Юань Мяосюй. Последний классик. Стихи Мао Цзэдуна и китайская традиционная поэзия // Журнал «Новый мир», № 2, февраль 2020 г.

Февраль 2020 г.

Последний классик. Стихи Мао Цзэдуна и китайская традиционная поэзия

Кто опубликовал: | 12.09.2022

Юань Мяосюй — китайский филолог, русист. В 2003 году окончила Пекинский университет иностранных языков по специальности «русский язык и литература». Окончила магистратуру факультета журналистики МГУ им. М. В. Ломоносова. Кандидат филологических наук (Институт русского языка им. В. В. Виноградова РАН). Доцент Чжэцзянского университета. Живёт в Ханчжоу. В «Новом мире» печатается впервые.

Мао Цзэдун широко известен в Китае как последний представитель традиционной поэзии. В настоящее время опубликовано более 130 его произведений. Но в книге «Полное собрание стихотворений Мао Цзэдуна с комментариями», изданной «Народным литературным издательством» в Пекине в 2017 году, содержится всего 78 стихотворений 1: сам Мао Цзэдун считал, что не все его произведения соответствуют критериям поэтического искусства 2.

С 1901 года, когда восьмилетний Мао придумывал частушки о танцах льва на Новый год, до 1976‑го, когда он, уже тяжело больной, во время утренней прогулки сочинил две строчки об иве, творческая биография Мао Цзэдуна может быть разделена на три этапа: учёба и революционная деятельность в молодом возрасте (1901—1926), период революционных войн (1927—1949) и период социалистического строительства (1950—1976).

Поэтический талант Мао проявился ещё в юности. После поступления в Первую педагогическую школу провинции Хунань он много читал китайскую классическую прозу и поэзию, переделывал чужие стихи и сочинял свои: о деревенских новогодних обычаях, о родных и одноклассниках, путешествиях и прощаниях. Тогда были написаны стихотворения о любви: «На подушке» и «Расставание с подругой» 3, к этой теме в более зрелых стихотворениях Мао обращался нечасто. Тогда же написано стихотворение «Чанша» — мечта о революции.

Период революционных войн можно разделить на четыре этапа: аграрная революционная война, Великий поход и прибытие в Яньань, антияпонская война и освободительная война. В течение первых двух этапов — почти 10 лет — поэт переживал настоящий творческий подъём. Его волновали пути революции (стихи «Башня жёлтого журавля»), горькие уроки поражения («Восстание осеннего урожая», «Новый год» и другие), вражеские карательные походы («Против первого/второго большого „карательного похода“»). Но он оставался оптимистом (стихи «Дабайди», «Хойчан»). В Великом походе за один год Мао сочинил пять стихотворений, посвящённых преодолению природных катаклизмов, победам Красной армии («Застава Лоушань», «Великий поход», «Куньлунь» и другие). После прибытия в Яньань Мао написал стихотворение «Снег», ставшее одной из его вершин. Однако с началом антияпонской войны творчество Мао затихло, то ли не хватало времени на поэзию, то ли не приходило вдохновение. Он так и написал в письме своим сыновьям: «…у меня нет никакого поэтического вдохновения, поэтому не могу ничего сочинить» 4. Но накануне победы в освободительной войне Мао написал стихотворение «Народно-освободительная армия берёт Нанкин».

После образования Китайской Народной Республики, особенно со второй половины 50‑х и до начала Культурной революции, происходит второй подъём поэтического творчества Мао. Он пишет о павших героях, о социалистическом строительстве, о патриотизме, об исторических деятелях. В «Плавании» реализм сталкивается с революционным романтизмом; в «Ответе Ли Шуи» Мао обращается к воспоминаниям о покойной жене Ян Кайхуэй. Взгляды Мао на китайскую историю отражаются в стихотворении «Читая историю».

