Архив автора: admin

Ненавидьте, клеймите и сокрушайте центризм (фрагменты)

Кто опубликовал: | 03.05.2018

«Появление КПИ (марксистско-ленинской) изменило внутреннюю ситуацию в Индии. Вооружённая крестьянская борьба под руководством КПИ(мл) стала движущей силой истории. И теперь следует учитывать не только наступление правящих классов, но и контрнаступление революционного народа. Поэтому наши кардинальные задачи — строить партию и укреплять её среди безземельных и бедных крестьян. Строительство партии означает развитие вооружённой классовой борьбы. И без вооружённой классовой борьбы партия не может развиться и не может укрепить своё влияние в массах».

«Классовая борьба решит проблему создания освобождённых баз и проблему строительства революционной армии. Мы пытались в некоторых районах развить армию без классовой борьбы и потерпели неудачу. Без классовой борьбы, битвы на уничтожение, инициатива бедных крестьянских масс не может реализоваться, политическое сознание бойцов не развивается, новые люди не появляются, народная армия не может быть создана. Только в классовой борьбе создаётся новый человек, бросающий вызов смерти и свободный от эгоистичных мыслей. И с этим духом, бросившим вызов смерти, он нападёт на врага, вырвет у него винтовку, будет мстить за погибших товарищей — и появится народная армия».

«Уничтожение классового врага — оружие в наших руках — величайшая опасность для реакционеров и ревизионистов всего мира».

Красный май

Кто опубликовал: | 29.04.2018

Газете «Бумбараш» посвящено.

Год девяносто шестой.
Наш Первомай святой.
Площадь людьми забита.
Гордо глядит «элита».
Речи нудят на митинге
сытенькие политики.
Смысл их убого прост,
словно крысиный хвост:
«Вернём Горбачёва заново
выборами Зюганова!»

Сердце теснит тоской.
Помню я май другой.
Май — мой! Май!
Красный! Прекрасный май!
Вспенил знамёна ветер.
Год девяносто третий.
Помню святой азарт.
Гордый огонь в глазах.
В страхе дрожал пузатый
жулик-приватизатор.
Зайцем бежал ОМОН.
Чёрный шатался трон.
Красная шла гроза.
Это забыть нельзя!

Рядом упали трое.
Слава бойцам — героям!
Троих заменяют десять.
Красное знамя — светит!
Крепнет отпора твердь.
Родина иди смерть!

Тот май — был горд и чист.
Тот май — был Коммунист.
Этот — оппортунист,
Вымазан он елеем.
Ельцин… на Мавзолее!
Что может быть страшнее?
Подлый, заклятый враг…
вывесил Красный флаг!
Май! Мир! Труд! —
ласково шепчет спрут.
Труд! Май! Мир! —
пудрит мозги банкир.
Сети плетут вампиры…
С кем Вы теперь, Анпилов? 1
Глубже ли в грязь шагнёте
иль, наконец, пошлёте
к общеизвестной матери
этих предпринимателей?
Пристально смотрит на Вас
ими распятый класс!

Полнится сердце гневом.
Май нам не нужен белый!
Помни, товарищ, знай —
близится красный май!
Май — мой! Май!
Красный! Прекрасный май!
Он к нам уже идёт —
наш Сорок пятый год!
Наша идёт Весна!
встанет народ от сна!
Встанет и стар и млад —
мой пролетариат!
Встанет народ —
весь!
Грянет как гром —
песнь!
Наша!
Самая лучшая!
По имени — Революция!

Будет она у нас!
В этот великий час
слушай призыв судьбы,
помни — мы не рабы!
Чуда не жди!
Бой,
стиснув уста,
пей!
Будь впереди!
Боль
слабым оставь.
Бей!
Бей! Не щади вора.
Вспомни — что он творил.
Сколько добра украл,
сколько людей убил!

Как он плодил разврат
в нашей стране святой.
Встань же, товарищ, брат,
рядом со мною в строй!

Пусть по стране пройдёт
Красная круговерть.
Други мои! Вперёд!
Родина или смерть!

Родина или смерть!
Только такой девиз.
Будь же, товарищ, смел,
строя Социализм!

Он не придёт «за так».
В битвах родится он.
Только в огне атак
выметем нечисть вон!

Помни, товарищ, знай —
Время летит вперёд!
Близится Красный май —
наш Сорок пятый год!

Примечания:

  1. В 1996 году Виктор Анпилов от имени «Трудовой России» поддержал на президентских выборах Геннадия Зюганова. В частности, в связи с этим он был исключён из РКРП осенью того же года.

К товарищам (фрагменты)

Кто опубликовал: | 28.04.2018

«Изоляция от широких крестьянских масс представляет собой самую вредную политическую слабость для части индийских революционеров. Эта опасность появляется на каждом этапе борьбы».

«В то время, как товарищи, работающие среди крестьян, должны продолжать пропагандировать политику, они ни в коем случае не должны умалять необходимость выдвижения общих лозунгов по экономическим требованиям. Поскольку без этого ни широкие слои крестьянства не могут быть втянуты в движение, ни отсталые слои крестьян не могут подняться до уровня восприятия нашей политической пропаганды, ни разовьётся их ненависть к классовому врагу».

Индийская народно-демократическая революция (фрагменты)

Кто опубликовал: | 27.04.2018

«Народно-демократическая революция в Индии должна быть направлена против бюрократической и компрадорской буржуазии в стране и против феодальной эксплуатации в обширных сельских районах. Так как 40 кроров из 50 кроров 1 населения живут в сельских районах нашей страны, и даже сегодня феодальная эксплуатация остаётся главной формой эксплуатации, которой они подвергнуты, противоречия между крестьянами и землевладельцами в деревне на сегодня — главное противоречие. Это противоречие может ныне разрешиться в деревне посредством создания крестьянскими вооружёнными силами, под руководством рабочего класса, освобождённых зон».

«Наша революция должна быть направлена против правительства партии Конгресс, которое представляет бюрократическую и компрадорскую буржуазию и которое, испуганное послевоенным подъёмом масс, достигло соглашения с империалистами с помощью феодальных владык. Лидеры так называемой „Компартии Индии“ активно сотрудничают с этими реакционными силами, как под видом компромиссов, так и открыто предавая. Они опорочили красное знамя, омытое кровью героев Кайюра, борцов Пуннапры и Вайюллура, бесстрашных героев Телингана, сотен мучеников Бенгалии и других частей страны. Сегодня все политические партии Индии превратились в активных пособников американского империализма, советского ревизионизма и индийских реакционеров и стали врагами революции. Именно поэтому новая демократическая революция в Индии может победить лишь под руководством рабочего класса и вооружившись идеями председателя Мао».

«Те, кто считает, что наша главная задача — привлечь к нам значительное количество членов так называемых „марксистских“ партий и что революционная партия может быть создана таким способом, сознательно или подсознательно думают о формировании ещё одной партии для предвыборной борьбы. Они забывают, что члены этих, так называемых „марксистских“, партий, безотносительно тех революционных качеств, которыми они могут ещё обладать, были приучены к неприкрыто ревизионистской практике и, в результате этой практики, потеряли многие из своих революционных качеств. Они должны пройти через процесс новой практики, чтобы опять стать революционерами. Поэтому революционная партия не может быть создана, опираясь на членов старой партии. Новая партия должна быть создана из революционной рабочей и крестьянской молодёжи, посредством революционной практики и изучения идей председателя».

«Революционная партия будет создана с теми, кто революционеры — в делах, а не на словах, иначе она превратится в постоянно дискутирующее общество».

Примечания:

  1. Т. е. 400 из 500 миллионов.

Самое время создать революционную партию (фрагменты)

Кто опубликовал: | 26.04.2018

«Центральный Комитет Компартии Индии (марксистской) избрал антиреволюционную, противоречащую марксизму-ленинизму политическую линию, основывающуюся на классовом коллаборационизме и ревизионистской идеологии. На совещании в Мадураи ЦК принял декларацию о „мирном переходе к социализму“ и „пути к прогрессу страны через парламентскую демократию“».

«Совещание ЦК опустило партию на уровень ревизионистско-буржуазной партии. Настоящим марксистам-ленинцам не остаётся альтернативы, кроме как выступить против этой политики. После принятия Мадурайской резолюции очевидно: Центральный Комитет — это не революционный комитет. Значит, революционный долг каждого марксиста-ленинца объявить войну этому ЦК».

«Мало того, что ЦК отмалчивается по вопросу аграрной революции, ЦК ещё и выступает, как и подобает верному агенту буржуазии, против революционной борьбы крестьянства».

«Революция не может победить без революционной партии — партии, состоящей из миллионов рабочих, крестьян и молодёжи, вдохновлённой идеалом жертвенности, партии, гарантирующей полное внутрипартийное право на критику и самокритику, и чьи члены сознательно соблюдают её дисциплину».

Повторение пройденного. Размышления в связи со 100-летним юбилеем «Союза борьбы за освобождение рабочего класса»

Кто опубликовал: | 25.04.2018

Повторение пройденного — удел «провалившихся» на сложных экзаменах жизни. Коммунисты после контрреволюционной «перестройки» в СССР относятся именно к таковым. Не нужно сочинять «для мамы», что всё хорошо и тебя перевели в следующий класс! Надо, не впадая в уныние, прилежно повторить пройденное, чтобы успешно сдать «переэкзаменовку».

Коммунистическое движение напоминает сегодня лётчика Маресьева, который после ампутации обеих ног впервые встал на протезы. Он в первый же момент вскочил и попытался идти, но не тут-то было, страшная боль и неминуемое падение сразу же прервали эту попытку. Оказалось, что ему теперь предстоит шаг за шагом, как младенцу, осваивать элементарное искусство ходить, начиная с самых азов. Так и коммунисты, едва оправившись от катастрофы августа-91, решили сразу действовать, как в те времена, когда партия была сильной и в кадровом и, самое главное, в теоретико-идейном отношении. И сейчас мы сейчас видим, как расшибаются «в кровь» одна за другой компартии: дробятся, погрязнув во внутренних склоках, в итоге сворачивая с заявленного ими же революционного пути.

Покалеченное коммунистическое движение должно найти в себе силы, начиная с элементарных вещей, медленно (но поспешая), шажок за шажком, не перепрыгивая через необходимые этапы, проходя, может быть, формы, присущие социал-демократическому движению в России начала века, восстанавливать свою способность к борьбе за дело трудового народа. И в этой связи необходимо вернуться к опыту организаций, которые стояли у колыбели РСДРП(б), прежде всего к опыту «Союза за борьбы за освобождение рабочего класса» (в который В. И. Ленин объединил, переехав в Петербург, около 20 рабочих кружков), ему исполнилось в прошлом году сто лет.

Напомним, чем занимались тогда рабочие кружки помимо изучения и распространения марксизма. Когда возникала стачка на какой-нибудь фабрике, «Союз борьбы», хорошо знавший через участников своих кружков положение на предприятиях, немедленно откликался выпуском листовок и социалистических прокламаций. В этих листовках обличались притеснения рабочих фабрикантами, разъяснялось, как надо бороться рабочим за свои интересы, помещались требования рабочих. Последней крупной акцией «Союза» стала организация летом 1896 года забастовки 30 тысяч петербургских текстильных рабочих, под напором которой царское правительство было вынуждено издать закон, ограничивающий рабочий день до 11,5 часов (до того рабочий день вообще не был законодательно ограничен, и реально продолжался около 14 часов).

Образование «Союза борьбы» явилось кульминацией начального периода развития коммунистического движения в нашей стране, во время которого преобладали кружки как форма революционной работы, о значении которого хотелось бы поговорить поподробнее. Значение этого периода явно недооценивается. При этом может показаться, что в этом виноват… сам Ленин, осудивший в более поздних своих работах кружковщину! И здесь мы натыкаемся на методологическую ошибку, которую постоянно совершают современные коммунисты.

Прочитав, что Ленин осуждал кружковщину, начётчики делают вывод — кружки в принципе плохое дело. Вспомнив критику Лениным бойкота Второй Госдумы, они делают вывод — бойкот это вообще плохо… Но они не замечают, что Ленин не считает ошибкой критикуемые им впоследствии действия, если они были совершены (в том числе им самим) в соответствующее время и в соответствующем месте. Ленин нигде не пишет, что считает ошибкой бойкот Первой Госдумы. Ярчайшим примером догматическо-демагогического использования ленинского наследия является абсолютизация М. Горбачёвым тактики периода НЭПа.

А по поводу кружковщины позиция Ленина однозначная — она вредна в период становления и действия партии со своей дисциплиной и достаточно чётко отработанной (в период кружкового становления) идеологической позицией. О своём «Союзе» Ленин выражался так: это был первый серьёзный зачаток революционной партии, опирающейся на рабочее движение.

Сегодняшнее комдвижение, не прошедшее периода кружков, в которых были бы отработаны теоретические и организационные принципы строительства новой революционной партии, с разгону, можно сказать, вляпалось в «коммунистическую многопартийность». Современные компартии по теоретико-идейному уровню — наподобие самых первых кружков. Однако, вследствие ложно понятой «партдисциплины», они неспособны внутри себя вести идеологические дискуссии, которые позволили бы выйти на определение специфики исторических этапов, которые проходит общество, и новых задач комдвижения. Межпартийные распри не позволяют вести эту работу на межпартийном уровне (партия, в отличие от кружка обладает жёсткой структурой и внешней «оболочкой», препятствующей взаимному оплодотворению). Амбиции лидеров довершают безрадостную картину.

Кружки исключительно необходимы в подготовительный период, когда ещё не полностью сформировались системообразующие факторы партийного строительства. Их можно сравнить с цветами, которые предшествуют плоду (без которых его не было бы), но из запоздалого цветка плод уже не вызреет, и он только будет тянуть лишние соки, на что и обращал внимание Ленин, осуждая кружковщину.

При более тщательном рассмотрении оказывается, что причины разброда в коммунистическом движении имеют ещё более глубокие корни. Фундаментальной общесистемной причиной этого является то, что сегодняшнее хаотическое состояние общества характеризуется отсутствием мощного доминирующего системообразующего начала, каким во времена царизма было, в первую очередь, наличие реальной потребности в революционной социал-демократии со стороны пролетариата (реально поддерживавшей большевиков социальной базы). Ради справедливости необходимо отметить, что становление пролетариата как реальной политической силы общества началось в России только в последней трети ⅩⅨ века (первые социал-демократические кружки появились тогда, когда пролетариат только-только начал формироваться) и с ростом и укреплением пролетариата зародилось, прошло стадию формирования и переросло в мощную революционную партию нового типа.

Другим, вторым по значению фактором системообразующего характера являлось наличие достаточно хорошо проработанной современной тому этапу революционной теории (марксизма), которая после некоторой адаптации к специфическим российским условиям оказалась способной стать смысловым — теоретико-программным и идеологическим — стержнем построения революционной партии.

Наконец, ещё одним немаловажным фактором, заставлявшим революционеров, по словам Ленина, «идти плотной группой», было постоянное давление со стороны царской власти, всё более усиливавшееся от относительно мягких преследований во времена «легального марксизма» до жесточайшего террора против социал-демократов во время революционных подъёмов.

Эти три основных фактора имели постоянную тенденцию к усилению, с кульминацией в 1917 году, они явились теми объективными материальными условиями, которые и обеспечили создание РСДРП(б). Существование и постоянное нарастание этих факторов толкали людей оппозиционно настроенных к существовавшему тогда строю к объединению, облегчали им задачу создания рабочей партии. После Октябрьской революции перед компартией встали новые грандиозные задачи для решения которых она должна была ещё более сплотиться. Рос рабочий класс, развивалась наука, крепла партия, росла и расцветала страна.

