что Председатель говорил ранее о наших относительных приоритетах…

Председатель Мао: Давайте.

Секретарь Киссинджер: Поскольку Советский Союз — это сверхдержава, у него неизбежно высокий приоритет, и нам очень часто приходится с ним сталкиваться. Но со стратегической точки зрения мы стараемся сдерживать советский экспансионизм, и в этом отношении для нас приоритет за Китаем. Но мы не хотим использовать Китай для прыжка на Москву, ибо это было бы самоубийством.

Председатель Мао: Вы уже прыгали, но вам больше не нужны наши плечи.

Секретарь Киссинджер: Мы не прыгали на Москву. Это тактическая фаза, что президент вам также подтвердит.

Председатель Мао: Передайте привет своему президенту, пожалуйста.

Секретарь Киссинджер: Хорошо.

Председатель Мао: Мы приветствуем его визит.

Есть ли у вас какой-нибудь способ помочь мне с излечением моей нынешней неспособности внятно говорить?

Секретарь Киссинджер: И всё же Вас очень легко понимать.

Председатель Мао: Эта часть (указывая на голову) работает хорошо, я могу есть и спать. (Похлопывает колени) А эти части плохи. Они не болят, но мне трудно ходить. Кроме того, у меня проблемы с лёгкими. Коротко говоря, я не в порядке и даже очень.

Секретарь Киссинджер: Всегда большая радость видеть Председателя.

Председатель Мао: Вы знаете, я как экспонат для посетителей.

Секретарь Киссинджер: Господин Председатель, я перечитал запись нашей беседы два года назад. Думаю, это было одно из глубочайших изложений международной обстановки, и мы относимся к нему очень серьёзно.

Председатель Мао: Но есть ещё некоторые вещи, для наблюдения которых нам нужно подождать. Некоторые из сделанных мной оценок ещё ждут подвижек в объективном положении.

Секретарь Киссинджер: Но я думаю, что основная оценка, которую Председатель в то время сделал, по мере нынешнего развития ситуации оказалась правильной, и мы в основном с ней согласны. У нас был тяжёлый период из-за отставки президента Никсона, и мы должны были маневрировать больше, чем нам хотелось бы.

Председатель Мао: Я думаю, это можно делать, манёвры допустимы.

Секретарь Киссинджер: Это был важный эпизод, но мы оставляем его позади.

Председатель Мао: Европа также сейчас слишком дряблая.

Секретарь Киссинджер: Мы согласны с Председателем — Европа слишком мягка.

Председатель Мао: Они боятся Советского Союза.

Секретарь Киссинджер: Это так, а ещё их страшит своё внутреннее положение.

Председатель Мао: Япония стремится к гегемонии.

Секретарь Киссинджер: Япония ещё не готова добиваться гегемонии. Это потребует ещё одной перемены в руководстве. Но в принципе у Японии есть потенциал претендовать на гегемонию.

Председатель Мао: Да.

Секретарь Киссинджер: Я думаю следующее поколение лидеров, мой студент Накасонэ… Он учился у меня, когда я был профессором… 7 Это поколение будет более готово применять мощь Японии.

Председатель Мао: Европа слишком разрознена, слишком рыхла.

Секретарь Киссинджер: Да. Мы предпочитаем, чтобы Европа была единой и более сильной.

Председатель Мао: Таково же и наше предпочтение. Но она слишком рыхла и раздроблена, и ей трудно достичь единства.

Секретарь Киссинджер: У неё, кроме того, не так много сильных лидеров.

Председатель Мао: О, да.

Секретарь Киссинджер: Но Шмидт, который прибывает сюда на следующей неделе 8, это сейчас сильнейший из лидеров Европы.

Председатель Мао: Франция боится Германии (показывая на пальцах). Они боятся воссоединения Западной и Восточной Германии, которые образовали бы единый кулак.

Секретарь Киссинджер: Да, Франция предпочитает удерживать Германию разделённой 9.

Председатель Мао: (согласно кивая) Это нехорошо.

Секретарь Киссинджер: Но они, Восточная и Западная Германия, могут объединиться на национальной основе.

Председатель Мао: Да, мы за воссоединение.

Секретарь Киссинджер: Всё зависит от того, под чьим началом.

Председатель Мао: У Западной Германии население 50 миллионов, а у Восточной — 18 миллионов 10.

Секретарь Киссинджер: Западная Германия — материально сильнейшая сторона.

Председатель Мао: Но воссоединение Германии сейчас не представляет угрозы.