Перед Культурной революцией Мао вернулся в опорную базу революционных войск — Цзинганшань и написал последние в своей жизни стихи в жанре цы 5 «Вновь я взошёл на Цзинганшань». Во время Культурной революции, рассматривая стихотворения как способ классовой борьбы, Мао в основном и говорит об этой борьбе. В этот период Мао пишет мало: в основном это стихи на злобу дня, в них много разговорных слов и просторечных выражений, которые редко встречаются в традиционной поэзии. Тем не менее благодаря стихотворениям этого периода сегодня можно многое понять в глубоких причинах той исторической трагедии, которой стала Культурная революция.

Поэтическое творчество Мао проходит через всю его жизнь. В молодости он предпочитал жанр цы, с возрастом всё больше склонялся к жанру ши 6, и в том, и в другом он проявил незаурядный талант, выражая в гармоничных формах традиционной поэзии реальное содержание современной эпохи.

На основе поэтической практики Мао выработал собственные критерии оценки поэзии и принципы её создания. Говоря о традиционной и современной поэзии, он отмечает, что рифмам, счёту слогов и соотношению тонов в традиционной поэзии научиться трудно, но делать это стоит, поскольку среди множества стихов, написанных в течение десятков лет на байхуа (разговорный язык), не нашлось ни одного удачного 7. Впрочем, его суждения противоречивы. Во время беседы с молодыми учёными о создании стихов Мао говорит о форме и содержании в традиционной поэзии: «Из-за её твёрдой формы… не стоит на неё тратить много времени» 8, но с другой стороны, оглядываясь на историю, замечает: мы читали столько замечательных стихотворений, поэтому «шаблонная форма не препятствует развитию искусства поэзии». Мао говорил, что настоящая современная поэзия рождается благодаря сочетанию классики, народных песен и заимствованиям из поэзии иностранной. Поэтическая форма остаётся национальной, а реалистическое содержание сочетается с романтическим 9. В письме группе Лушэ 10 от 31 января 1939 года Мао пишет: «В любом жанре литературы и искусства, считаю, что хорошее есть только понятное широким массам». Но Мао рекомендовал употреблять в поэтическом тексте не только хорошо знакомые «массам» слова, но и заимствования, и активный словарь классической поэзии. Он был убеждён, что человек, занимающийся литературой, должен изучать языкознание, в том числе фонологию — без этого невозможно исследовать и сочинять стихи. В поэзии важную роль играет и наглядно-образное мышление со скрытым смыслом, тогда возникает возможность различных ассоциаций и интерпретаций.

В декабре 1949 года Н. Т. Федоренко сопровождал Мао Цзэдуна в Москву на празднование семидесятилетия И. В. Сталина. В поезде в ответ на вопрос Федоренко, как же ему удавалось совмещать жизнь политика и революционера со стихами, Мао ответил, что ему самому непонятно, почему перед суровым испытанием, в состоянии физической и психологической усталости, когда он и сам не знал, сколько часов, а может быть, даже минут остаётся жить, было желание и силы отражать реальность стихами 11.

Читая опубликованные рукописи Мао и материалы, посвящённые публикации стихов, можно увидеть, что к своим стихотворениям Мао относился строго и скрупулёзно. В Китае издавна высоко ценится культура редактирования стихотворений. Великий китайский поэт Ду Фу (712—770) говорил, что написанные стихи ждут новых прочтений и новых редакций. Мао тоже переписывал свои стихи, иногда он возвращался к ним через много лет после публикации. Он обсуждал свои сочинения с другими поэтами, например, с Го Можо и Цзан Кэцзя, и внимательно прислушивался к их мнению. По воспоминаниям У Сюйцзюнь, с марта 1963 года по зиму 1973‑го Мао снова и снова пересматривал и исправлял практически все свои стихи. Например, по сравнению с первоначальным вариантом поэт изменил строку в стихотворении «Куньлунь».