Возобладание контрреволюционных тенденций, увенчавшееся перестройкой, сопровождалось растлением партии. Кроме внутрипартийных причин, немаловажным фактором этого разложения была пропитывание социальной базы КПСС — рабочего класса — мелкобуржуазной идеологией в частности, вследствие роста излишней личной собственности. Кроме того, были практически полностью потеряны теоретические и идеологические ориентиры, застывшие на уровне начала — первой половины века.

Основным системообразующим фактором для компартий, возникших после августа 1991 года, было наличие в стране сил, сопротивляющихся реставрации капитализма в его самой паразитической, компрадорской форме 1 (по этой причине в комдвижении были так сильны националистические моменты и интернационализм превратился чуть ли не в ругательное слово). Цели их были по сути консервативными, потому первоначально их записали на правый фланг политического спектра. Надежда на возможность остановить негативные процессы и восстановление лучших черт доперестроечной действительности сплачивало большие массы людей даже в отсутствии социальной базы и серьёзного теоретического предвидения и обоснования практической деятельности.

Но, несмотря на наше сопротивление, буржуазия победила окончательно в 1993 году и страна из периода нестабильности перешла в некое псевдостабильное состояние, которое, по оценкам большинства (даже среди ярых противников капитализма), продлится достаточно долго. У многих просто опустились руки — «плетью обуха не перешибёшь», так что дёргаться, надо приспосабливаться к новым условиям. Таким образом, существовавший в период с 1991 по 1993 год мощный доминирующий системообразующий фактор — противодействие накату демократической контрреволюции, растворился в пессимизме и маниловщине с окончательной победой контриков в октябре 1993-го.

Сегодня нет доминирующего системообразующего фактора для социалистической оппозиции. Нет общей цели, сформулированной более или менее научно (даже социалистическая реставрация уже не влечёт), нет марксистского видения современности. Исключительно слаба социальная база, поскольку рабочий класс омелкобуржуазился, а процесс пролетаризации, связанный с обнищанием только-только начинается. Практически полностью отсутствует репрессивное давление со стороны буржуазной власти.

Единственно, что обще как бы партийным коммунистам, так это неясное щемящее апокалиптическое предчувствие, в которое многие или уходят как в болезнь или просто гонят от себя, тешась пустышками вроде выборов в Госдуму и в президенты. Кстати, для КПРФ системообразующими являются эти демократические пустышки избирательных кампаний: которые создают видимость продуктивной деятельности, что вполне подходит, поскольку оппозиционная масса активистов требующая своего «осистемливания» огромна и становится всё больше и больше постепенно созревая.

Но факторы, системообразующие для появления революционной компартии ленинского типа, постепенно складываются с развитием капитализма. Крот истории роет. Расстрел Верховного Совета России, бомбёжки и уничтожение мирного населения в Чечне, перспектива новых вооружённых конфликтов в России, укрепление правительством полицейских частей при развале армии и органов госбезопасности всё больше экстремализируют обстановку. И качественный скачок здесь не будет такой уж неожиданностью. Рабочий класс, с одной стороны, всё больше пролетаризуется, резервы стабилизации исчерпываются, и сам буржуазный режим создаёт себе будущего могильщика.

В отношении первого фактора (обострения социально-экономического кризиса) коммунисты бессильны что-то существенно изменить, да и не надо пачкаться. Режим перейдёт к острым формам классовой борьбы сам, повинуясь её неумолимой логике. В формировании второго фактора (субъекта революции) у коммунистов больше возможностей. Рабочее движение, если коммунисты активизируют работу хотя бы на тред-юнионистском уровне, тоже медленно, но верно, будет идти к формированию революционного рабочего класса.

Третий фактор, современная революционная теория, целиком на совести коммунистов. Многие из них уверены в собственной непогрешимости и совсем отвыкли даже просто учиться, не то, что развивать теорию. Гибельно отсутствие сознания недостатков, слепота к проблемам, которые нужно решать. Партийные структуры пренебрегают теоретической работой, осмыслением методики партийного строительства. И именно «кружки» могут сыграть роль кузницы современного, нового революционного коммунизма.

Примечания:

  1. У Российской маоистской партии иное понимание сроков реставрации капитализма в СССР и характера современного российского капитализма.

Контрреволюция в Китае

Кто опубликовал: | 24.04.2018

Автор — член Всесоюзной Коммунистической Рабочей Гвардии Большевиков, организации, существовавшей в середине 1990-х.

Буржуазная контрреволюционная «реформа» в Китае началась в 1978 году, когда правые и «левые» оппортунисты во главе с Дэн Сяопином и Хуа Гофэном взяли курс на децентрализацию и развитие товарно-денежных отношений при социализме и пошли на кардинальное сближение с США. В феврале 1979 года они развязали войну против Социалистической Республики Вьетнам, а затем открыли доступ иностранному капиталу в экономику КНР. Был создан капиталистический сектор в четырёх «особых экономических зонах» и в 14 «открытых» городах, началось ускоренное развитие товарно-денежных, рыночных отношений в городе и деревне.

В городах шла капитализация промышленности — дробление социалистического госсектора на «самоуправляющиеся предприятия», эксперименты по делению прибыли между ними и государством. В конце 1984 года контроль парткомов над директорами был ликвидирован, и прибыль стала целиком оставаться «коллективным» собственникам, лишь облагаясь налогом. Администрация, «теневая буржуазия» и спекулянты обогащались. В 1986 году было официально объявлено, что доходы директоров могут в четыре раза превышать зарплату рабочих.

В деревне шла ликвидация народных коммун, дробление их на «хозяйства коллективных собственников» с распределением прибыли по паям, перевод крестьянских дворов на полный подряд. Шло обогащение одной, торгашеской части китайского крестьянства — и пролетаризация другой. «Как же так? Мы тридцать лет напряжённо трудились и за одну ночь вернулись в прошлое»,— говорили сознательные колхозники 1. С 1981-го постепенно сужались и с 1985-го были прекращены централизованные заготовки сельхозпродукции государством. Выращивать зерно на продажу стало «невыгодно» и его производство стало падать в среднем на 3 процента в год 2.

Классовая борьба в стране и в партии обострялась. В декабре 1986 года в Шанхае и других «открытых» городах прошли демонстрации студентов-антикоммунистов с требованиями немедленной политической перестройки, поддержанные генсеком ЦК КПК Ху Яобаном — ставленником Дэн Сяопина. Оппортунисты были вынуждены заменить его другой марионеткой — Чжао Цзыяном, но в 1987 году на ⅩⅢ съезде КПК официально заявили, что существующая политическая система «не соответствует требованиям реформы» и взяли курс на постепенное «разграничение функций партии и государства». В 1988 году в Конституцию КНР было введено положение о признании частной собственности и о защите законом её прав и интересов.

К этому времени непрерывный рост цен, вызванный товарной раздробленностью, достиг 18,3 процентов и фактически перекрыл рост денежных средств китайских трудящихся. Общее число убыточных предприятий в КНР в 1988 году достигло 17 процентов их общего числа. Разрушалась деревня, раздробленная на мелкие хозяйства «подрядчиков», накоплений которых не хватало на обновление земельного фонда и ирригацию 3.

В апреле 1989 г. вспыхнули массовые антипартийные выступления мелкобуржуазного студенчества. Под лозунгом «свободы и плюрализма» студенты боролись против остатков власти рабочего класса за власть растущих китайских капиталистов. И когда партийная мелкая буржуазия — скрытые контрреволюционеры — пошли на подавление открытой контрреволюции на площади Тяньаньмэнь, это на время усилило позиции рабочего класса.

С 1989 по 1991 год партийная мелкая буржуазия, колеблясь между буржуазией и рабочим классом, тормозила капитализацию внутренних районов Китая, но часть партии всё больше срасталась со стремительно растущей буржуазии «особых зон», а первую очередь в провинции Гуандун рядом с Гонконгом. Когда в 1990 году мелкобуржуазный госаппаратчик премьер Госсовета Ли Пэн попытался ввести финансовый контроль над «особыми зонами», управленцы-капиталисты во главе с губернатором Гуандуна Ле Суаньпином яростно выступили против контроля и вынудили правительство сдаться. А когда Ли Пэн сказал, что необходимо «в определённых пределах» вести классовую борьбу против «новых эксплуататорских элементов», главарь контрреволюции Дэн Сяопин стал пугать китайцев: «Если в Китае разразится гражданская война, то конца ей не будет» 4. Под давлением новой буржуазии мелкобуржуазное правительство сдалось и согласилось на дальнейшую капитализацию страны.

В январе 1992 года Дэн Сяонпин приехал в «столицу» китайских капиталистов — Шэнчжэнь, и открыто призвал «не бояться капитализма», «не опасаться, что он подомнёт под себя социализм в Китае», «пойти на новые меры, отличающиеся от практиковавшихся на протяжении последнего десятилетия». За один 1992 год в Китае было создано 8683 новых «особых зон», прибыли частного сектора выросли на 50 процентов, а около 40 процентов государственных предприятий стали банкротами 5.

Развитие товарно-денежных отношений ускорилось. В деревне оно вызвало классовое деление китайского крестьянства на буржуев, мелкую буржуазию, полупролетариев и пролетариев. Банкиры и денежные деревенские богатеи арендовали и отбивали землю у разоряющихся крестьян, которые без денег не могли вести хозяйство. В 1993 году нью-йоркский «Таймс» писал: «Спекуляция недвижимостью вскипает вокруг любого незанятого клочка земли и отрезает громадные ломти от сельскохозяйственных угодий Китая. Вытесняемые из родных деревень сельские жители, чьи рабочие руки на полях становятся ненужными, оказываются полностью лишёнными корней: численность „кочующего населения“ из числа бедняков… превысила уже 100 миллионов…». В капитализированных деревнях «власть взяли на себя богатые крестьяне, нанимая работу к себе местных партийных лидеров в качестве „консультантов“»… Резко выросли «инфляция и оскорбительный разрыв в доходах между имущими и неимущими», анархия товарного производства и «галопирующее загрязнение окружающей среды», националистическая рознь 6.

В городах директора заводов сколачивали огромные прибыли, на растаскивании госимущества, а рабочие лишались жилья, бесплатного лечения, пенсий. «Результат — остановки производства, нелегальные стачки, демонстрации, когда, бывает, перекрывается движение на улицах.— проговорились „Известия“ 22 декабря 1994 г.— Даже по официальным данным, в Китае в прошлом году произошло более 10 тысяч таких конфликтов… Они не обошли стороной и Пекин. Подсобные рабочие завода Шоуган провели митинг… у ворот, где располагается ЦК партии».

Классовая борьба рабочего класса против буржуазии обострялась. В Китае возникла подпольная организация «Союз пролетариата», готовившая антиреставраторский переворот в партии и правительстве. За измену делу социализма «Союз пролетариата» приговорил Дэн Сяопина и других высших социал-предателей к расстрелу. Справедливый приговор планировали привести в исполнение 1 октября 1994 года, в день образования Китайской Народной Республики. Но ищейки и палачи преступного режима выследили и разгромили организацию. В начале ноября 1994 года восемь руководителей «Союза пролетариата» были приговорены к смертной казни.

Сейчас, в начале 1995 года, в Китае более 80 млн человек существуют ниже официальной черты бедности 7. Мелкобуржуазное правительство, страшась народного гнева, всячески оттягивает массовые сокращения рабочих, которых требует буржуазия. Но после скорой смерти Дэн Сяопина открытая контрреволюция в Китае неизбежна, и её уже давно готовят капиталисты Гуандуна и других «особых зон». «Возможно, пекинские лидеры действительно боятся, что Гуандун со временем станет базой альтернативной власти…» 8. Так и будет. И пекинские оппортунисты в который раз предадут пролетариат. Поэтому он должен создать свою, пролетарскую, революционную партию и совершить пролетарскую социалистическую революцию.

Поднимайтесь, миллионы китайских рабочих и крестьян, на последнюю, решительную, беспощадную борьбу с кровожадным буржуем — своим и иностранным! Да здравствует грядущая пролетарская социалистическая революция в Китае и на всей территории Азии!

Примечания:

  1. Реформа хозяйственной системы в КНР.— М., Экономика, 1989.— с. 189.
  2. Там же, с. 343.
  3. Та же, с. 322, 327, 343.
  4. «За рубежом», № 7, 1992 г., с. 9.
  5. «За рубежом», № 7, 1992 год, с. 9; № 27, 1993 год, с. 12.
  6. «За рубежом», № 27, 1993 г., с. 12—13.
  7. «Сегодня», № 3, 1995 год, с. 4.
  8. «Ньюсуик», Нью-Йорк. См. «За рубежом», № 14, 1992 г., с. 12.

Лейда Халед

Кто опубликовал: | 23.04.2018

Бывшая угонщица самолётов — о терроре и насилии

Амман (Иордания). Её имя 30 лет назад не сходило с полос ведущих газет мира. Даже и сейчас палестинские девушки берегут её фото как святыню и мечтают когда-нибудь стать такой же пламенной революционеркой, как и она. Практически для всех арабов она стала национальной героиней, образцом стойкости и преданности общему делу.

В наши дни легендарная Лейла Халед, в прошлом бесстрашная угонщица авиалайнеров, а сейчас 57-летняя мать двоих детей, ведёт сравнительно тихую жизнь в столице Иордании Аммане, хотя она до сих пор является активисткой Народного фронта освобождения Палестины и участвует в работе Палестинского национального совета. Она всё ещё убеждена, что насилие иногда является вполне оправданным средством борьбы.

По мнению госпожи Халед, нельзя наносить вред безвинным гражданам Израиля, но непримиримые израильские поселенцы на Западном берегу, военнослужащие израильской армии и ключевые фигуры израильской политической системы — это вполне допустимые мишени для атак палестинских бойцов.

«И первой такой мишенью может стать премьер-министр Израиля Ариэль Шарон.— говорит Лейла Халед спокойным уверенным голосом.— Он военный преступник. На его руках кровь сотен палестинцев».

На волне недавнего убийства членами НФОП израильского министра туризма Рехавама Зеэви СМИ различных стран вновь вспомнили о существовании Лейлы Халед и становятся чуть ли не в очередь, чтобы услышать мнение госпожи Халед о терроре, насилии, 11 сентября и бен Ладене.

Лейла Халед говорит, что Усама бен Ладен, предполагаемый главный организатор атак 11 сентября, вовсе не является защитником надежд и чаяний палестинского народа, и что лично она глубоко осуждает террористов-камикадзе, осуществивших чудовищные по своим последствиям атаки 11 сентября этого года.

«Я испытываю чувство вины и боли по отношению к тем невинным людям, которые погибли 11 сентября.— говорит Халед.— Они же не являлись соучастниками преступлений. Напротив, когда мы 30 лет назад устраивали угоны авиалайнеров, то всем было известно, что мы сделаем всё возможное для того, чтобы обеспечить безопасность пассажиров и членов экипажей. Мы с самого начала объявили об этом и придерживались такой позиции до самого конца».

«Бен Ладен,— продолжает Лейла Халед,— насколько мне известно, не имеет никаких контактов ни с одной из палестинских организаций — ни с чисто национальными, ни с исламистскими. Палестинский вопрос очень важен для арабов и вообще для всех мусульман — вот почему он использует его. Но, честно говоря, это только слова — ничего хорошего для палестинского народа Бен Ладен пока не сделал».