Секретарь Киссинджер: Мы за воссоединение Германии, но вот сейчас Советский Союз может предотвратить его военным путём. Но США поддерживают воссоединение Германии.

Председатель Мао: Мы согласны в этом, вы и я.

Секретарь Киссинджер: И нас не страшит объединённая Германия, но прежде чем это станет возможным, советская мощь в Европе должна быть ослаблена.

Председатель Мао: Без боя Советский Союз не может быть ослаблен.

Секретарь Киссинджер: Да, но нам важно выбрать для этого правильный момент, а в период «Уотергейта» у нас было не то положение. Поэтому нам пришлось маневрировать.

Председатель Мао: Мне кажется, что не было необходимым проводить дело «Уотергейта» таким образом.

Секретарь Киссинджер: Это было непростительно. Непростительно. (Г‑жа Тан выражает озадаченность.) Непростительно было проводить его таким образом. Это было мелким эпизодом, который группа крайне недальновидных людей раскрутила в национальную и международную трагедию. Президент Никсон был хорошим президентом (Председатель Мао согласно кивает) и я ещё очень часто контактирую с ним.

Председатель Мао: Передайте мой привет г‑ну Никсону, пожалуйста.

Секретарь Киссинджер: Я позвоню ему по возвращении.

Председатель Мао: Прежде всего, передайте мой привет президенту Форду, а затем — г‑ну Никсону.

Секретарь Киссинджер: С величайшим удовольствием.

Председатель Мао: Вы слишком заняты.

Секретарь Киссинджер: Вы думаете, я слишком много путешествую?

Председатель Мао: Я сказал, что вы слишком заняты, и, кажется, не могло бы быть, чтобы вы не были так заняты. Вы не можете не быть так заняты. Когда близятся дождь и ветер, ласточки всегда заняты.

Секретарь Киссинджер: Мне потребуется несколько дней, чтобы вполне понять это.

Председатель Мао: Наш мир неспокоен, грядёт буря с дождём и ветром. А когда дождь и ветер близятся, ласточки заняты. 11

Г‑жа Тан: Он (Председатель) спросил меня, как сказать «ласточка» по-английски (swallow) и что такое «sparrow» 12, и я сказала, что это разные виды птиц.

Секретарь Киссинджер: Да, но я надеюсь, у нас несколько большее влияние на бурю, чем у ласточки — на дождь и ветер.

Председатель Мао: Можно отсрочить прибытие дождя и ветра, но трудно помешать им прийти.

Секретарь Киссинджер: Но важно иметь наилучшую позицию, чтобы встретить бурю, когда она придёт, а это не так-то просто. Мы согласны с вами, что она близится или может прийти, и мы пытаемся занять наилучшую возможную позицию, чтобы не избегнуть, но преодолеть её.

Председатель Мао: Дюнкерк 13.

Секретарь Киссинджер: Это не для нас.

Председатель Мао: Не факт. Вам сейчас может казаться, что это не для вас.

Секретарь Киссинджер: Это не наш случай и в будущем.

Председатель Мао: Не факт. В августе военный корреспондент «Нью-Йорк таймз» выпустил свою книгу 14.

Секретарь Киссинджер: О ком речь?

Г-жа Тан: (Проконсультировавшись с китайцами.) Мы посмотрим и вам сообщим.

Председатель Мао: Думаете ли вы, что 300 000 солдат, которые у США есть в Европе в настоящее время 15, способны оказать сопротивление советской атаке?

Секретарь Киссинджер: Слабость Европы — это не наши солдаты, а европейские. Думаю, при помощи ядерного оружия мы можем противостоять нападению.

Председатель Мао: Этот корреспондент не верит, что США применят ядерное оружие.

Секретарь Киссинджер: У «Нью-Йорк таймз» последние десять лет есть свой интерес в американском поражении 16. Если в Западной Европе будет значительное нападение, конечно, мы применим ядерное оружие. У нас в Европе 7 000 единиц вооружения 17, и они там не для того, чтобы их захватили. Это в Европе, в США у нас намного больше.

Председатель Мао: Есть, однако, значительная часть американцев, которые не верят, что вы его примените. Они не верят, что американцы захотят умирать за Европу.