Yì jié wèi’ou,
Yì jié zèng mei,
Yì jié liú zhongguó. (1957) 12

Yì jié wèi’ou,
Yì jié zèng mei,
Yì jié huán dongguó. (1963)

Перевод Л. Эйдлина
(1957)

Перевод А. Панцова
(2010)

Перевод Н. Азаровой
(подстрочник, 2017)

Я Европе одну подарю
Пусть Америке будет вторая
Третью часть я оставлю Китаю.

Один кусок я дам Европе, а второй
Америке отдам, а третий, тоже мой,
Я подарю земле, что мы «Восток» зовём.

Один кусок оставить Европе,
Один подарить Америке,
И один вернуть Китаю (букв. Восточной стране).

Перед завершением Великого похода Мао поднялся на одну из вершин Миньшаня — отрога Куньлуня, который он сравнивал с Родиной, страдающей от японского вторжения.

У Мао Куньлунь — это источник стихийных бедствий: летом тают ледники, реки выходят из берегов, и люди тонут (буквально — людей проглатывают рыбы и черепахи). Но Куньлунь может принести мир и процветание народам, если «вытянуть из ножен драгоценный меч» 13 и рассечь Куньлунь на три части: «И тогда на земле воцарится покой,— / Всем достанутся поровну холод и зной» 14. В первоначальном неопубликованном варианте говорится о том, что «одну [часть] брошу в океан, второй засыплю море, третью оставлю Китаю». В опубликованном в 1957 году варианте «океан» и «море» стали «Европой» и «Америкой». Однако Мао остался недоволен и таким вариантом. Как он сам объяснил, его не устроил и этот вариант, потому что он забыл Японию 15. По мнению комментаторов творчества Мао, «Восточная страна» — это и Китай, и Япония, и другие страны Восточной Азии. Вероятно, анализируя перевод Л. Эйдлина, Н. Азарова не обратила внимания на изменение оригинала, поэтому по-прежнему считала «Восточную страну» «Китаем». В переводе А. Панцова «Восточная страна» интерпретируется неопределённо. Иероглиф  («и») здесь произносится как wèi («вэй»), обозначающий «подарить», а не в современном значении «оставить» (у Эйдлина — верно).

Будучи политиком, влиявшим в ⅩⅩ веке на всё мировое устройство, Мао был и большим поэтом. Стихи Мао считаются образцом китайской традиционной поэзии, написанной в современную эпоху, но, с другой стороны, они получили самую широкую известность. Стихи Мао включены в список рекомендованной литературы для чтения в школе, опубликованный в январе 2018 года Министерством образования Китая. Строчки Мао стали названиями современных сериалов и фильмов, например, фильм «Резкий западный ветер» назван по первой строке стихотворения «Застава Лоушань» 16, а военный сериал «Человеческий мир изменяется, как моря становятся тутовыми полями» (подстрочник мой — Ю. М.) назван по последней строке стихотворения «Народно-освободительная армия берёт Нанкин».

В ⅩⅩⅠ веке многие исследователи обращались к творчеству Мао. Так, в трёхтомной «Истории современной китайской литературы: 1900—2010», изданной в 2012 году Народным издательством в Пекине, в разделе, посвящённом поэзии Мао, отмечается, что он «умеет найти баланс между традиционными ценностями и современной культурой» 17. В том же году вышла в свет 11‑томная «Общая история китайской поэзии» 18, в последнем томе которой «Современность: 1949—2000» рассматриваются взгляды Мао на современную поэзию и его влияние на поэтическое творчество его современников.

Правда, далеко не во всех работах о современной китайской литературе упоминают о стихотворениях Мао и вообще о поэзии в классических жанрах. Хотя многие стихотворения именно в жанрах классической поэзии написал один из самых известных китайских писателей и поэтов ⅩⅩ века — Лу Синь (1881—1936) 19.