1969 год: бывшая студентка становится легендой

Имя Лейлы Халед, простой палестинской девушки и бывшей студентки, впервые стало известно мировой общественности в 1969 году, когда она вместе с ещё несколькими участниками палестинских организаций захватила пассажирский авиалайнер, следовавший из Рима в Тель-Авив, и перелетела на нём в Дамаск. Все пассажиры и экипаж были отпущены без малейшего ущерба для их здоровья и имущества, но сам самолёт был взорван.

Год спустя, осенью 1970 года Лейла Халед — к тому времени уже перенесшая несколько пластических операций — попыталась вместе с одним из никарагуанских сандинистов захватить при вылете из Амстердама израильский авиалайнер, следовавший в Нью-Йорк. На этот раз ей не повезло: находившиеся на борту сотрудники спецслужб убили её сообщника, а её саму заковали в наручники и после прилёта в Лондон передали английской полиции. Впрочем, за решёткой Лейла Халед задержалась не слишком надолго: менее чем через месяц её обменяли на заложников, захваченных другими, более удачливыми авиапиратами.

Те, кто лично знаком с Лейлой Халед, не удивляются спартанской простоте обстановки в её кабинете и двум картинкам на стенах: на одной стене — большой портрет Че Гевары, легендарного революционера 1960-х гг., на другой — карта Палестины, где в своё время у семьи Халед был собственный дом в Хайфе.

Лейла Халед говорит, что с помощью авиаугонов она расчитывала привлечь внимание мировой общественности к судьбе палестинского народа. Террористкой она себя не считает, и в то же время, по её мнению, убийство Зеэви боевиками НФОП 17 октября этого года также не было актом терроризма:

«Я полагаю, что настоящие террористы — это те, кто стараются нанести вред обычным людям безо всяких причин, тем более, без каких-либо политических оснований».

Убийство Зеэви, который постоянно ратовал за изгнание всех палестинских арабов с Западного берега и из сектора Газа, произошло спустя два месяца после того как израильским военным удалось убить генерального секретаря НФОП Мустафу Зибри. По словам министра транспорта Израиля Эфраима Шеха, именно Зибри вновь превратил НФОП в то, «чем он был в 1960—1980 годах — очень активную и зловещую террористическую организацию».

Наследие шестидневной войны

Народный фронт освобождения Палестины был основан в 1967 году, после того как Израиль разгромил вооружённые силы Сирии, Египта и Иордании в ходе так называемой Шестидневной войны и оккупировал большую часть арабских земель. Замыслявшийся своими создателями как типичная марксистско-ленинская группа, «стремящаяся к справедливому обществу, свободному от всех форм эксплуатации и угнетения», НФОП ближе к концу 1990-х годов прекратил организовывать угоны самолётов и взрывы, и даже периодически поступали сообщения, что руководство Фронта вот-вот обьявит о полном отказе от использования насилия. Однако совсем недавно представители израильских спецслужб начали заявлять, что, по имеющимся у них данным, бойцы Фронта вновь начали планировать теракты, а после убийства израильского министра туризма власти Палестинской Автономии решились запретить деятельность военного крыла НФОП на подвластной им территории.

Лейла Халед считает, что во взрывоопасной атмосфере Ближнего Востока убийство Зеэви — это шаг трагический, но неизбежный.

«Мы не любим насилие, но мы же должны были как-то отомстить за убийство нашего генерального секретаря. В противном случае широкие массы наших соотечественников нас просто не поняли бы».

«Мы жертвы израильского насилия.— продолжает госпожа Халед.— Израиль постоянно атакует наш народ и оккупирует его исконные земли — с моей точки зрения, это самый настоящий терроризм. Вот почему нам приходится защищаться, хотя мы вовсе не радуемся, когда узнаём о новых жертвах».

Лейла Халед признает, что Израиль имеет право на существование — однако в строго определённых границах. Она настаивает, что столицей будущего Палестинского государства должен стать Восточный Иерусалим. Очень примечательны такие её слова:

«Все мы надеемся дожить до того момента, когда арабы и евреи смогут жить вместе, забыв о прежних обидах и жертвах».

Бывшая революционерка и угонщица авиалайнеров сегодня является руководителем программы по сбору пожертвований среди палестинских семей в Иордании в пользу палестинцев на Западном берегу и в секторе Газа.

Мать двоих сыновей 19 и 16 лет и жена врача-физиотерапевта, Лейла Халед говорит, что не испытывает опасений за свою судьбу и за судьбу своих близких. По её данным, власти Израиля некоторое время назад заключили «джентльменское соглашение» с властями Иордании, что спецслужбы и «силовые» структуры Израиля не станут причинять вред ей и другим палестинским лидерам, проживающим в Иордании.

«Я не испытываю никаких сожалений по поводу того, что я совершила, поскольку это был не только мой субъективный выбор. Это был выбор, основанный на программе сопротивления нашему врагу. Вот почему мне не о чем жалеть и не в чем раскаиваться».

«Мы все едины, мы все — палестинцы»

Несмотря на недавнее решение Ясира Арафата и других руководителей Палестинской автономии о запрете деятельности военного крыла НФОП, Лейла Халед продолжает считать, что вторая Интифада и вторжения израильских войск на Западный берег только способствовали сплочению палестинцев.

«Все фракции и организации, в прошлом немало враждовавшие друг с другом, теперь обьединились ради общего дела. Пока идёт борьба с Израилем, наше единство — вот наше главное оружие. Сейчас мы все в одном окопе».

Рэнго сэкигун — Красная Армия Японии. Радикальная идеология и самурайские традиции

Кто опубликовал: | 19.04.2018

В сравнении с газетной версией в публикации скорректированы японские имена: они переставлены в нормативном для японского языка и приемлемом для русского порядке «Фамилия Имя» (носители английского языка этот порядок всё время переиначивают по-своему). Ведь мы никогда не переворачиваем же китайские или корейские фамилии и имена.

В начале 1950-х годов вся Восточная Азия была охвачена пожаром революции. К вящему ужасу американских империалистов, готовых уже схватиться за свой последний аргумент — ядерную бомбу, Восток алел идеями коммунизма. Бойцы китайской народной армии очистили весь континентальный Китай от марионеточных гоминдановских генералов, войска маршала Ким Ир Сена вступали в Сеул, а южнокорейцы и американцы спасались на маленьком клочочке земли у порта Пусан, героические партизаны Вьетминя взяли в клещи регулярную французскую армию под Дьем Бьен Фу, разворачивалась партизанская борьба под руководством коммунистов в Индонезии, английской Бирме и французском Индокитае.

В этих условиях Компартия Японии взяла курс на вооружённое восстание и развёртывание партизанской войны по образу и подобию Китая. Но уже к 1952 году, под влиянием пробравшихся в руководство ревизионистов, которые взяли верх после смерти Сталина, вынуждена была его свернуть. Революционные силы, выступавшие за вооружённый путь, вышли из компартии. Но они были слишком слабы и постоянно грызлись между собой по вопросам теории, так что первую группу, способную вести вооружённую борьбу, «Сэкигунха» (Фракцию Красной Армии), им удалось создать лишь в 1969 году в разгар студенческих волнений.

Основу организации составили студенческие вожаки, но из одних университетских интеллектуалов партизанский отряд не создашь, и в организацию были привлечены молодые хулиганы-пролетарии из леворадикальной рокерской банды «Чёрные шлемы». Эти японские «Ангелы ада» разъезжали на своих мотоциклах по богатым пригородам Токио и швыряли буржуям в окна бутылки коктейлем Молотова, или же ловили в подворотне богатого маменькиного сынка и метелили его железными цепями. Глубокой идеологии у них не было, но несколько важнейших фраз из «красной книжечки» великого председателя Мао они затвердили наизусть.

Учредительная конференция «Сэкигунха» состоялась 4 сентября 1969 года. Новая организация взяла себе за образец революционные партизанские армии, действовавшие в своё время в России, на Кубе и в Китае. Целью была провозглашена мировая революция, которую должна будет осуществить единая Красная Армия народов Африки, Латинской Америки, Вьетнама, Кореи и Японии. Революция, которая начнётся в странах Третьего мира, и охватит потом всю планету… В качестве ближайших задач в принятой на съезде декларации «Призыв к войне» были указаны следующие:

«Мы должны взорвать Пентагон, Главное полицейское управление и Управление национальной обороны Японии. Мы должны смести буржуазию с лица Земли».

Интересное совпадение: и западногерманская РАФ, и японская «Сэкигунха» взяли независимо друг от друга одно и то же название «фракция Красной Армии». Сэкигуновцы стали пионерами городской герильи в экономически развитых капиталистических странах. В то время, когда была создана Сэкигун, Андреас Баадер только получил свой первый срок за поджог универмага, а основатели Красных Бригад ещё зубрили социологию в университете Тренто.

Листовка Сиоми Такаи на выборах 2015 года

Для того чтобы организация могла вести подпольную боевую работу, требовался крепкий финансовый базис. Поэтому первой операцией, осуществлённой «Сэкигун», стала операция «М» (money). Японские красные партизаны начали регулярно изымать деньги из банков, почт, контор, у отдельных инкассаторов. Дело это было новое, опасное, новички постоянно совершали ошибки — более полусотни бойцов «Сэкигун» было арестовано полицией во время экспроприации. Попал в лапы полиции и основатель организации Сиоми Такая. 1 Лидером организации стал видный теоретик и практик городской герильи Мори Цунэо. Укрепление финансовой базы дало свои результаты — были созданы четыре новых отряда, и теперь деятельность «Сэкигун» охватывала всю территорию страны.

Были претворены в жизнь планы новых операций: операция «Б» предусматривала создание баз организации за границей, что позволило ей впоследствии перенести свою деятельность на Ближний Восток. Операция «П» (Пегас) представляла собой план захвата посольства одной из западных стран с требованием освободить Такая Сиоми и предоставить самолёт для того, чтобы все участники акции и вождь могли беспрепятственно улететь в Красный Китай. Эта операция была намечена на 15 июля 1969 года, но не состоялась, потому что буквально накануне, в результате деятельности засланного в организацию провокатора, полиция произвела массовые аресты среди членов «Сэкигун». Зато прогремела на весь мир операция «Ф», названная так в честь птички Феникс, изображённой на эмблеме японских авиалиний.

31 марта авиалайнер «Ёдо» государственной японской авиакомпании «Джал» совершал обычный внутренний рейс по линии Токио — Фукуока, как вдруг посреди салона вскочили со своих мест девять молодых людей с автоматами Калашникова и самурайскими мечами. Командир отряда Такамото Такэо скомандовал: «Всем оставаться на своих местах! Это захват! Летим в Пхеньян. Да здравствует товарищ Ким Ир Сен! Банзай!». Это была акция возмездия, 122 сытых японских пассажира стали пленниками авангарда японских красных партизан. Хитрый экипаж попытался обмануть бойцов «Сэкигун» и сперва посадил самолёт в Сеуле, а южнокорейские марионетки, переодетые в форму Корейской народно-революционной армии, хотели убедить японских красноармейцев, что те находятся уже на территории КНДР. Но они не знали даже элементарных основ идеологии чучхе, обязательных для каждого солдата народной Кореи, и легко были уличены во лжи. Несмотря на все подлости, устроенные японскими и южнокорейскими властями, «Сэкигун» проявила редкостный гуманизм и освободила всех пассажиров в обмен на министра транспорта Японии. 4 апреля самолёт прибыл в Пхеньян и стал подарком корейскому народу к 15 апреля — Дню рождения великого вождя товарища Ким Ир Сена. С тех пор бойцы этого отряда «Сэкигун» счастливо живут и трудятся в стране подлинного социализма 2, окружённые неустанной заботой великого вождя и любимого руководителя.

В то же время параллельно с «Сэкигун» в Японии действовала ещё одна боевая организация, опирающаяся на идеи Мао Цзэдуна — «Кэйхин ампо кёто» (Совет совместной борьбы против договора безопасности) или просто «Кэйхин». Основной целью этой организации была антиамериканская антиимпериалистическая борьба. Так называемый американо-японский «Договор безопасности» предусматривал постоянное военное присутствие американцев на Японских островах, наличие военных баз и проведение совместных манёвров, направленных против стран социализма. В августе 1969 года Кэйхин накануне визита тогдашнего министра иностранных дел Айти в СССР и США забросала территорию посольств этих стран коктейлем Молотова. Акция была проведена в знак протеста против действий американских империалистов во Вьетнаме и стратегии мирного сосуществования с империализмом, проповедуемой брежневскими ревизионистами.

Хироко Нагата в изображении современной художницы Хоноки

Народно-революционная армия Кэйхин под руководством Нагаты Хироко одним ударом решила проблему оружия, совершив налёт на крупный магазин охотничьего оружия в городе Маока. У Кэйхин скопился избыток оружия.

У Сэкигун же оружия катастрофически не хватало. После успешного осуществления операции «Ф» весь арсенал группы составляли лишь несколько пистолетов и самодельные пластиковые бомбы, которые клепал на небольшой подпольной фабрике технический гений Сэкигун Цутому Умэнаи. Зато денежных средств после проведённых экспроприаций явно было в избытке. Всё это положило начало взаимовыгодному сотрудничеству: лидер Кэйхин товарищ Нагата передала Мори Цунэо крупную партию оружия, а тот, в свою очередь, подарил Кэйхин 300 тыс. иен.

Вскоре обе революционных организации объединились под новым названием «Рэнго сэкигун» (Объединённая Красная Армия). Для укрепления боеспособности армии в феврале 1972 года было решено провести полевые учения в префектуре Гумма. Учения, в духе лучших маоистских традиций, решено было совместить с внутренней чисткой объединённой организации и кампанией взаимной критики и самокритики.

Инцидент в префектуре Гумма в изображении современного художника. Справа та же Хироко Нагата.

В результате учений в префектуре Гумма четырнадцать членов организации, которых сочли недостаточно преданными делу революции и борьбы с империализмом, были казнены. После того, как их тела были обнаружены, буржуазная и ревизионистская пресса подняла вой о «бесовщине» и «нечаевщине» японских террористов. «Рэнго сэкигун» платные гуманисты плотно приклеили ярлык «самой кровожадной террористической группы в мире».

Давайте попробуем разобраться в этой истории спокойно без интеллигентских истерик. Психология современного японца сильно отличается от психологии современного европейца. Она формировалась тысячелетиями, и основу, стержень её составляет идея преданного служения. Первоначально это была сформулированная самурайским кодексом чести Бусидо идея верного служения своему феодальному владыке, после революции Мэйдзи — идея служения императору, в наше время — идея служения корпорации, на которую работает японец. Этим во многом и объясняются их феноменальные успехи в экономике. Отступление от избранного пути, малейшее проявление слабости, сомнения в верности считались позором, смыть который могла лишь кровь, и самурай, заподозренный в измене или трусости, обязан был совершить харакири. Не всякому доставало силы воли силы воли вскрыть себе живот самому, и опозоренный просил ближайших друзей быть помощниками в совершении этого мрачного обряда.

Бойцы «Рэнго сэкигун» в полной мере были ревнителями самурайского кодекса чести, только вместо феодальных властителей или сомнительных религиозных доктрин они служили идее мировой революции. Они сами считали, что нетвёрдость их убеждений заслуживает наказания смертью, и просили своих товарищей помочь им смыть позор кровью. Один из уличённых в отступничестве даже попросил, чтобы ему помогли сделать харакири его младшие братья. Подобная твёрдость и бескомпромиссность японских революционеров достойна уважения.