Секретарь Киссинджер: Г-н Председатель, мы прошли очень сложный для внутренней обстановки период, отчасти из-за Индокитая, отчасти из-за «Уотергейта», когда на публику вышло много пораженческих элементов. Но если вы посмотрите, что мы делали последние пять лет, мы всегда противостояли Советскому Союзу и Советский Союз всегда отступал. И я могу заверить вас, как наш президент заверил вас, что если Советский Союз нападёт на Европу, мы безусловно применим ядерное оружие. И Советский Союз никогда не должен полагать иначе — это слишком опасно.

Председатель Мао: Вы верите в ядерное оружие, полагаетесь на него. Вы не доверяете собственной армии.

Секретарь Киссинджер: Мы должны признавать реальность, что ни у кого не будет такой большой армии, как у Советского Союза. Это факт. А самое важное, что никакая европейская страна не построит большой армии. Если они это сделают, то тут не будет проблемы. И поэтому мы должны выстраивать стратегию, соответствующую этой реальности.

Председатель Мао: Стратегия Дюнкерка тоже не исключается.

Секретарь Киссинджер: В конце концов, г-н Председатель, мы должны иметь минимальную веру в заявления друг друга. Стратегии Дюнкерка не будет, ни на Западе, ни на Востоке. И если будет нападение, как только мы его остановим, мобилизовавшись, мы, конечно, выиграем войну против Советского Союза.

Председатель Мао: (Жестикулируя пальцами.) Мы принимаем стратегию Дюнкерка, то есть мы позволим им оккупировать Пекин, Тяньцзинь, Ухань и Шанхай, и благодаря такой тактике мы придём к победе, а враг будет повержен. Обе мировые войны, первая и вторая, велись именно так, победа была достигнута не сразу.

Секретарь Киссинджер: По моему мнению, если где-либо в мире будет массированное советское нападение, США будут вовлечены очень быстро. И я убеждён, что США никогда не уйдут из Европы без ядерной войны.

Председатель Мао: Тут есть две возможности, одна ваша, а другая — «Нью-Йорк таймз». Это отражено и в речи сенатора Голдуотера 18 в Сенате 3 июня.

Секретарь Киссинджер: Что он сказал?

Г-жа Тан: Мы пошлём вам копию. Это было во время обсуждения внешней политики в Сенате 3 июня.

Секретарь Киссинджер: Но что было главным моментом?

Председатель Мао: Его неверие в Европу.

Секретарь Киссинджер: Вы должны понимать, г-н Председатель, что до выборов остаётся год и многое говорится для внутреннего впечатления. У «Нью-Йорк таймз» двадцать лет определённая позиция и есть беспримерное [sic] свидетельство, что неверная.

Председатель Мао: Говорят, «Нью-Йорк таймз» контролируется еврейским семейством…

Секретарь Киссинджер: Это так.

Председатель Мао: А также «Уошингтон пост».

Секретарь Киссинджер: «Уошингтон пост» — больше нет. (Он посовещался с послом Бушем, указавшим, что г-жа Грэм еврейка, дочь г-на Мейера 19.) Вы правы.

Председатель Мао: Владелица — еврейка.

Этот посол (смотрит на Буша) в бедственном положении в Пекине. Почему вы не обратились ко мне?

Посол Буш: Для меня большая честь быть здесь этим вечером. Я думаю, вы заняты и у вас нет времени встретиться с обычным главой офиса по связям.

Председатель Мао: Я не занят, ведь мне не нужно просматривать всю текучку. Я читаю только международные новости.

Секретарь Киссинджер: Но Председатель знает больше меня о том, что пишут в Америке. Я не знал о книге человека из «Нью-Йорк таймз» и о речи сенатора Голдуотера.

Председатель Мао: У вас нет времени, вы слишком заняты. (Лорду) Г-н Лорд, вас повысили.

Г-н Лорд: Да, г-н Председатель.

Председатель Мао: Повысили. (Бушу и Лорду) Вас обоих.

Секретарь Киссинджер: Его (Буша) ещё нет, только в 1980 году.

Председатель Мао: Он может стать президентом.

Секретарь Киссинджер: В 1980-м 20.

Председатель Мао: Вы не знаете моего характера. Мне нравятся те, кто проклинает меня (повышая голос и ударяя рукой по подлокотнику). Вы должны говорить, что председатель Мао — старый бюрократ, тогда я скорее встречусь с вами. В таком случае я поспешу вас увидеть. Если вы не будете меня проклинать, я не встречусь с вами, а буду спокойно спать.

Секретарь Киссинджер: Нам это трудно, особенно назвать вас бюрократом.

Председатель Мао: Я разрешаю (хлопает по подлокотнику). Я буду только рад, если все иностранцы будут стучать кулаком и проклинать меня.