С начала «Движения 4 мая» 20 в 1919 году вэньянь (классический китайский язык) постепенно заменялся байхуа (разговорным языком). Традиционная поэзия стала терять центральное положение в литературе. Но вот что интересно: впервые вышедшее в эфир в 2016 году телевизионное шоу «Китайский поэтический конгресс» 21, посвящённое классической поэтической традиции, пользуется большой популярностью среди зрителей самого разного возраста и уровня образования не только в Китае, но и у зрителей, владеющих китайским, в самых разных странах. Очевидно, что стихотворения в традиционных жанрах по-прежнему привлекают большое внимание.

На русском языке вышли два сборника стихотворений Мао. В первый вошли переводы 18 стихотворений. Он вышел в 1957 году, всего через восемь месяцев после их первой публикации в Китае. Это работа коллектива известных переводчиков и поэтов выполнена с учётом доступных в то время комментариев, хотя в некоторых случаях переводы не вполне точны. Второй сборник — работа китаиста А. П. Панцова. Книга вышла в 2010 году и была иллюстрирована репродукциями крупнейших мастеров традиционной китайской живописи. В сборник Панцова вошло 46 стихотворений Мао, включая и те, что входили в сборник 1957 года, но в новом переводе. Как сказано в предисловии к сборнику, переводчик стремился «прежде всего передать смысловое содержание поэзии Мао» 22. Это удалось, к сожалению, не всегда. В некоторых случаях переводчик обошёлся с оригиналом довольно свободно: добавлял местоимение «я» там, где его нет в оригинале, например, в стихотворении «Снег», о котором мы поговорим особо; поставил восклицательные знаки и ввёл некоторые повторы, а в некоторых случаях допустил явные ошибки. В результате «смысловое содержание» оказалось искажено. Н. М. Азарова в своей статье также дала свои подстрочники трёх стихотворений Мао, но и с её подстрочниками и комментариями нельзя полностью согласиться.

Рассмотрим более подробно стихотворение «Снег» и три варианта его перевода. Именно благодаря этим стихам поэтический талант Мао получил известность и признание в культурных кругах Китая. «Снег» был написан в феврале 1936 года, когда Красная армия Китая вошла в провинцию Шэньси. Войска готовились к переправе через Хуанхэ и боевым действиям против японской армии. Но «Снег» стал известен гораздо позднее: в ноябре 1945 года, когда во время переговоров в Чунцине между КПК и Гоминьданом Мао в ответ на стихи Лю Яцзы 23 подарил ему своё произведение. «Снег» произвёл сильное впечатление на членов Гоминьдана. По распоряжению Чан Кайши за короткое время было опубликовано более 30 ответных стихотворений на ту же музыкальную тему, что и у «Снега» 24 Мао. По воспоминаниям американской журналистки Анны Луизы Стронг 25:

«Они (члены Гоминьдана — Ю. М.) думали, что он деревенский пропагандист, приехавший из яодуна 26 с северо-запада Китая, однако они увидели человека, который превосходит их философским и литературным образованием» 27.

Мао. «Снег». Каллиграфический автограф. 1936 год.

Перевод Л. Эйдлина (1957)

Виды севера — той стороны,
Где на тысячи ли ледяной покров
И за далью бескрайней беснуется снег,
За Великой Стеной и внутри страны
Расстилается в дымке земной простор
И в верховьях и в устье Большой Реки
Застывает вода, прекратив свой бег.

А в горах пляшут кольца серебряных змей,
А равнинами мчат снеговые слоны,
Соревнуются с небом самим высотой.
Ясный день наступил —
Ты взгляни, как красива земля

Яркой краской узоров на белой одежде простой.
И за долгие годы — от древних людей и до нас —
Самых гордых героев пленяла прекрасная наша страна!

Только жаль,
Еле тлел устремлений высоких огонь
В первом циньском Хуане и в ханьском властителе У,
И ни в танском Тайцзуне, ни в сунском Тайцзу
Не блистал нашей древней поэзии дух.

Чингисхан в своё время был взласкан судьбой.
Что умел он? Орлов настигать стрелой.
Всё прошло.
Чтоб узнать настоящих людей,
Заглянуть надо в нынешний день!