После «резни в префектуре Гумма» полиция со всех сторон обложила Сэкигун. Уходя от преследования, красноармейцы захватили в прибрежном курортом местечке Каруидзава роскошную виллу «Асомаяма» и взяли её хозяйку в заложницы. Но судьба заложников мало интересовала полицейских: 28 февраля спецподразделение берёт дачу штурмом. В лапы стражей порядка попало семнадцать членов Сэкигун, кое-кто начал давать показания… В результате полиции удалось разгромить практически все базы организации на территории Японии. Был брошен за решётку и покончил с собой в токийской тюрьме Мори Цунэо, приговорена к смертной казни Нагата Хироко 3. Казалось, «Рэнго Сэкигун» окончательно разгромлена. Но не стоит забывать о плане «Б», о базах на Ближнем Востоке…

В последние дни мая 1972 года в главном израильском аэропорту «Лод» особенно велик был наплыв «репатриантов» из СССР. Любители лёгкой жизни из числа наших бывших сограждан как мухи на… мёд слетались на территорию «земли обетованной». У стойки толстый пожилой валютчик объяснял начинающему фарцовщику: «Израиль, молодой человек, это вам не Союз. Здесь никакие коммунисты не помешают нам обделывать свой гешефт!». Тем временем прямо перед ними таможенник остановил трёх низкорослых улыбчивых японцев, прибывших парижским рейсом. Таможенник поинтересовался содержимым их багажа, и не успел и глазом моргнуть, как японцы выхватили из сумок АК-47 и открыли огонь по прислужникам израильского государства. Последнее, что услышали в своей жизни несостоявшиеся «новые израильтяне» был крик: «Кёсан банзай!» — «Да здравствует коммунизм!» по-японски.

Этими героями были сэкигуновцы Окудайра Такэси, Ясуда Ясуюки и Окамото Кодзо. Отбивались они до последнего, застрелив два десятка израильских полицейских и солдат и ранив почти сотню. Когда патронов больше не осталось, Окудайра и Ясуда подорвали себя гранатой. Мировая пресса окрестила эту акцию «Бойней в аэропорту Лод». Тяжело раненного Окамоту Кодзо израильским коммандос удалось взять живым. В 1985 году японца, ставшего национальным героем Палестины, израильские власти обменяли на своих солдат, попавших в плен к палестинским повстанцам в ходе интифады 4.

Сигэнобу Фусако

Переместившись в Палестину международный отдел Сэкигун стал называться «Арабу сэкигун», т. е. «Арабская красная армия». Но для организации, на 100 процентов состоящей из японцев, это звучало несколько комично. В конце концов, за организацией окончательно закрепилось название «Нихон сэкигун», что, собственно, и значит «Красная армия Японии». Во главе организации встала вдова погибшего в аэропорту Лод Окудайры Такэси — Сигэнобу Фусако (она же Мириам, она же товарищ Шамиля). Дочь профессора, интеллектуалка, с отличием окончившая университет Мэйдзи, красивая женщина, она стала Вождём японской революции, духовным лидером несгибаемых борцов за социализм. До сих пор она продолжает руководить Сэкигун и скрывается где-то на тайной базе в долине Бекаа в Ливане 5.

Японские красноармейцы начали действовать в теснейшем контакте с марксистско-ленинским крылом освободительного движения Палестины. На долгие годы ближайшим союзником Сэкигун стал Народный фронт освобождения Палестины (НФОП) во главе с Жоржем Хабашем по прозвищу «Аль-Хаким» (Мудрец). В отличие от двоедушного Арафата, Хабаш никогда не шёл ни на какие компромиссы с израильским режимом и не пытался заигрывать с великими державами. Про него среди палестинских арабов ходила поговорка: «Если у огня, которым пылают палестинские партизаны, и есть хранитель, то это доктор Хабаш». 6

С переброской в Ливан изменилась и организационная структура Сэкигун. Общее руководство осуществляло Политбюро во главе с Сигэнобу Фусако. За техническую подготовку операций, создание и оснащение баз отвечал Организационный комитет, действовавший в том числе и на территории Японии через подставные легальные организации вроде Центра помощи народу Палестины или Комитета поддержки освобождения Палестины. Непосредственное выполнение боевых заданий возлагалось на Военный комитет Сэкигун во главе со знаменитым боевиком Окудайра Дзюндзо.

Кадр из фильма Вакамацу Кодзи «Тайное действо за стенами» (1965)

Важным звеном деятельности «Нихон сэкигун» на Ближнем Востоке стало информационное обеспечение акций Сэкигун. Ведь цель революционной борьбы городских партизан, как учил Карлос Маригелла, заключается не в том, чтобы уничтожить того или иного одиозного представителя властвующей элиты, но в том, чтобы через средства массовой информации донести до населения крупицы правды о борьбе революционеров, заставить простых рабочих задуматься о том, чего требуют эти люди и посеять страх и неуверенность среди представителей правящих классов. Оставлять это дело продажной буржуазной прессе нельзя было ни в коем случае. Поэтому Сэкигун организовала собственную киностудию «Вакамацу продаксьён», принадлежащую якобы одному из красноармейцев Вакамацу Кодзи, на которой снимала фильмы о своей борьбе. 7

Кадр из фильма Масао Адати «Герилья студенток» (1968). Японцы…

Киностудия играла двоякую роль. С одной стороны, она была «крышей», под которой осуществлялась переброска основных сил Сэкигун в Ливан. Она служила прикрытием от чрезмерного любопытства властей к тому, что происходит в тренировочных лагерях, дескать, кино про войну снимаем. С другой стороны, эта студия действительно снимала агитационно-пропагандистские фильмы о деятельности Сэкигун, такие как документальный фильм «Красная Армия — НФОП. Манифест борьбы за мировую революцию». Под руководством профессионального режиссёра Адати Масао 8 действовал специальный отряд, занимавшейся прокатом этого фильма в странах Европы и Японии. Позднее этому отряду поручили все функции «паблик рилейшн» — распространение в прессе комментариев, заявлений и деклараций — и он стал называться Информационный центр мировой революции. Часто бойцы Сэкигун распространяли свои материалы и через информационный орган НФОП газету «Аль Хадаф».

Стоит сказать ещё несколько слов о тактике «Нихон Сэкигун». Теперешняя истерия вокруг бомб в метро, троллейбусах и на вокзалах заставила СМИ вспомнить о «левых террористах» на Западе. Журнал «Коммерсант-weekly» назвал даже в качестве возможного левого следа активистов «Студенческой Защиты». Но любой квалифицированный западный терроролог высмеял бы эти утверждения. Всем известно, что левые группы не практикуют взрывов в людных местах, там, где жертвами их могут стать представители трудового класса. Подобную тактику применяют лишь неофашисты в рамках стратегии «нагнетания напряжённости» и некоторые немарксистские национально-освободительные движения ИРА, ЭТА, палестинцы-исламисты.

Городские партизаны из марксистских и марксистско-ленинских организаций используют тактику «точечных ударов», направленных против наиболее одиозных представителей правящего режима. Как учил Карлос Маригелла, такие удары не только способствуют ослаблению карательного аппарата буржуазного государства, но и привлекают на сторону сражающихся революционеров широкие массы трудящихся. Установка же взрывных устройств допускается только в тех местах, где они способны нанести непоправимый ущерб врагу — в казармах, полицейских участках, учреждениях государственной власти.

Что же касается угонов самолётов, то большинство левых сражающихся групп городских партизан отвергают это средство борьбы, считая, что большинство пассажиров — люди случайные и невиновны в преступлениях империализма. Но Сэкигун, НФОП, Карлос и связанная с ним западногерманская группа «Революционные ячейки» всё-таки участвовали в угонах. В сборнике документов «Сэкигун» «Призыв к мировой революционной войне» говорится, что угон оказывает на власти наибольший эффект, сравнимый лишь с эффектом шока. При этом, преодолевая границы между народами, искусственно воздвигнутые буржуазными государствами, революционеры переносят искры революционной войны из одной страны в другую. К тому же сэкигуновцы справедливо полагают, что представители трудящихся имеют мало шансов купить билет на международный авиарейс, а руководство японских авиакомпании прочно запятнало себя тесным сотрудничеством с секретной полицией.

«Мы сознательно отказываемся от национальной ограниченности, насильственно прорываясь через государственные границы, мы делаем шаг на пути сближения пролетариата разных стран»,— говорится в документах Сэкигун.

Наиболее яркие акции, проведённые Сэкигун в начале-середине 1970-х годов таковы.

  • 21 июля 1973 года Маруока Осама и трое членов НФОП угнали голландский авиалайнер, следовавший рейсом Амстердам — Токио. После приземления в Ливии заложников отпустили с богом, а самолёт был взорван в назидание империалистам.

  • 30 января 1974 года Ямада Ёсиаки, Вако Харуо 9 и трое палестинцев взорвали нефтехранилище транснациональной корпорации «Шелл» в Сингапуре. И, скрываясь от преследования, захватили морской паром вместе со всем экипажем. Паром обложили со всех сторон с земли, с воды, с воздуха. Казалось, боевикам «Сэкигун» нет спасения. Но на шестой день осады пятеро боевиков НФОП ворвались в японское посольство в Кувейте и взяли в заложники 29 сотрудников посольства, включая и самого посла. Требование одно — предоставить самолёт блокированным на пароме в Сингапуре революционерам. Власти, скрипя зубами, идут на условия палестинцев и самолёт, захватив по пути кувейтскую группу, благополучно приземляется в столице социалистического Южного Йемена Адене, где солдат мировой революции чествуют как героев.

  • Окудайра Дзюндзо

    13 сентября трое боевиков Сэкигун в масках ворвались во французское посольство в Гааге и захватили в заложники девять французских дипломатов. Как потом удалось установить Интерполу, это были Окудайра Дзюндзо 10, Вако Харуо и Нисикава Дзюн. Они требуют освободить Ямада Ёсиаки, за два месяца до этого попавшего в лапы парижской полиции во время подготовки очередной операции. У товарища Ямада прислужниками буржуазного французского государства были изъяты шифрованные планы, фальшивые доллары и паспорта, ему грозил серьёзный срок. Но Сэкигун никогда не бросала своих товарищей в беде, если оставалась хоть малейшая надежда их выручить. Попутно участники операции потребовали от французских властей 300 тысяч долларов наличными на нужды мировой революции. Французским властям не оставалось ничего другого, как выполнить эти требования: на аэродром Скипхол под Амстердамом были доставлены Ямадо, участники акции и требуемая сумма, самолёт взял курс на Дамаск. Всё прошло успешно, только жадные сирийцы отобрали у революционеров деньги, честно добытые в схватке с империализмом.

  • В марте 1975 двое сэкигуновцев Нисикава Дзюн и Тахира Кадзуо были задержаны в Стокгольме во время фотографирования ливанского посольства. В ответ на это 4 августа 1975 года пятеро (!) бойцов Сэкигун захватывают американское и шведское посольства в столице Малайзии Куала-Лумпуре. У них в плену оказалось 53 посольских работника. В обмен на них участники акции требуют освободить задержанных в Стокгольме и ещё шестерых членов Сэкигун и «Лиги антияпонского вооружённого фронта Восточной Азии», томящихся в японских застенках. И снова полный успех — участники операции и освобождённые товарищи скрываются на самолёте в Ливию.

  • 28 сентября 1977 года командой под руководством Маруоки Осамы в воздухе захвачен авиалайнер компании «Джал», следовавший рейсом Париж — Токио (155 пассажиров и 14 членов экипажа). Самолёт совершает вынужденную посадку в Дакке. Организаторы угона выставляют требования — освободить из японских тюрем девять видных революционеров, передать бойцам «Сэкигун» 6 миллионов долларов и дозаправить самолёт. Все условия выполнены. Беспрецедентная в истории угонов сумма попала в руки борцов за мировую революцию. Самолёт в конце концов прилетел в Алжир, а организаторы акции скрылись вместе с деньгами. 11

Такие головокружительные действия — и ни одного провала. А ведь осуществляло всё это боевое ядро Сэкигун, состоявшее в лучшем случае из двух десятков боевиков. И заложников после артистично проведённых акций всегда отпускали. Это вам не чеченские националисты, которые мирных жителей готовы сотнями гнать под пули, тут страдал только мировой капитал.

С той поры до середины 1980-х Сэкигун не проводила самостоятельных операций, участвуя в акциях НФОП. Собственно говоря, руководство Сэкигун, начиная с 1977-го, не взяло на себя ответственность ни за одну насильственную акцию, и, рассказывая о дальнейшей деятельности Сэкигун, нам придётся опираться на данные Интерпола. А им только дай волю, они и землетрясение спишут на действия «левацких террористов».

  • В мае 1986 года во время встречи большой семёрки в столице Индонезии Джакарте были обстреляны из гранатомёта посольства США, Японии и Канады.

  • В мае 1987-го во время встречи большой семёрки в Венеции были обстреляны посольства США и Великобритании. Аналитики Интерпола считают, что это была акция возмездия в ответ на бомбардировку США мирного гражданского населения Ливии.

  • Кикумура Ю

    В том же году в Штатах был задержан член Сэкигун Кикумура Ю с грузом пластиковых бомб. Обвинения против него были высосаны из пальца. Ну, в самом деле, почему бы добропорядочному японцу не возить с собой немножечко взрывчатки? Несмотря на это, его посадили всерьёз и надолго. Вот оно, хвалёное американское правосудие. А ведь за год до того Кикумуру арестовали в аэропорту в Голландии с двумя фунтами динамита в банке из-под сока и детонаторами, спрятанными в радиоприёмнике — и ничего, отпустили. Ведь он ничего плохого не сделал. 12

Буржуазные средства массовой информации пытаются приписать Сэкигун и взрыв южнокорейского авиалайнера над Малайзией в декабре 1987 года, но, как уже говорилось выше, это не их почерк. Хотя ничего плохого в том, что взорвали южнокорейских марионеток, нет. Ведь они пытались в то время превзойти своей Олимпиадой торжества Всемирного фестиваля молодёжи и студентов в Пхеньяне. Впредь праздные туристы поостерегутся летать в Сеул!

Серьёзный удар по Сэкигун нанёс развал СССР и крах мировой системы социализма. Хотя всё это были ревизионистские государства, прямой поддержки Сэкигун не оказывавшие, но на территории некоторых из них, например в Румынии, сэкигуновцы иной раз находили убежище. Информационное бюро Сэкигун распространило в этот период ряд заявлений, осуждающих контрреволюционные процессы в СССР и других странах социалистического лагеря.

Структура Сэкигун с середины 1980-х годов изменилась мало. По данным Интерпола, штаб-квартира и информационный центр расположены в Бейруте, тренировочные лагеря в долине Бекаа, интеллектуальный центр, планирующий операции в Париже, наиболее известные боевики живут нелегально по сфабрикованным документам в разных странах Европы.

1996 год стал годом возрождения Сэкигун и знаменовал собой переход к новой тактике. Теперь сэкигуновцы начинают действовать в тесном союзе с силами марксистско-ленинских партизанских движений, ведущих вооружённую борьбу в сельских районах стран Третьего мира.