Секретарь Киссинджер: Мы подумаем об этом, но это не будет для нас естественным. Если мы назовём Председателя бюрократом, это будет тактический манёвр, отдельный от стратегии.

Председатель Мао: Но я бюрократ. И более того, я ещё и милитарист. Это звание я получил от Советского Союза и звание «бюрократа» тоже.

Секретарь Киссинджер: Но я не видел тут в последнее время советских посетителей.

Председатель Мао: Они каждый день нас проклинают, каждый день.

Секретарь Киссинджер: Но мы не разделяем советскую оценку Китая.

Председатель Мао: (Прежде чем реплика секретаря Киссинджера была переведена.) Поэтому я принимаю эти два звания — «милитарист» и «бюрократ». Не может быть чести выше. А вы сказали, что я поджигатель войны и агрессор.

Секретарь Киссинджер: Я?

Председатель Мао: Соединённые Штаты в ООН. ООН приняла внесённую США резолюцию, в которой объявлялось, что Китай совершил агрессию против Кореи.

Секретарь Киссинджер: Это было 25 лет назад.

Председатель Мао: Да. Так что это не имеет к вам прямого отношения. Это было во времена Трумэна.

Секретарь Киссинджер: Да. Это было давно, наше восприятие изменилось.

Председатель Мао: (Дотрагиваясь до макушки.) Но резолюция ещё не отменена. Я всё ещё ношу этот колпак «агрессора». И я тоже считаю, что это величайшая честь, выше всякой другой. Это хорошо, очень хорошо.

Секретарь Киссинджер: Значит, нам не следует отменят резолюцию ООН?

Председатель Мао: Нет, не делайте этого. Мы никогда не посылали такого запроса. Мы предпочитаем носить этот колпак чести. Цзян Цзеши говорит, что мы совершили агрессию против Китая. Мы никак не можем отрицать этого. Мы и правда совершили агрессию против Китая, а также в Корее. Не могли бы вы помочь мне с обнародованием этого заявления, возможно, на одном из ваших брифингов? Так что Советский Союз присудил мне звание «милитариста и бюрократа», а Соединённые Штаты — «поджигателя войны и агрессора».

Секретарь Киссинджер: Я думаю, я предоставлю вам обнародовать его. Я вряд ли сам смогу найти слова для исторически корректного заявления.

Председатель Мао: Да я уже обнародовал это прежде вас. Я говорил это и многим иностранным гостям, включая европейцев. Разве у вас нет свободы слова?

Секретарь Киссинджер: Конечно, есть.

Председатель Мао: Вот и у меня есть свобода слова, и огонь моих пушек превосходит их огонь.

Секретарь Киссинджер: Я это заметил.

Г-жа Тан: Вы заметили?..

Секретарь Киссинджер: Пушки председателя.

Председатель Мао: Передайте мой привет своему министру обороны 21.

Секретарь Киссинджер: Хорошо.

Председатель Мао: Я разочарован, что он прибыл в Японию и не заехал в Китай. Мы хотели пригласить его сюда, чтобы Советы видели, но вы слишком скаредны. США так богаты, но на это вам жалко денег.

Секретарь Киссинджер: Мы можем обсудить это, когда президент тут будет.

Председатель Мао: Возьмите его с собой. Вы можете взять гражданского и военного со своим президентом, и гражданского и военного.

Секретарь Киссинджер: Меня как гражданского и Шлезингера как военного?

Председатель Мао: Да. Но я не буду вмешиваться в ваши внутренние дела. Это ваше дело решать, кого вы пошлёте.

Секретарь Киссинджер: Ну, он не прибудет с президентом. Возможно, позже.

Председатель Мао: Мы хотели бы пригласить его нанести визит на северо-восток нашей страны, в Монголию и Синцзян. Возможно, он не поедет, смелости не хватит.

Секретарь Киссинджер: Я поеду.

Председатель Мао: (Глядя на Буша.) Он поедет.

Секретарь Киссинджер: Точно поеду.

Председатель Мао: Хорошо.

Секретарь Киссинджер: И мы попытались предложить вам то, что мы подготовили для совета или помощи с несколькими из этих проблем.

Председатель Мао: Что до военных аспектов, нам не следует их сейчас обсуждать. С такими вопросами следует подождать, пока разразится война, прежде чем мы будем их рассматривать.

Секретарь Киссинджер: Да, но вам следует знать, что мы были бы готовы тогда рассмотреть их.