Перевод А. П. Панцова (2010)

Ну, вот и Север! Что ж! На сотни сотен ли
Я вижу только лёд, он всё сковал вокруг.
Везде, по всей земле,— снега, снега, снега!
Смотрю: передо мной — Великая стена,
Но дальше — ничего! Бескрайняя страна!

Могучая река стремится сверху вниз,
Но не бурлит поток. Его как будто нет.
Серебряной змеёй танцует гор гряда,
Похожи цепи гор на восковых слонов,
Они стремятся ввысь, хотят догнать богов.

О! Был бы ясен день, увидели бы мы
На белом красный свет:
Прекрасней вида нет!

Здесь множество чудес, пред этой красотой
Героев целый ряд склонялся до земли.
Но император Цинь и даже ханьский У
Не очень-то, увы, могли слагать стихи.
Поэтами назвать Танцзуна и Сунцзу
Я тоже не могу: талант их скромен был.

Гордец же Чингисхан умел лишь хорошо
По беркутам большим стрелять из лука в цель.
Но все они ушли — их больше в мире нет!
И гениев-творцов
Рождает новый век!

Подстрочник Н. Азаровой (2017)

(1) Пейзаж северного края, тысячи ли заперты (заблокированы) льдом, далеко дальше снег парит. Beiguó fengguang, qianli bing feng, wànli xue piao.
(2) Вдаль по обе стороны Великой стены посмотреть — только лишь мутная муть. Wàng chángchéng nèiwài, wéi yú mangmang;
(3) Хуанхэ от верховья до устья замерла, задержала теченье теченья. Dàhé shàngxià, dùn shi taotao.
(4) Серебряные змеи танцуют в горах, на равнинах бегут (себя гонят) восковые слоны, хотят высотой сравниться с небесным владыкой. Shan wu yín shé, yuán chí là xiàng, yù yu tiangong shì bi gao.
(5) И тут ясный день — видишь на подкладке из некрашеного шёлка пленительную красную одежду. Xu qíng rì, kàn hóng zhuang sù guo, fènwài yaoráo.
(6) Подобная красота мира (гор и рек) заставляла склониться перед собой даже бесчисленных героев. Jiangshan rúci duojiao, yin wúshù yingxióng jìng zhéyao.
(7) Жаль, что циньский Шихуан и ханьский У-ди были не слишком одаренными. Xi qínhuáng hànwu, lüè shu wéncai;
(8) А танский Танцзун и сунский Тай-цзу были почти лишены дара высокой поэзии. Tángzong sòngzu, shao xùn fengsao.
(9) В своё время баловень неба Чингисхан только и знал, что стрелять орлов из лука. Yídài tianjiao, chéngjísihán, zhi shí wangong shè dàdiao.
(10) Всё уже прошло, многочисленные люди, одарённые жизнью (букв. люди ветра и потока), стоит посмотреть на нынешнюю династию. Jù wang yi, shu fengliú rénwù, hái kàn jinzhao.

«Снег» писался в северной части провинции Шэньси. Описание пейзажа у Мао может быть разделено на три небольших части. В первой — в строках (1), (2) и (3) — показана безбрежная белая, в основном статичная картина: лёд, снег по обе стороны Великой китайской стены, замёрзшая Хуанхэ (Большая река). В традиционной поэзии требуется ритмико-мелодическая парность в сочетании иероглифов, о чём хорошо знает Мао. В первых двух строках встречаются две таких пары: внутри / за (Великой стеной) и верхнее / нижнее (течение реки). И Эйдлин и Азарова вместо «нижнего теченья» пишут «устье», поэтому теряется симметрия (симметричным для «устья» будет — «исток»). Точнее будет сказать: от верховьев до низовий.

Во второй части даётся динамическая картина: горы напоминают пляшущих (танцующих) серебряных змей, а плато (не равнины28 — бегущих белых слонов. Стоит отметить, что здесь иероглиф обозначает в том числе и белый (как у Эйдлина «снеговые») цвет, хотя он чаще всего имеет значение восковой (как у Азаровой и Панцова).