Впервые тактика блока с сельской герильей была использована во время наступления Сэкигун 1986—1987 годов. Японские красноармейцы попытались закрепиться на Филиппинах, где в освобождённых районах в джунглях долгие годы ведёт борьбу местная маоистская компартия. Тогда же Маруока Осама вместе с местными партизанами осуществил успешную операцию по похищению руководителя местного филиала компании «Мицуи». Выкуп составил 250 млн иен. Но вскоре базы Сэкигун на Филиппинах были раскрыты полицией, а сами боевики арестованы.

Ёсимура Кадзуэ

И вот, десять лет спустя, Сэкигун вновь идёт на тесный союз с партизанами. В марте этого [1996] года при переходе границы между Камбоджей и Вьетнамом вблизи от районов, контролируемых красными кхмерами, Интерполом был задержан Танака Ёсими 13. У него были изъяты северокорейский паспорт и более миллиона долларов фальшивыми 100-долларовыми купюрами старого образца. Техника подделки филигранна, отличить от настоящих их практически невозможно. Танака был участником самого первого сэкигуновского угона самолёта в Пхеньян в марте 1970-го. На допросах революционер вёл себя мужественно, заявляя, что он северокорейский гражданин и требует немедленной встречи с послом.

В начале июня в столице Перу Лиме была задержана с фальшивым филиппинским паспортом Ёсимура Кадзуэ, участница нападения на французское посольство Гааге в 1974 году. У неё были изъяты агитационно-пропагандистские материалы сражающейся Компартии Перу «Сендеро луминосо». Сразу после задержания героическая женщина объявила голодовку, так что через несколько дней, когда к ней были допущены журналисты, во время интервью у неё случился обморок.

Выводы делайте сами. Сэкигун вновь действует. Борьба продолжается! Банзай!

Примечания:

  1. Сиоми Такая провёл за решёткой почти двадцать лет. Выйдя на свободу в 1989 году, работал на автостоянке, опубликовал несколько книг. В 2015 году баллотировался в собрание Киёсе, городка вблизи Токио, но занял второе место. Скончался 14 ноября 2017 г. в возрасте 76 лет.
  2. Скепсис — Маоизм.Ру.
  3. Приговор так и не был приведён в исполнение. Нагата Хироко долго страдала от рака мозга и умерла в заключении 5 февраля 2011 года, в возрасте 65 лет.
  4. На самом деле, в ходе «сделки Джибриля» троих израильских солдат обменяли на более чем тысячу пленных, а не одного Окамоту. В 1997 году он вместе с ещё четырьмя членами Красной армии Японии был задержан полицией Ливана за подделку паспортов и просроченные визы. Отбыв три года, он получил политическое убежище и остался жить в Ливане.
  5. Уже нет. В 2000 году Сигэнобу Фусако вернулась в Японию и вскоре была схвачена. На суде в её защиту выступала небезызвестная Лейла Халед. Несломленная Сигэнобу была приговорена к 20 годам тюремного заключения.
  6. Жорж Хабаш скончался 26 января 2008 года в Иордании от сердечного приступа в возрасте 81 год.
  7. Режиссёр Вакамацу Кодзи продолжал выпускать фильмы до конца жизни. В 2008 г. он снял фильм «Объединённая Красная Армия». 17 октября 2012 г., в возрасте 76 лет, он был насмерть сбит такси.
  8. В начале 1970-х Адати Масао прекратил снимать фильмы и вернулся к этому занятию только тридцать лет спустя, после того как был депортирован из Ливана в Японию. Также он пишет сценарии и сам снимается как актёр.
  9. В 1997 году Вако Харуо был арестован в Ливании и передан сначала в Иорданию, а затем в Японию, где суд в 2005 году приговорил его к пожизненному заключению.
  10. Насколько известно, в настоящее время Окудайра Дзюндзо жив и на свободе!
  11. Один из освобождённых тогда — упоминавшийся уже Нисикава Дзюн. Позже он был снова схвачен в Боливии, передан в Японию и приговорён к пожизненному заключению.
  12. На самом деле, Кикумура Ю провёл тогда четыре месяца в тюрьме и был депортирован в Японию, когда суд постановил, что обыск его багажа был незаконным. А в США его задержали несколько позднее, в 1988 году. Он был осуждён на 30 лет тюремного заключения, но затем срок был сокращён и в 2007 году он был освобождён.
  13. Танака Ёсими скончался от рака печени в заключении 3 января 2007 г.

Чем вызваны разногласия? — Ответ М. Торезу и другим товарищам

Кто опубликовал: | 09.04.2018

В развернувшейся кампании нападок на Коммунистическую партию Китая и другие братские партии — в этом регрессивном течении, подрывающем сплочённость международного коммунистического движения,— весьма заметную роль играют Генеральный секретарь Французской коммунистической партии М. Торез и некоторые другие товарищи из ФКП.

Начиная с последней декады ноября 1962 года, М. Торез и другие товарищи стали усиленно выступать с нападками на Коммунистическую партию Китая и другие братские партии и публиковать массу соответствующих документов внутреннего пользования. Ниже приводятся наиболее важные из этих документов:

  • Выступление М. Тореза 14 декабря 1962 года на пленуме ЦК ФКП;
  • Доклад члена Политбюро ЦК ФКП Р. Гюйо о международном положении и о сплочённости международного коммунистического и рабочего движения, сделанный на пленуме ЦК ФКП 14 декабря 1962 года;
  • Резолюция пленума ЦК ФКП о международном положении и о сплочённости международного коммунистического и рабочего движения, принятая 14 декабря 1962 года;
  • Передовая статья органа ЦК ФКП газеты «Юманите» от 9 января 1963 года, написанная Р. Гюйо;
  • Статья «Война, мир и догматизм», опубликованная в тот же день в органе ЦК ФКП еженедельнике «Франс Нувель»;
  • Десять статей с открытыми нападками на КПК, публиковавшиеся подряд в «Юманите» с 5 по 16 января 1963 года;
  • Статья «В какую эпоху мы живём?», опубликованная в органе ЦК ФКП еженедельнике «Франс Нувель» 16 января 1963 года;
  • Брошюра «Проблемы международного коммунистического движения», изданная ЦК ФКП в январе 1963 года (сборник из 15 документов, содержащих нападки некоторых руководителей ФКП на Коммунистическую партию Китая за последние три года. Среди этих документов выступление М. Тореза на Московском совещании братских партий в ноябре 1960 года и его доклад об этом Совещании пленуму ЦК ФКП);
  • Статья Р. Гюйо, напечатанная в «Юманите» 15 февраля 1963 года.

24 февраля наша газета опубликовала выдержки, отражающие основное содержание этих нападок на Коммунистическую партию Китая. Из этих выдержек можно видеть, что М. Торез и другие товарищи, участвуя в возникшем за последнее время антикитайском хоре, в соревновании по нападкам на Коммунистическую партию Китая, проявляют особое усердие и уже оставили позади себя многих товарищей из других братских партий, нападающих на нас.

М. Торез и другие товарищи не только нападают на Коммунистическую партию Китая, но и выступают со злобными выпадами против Албанской партии труда и осуждают братские партии Кореи, Бирмы, Малайи, Таиланда, Индонезии, Вьетнама и Японии. Вместе с тем они даже позволяют себе нападать на героическое национально-освободительное движение, направленное против империализма и колониализма. Они клеветнически заявляют, что «сектантская, авантюристическая» позиция, якобы занятая КПК, «нашла отклик в некоторых коммунистических партиях, особенно в Азии, и в националистических движениях», «даёт пищу „левизне“, которая иногда наблюдается в этих партиях и движениях» и т. д. Такое отношение некоторых товарищей из ФКП к революционному делу угнетённых наций поистине вызывает удивление. Они зашли слишком далеко, подрывая сплочённость международного коммунистического движения.

Коммунистическая партия Китая всегда считала и считает, что разногласия между братскими партиями необходимо и должно разрешать на основе принципов Московской Декларации и Московского Заявления путём равноправных товарищеских всесторонних обсуждений и консультаций внутри своих рядов. Мы никогда не выступали первыми с открытой критикой в адрес какой-либо братской партии, никогда не начинали первыми открытую дискуссию. Однако просчитаются те, кто, воспользовавшись этой нашей правильной позицией, продиктованной интересами сплочения во имя борьбы с врагами, хочет произвольно и открыто нападать на Коммунистическую партию Китая и надеется избежать заслуженного отпора.

Товарищи, обрушивающиеся с нападками на Коммунистическую партию Китая и другие братские партии, мы хотели бы вам напомнить: в своих взаимоотношениях братские партии равноправны, раз вы открыто обрушиваетесь с нападками на Коммунистическую партию Китая, то вы не имеете права требовать, чтобы мы отказались от открытого ответа. Точно так же, раз вы открыто выступаете со злобными нападками на Албанскую партию труда, то албанские товарищи имеют полное и равное право дать вам открытый ответ. В настоящее время товарищи из некоторых братских партий, с одной стороны, говорят о необходимости прекратить открытую полемику, но с другой стороны, продолжают свои нападки на Коммунистическую партию Китая и другие братские партии. Такое двурушничество фактически означает, что только вам можно нападать на других, а другим нельзя отвечать на ваши нападки. Но этому никогда не бывать! Древние китайские изречения гласят: «вежливость требует взаимности», «невежливо оставлять что-либо без ответа». Нам кажется, что настала необходимость со всей серьёзностью обратить на это внимание тех товарищей, которые нападают на КПК.

Нападая на Коммунистическую партию Китая, М. Торез и другие товарищи затрагивают такие вопросы, как характер нашей эпохи, подход к империализму, война и мир, мирное сосуществование, мирный переход и т. д. Однако всякий, кто внимательно ознакомится с их высказываниями, может увидеть, что они лишь повторяют положения, давно высказанные другими. Здесь нет надобности вновь возвращаться к обсуждению этих вопросов, ибо мы уже дали ответ на их ошибочные взгляды по этим вопросам в четырёх статьях: в передовых статьях нашей газеты — «Пролетарии всех стран, соединяйтесь, боритесь против нашего общего врага», «Разногласия товарища Тольятти с нами», «Сплотимся на основе Московской Декларации и Московского Заявления» и в передовице журнала «Хунци» — «Ленинизм и современный ревизионизм».

Следует отметить, что М. Торез и другие товарищи, в своих выступлениях, докладах и статьях отводя огромное место искажению фактов и извращению истины, вводят людей в заблуждение, пытаясь тем самым свалить на Коммунистическую партию Китая ответственность за подрыв единства международного коммунистического движения и создание раскола. Они неустанно твердят о том, что разногласия в международном коммунистическом движении «были, в частности, делом рук китайских товарищей» и что разногласия вызваны тем, что китайские товарищи «по существу ещё не признали положений ⅩⅩ съезда КПСС». Они также говорят, что чем дальше отодвигаются от нас первое и второе Московские совещания братских партий, тем дальше позиция китайских товарищей «отходит от тех положений, которые они сами одобрили и за которые голосовали».

Раз М. Торез и другие товарищи подняли вопрос об ответственности за разногласия, возникшие в международном коммунистическом движении, то давайте остановимся на этом вопросе.

Чем же всё-таки вызваны разногласия в международном коммунистическом движении?

М. Торез и другие товарищи заявляют, что разногласия в международном коммунистическом движении вызваны тем, что Коммунистическая партия Китая не признала положений ⅩⅩ съезда КПСС. Такая постановка вопроса со стороны М. Тореза и других товарищей сама по себе является нарушением норм взаимоотношений между братскими партиями, установленных в Московской Декларации и Московском Заявлении. Согласно этим двум совместно разработанным документам, братские партии в своих взаимоотношениях равноправны и независимы. Никто не имеет права требовать, чтобы все братские партии признавали положения, выдвинутые какой-то одной партией. Решения любого съезда какой-либо партии не могут служить общей линией международного коммунистического движения и не имеют обязательной силы для других братских партий. Если М. Торез и другие товарищи с такой охотой признают положения и решения другой братской партии, то это их дело. Что же касается нас, Коммунистической партии Китая, то мы считали и считаем, что общими нормами действий, обязательными для нас и всех братских партий, могут служить только марксизм-ленинизм, только единогласно принятые братскими партиями документы, а не решения съезда какой-либо одной братской партии или что-либо другое.

Что касается ⅩⅩ съезда КПСС, то он имеет как положительную, так и отрицательную сторону. В своё время мы выступили в поддержку его положительной стороны. Но вместе с тем мы всегда придерживались и придерживаемся своего мнения относительно его отрицательной стороны — его ошибочных взглядов по некоторым важнейшим принципиальным вопросам международного коммунистического движения. Мы не скрывали нашу точку зрения и неоднократно со всей ясностью высказывали свои соображения как на встречах представителей КПК и КПСС, так и на совещаниях братских партий. Однако в интересах международного коммунистического движения мы никогда открыто не обсуждали этот вопрос и в этой статье не собираемся обсуждать его.

Факты со всей ясностью показывают, что разногласия, имеющие место в последние годы в международном коммунистическом движении, возникли исключительно вследствие того, что товарищи из братской партии нарушили Московскую Декларацию, единодушно принятую коммунистическими и рабочими партиями.

Как известно, на Московском совещании представителей коммунистических и рабочих партий 1957 года на основе марксизма-ленинизма, в результате товарищеских консультаций и коллективных усилий были устранены некоторые разногласия между братскими партиями, достигнуто единство взглядов по важнейшим актуальным вопросам международного коммунистического движения и разработана Московская Декларация. Эта Декларация является общей программой международного коммунистического движения, которую признали все братские партии.

Если бы все братские партии в своей практике строго придерживались этой Декларации, а не нарушали её, то единство международного коммунистического движения получило бы дальнейшее укрепление, а наша общая борьба — дальнейшее развитие.

В течение некоторого времени после Московского совещания 1957 года коммунистические и рабочие партии были сплочёнными в совместной борьбе и сравнительно успешно и эффективно боролись против общих врагов, в первую очередь против американского империализма, боролись против югославских ревизионистов — ренегатов марксизма-ленинизма.

Однако вследствие того, что некоторые товарищи из братской партии неоднократно пытались поставить решения своего съезда над Московской Декларацией, этой общей программой всех братских партий, возникновение разногласий внутри международного коммунистического движения стало неизбежным. В частности, накануне и после встречи в Кэмп Дэвиде, состоявшейся в сентябре 1959 года, товарищи из братской партии высказали по многим важнейшим вопросам международного положения и международного коммунистического движения целый ряд ошибочных взглядов, являющихся отходом от марксизма-ленинизма и идущих вразрез с Московской Декларацией.

Они нарушили научное положение Московской Декларации о том, что империализм есть источник современных войн и что «пока сохраняется империализм, будет оставаться и почва для агрессивных войн». Они начали неустанную проповедь о том, что в условиях существования в большей части земного шара империалистического строя и системы эксплуатации и угнетения человека человеком уже «создаётся реальная возможность окончательно и навсегда исключить войну из жизни общества» и можно создать «мир без оружия, без армий, без войн». Они тогда ещё предсказывали, что 1960 год «вошёл бы в историю, как год начала осуществления извечной мечты человечества о мире без оружия и армий, о мире без войн».

Они нарушили положение Московской Декларации о том, что для предотвращения мировой войны необходимо опираться на объединённую борьбу социалистического лагеря, национально-освободительного движения, международного рабочего класса и массового движения народов за мир. Они стали возлагать свои надежды в деле сохранения мира во всём мире на «мудрость» глав великих держав, считая, что исторические судьбы нашей эпохи решаются фактически отдельными «большими людьми» и их «разумом» и что встреча глав великих держав может определять и изменять ход развития истории. Они заявляли: «Мы уже не раз говорили, что наиболее сложные международные вопросы под силу решать только главам правительств, которые облечены большими полномочиями». Они называли встречу в Кэмп Дэвиде «новым этапом», «новой эрой» в международных отношениях и даже «поворотным пунктом в истории человечества».