Председатель Мао: Итак, закончим на этом?

Секретарь Киссинджер: Да.


Секретарь Киссинджер, посол Буш и г-н Лорд попрощались с председателем Мао. Секретарь Киссинджер договорился с вице-премьером Дэном, что китайцы выпустят публичное заявление о встрече и немедленно вышлют текст в США. Затем американцы попрощались с остальными китайскими официальными лицами и отбыли в своих автомобилях.

Примечания:

  1. Вероятно, имеется в виду отдел Китайской народной ассоциации дружбы с зарубежными странами.
  2. Совет национальной безопасности.
  3. Джеральд Форд. Он встретится с Мао через полтора месяца.
  4. Первое испытание ядерного оружия в КНР прошло 11 годами ранее, в 1964 году. Но ядерных вооружений у Китая всегда было немного; кроме того, сказывалось отставание в области средств доставки, хотя баллистические ракеты, оснащаевые ядерными зарядами, ставились на вооружение тогда же, с конца 1960‑х.
  5. Возможно, Мао иронически — или серьёзно — намекает на известный лозунг «Боже, благослови Америку» (God Bless America). В 1918 году Ирвинг Берлин (беларуский еврей Израиль Бейлин) написал песню под таким названием, считающуюся неофициальным гимном США.
  6. Чжоу и Мао скончались в следующем, 1976 году; Е — в 1986‑м; Дэн — в 1997‑м. Генри Киссинджер в 2019‑м ещё жив.
  7. В 1950—1960‑х Генри Киссинджер вёл в Гарварде международный семинар. Одним из его участников был, вероятно, Накасонэ Ясухиро, в дальнейшем (1982—1987) — премьер-министр Японии, известный своей политикой приватизации и поощрения японского национализма.
  8. См. беседу с канцлером ФРГ Гельмутом Шмидтом 30 октября 1975 г.
  9. Во Франции в то время у власти было правое большинство, президент Жискар д’Эстен, премьер-министр Жак Ширак. Социалисты сменят их в 1980‑х.
  10. Точнее, 61,6 и 16,8 млн, Мао озвучиввает данные на начало 1950‑х.
  11. В Китае ласточки символизируют тревожность. Возможно, Мао имеет в виду строки средневекового поэта Ван Яньсоу: «Не вини ветер, не вини дождь. Даже если они не придут, весна всё равно уйдёт. Краснота со щёк слив сошла, но плоды зелены и малы. Клюв не жёлт больше и летит юная ласточка».
  12. Воробей.
  13. В мае-июне 1940 г. в Дюнкерке происходила эвакуация морем британских, французских и бельгийских частей, блокированных немецкими войсками.
  14. Имеется в виду книга Дрю Миддлтона «Сможет ли Америка победить в следующей войне?», где подвергается сомнению способность США победить СССР в Европе с использованием обычных вооружений.
  15. К 1970 г. численность войск США в Европе составляла 265 тыс., в 1980‑х контингент был увеличен до 340 тыс.
  16. Вероятно, это связано со скандалом 1971 года, когда газета «Нью-Йорк таймз» раскрыла попавшие к ней документы Пентагона о причастности США к войне во Вьетнаме с 1945‑го по 1967‑й год. Президент Никсон тогда разразился бранью и угрозами веред Киссинджером, а затем попытался (в конце концов, неуспешно) остановить публикации.
  17. Вероятно, имеются в виду ядерные боеголовки.
  18. Барри Моррис Голдуотер (1909—1998) — сенатор от штата Аризона в 1953—1965 гг. и 1969—1987 гг. Антикоммунист и «ястреб». В 1974-м поучаствовал в принуждении президента Никсона к отставке. В дальнейшем препятствовал проводимой президентом Картером нормализации отношений с Китаем.
  19. В 1933 году газету «Пост», предшественника «Уошингтон пост» купил эльзасский еврей по происхождению Юджин Мейер. В 1959‑м он передал газету своему зятю, Филип Грэм, а после его кончины в 1963‑м газета перешла к его вдове, дочери Мейера, Кэтрин Грэм. Она приняла активное участие в освещении Уотергейского скандала и, таким образом, падении президента Никсона. (Кстати, её мать еврейкой не была, а отец свою еврейскую идентичность отрицал.)
  20. В 1980‑м Буш проиграет праймериз Рейгану. Президентом он станет позже, в 1989‑м.
  21. Министром обороны США в то время был Джеймс Шлезингер, но через месяц его сменит Дональд Рамсфелд.