Первоначально Мао использовал другое написание иероглифа (он также читается и в написании пиньинь — оба иероглифа неразличимы). Но по совету Цзан Кэцзя Мао его заменил, чтобы возникла пара с серебряными. Мао вводит метафоры змей и слонов, которые традиционно употреблялись в китайской поэзии. Например, поэт среднего периода династии Тан Хань Юй 29 в стихах «Воспевание снежинки на подарок Чжан Цзи» 30 сравнивал берега рек со змеями, а горы — со слонами.

Если в первой и второй частях описываются метель и снегопад, то в строке (5) наступает ясный солнечный день: Дождались ясного дня, видишь красавицу в одежде белого цвета с красной подкладкой — это очаровательно (здесь подстрочник мой — Ю. М.). Hóng zhuang буквально означает яркую женскую одежду, с которой поэт сравнивает солнечный свет, но guo имеет значение «обёртывать» и поэтому белый цвет относится именно к цвету одежды, а не подкладки 31.

На этом заканчивается география (пейзаж) и начинается история.

Природа родины (горы и реки) так прекрасна, что перед ней склонились бесчисленные герои (подстрочник мой — Ю. М.). Jiangshan здесь употребляется и в своём буквальном смысле — природа (горы и реки), и в переносном — страна. Для китайцев долгое время «мир и страна были фактически синонимами» (как отмечает Азарова), но к концу династии Мин (первая половина ⅩⅦ века) после приезда итальянского миссионера-иезуита Маттео Риччи 32 в Китай понятие «мир» уже закрепилось в китайском языке и сознании.

Мао говорит о четырёх императорах Китая и Чингисхане. «Циньский Шихуан» — Цинь Шихуанди (правил в 246—210 годах до н. э.), основатель династии Цинь; «Ханьский У-ди» — Хань Уди (правил в 141—87 годах до н. э.), седьмой император Западной Хань; «Танский Танцзун» — Тайцзун (правил в 626—649 годах), второй император династии Тан; «Сунский Тай-цзу» — Тайцзу (правил в 960—976 годах), основатель династии Сун; Чингисхан (годы жизни 1155 или 1162 — 1227) — основатель Монгольской империи.

Мао говорит, что четыре императора, может быть, и не добились больших высот в творчестве и образовании, но были их вовсе не чужды. А вот Чингисхан не слишком интересовался культурой, предпочитая стрелять орлов из лука.

В строках (7) и (8) встречается традиционный параллелизм: wéncai / fengsao. Wéncai имеет значение «риторические украшения речи», а fengsao образуется соединением части названия «Песен царств» (Guófeng) из «Ши цзин (Канон поэзии)» 33 с частью названия поэмы «Ли Сао» 34 (Lísao) Цюй Юаня (ок. 340—278 до н. э.). Оба слова связаны с творчеством, но не только литературным, поскольку все четыре императора гораздо известнее своими военными заслугами, чем успехами в культуре и образовании. Сопоставление wéncai / fengsao было важно для Мао как раз тем, что задаёт параллель между творчеством поэта и политического лидера.

Так кто же, по мнению Мао, становится настоящим создателем новой родины с её прекрасной природой? Строка (10): Всё уже прошло, если считать выдающихся людей, стоит посмотреть на нынешний день (подстрочник мой — Ю. М.). Отметим, что многозначный иероглиф shu здесь употребляется как глагол считать, а не как прилагательное многочисленный (как у Азаровой). Слово fengliú (буквально — ветер и поток, в переносном — прекрасные манеры) объясняется Н. Азаровой с помощью даосского термина, но в данном случае вряд ли можно принять такую трактовку. Это слово с последующим rénwù (буквально — люди) используется здесь как одно целое. В таком значении оно впервые встречается уже у Чэнь Шуда (? — 635). А одно из самых известных употреблений этого значения до Мао встречается в стихотворении «Воспоминания о прошлом у Красной скалы» у Су Ши 35. Мао, как и Су Ши, называет так выдающихся людей, которые внесли большой вклад в историческое развитие страны. В своё время были споры о трактовке последней строки. В 1958 году Мао дал свой комментарий — здесь он имеет в виду пролетариат. Видимо, с точки зрения Мао, создать на родной земле новое общество может только КПК во главе с Мао и народные массы.