Они нарушили положение Московской Декларации о том, что американский империализм становится «центром мировой реакции» и является «злейшим врагом народных масс». Они стали с особым усердием воспевать главу американского империализма Эйзенхауэра, утверждая, будто он «проявляет искреннее стремление к миру», «искренне хочет ликвидировать состояние „холодной войны“» и «тоже беспокоится об обеспечении мира, как это делаем и мы».

Они нарушили ленинский принцип мирного сосуществования двух общественных систем, изложенный в Московской Декларации. Они стали трактовать мирное сосуществование лишь как идеологическую борьбу и экономическое соревнование. Они говорят: «Надо сделать так, чтобы неизбежная борьба между ними 1 вылилась исключительно в борьбу между идеологиями и в мирное соревнование, в конкуренцию, если говорить на более понятном для капиталистов языке». Они даже распространяют мирное сосуществование между государствами с различным общественным строем на отношения между угнетающими и угнетёнными классами, угнетающими и угнетёнными нациями, утверждая, что мирное сосуществование якобы есть путь к социализму для различных стран. Таким образом, они полностью отошли от марксистско-ленинского положения о классовой борьбе и фактически под предлогом мирного сосуществования затушёвывают политическую борьбу против империализма, за оказание поддержки народам различных стран, борющимся за своё освобождение, затушёвывают классовую борьбу в мировом масштабе.

Они нарушили положение Московской Декларации о том, что американский империализм стремится «в новой форме надеть колониальное ярмо на освободившиеся народы». Они стали проповедовать, что империализм якобы может оказать помощь слаборазвитым странам в достижении ими невиданного экономического подъёма, и фактически отрицают, что ограбление слаборазвитых стран свойственно природе империализма. Они заявляют: «Всеобщее полное разоружение создало бы также совершенно новые возможности для оказания помощи государствам, экономика которых в настоящее время ещё слабо развита и нуждается в содействии со стороны более развитых стран. Даже если бы на оказание помощи таким государствам была выделена небольшая часть средств, освобождённых в результате прекращения военных расходов великих держав, это могло бы открыть буквально новую эпоху в экономическом развитии Азии, Африки и Латинской Америки».

Они нарушили положение Московской Декларации о том, что освободительное движение народов колоний и полуколоний и революционная борьба рабочего класса различных стран — это могучие силы современности, отстаивающие дело мира во всем мире. Они стали противопоставлять борьбу за мир во всем мире национально-освободительному движению и революционной борьбе народов различных стран. Хотя они иногда тоже признают необходимым поддерживать национально-освободительную войну и народно-революционную войну, они вместе с тем постоянно подчёркивают, что «война при теперешних условиях неизбежно стала бы мировой войной» и «даже небольшая искра могла бы вызвать мировой пожар», они постоянно подчёркивают, что необходимо «бороться против всякого рода войн». Это фактически означает, что они не проводят различия между справедливыми и несправедливыми войнами и под предлогом предотвращения мировой войны выступают против национально-освободительных и народно-революционных войн, против всех справедливых войн.

Они нарушили положение Московской Декларации о том, что существуют две возможности — мирного и немирного перехода от капитализма к социализму, и о том, что «господствующие классы добровольно власти не уступают». Они односторонне подчёркивают «всё более возрастающую реальную возможность» мирного перехода, утверждая, якобы мирный переход уже «стал реальной перспективой для ряда стран».

Из целого ряда приведенных выше ошибочных утверждений можно прийти только к такому выводу: природа империализма уже изменилась, различные непреодолимые противоречия, присущие империализму, перестали существовать, марксизм-ленинизм устарел и Московскую Декларацию следует отменить.

Однако каким бы предлогом ни пользовались те товарищи из братской партии, которые распространяют подобные ошибочные утверждения,— будь то «дипломатический язык» или «гибкость»,— им всё равно не скрыть фактов своего отступничества от марксизма-ленинизма, от принципов Московской Декларации 1957 года, не снять с себя ответственности за вызванные ими разногласия в международном коммунистическом движении.

Таково происхождение разногласий в международном коммунистическом движении за последние годы.

Но каким же, спрашивается, образом разногласия внутри международного коммунистического движения были преданы гласности перед врагами?

М. Торез и другие товарищи утверждают, что предание гласности этих разногласий якобы было начато «опубликованием на различных языках Коммунистической партией Китая брошюры „Да здравствует ленинизм!“ летом 1960 года». Как же обстояло дело в действительности?

Факты таковы, что оглашение разногласий между братскими партиями было начато не летом 1960 года, оно было начато ещё в сентябре 1959 года, накануне встречи в Кэмп Дэвиде, или, говоря точнее, 9 сентября 1959 года. В этот день одна социалистическая страна, невзирая на сделанные Китаем неоднократные разъяснения об истинном положении дел, невзирая на советы со стороны Китая, поспешно опубликовала через своё телеграфное агентство заявление по поводу инцидента на китайско-индийской границе. В этом заявлении не проводится грань между правдой и неправдой, выражается «сожаление» по поводу конфликта на китайско-индийской границе и фактически осуждается правильная позиция Китая. Они ещё говорят, будто это «печально», «глупо». Это поистине небывалый в истории прецедент: одна социалистическая страна подвергается вооружённой провокации со стороны капиталистической страны, а другая социалистическая страна не только не осуждает реакционеров, осуществляющих вооружённые провокации, но наоборот, осуждает эту братскую страну. Империалисты и реакционеры сразу же обнаружили наличие разногласий между социалистическими странами и использовали это ошибочное заявление в своих злостных целях вбить клин между социалистическими странами. Буржуазная пропагандистская машина стала широко пропагандировать, что это заявление представляет собой «дипломатическую ракету, запущенную в Китай» и что «тон заявления несколько напоминает тон сурового отца, строго поучающего своего ребёнка, чтобы он был послушным».

После встречи в Кэмп Дэвиде у некоторых товарищей просто закружилась голова, и они стали обрушивать всё больше и больше открытых нападок на внешнюю и внутреннюю политику Коммунистической партии Китая. Обливая грязью Коммунистическую партию Китая, они даже позволили себе утверждать, что КПК пытается «силой попробовать устойчивость капиталистического строя» и что она «стремится к войне, как петух к драке». Они обрушили нападки и на генеральную линию Коммунистической партии Китая в социалистическом строительстве, на большой скачок, на народные коммуны, клеветнически обвиняя Коммунистическую партию Китая в том, что она будто бы осуществляет «авантюристическую» политику в руководстве государством.

Эти товарищи в течение длительного периода времени увлекались пропагандой своих ошибочных взглядов и нападками на Коммунистическую партию Китая, предав полному забвению Московскую Декларацию. Это и вызвало разброд в рядах международного коммунистического движения и поставило народы всех стран перед опасностью дезориентации в борьбе против империализма. Товарищ Торез, по всей вероятности, ещё помнит, как орган ФКП «Юманите» в то время широко пропагандировал, что «Вашингтон и Москва нашли общий язык — язык мирного сосуществования» и что «Америка сделала поворот».

При таких обстоятельствах Коммунистическая партия Китая в целях отстаивания Московской Декларации и защиты марксизма-ленинизма, в целях ознакомления народов всего мира с её точкой зрения по вопросам современного международного положения опубликовала по случаю 90-й годовщины со дня рождения В. И. Ленина три статьи: «Да здравствует ленинизм!», «Вперёд по пути, указанному великим Лениным!» и «Сплотимся под революционным знаменем Ленина!». Хотя к тому времени мы уже больше полугода подвергались нападкам, однако в своих статьях, касаясь ошибочных взглядов, идущих вразрез с Московской Декларацией, мы, по-прежнему дорожа интересами сплочённости, направили остриё своей борьбы против империализма и югославского ревизионизма.

М. Торез и другие товарищи совершенно извратили факты, утверждая, что предание гласности разногласий в международном коммунистическом движении было начато с опубликования нами статьи «Да здравствует ленинизм!» и двух других статей.

В мае 1960 года американский шпионский самолёт У-2 совершил вторжение в воздушное пространство СССР, и Парижское совещание глав четырёх стран было сорвано. Собственно говоря, мы надеялись тогда, что те товарищи, которые всячески проповедовали «дух Кэмп Дэвида», извлекут урок из всего этого и пойдут на укрепление сплочённости между братскими партиями и между братскими странами, будут вести совместную борьбу против проводимой американским империализмом политики агрессии и войны. Однако, вопреки нашим ожиданиям, на пекинской сессии Генерального совета Всемирной федерации профсоюзов, состоявшейся в начале июня 1960 года, товарищи из некоторых братских партий даже не соглашались осудить Эйзенхауэра, более того, они распространяли многие ошибочные взгляды, выступали против правильных взглядов китайских товарищей. Особо серьёзным фактом является то, что на Бухарестской встрече братских партий, состоявшейся в последней декаде июня 1960 года, кое-кто, пустив в ход свой жезл, организовал путём внезапного нападения крупный поход против Коммунистической партии Китая. Этот акт явился грубым нарушением принципа разрешения общих вопросов между братскими партиями путём консультаций. Он служит крайне порочным прецедентом в международном коммунистическом движении.

М. Торез и другие товарищи говорят, что на Бухарестской встрече представитель Албанской партии труда «нападал на КПСС». Но все товарищи, участвовавшие в этой встрече, хорошо знают, что албанский товарищ ни на кого там не нападал, а лишь отстаивал свои взгляды, он не подчинился указке жезла, выразив своё несогласие с нападками на Китай. В глазах тех, кто рассматривает отношения между братскими партиями как отношения между «отцом и сыном», поистине является неслыханным бунтом и дерзким неповиновением то, что какая-то крошечная Албания осмелилась не подчиниться указке их жезла. И с тех пор они стали питать непримиримую вражду к албанским товарищам, стали прибегать к всевозможным порочным средствам, показав тем самым, что они не успокоятся до тех пор, пока не задушат албанских товарищей.

После Бухарестской встречи те товарищи, которые нападали и нападают на Коммунистическую партию Китая, поспешно предприняли целый ряд серьёзных шагов с целью оказать экономическое и политическое давление. Они дошли даже до того, что, нарушив общепринятые нормы в международных отношениях, вероломно и в одностороннем порядке порвали соглашения и контракты, заключённые ими с братской страной. Причём такие порванные ими соглашения и контракты исчисляются не единицами, не десятками, а сотнями. Такая их порочная практика распространения идеологических разногласий на область межгосударственных отношений целиком и полностью идёт вразрез с пролетарским интернационализмом и с нормами взаимоотношений между братскими, социалистическими странами, установленными в Московской Декларации. Эти товарищи, вместо того чтобы заняться самокритикой своих ошибок великодержавного шовинизма, упрекают Коммунистическую партию Китая в том, что она якобы допускает такие ошибки, как «действия в одиночку», «сектантство», «раскольничество», «национальный коммунизм» и т. д. Разве это соответствует нормам коммунистической морали? М. Торез и другие товарищи знают истинное положение дел, но они не решаются критиковать тех, кто действительно совершил ошибку — довёл политические и идеологические споры до подрыва межгосударственных отношений; напротив, они обвиняют китайских товарищей в том, что последние будто «смешивают государственные проблемы с идеологическими и политическими вопросами». Такая практика, когда не отличают правду от неправды и называют белое чёрным, действительно прискорбна.

Вышеприведённые факты со всей очевидностью показывают, что усугубление разногласий в международном коммунистическом движении, имевшее место после Московского совещания 1957 года, исключительно вызвано тем, что товарищи из некоторых братских партий по целому ряду важнейших вопросов стали всё дальше и дальше отходить от согласованной братскими партиями общей линии, стали всё более серьёзно нарушать нормы взаимоотношений между братскими партиями, между братскими странами.

Такая практика М. Тореза и других товарищей, как игнорирование фактов и извращение истины, находит своё яркое выражение также и в том, что М. Торез, представляя в искажённом виде ход работы Московского совещания 1960 года, обрушивается с нападками на Коммунистическую партию Китая, утверждая, будто она «не одобряла линию международного рабочего движения» и «создала трудное положение» для Совещания.

Исходя из интересов международного коммунистического движения, мы не хотим здесь затрагивать подробности Совещания братских партий, этого совещания внутреннего порядка, но мы готовы в надлежащий момент и в подходящем месте осветить истинное положение дел и внести ясность в вопрос. Однако необходимо отметить, что именно Коммунистическая партия Китая явилась инициатором созыва Совещания представителей коммунистических и рабочих партий всего мира в 1960 году. Мы всемерно способствовали созыву этого Совещания братских партий. На этом Совещании мы, отстаивая марксизм-ленинизм и Московскую Декларацию 1957 года, выступали против ошибочных взглядов товарищей из некоторых братских партий и вместе с тем шли на необходимые компромиссы по отдельным вопросам. Вместе с другими братскими партиями мы приложили свои усилия к преодолению всякого рода трудностей, вследствие чего Совещание достигло положительных результатов, пришло к единодушному соглашению и опубликовало Московское Заявление. Этих фактов вполне достаточно, чтобы опровергнуть ложь М. Тореза и других товарищей.

После Московского совещания 1960 года все братские партии должны были бы руководствоваться единогласно принятым Заявлением, укреплять сплочённость международного коммунистического движения и сосредоточить все свои силы на совместную борьбу против наших врагов. В Резолюции о Совещании представителей коммунистических и рабочих партий, принятой в январе 1961 года на Ⅸ пленуме ЦК КПК восьмого созыва, указывается: «Коммунистическая партия Китая, последовательно и неуклонно придерживаясь принципов марксизма-ленинизма и пролетарского интернационализма, будет защищать Заявление этого Совещания так же, как и Московскую Декларацию 1957 года, решительно и энергично бороться за осуществление общих задач, поставленных в этом документе». В течение последних двух с лишним лет Коммунистическая партия Китая со всей лояльностью претворяла в жизнь общие соглашения международного коммунистического движения и прилагала неустанные усилия к защите революционных принципов Московской Декларации и Московского Заявления.

Однако, вопреки всему этому, М. Торез и другие товарищи выступили с выпадами против Коммунистической партии Китая, заявив, будто она после Московского совещания 1960 года «продолжала выражать своё несогласие по основным аспектам политики, совместно разработанной всеми партиями» и что эта позиция китайских товарищей «наносит ущерб интересам всего движения».

Кто же, на самом деле, после Московского совещания 1960 года стал всё более и более серьёзно нарушать Московскую Декларацию и Московское Заявление по целому ряду вопросов?

Вскоре после Московского совещания ещё больше ухудшились отношения между СССР и Албанией. Товарищ Торез пытался свалить на Коммунистическую партию Китая ответственность за ухудшение советско-албанских отношений. Он обвиняет Китай в том, что последний не «употребил своё влияние для того, чтобы привести руководителей Албанской партии труда к более правильному пониманию своих обязанностей».

Факты таковы: Коммунистическая партия Китая последовательно выступает за решение вопросов взаимоотношений между братскими партиями и братскими странами на основе предусмотренных Московской Декларацией и Московским Заявлением принципов независимости, равноправия, выработки единых взглядов путём консультаций. Такой же позиции мы неизменно придерживаемся и в вопросе советско-албанских отношений. Мы искренне надеялись на улучшение советско-албанских отношений и выполняли свой интернациональный долг. Мы неоднократно обращались к советским товарищам с советами: в деле улучшения отношений между Советским Союзом и Албанией инициатива должна исходить со стороны большой партии, большой страны, разногласия следует устранять путём внутренних равноправных консультаций; если даже некоторые разногласия одно время не могут быть разрешены, необходимо всё же проявлять терпение и ждать, а не предпринимать каких-либо шагов, которые могли бы привести к дальнейшему ухудшению этих отношений. С этой целью ЦК КПК направил письмо ЦК КПСС, в котором выразил пожелание, чтобы вопрос советско-албанских отношений был разрешён путём консультаций.

Но эти наши искренние усилия не встретили должного внимания. Затем произошёл целый ряд событий — вывод флота из военно-морской базы во Влоре, отзыв специалистов из Албании, прекращение помощи Албании, вмешательство во внутренние дела Албании и т. д. и т. п.

Коммунистическая партия Китая весьма огорчена подобным грубым нарушением норм взаимоотношений между братскими странами. Накануне ⅩⅩⅡ съезда КПСС руководители Коммунистической партии Китая вновь обратились к советским товарищам с товарищеским советом улучшить советско-албанские отношения. Но, вопреки нашим ожиданиям, на ⅩⅩⅡ съезде КПСС имело место серьёзное событие — открытые нападки на Албанскую партию труда, тем самым было положено начало порочной практике использования трибуны съезда одной братской партии для открытых нападок на другую братскую партию. Руководствуясь интересами отстаивания норм взаимоотношений между братскими партиями, предусмотренных Московской Декларацией и Московским Заявлением, и исходя из интересов общей борьбы против врагов, делегация Коммунистической партии Китая на этом съезде со всей ясностью выразила своё несогласие с такой практикой, которая может лишь огорчать друзей и радовать недругов.

К сожалению, наша твёрдая и справедливая позиция, как это ни странно, подверглась осуждению. Нашёлся товарищ, который даже заявил: «Если китайские товарищи желают приложить свои усилия для нормализации отношений Албанской партии труда с братскими партиями, то вряд ли кто-либо может содействовать решению этой задачи лучше, чем Коммунистическая партия Китая». Что следует подразумевать под этими словами? Если они означают, что китайские товарищи должны нести ответственность за ухудшение советско-албанских отношений, то это значит снять с себя ответственность и перенести вину на других. Если они выражают надежду на то, чтобы китайские товарищи содействовали улучшению советско-албанских отношений, то мы хотели бы отметить, что некоторые товарищи не только полностью игнорировали наши многократные советы, упорно настаивали на ухудшении советско-албанских отношений, но и даже открыто призывали сменить партийное и государственное руководство Албании, тем самым фактически лишив другие братские партии возможности приложить эффективные усилия к улучшению советско-албанских отношений. После ⅩⅩⅡ съезда КПСС эти товарищи, не считаясь ни с чем, пошли на разрыв дипломатических отношений между СССР и братской социалистической страной — Албанией. Разве это не служит убедительным доказательством того, что эти товарищи вовсе не хотят улучшить советско-албанские отношения?

М. Торез и другие товарищи обвиняют китайские газеты в «распространении ошибочных положений албанских руководителей». Необходимо отметить, что Коммунистическая партия Китая всегда выступала против предания гласности наших внутренних разногласий, однако некоторые товарищи из братской партии упорно настаивали на предании их гласности и считали, что поступать иначе не соответствовало бы марксистско-ленинской позиции. Когда же советско-албанские разногласия были преданы гласности, мы опубликовали одновременно некоторые материалы обеих спорящих сторон с тем, чтобы китайский народ ознакомился с истинным положением вещей. Разве можно считать нормальным такое положение, когда товарищи из братской партии позволяют себе вновь и вновь произвольно обвинять другую братскую партию в том, что её руководство-де является антиленинским, что оно-де рассчитывает заслужить себе право на подачки империалистов — тридцать сребреников, что оно-де состоит из палачей с обагрёнными кровью руками и т. д. и т. п., но вместе с тем не позволяют этой братской партии защищаться и не позволяют другим братским партиям публиковать одновременно соответствующие материалы обеих спорящих сторон? Те, кто считают себя «совершенно непогрешимыми», публикуют массу статей с нападками на Албанию, но вместе с тем смертельно боятся ответных статей албанских товарищей. У них не хватает смелости публиковать их, и в то же время они боятся, как бы другие не опубликовали их. Это говорит лишь о их неправоте и малодушии.

М. Торез и другие товарищи обвиняют Коммунистическую партию Китая ещё и в том, что она якобы «перенесла в массовое движение разногласия, которые могут иметь место или могут возникнуть между коммунистами», что она, в частности, на Стокгольмской сессии Всемирного Совета Мира, состоявшейся в декабре 1961 года, «противопоставила борьбу за национальное освобождение борьбе за разоружение и за мир».

Факты же говорят как раз об обратном: разногласия между братскими партиями были перенесены в международные демократические организации не китайскими товарищами, а товарищами из братской партии, которые неоднократно делают попытки навязать международным демократическим организациям свою ошибочную линию, идущую вразрез с Московской Декларацией и Московским Заявлением. Эти товарищи, противопоставляя борьбу за национальное освобождение борьбе за мир во всём мире, не считаясь с тем, что широкие массы, представляемые этими международными демократическими организациями, настоятельно требуют борьбы против империализма и колониализма, за завоевание и отстаивание национальной независимости, упорно навязывают данным организациям как задачу задач претворение в жизнь лозунга «всё во имя разоружения», и при этом они на все лады проповедуют ошибочную идею о возможности создания «мира без оружия, без армий, без войн» в условиях существования империализма и системы эксплуатации. Это и вызывало постоянно острые споры в этих организациях. Подобные споры также имели место на Стокгольмской сессии Всемирного Совета Мира в декабре 1961 года. На этой сессии некоторые люди потребовали от народов колоний и полуколоний, живущих под штыками империалистов и колонизаторов, дожидаться того момента, когда империалисты и колонизаторы согласятся со всеобщим и полным разоружением, откажутся от применения вооружённой силы для подавления движения за национальную независимость и направят высвободившиеся в результате разоружения средства на оказание помощи слаборазвитым странам. Эти люди фактически требуют от всех угнетённых наций, чтобы они до осуществления всего этого отказались от борьбы против империализма и колониализма, не сопротивлялись вооружённому подавлению со стороны колониальных правителей, иначе, мол, возникнет мировая война, которая привела бы к гибели сотен миллионов людей. Именно исходя из такой абсурдной «теории», они позволили себе цинично назвать движение за национальную независимость «движением трупов». Именно эти люди, а не китайские товарищи нарушили Московскую Декларацию и Московское Заявление.

Кризис в Карибском море и китайско-индийский пограничный конфликт — два больших события в международной жизни за последнее время. Позиция, занятая Коммунистической партией Китая в ходе этих событий, является полностью марксистско-ленинской, она полностью соответствует Московской Декларации и Московскому Заявлению. Но и здесь М. Торез и другие товарищи позволили себе выступить со злостными нападками на Коммунистическую партию Китая.

Касаясь кризиса в Карибском море, М. Торез и другие товарищи обвинили Китай в том, будто он стремился «вызвать войну между СССР и США и тем самым ввергнуть мир в термоядерную катастрофу». Так ли обстояло дело, как изображают М. Торез и другие товарищи? Что же всё-таки предпринял китайский народ во время кризиса в Карибском море? Китайский народ решительно осудил агрессивные действия американского империализма, решительно выступил в поддержку пяти требований кубинского народа, направленных на защиту независимости и суверенитета Кубы, решительно выступил против навязывания Кубе ради беспринципного компромисса «международной инспекции». Какую же ошибку, спрашивается, совершили мы, поступив таким образом? Разве ФКП в своём коммюнике от 23 октября 1962 года не призывала также «энергично выступить против воинственных и провокационных действий американского империализма»? Разве «Юманите» от того же числа не осуждала также «неприкрытую явную агрессию, которую США давно готовили против Кубы» и не выступала с обращением к народам о том, что «им крайне необходимо укрепить солидарность с Кубой и усилить свою борьбу»? Позволительно спросить товарища Тореза: не хотели ли вы также ввергнуть мир в термоядерную катастрофу своей такой поддержкой кубинскому народу против американской агрессии? Почему такие действия считались правильными, когда в своё время их предпринимали вы, а когда Китай настаивал на том же, то это стало расцениваться как преступление? Откровенно говоря, это объясняется тем, что вы поворачиваетесь по указке жезла: вы вдруг изменили позицию, начали разглагольствовать о необходимости «разумных уступок» и «разумных компромиссов» перед лицом агрессивных действий США. Именно по этой причине вы, вместо того чтобы бороться против американских гангстеров, направили остриё борьбы на братские партии, которые твёрдо стоят на правильной позиции.

Хуже того, некоторые товарищи из ФКП клевещут на всех, кто решительно выступает против американских агрессоров, называя их «героями революционных фраз» и утверждая при этом, что они «за слова не платят» и «спекулируют на восхищении, вполне законно вызванном у народов всех стран мужеством кубинского народа». Эти же товарищи заявляют также, что-де «для борьбы против водородной бомбы одной лишь храбрости не хватит», что нужно «остерегаться подставлять грудь кубинцев в качестве жертвы на алтарь революционных фраз». На что это похоже?! На кого направлены эти упреки? Если на героический кубинский народ, то это просто стыд и срам. Если на китайский народ и народы всех стран, выступающие против американских разбойников и поддерживающие Кубу, то разве это не разоблачает вашу так называемую поддержку кубинскому народу как чистейший обман? По мнению М. Тореза и некоторых других товарищей из ФКП, все те, у кого нет водородной бомбы, оказывая поддержку Кубе, «за слова не платят» и «спекулируют», а кубинскому же народу, не имеющему водородной бомбы, остаётся только изъявить свою покорность государствам, имеющим водородную бомбу, продать свой государственный суверенитет, согласиться на «международную инспекцию» и оказаться на алтаре агрессии американского империализма. Ведь это не что иное, как стопроцентная политика силы, не что иное, как чистейший фетишизм ядерного оружия; такие речи совсем не к лицу коммунистам.

Мы хотели бы сказать вам, М. Торез и другие товарищи: у народов всего мира зоркие глаза; не мы, а вы допустили ошибку в связи с кризисом в Карибском море. Ибо вы пытаетесь выручить правительство Кеннеди, спровоцировавшее карибский кризис, всячески убеждая людей поверить в так называемую гарантию США о невторжении на Кубу, в гарантию, которая не признаётся даже самим правительством Кеннеди; ибо вы оправдываете тех товарищей, которые допустили и авантюристическую, и капитулянтскую ошибку, оправдываете посягательство на суверенитет братской страны; ибо вы на первый план выдвинули не борьбу против американского империализма, а борьбу против Коммунистической партии Китая и других марксистско-ленинских партий.

В вопросе о китайско-индийской границе М. Торез и другие товарищи утверждают, что у Китая отсутствует «минимум доброй воли» в разрешении пограничного спора между Китаем и Индией. Такой упрёк является вздорным.

Мы уже много говорили о позиции, которую занимает Китайское правительство, неизменно настаивающее на мирном разрешении вопроса о китайско-индийской границе, и о тех усилиях, которые в этих целях оно прилагало на протяжении многих лет. В результате тяжёлого поражения, понесённого индийскими войсками во время предпринятого ими широкого наступления, и благодаря тому, что китайские войска, дав им в целях самозащиты успешный отпор, по собственной инициативе прекратили огонь и осуществили отход, положение на китайско-индийской границе в настоящее время уже начало смягчаться. Весь ход событий, развернувшихся за последние три с лишним года в связи с пограничным конфликтом между Китаем и Индией, убедительно доказывает, что Китайское правительство, которое вело необходимую борьбу против реакционной политики индийского правительства Неру, поступало совершенно правильно.

Поистине странно, что некоторые люди, называющие себя марксистами-ленинцами, в нарушение принципов пролетарского интернационализма, заняли так называемую «нейтральную» позицию тогда, когда правительство Неру занималось провокациями и повело наступление на социалистическую, братскую страну. В действительности же они стали не только оказывать политическую поддержку правительству Неру в проведении антикитайской политики, но и снабжать его военными материалами. М. Торез и другие товарищи не только не осуждают подобную ошибочную практику, но наоборот, называют её «разумной политикой». Куда же, спрашивается, девались у вас марксизм-ленинизм и пролетарский интернационализм?

Товарищ Торез не раз осуждал политику, проводимую Китаем в отношении Индии, как выгодную империализму. Ещё в 1960 году он заявил, что Коммунистическая партия Китая «дала Эйзенхауэру возможность быть так тепло встреченным в Индии, как его не встретили бы при иных обстоятельствах». Вплоть до настоящего времени подобные упрёки всё ещё непрерывно повторяются некоторыми товарищами из ФКП.

Здесь нет надобности подробно останавливаться на этом вопросе, ибо всякий сколько-нибудь политически грамотный человек понимает, что одна из целей, которые преследует правительство Неру, провоцируя пограничный конфликт между Китаем и Индией, заключается в том, чтобы угодить американскому империализму и добиться ещё большей помощи от США. Мы хотим задать товарищу Торезу и некоторым другим товарищам из ФКП лишь такой вопрос: неужели вы забыли, что в то время Эйзенхауэр не только был тепло встречен в Индии, но и нашёл горячий приём во Франции? В связи с тем, что часть коммунистов-депутатов парижского района — членов муниципальных и генеральных советов — не присутствовала на приёме, устроенном в честь Эйзенхауэра во время его пребывания в Париже в сентябре 1959 года, товарищ Торез подверг их резкой критике на пленуме ЦК ФКП. Он заявил:

«Мы считаем, что допустили ошибку тем, что не присутствовали в полном составе на приёме в честь Эйзенхауэра в Отель-де-виль, вопреки постановлению Политбюро, требовавшего от всех депутатов парижского района — членов муниципальных и генеральных советов — присутствовать на этом приёме. Такая позиция была ошибочной. Я также критиковал её после своего возвращения 2. Я хочу повторить, что Политбюро приняло правильное решение, но оно не сумело обеспечить его осуществление» (см. «Юманите» от 11 ноября 1959 года).

Позволительно спросить товарища Тореза: если Неру приветствовал Эйзенхауэра якобы по вине Коммунистической партии Китая, то по чьей же вине товарищ Торез требовал от всех коммунистов-депутатов парижского района — членов муниципальных и генеральных советов — приветствовать Эйзенхауэра? Если подходить к вопросу с марксистско-ленинской, классовой точки зрения, то нет ничего удивительного в том, что Эйзенхауэр встретил тёплый приём со стороны Неру. А вот поистине крайне удивительно то, что руководитель коммунистической партии с таким рвением стремился приветствовать главаря американского империализма и подверг такой суровой критике тех товарищей, которые не пошли приветствовать Эйзенхауэра.

Как карибский кризис, так и события на китайско-индийской границе ещё раз наглядно продемонстрировали, что линия и политика тех, кто считают себя «совершенно непогрешимыми», идут вразрез с марксизмом-ленинизмом, с Московской Декларацией и Московским Заявлением. Однако они всё ещё не извлекли должного урока, всё ещё не хотят по-настоящему исправить свои ошибки и вернуться на путь марксизма-ленинизма, на путь Московской Декларации и Московского Заявления. Наоборот, страдая от уязвлённого самолюбия, они в своём гневе идут всё дальше и дальше по ошибочному пути. Для того чтобы отвлечь внимание и прикрыть свои ошибки, они развернули новую, ещё более широкую кампанию против Коммунистической партии Китая и других братских партий,— это регрессивное течение, подрывающее сплочённость международного коммунистического движения.