Сегодня можно уверенно сказать, что стихотворения Мао остались бы в истории китайской литературы, даже если бы он не был политической фигурой большого масштаба. Его политическая роль в истории Китая, с одной стороны, привлекла внимание к его творчеству, но с другой — многих оттолкнула от его поэзии.

А перевод стихов требует не только владения языком оригинала на высочайшем уровне, но и знания их творческой истории. Поэт — это человек, который поднимает языковую целину, но, к сожалению, достаточно полно воспринять и оценить его достижения может только носитель языка.

Примечания:

  1. См. у нас сборники «Восемнадцать стихотворений» и «Облака в снегу».— Маоизм.ру.
  2. Подробнее об отношении Мао Цзэдуна к традиционной поэзии мы ещё скажем.
  3. Здесь «подруга» — это Ян Кайхуэй, первая жена Мао Цзэдуна.
  4. Мао Цзэдун. К Мао Аньин и Мао Аньцин от 31 янв. 1941 г.— В кн.: Сборник писем Мао Цзэдуна. Пекин, «Центральное документальное издательство», 2003, стр. 152. (Здесь и далее перевод с китайского кроме специально указанных мест принадлежит автору статьи — Ю. М.)
  5. Цы — жанр китайской поэзии, для него характерно сочетание строк (в традиционной записи — колонок) разной длины. Цы восходит к народной песенной традиции. При традиционном китайском письме каллиграф наносит колонки иероглифов на свиток сверху вниз и постепенно продвигается справа налево. Чтение происходит в том же порядке: свиток разматывается справа налево.
  6. Стихотворение, написанное в жанре ши, обычно состоит из строк (при традиционной записи — колонок) фиксированной длины (высоты). В разных стихотворениях она может быть разной: четыре, пять, семь, реже шесть иероглифов. Для ши характерен строгий метр и строгий порядок чередования тонов: если первый слог первой колонки имеет косой тон, то первый слог второй колонки — ровный. Рифма обязательна. Чередование тонов напоминает правило альтернанса при рифмовке в русской поэзии.
  7. Подробнее см.: Сборник писем Мао Цзэдуна. Пекин, «Центральное документальное издательство», 2003, стр. 48, 571.
  8. Сунь Циньань и др. Разговор о поэзии между Мао Цзэдуном и Мао Гуаншэном.— В кн.: Мао Цзэдун и знаменитости. Нанкин, «Народное издательство провинции Цзянсу», 1993, стр. 272.
  9. См.: Мао Цзэдун. Тезисы выступления на заседании в г. Чэнду.— Сборник рукописей Мао Цзэдуна после образования Китая. Пекин, «Центральное документальное издательство», 1992. Т. 7, стр. 124, 202.
  10. В группу Лушэ, образованную в августе 1938 года, входили в основном учащиеся литературного факультета Института искусства имени Лу Синя.
  11. Федоренко Н. Т. Воспоминания о руководителях Китая и СССР. Перевод с русского Чжоу Айци. Пекин, «Синьхуа», 1995, стр. 20—21.
  12. При воспроизведении стихов в этой статье используется фонетическое письмо пиньинь, в оригинале все стихи написаны китайским иероглифическим письмом.
  13. Перевод Н. Азаровой. Подробнее о полных переводах см.: Мао Цзэдун. Восемнадцать стихотворений. М., «Правда», 1957; Мао Цзэдун. Облака в снегу: Стихотворения. Перевод с китайского А. В. Панцова. М., «Вече», 2010; Азарова Наталия. Стихи Мао Цзэдуна и их переводы.— «Новый мир», 2017, № 5. Все цитаты из Н. Азаровой даны по данному изданию.