В период с ноября 1962 года по январь 1963 года проходили съезды ряда братских партий европейских стран. На этих съездах в результате тщательной подготовки имело место такое порочное явление, как массовые и систематические, открытые и поимённые нападки на Коммунистическую партию Китая и другие братские партии. Это регрессивное течение, направленное против Коммунистической партии Китая и других братских партий, на подрыв сплочённости международного коммунистического движения, достигло новой высоты, в частности, на состоявшемся недавно съезде Социалистической единой партии Германии. На этом съезде некоторые товарищи, с одной стороны, говорили о необходимости прекратить нападки, а с другой, продолжали делать грубые выпады против Коммунистической партии Китая и других братских партий; более того, они открыто занялись реабилитацией титовской клики ренегатов. Разве удастся этим товарищам обмануть кого-либо своим двурушничеством? Разумеется, нет. Такое двурушничество лишь показывает отсутствие у них искреннего желания прекратить споры и восстановить сплочённость.

Следует особо подчеркнуть, что вопрос об отношении к титовской клике — это вопрос большой принципиальной важности. Это — вопрос не о том, как толковать Московское Заявление, а о том, отстаивать или разорвать это Заявление; вопрос не о том, как следует относиться к братской партии, а о том, как следует относиться к ренегатам дела коммунизма; вопрос не о том, как помочь товарищам, допустившим ошибки, исправить их, а о том, как разоблачать и осуждать врагов марксизма-ленинизма. Верная марксизму-ленинизму и Московскому Заявлению, Коммунистическая партия Китая никогда не позволит произвольно ревизовать и порвать совместные соглашения всех братских партий, никогда не позволит протащить в наши ряды ренегатов, никогда не согласится торговать принципами марксизма-ленинизма, никогда не согласится поступиться интересами международного коммунистического движения.

Вышеприведённые факты ясно показывают, что не мы, а товарищи из некоторых братских партий всё более и более серьёзно нарушают Московскую Декларацию и Московское Заявление по целому ряду вопросов; не мы, а товарищи из некоторых братских партий не устраняют на основе этих двух общих документов разногласия между братскими партиями и, наоборот, усугубляют эти разногласия; не мы, а товарищи из некоторых братских партий всё более открыто выставляют перед лицом врагов разногласия между братскими партиями, выступают с всё более грубыми, открытыми и поимёнными нападками на братские партии; не мы, а товарищи из некоторых братских партий противопоставляют свою ошибочную линию общей линии международного коммунистического движения, ставя социалистический лагерь и международное коммунистическое движение под всё более серьёзную угрозу раскола.

Вышеприведённые факты ясно показывают также, с какой поразительной безответственностью М. Торез и некоторые другие товарищи из ФКП относятся к серьёзной дискуссии в современном международном коммунистическом движении. Прибегая к демагогическим приёмам и осуществляя политику блокады, они скрывают истинное положение вещей, искажают точку зрения Коммунистической партии Китая, с тем чтобы им было удобнее обрушивать на неё свои разнузданные нападки. Всё это никак нельзя расценивать как правильный метод ведения дискуссии, как ответственное отношение к коммунистам и рабочему классу Франции. Если М. Торез и другие товарищи смеют смотреть в глаза фактам и верят в свою правоту, то им следовало бы опубликовать материалы, в которых Коммунистическая партия Китая излагает свои взгляды, в том числе и соответствующие статьи, опубликованные нами в последнее время, чтобы все коммунисты и рабочий класс Франции знали истинное положение вещей и сами определили, где правда и где неправда. Товарищ Торез и другие товарищи, мы уже опубликовали ваши выступления, в которых вы осуждаете нас. Сможете ли вы поступить так же? Хватит ли у вас на это размаха политического деятеля? Хватит ли у вас на это мужества?

Просто поразительно, до какой степени М. Торез и некоторые другие товарищи из ФКП искажают факты, называя белое чёрным! Тем не менее, они всё же именуют себя какими-то «марксистами-ленинцами творческого духа». Ну что ж, давайте посмотрим, что это за «творчество».

Мы ещё помним, что до 1959 года М. Торез и другие товарищи правильно указывали, что американский империализм является главарём агрессивных сил, и осуждали политику агрессии и войны, проводимую правительством США. Однако накануне встречи в Кэмп Дэвиде, в связи с тем, что кое-кто заявил, что Эйзенхауэр стремится к «устранению напряжённости между государствами», М. Торез и другие товарищи сразу же стали наперебой восхвалять Эйзенхауэра. Они решили, что французские коммунисты — члены муниципальных и генеральных советов должны приветствовать этого «посланца мира». Таков крутой поворот на 180 градусов, сделанный по указке жезла.

Мы также помним, что в сентябре 1959 года, после того как де Голль сделал заявление о так называемом «самоопределении» Алжира, в корне отрицающее независимость и суверенитет этой страны, Политбюро ЦК ФКП выступило с заявлением, в котором правильно разоблачило заявление де Голля как «демагогический манёвр чистейшей воды». Тогда и сам товарищ Торез говорил, что это всего лишь «политический манёвр». Однако месяц с небольшим спустя, когда один товарищ из другой страны указал, что заявление де Голля играет «важную роль», товарищ Торез сразу же подверг суровой критике Политбюро ЦК ФКП за то, что оно «допустило ошибочную оценку», и объявил, что заявление Политбюро было сделано «слишком поспешно и торопливо». Вот вам ещё один крутой поворот на 180 градусов, сделанный по указке жезла.

Мы также помним, что М. Торез и другие товарищи правильно осуждали ревизионистскую программу югославской титовской клики. Они говорили, что титовская клика «принимает субсидии от американских капиталистов» и что «последние предоставляют их, конечно, не для того, чтобы облегчить строительство социализма». Однако в последнее время кое-кто стал говорить, что надо «помочь» титовской клике «занять достойное место в семье всех братских партий»; и тут же М. Торез и другие товарищи стали твердить, что надо «помочь Союзу коммунистов Югославии вновь занять своё место в большой семье коммунистов». Вот вам и ещё один крутой поворот на 180 градусов, сделанный по указке жезла.

Мы также помним, что год с лишним тому назад, когда Коммунистическая партия Китая выступила против открытых нападок на съезде одной братской партии в адрес другой братской партии, кое-кто осудил нашу эту позицию как «немарксистско-ленинскую позицию». Товарищ Торез тут же заявил, что позиция китайских товарищей «необоснованна», «неправильна». В последнее время кое-кто, с одной стороны, говорит, что следует прекратить открытую полемику, а с другой, продолжает нападки на других; и некоторые товарищи из ФКП сразу же последовали этому примеру, причём заявили, что это «разумно, по-ленински». Вот вам ещё один поворот, сделанный по указке жезла.

И таких примеров можно было бы привести бесчисленное множество. Когда люди беспрекословно делают повороты по указке жезла, то это никак нельзя рассматривать как независимые, равноправные и нормальные взаимоотношения, которые должны иметь место между братскими партиями. Это — крайне ненормальные, феодальные патриархальные отношения. По-видимому, некоторые товарищи считают, что можно полностью игнорировать интересы пролетариата и народа своей страны, можно также полностью игнорировать интересы международного пролетариата и народов всего мира и что достаточно идти по чужим стопам. А куда следует идти — на восток или на запад, вперёд или назад,— это им совершенно безразлично. Они повторяют чужие слова и ходят по пятам других. Здесь больше попугайства, чем марксистско-ленинской принципиальности. И чем же могут похвалиться подобные приверженцы «творческого марксизма-ленинизма»?

Сколько бы злобных нападок и клеветы ни обрушивали М. Торез и некоторые другие товарищи из ФКП на КПК, им никогда не удастся ни на йоту умалить славу великой Коммунистической партии Китая. Действия этих товарищей идут вразрез с желаниями коммунистов всех стран, требующих устранения разногласий и укрепления сплочённости, они не отвечают также славным традициям рабочего класса Франции и Французской коммунистической партии.

Рабочий класс и трудящиеся Франции имеют многолетние и славные революционные традиции. Своим героическим почином — Парижской Коммуной рабочий класс Франции показал блестящий пример пролетарской революции пролетариям всех стран. «Интернационал», эта бессмертная боевая песня пролетариата, созданная выдающимся бойцом и талантливым певцом рабочего класса Франции, служит громким призывом, вдохновляющим народы всего мира вести борьбу за освобождение и довести революцию до конца. Французская коммунистическая партия, созданная под влиянием Великой Октябрьской социалистической революции, объединила в своих рядах многочисленных лучших сынов и дочерей французского народа, которые вели упорную борьбу вместе с рабочим классом и трудящимися Франции. В антифашистском движении Сопротивления французский народ, руководимый Французской коммунистической партией, развивая революционные традиции рабочего класса Франции, проявил бесстрашие и героизм. В послевоенный период коммунисты Франции сыграли важную роль в борьбе за сохранение мира во всем мире, за сохранение демократических прав, за улучшение жизненных условий трудящихся, в борьбе против монополистического капитала. Коммунистическая партия Китая и китайский народ всегда питают исключительно большое уважение к Коммунистической партии и рабочему классу Франции.

М. Торез и другие товарищи неоднократно подчёркивают, что китайским товарищам нужно исправить ошибки. Однако на самом деле исправлять ошибки должны не мы, а М. Торез и другие товарищи. Хотя мы и вынуждены в этой статье вести дискуссию с товарищем Торезом и некоторыми другими товарищами из ФКП, но мы всё же искренне надеемся, что они отнесутся с уважением к истории своей партии и будут дорожить историей своей борьбы за дело коммунизма. Мы надеемся, что они, дорожа коренными интересами международного коммунистического движения, исправят свои ошибки, несовместимые с революционными традициями пролетариата Франции, несовместимые со славными традициями Французской коммунистической партии, несовместимые с данной ими клятвой посвятить себя делу коммунизма, и вернутся под знамя марксизма-ленинизма, вернутся к революционным принципам Московской Декларации и Московского Заявления.

Коммунистическая партия Китая неизменно и последовательно отстаивает сплочённость социалистического лагеря, сплочённость международного коммунистического движения, сплочённость революционных народов всех стран и выступает против любых высказываний и действий, наносящих ущерб этой сплочённости. Мы неизменно и последовательно отстаиваем марксизм-ленинизм, революционные принципы Московской Декларации и Московского Заявления, выступаем против любых высказываний и действий, идущих вразрез с этими революционными принципами.

Разумеется, трудно избежать возникновения тех или иных разногласий в международном коммунистическом движении. В тех случаях, когда возникают разногласия, и особенно разногласия относительно линии международного коммунистического движения, необходимо исходить из стремления к сплочению, со всей серьёзностью вести дискуссию, устранять разногласия на основе марксизма-ленинизма,— только таким путём можно укрепить сплочённость международного коммунистического движения. Дело не в том, нужно ли вести дискуссию, а в том, каким путём и какими методами её вести. Мы всегда выступали и выступаем за то, чтобы такая дискуссия велась между братскими партиями во внутреннем порядке, а не открыто. Хотя эта наша позиция безупречна, она всё же подверглась нападкам товарищей из некоторых братских партий. Теперь же эти товарищи после открытых нападок на нас и на другие братские партии, продолжавшихся в течение более одного года, сменив тон, заговорили о прекращении открытой полемики. Мы хотели бы спросить: считаете ли вы сейчас, что вы допустили ошибку, открыто нападая на братские партии? Готовы ли вы признать эту свою ошибку и извиниться перед теми братскими партиями, на которые вы нападали? Действительно ли и искренне ли вы готовы вернуться в русло внутренних равноправных консультаций?

В целях устранения разногласий и укрепления сплочённости Коммунистическая партия Китая неоднократно предлагала и сейчас по-прежнему предлагает созвать совещание представителей всех коммунистических и рабочих партий. Наряду с этим она готова предпринять вместе со всеми братскими партиями необходимые шаги, направленные на создание условий для созыва такого совещания.

Одним из шагов в подготовке совещания братских партий является прекращение всё ещё продолжающейся открытой полемики. Такое предложение давно выдвигалось Коммунистической партией Китая. Мы считаем, что прекращение открытой полемики должно осуществляться не на словах, а на деле, оно должно быть взаимным и всеобщим. Находятся люди, которые, с одной стороны, говорят о прекращении полемики, а с другой, продолжают нападки. Фактически они хотят ударить тебя и не дать тебе ответить на удар. Это, конечно, недопустимо. Необходимо прекратить нападки не только на Коммунистическую партию Китая, но и на Албанскую партию труда и другие братские партии. Вместе с тем, абсолютно недопустимо под предлогом прекращения полемики запрещать разоблачение и критику югославского ревизионизма, ибо это есть нарушение Московского Заявления, в котором ставится задача дальнейшего разоблачения руководителей югославских ревизионистов. Сейчас находятся люди, которые, с одной стороны, стремятся исключить братскую Албанскую партию труда из рядов международного коммунистического движения, а с другой, пытаются втянуть в ряды этого движения титовскую клику ренегатов. Мы хотели бы со всей прямотой сказать этим людям: этому никогда не бывать!

Проведение двухсторонних или многосторонних встреч между братскими партиями есть необходимый шаг для подготовки совещания братских партий. Это предложение было выдвинуто Коммунистической партией Китая ещё десять месяцев тому назад. Мы всегда хотели и хотим проводить встречи со всеми братскими партиями, имеющими такое же желание, с целью устранения разногласий и укрепления сплочённости. И на деле мы уже провели такие встречи со многими братскими партиями. Мы никогда не отказывались от проведения двухсторонних встреч с какой-либо братской партией. Тем не менее, в заявлении Исполнительного комитета Коммунистической партии Великобритании от 12 января говорится, что Коммунистическая партия Китая не приняла предложение Коммунистической партии Советского Союза о «проведении совместных обсуждений». Говорят, что об этом им сообщила какая-то другая партия. Но здесь мы должны со всей серьёзностью отметить, что такое утверждение ничем не обосновано и является чистейшим вымыслом. Мы хотели бы ещё раз заявить, что готовы провести встречи с любой братской партией или несколькими братскими партиями и обменяться с ними мнениями с целью содействия созыву совещания представителей всех коммунистических партий.

В настоящее время империализм, и в особенности американский империализм, усиленно проводит политику агрессии и войны, ведёт бешеную борьбу против коммунистических партий, против социалистического лагеря, жестоко подавляет национально-освободительное движение в Азии, Африке и Латинской Америке и революционную борьбу народов различных стран. В такой момент в интересах борьбы против нашего общего врага коммунистические партии всех стран, пролетариат и народы всего мира как никогда требуют укрепления сплочённости социалистического лагеря, укрепления сплочённости рядов международного коммунистического движения, укрепления сплочённости народов всего мира. Давайте же на основе марксизма-ленинизма, на основе Московской Декларации и Московского Заявления устраним разногласия и укрепим сплочённость! Давайте усилим совместную борьбу против империализма, за приближение победы дела мира, национального освобождения, демократии и социализма, за осуществление великой цели — коммунизма!

Примечания:

  1. Двумя системами — прим. ред.
  2. Тогда товарищ Торез только что вернулся из-за границы.— Прим. ред.