  14. Перевод Л. Эйдлина.— Мао Цзэдун. Восемнадцать стихотворений.
  15. Подробнее об авторских комментариях к «Куньлуню» см.: Полное собрание стихотворений Мао Цзэдуна и их комментарии. Пекин, Народное литературное издательство, 2017.
  16. Перевод А. Суркова.— Мао Цзэдун. Восемнадцать стихотворений.
  17. Чжу Дэфа, Вэй Цзян (составители). История современной китайской литературы: 1900—2010. Т. 2. Пекин, «Народное издательство», 2012, стр. 1226.
  18. Чжао Миньли, У Сыцзин (составители). Общая история китайской поэзии (11 томов). Пекин, Народное литературное издательство, 2012.
  19. О традиционной поэзии Лу Синя см., например: Kowallis, Jon Eugene von. The Lyrical Lu Xun: A Study of His Classical-Style Verse. University of Hawaii Press, 1996.
  20. «Движение 4 мая» — массовое (преимущественно антияпонское) движение в Китае. Началось массовыми студенческими волнениями в Пекине 4 мая 1919 года. Одним из последствий «Движения 4 мая» стала вестернизация культуры и официальное разрешение использования байхуа.
  21. Телевизионное шоу выходит с 2016 года на Китайском центральном телевидении. Конкурс проходит в виде теста на знание (способность воспроизвести по памяти) поэтических текстов, включая как классические, так и современные произведения, написанные в жанрах ши, цы и цюй.
  22. Панцов А. В. Предисловие переводчика. Мао Цзэдун. Облака в снегу. Стихотворения. М., «Вече», 2010, стр. 6. Все цитаты из Панцова даны по этому изданию.
  23. Лю Яцзы (1887—1958) — китайский поэт. За свою жизнь он создал более семи тысяч ши и более двухсот цы. Работал секретарём в резиденции Сунь Ятсена.
  24. «Снег» написан в жанре цы на музыкальную тему «Весна в саду Цинь».
  25. Анна Луиза Стронг (1885—1970) — американская журналистка. Долго жила в Китае и СССР. В 1930 году основала единственную англоязычную советскую газету «Московские новости» (Moscow News).
  26. Яодун — тип пещерного жилища на Лёссовом плато.
  27. Цит. по: Стронг А. Л. Китайцы покорили Китай. Перевод с английского Ван Хоукан и У Юньчунь.— Собрание сочинений А. Л. Стронг. Т. 3. Пекин, «Синьхуа», 1988, стр. 260.
  28. По комментариям самого Мао, здесь имеется в виду Лёссовое плато (Huángtǔ gāoyuán) в среднем течении Хуанхэ.
  29. Хань Юй (768—824) — китайский философ, историк, писатель, поэт, каллиграф. Подробнее об этом поэте см.: Алексеев В. М. Труды по китайской литературе. В 2 кн. Кн. 2. М., «Восточная литература», 2003; Смирнов И. С. Китайская поэзия: в исследованиях, заметках, переводах, толкованиях. М., РГГУ, 2014.
  30. Стихи вошли в «Полное собрание стихотворений династии Тан», изданное в 1960 году книжной компанией «Чжунхуа».
  31. По визуальному сходству этот образ напоминает «белый плащ с кровавым подбоем».
  32. Маттео Риччи (1552—1610) — миссионер-иезуит, математик, астроном, картограф и переводчик. Последние тридцать лет своей жизни прожил в Китае. Основал иезуитскую миссию в Пекине.
  33. Подробнее см. Абраменко В. П. Ши цзин (Канон поэзии): поэтический перевод. М., Институт Дальнего Востока РАН, 2015.
  34. На русский язык поэму переводили Анна Ахматова, А. И. Балин и А. И. Гитович.
  35. Су Ши (1037—1101) — поэт и каллиграф династии Сун.

Добавить комментарий